[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


Карл Маркс и Фридрих Энгельс
Полное собрание сочинений

Содержание тома 34

[К. Маркс и Ф.Энгельс. Полное собрание сочинений]



Карл Маркс


ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва  1964

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
34



ПРЕДИСЛОВИЕ V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тридцать четвертый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит письма Маркса и Энгельса за 1875-1880 годы.

Вторая половина 70-х годов XIX века относится к периоду сравнительно мирного развития капитализма. Этот довольно длительный период начался после поражения Парижской Коммуны. Рабочее движение вступило тогда в фазу медленного собирания сил, подготовки и постепенного подхода к социальной революции.

Парижская Коммуна явилась крупнейшим событием всемирной истории, положившим начало новому этапу освободительной борьбы пролетариата. Опыт этой первой практической попытки установить диктатуру пролетариата показал, что без массовой пролетарской партии, основанной на принципах научного коммунизма, успешное осуществление пролетарской революции невозможно. На первый план выдвинулась задача образования таких партий в отдельных странах.

К середине 70-х годов I Интернационал выполнил свою историческую миссию. После Гаагского конгресса 1872 г. Международное Товарищество Рабочих постепенно сходит со сцены, уступая место новым формам объединения рабочих. В передовых капиталистических странах развертывается процесс формирования самостоятельных социалистических рабочих партий. Массовая марксистская партия успешно развивается в Германии и создается во Франции. Возникают или находятся в процессе формирования социалистические рабочие партии в Италии, Испании, Португалии, Швейцарии, Дании, США и в ряде других стран.



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

В сложившихся исторических условиях основными направлениями деятельности Маркса и Энгельса были: дальнейшая разработка теоретических основ рабочего движения, борьба за распространение и победу научного коммунизма в рабочем движении каждой данной страны, борьба за правильную, марксистскую программу, политику и тактику складывающихся пролетарских партий, последовательная и беспощадная критика всякого рода утопизма и оппортунизма.

Письма Маркса и Энгельса за вторую половину 70-х годов достаточно полно показывают их разностороннюю научную и политическую деятельность в эти годы.

Одной из своих главных задач в этот период Маркс и Энгельс считали усиленную разработку революционной теории. Особенно четко эта задача сформулирована в письме Энгельса И. Ф. Беккеру от 20 ноября 1876 года: «Мы оба, Маркс и я, должны выполнить совершенно определенные научные работы, которые, как мы до сих пор видим, никто другой не может и даже не хочет делать. Мы должны использовать нынешний спокойный период мировой истории для того, чтобы закончить их. Кто знает, как скоро какое-нибудь событие снова бросит нас в гущу практического движения; тем более мы должны использовать краткий досуг, чтобы хоть немного развить не менее важную теоретическую сторону» (см. настоящий том, стр. 176).

В силу известного разделения труда, которое сложилось между Марксом и Энгельсом, в эти годы Маркс занимался преимущественно проблемами политической экономии, а Энгельс - развитием диалектического материализма. В таких трудах, как «Критика Готской программы», «Анти-Дюринг», «Циркулярное письмо» оба они существенно развили в это время также теорию пролетарской революции и коммунистического общества и учение о пролетарской партии. Вся эта разносторонняя теоретическая деятельность нашла определенное отражение в переписке Маркса и Энгельса между собой и с другими лицами.

Основным объектом научных исследований Маркса в этот период были проблемы II и III томов «Капитала», главным образом теория земельной ренты с привлечением, в частности, материалов об аграрных отношениях в России и теория реализации общественного продукта.

Маркс регулярно получает и подвергает тщательному изучению многочисленные книги и официальные документы, характеризующие экономику России и Соединенных Штатов Америки. «Наиболее интересный объект для исследователя-экономиста, - подчеркивал Маркс в одном



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

из писем Даниельсону, - представляют теперь, конечно, Соединенные Штаты, и в особенности период от 1873... до 1878 г. - период хронического кризиса». В другом письме Даниельсону Маркс отмечал, что огромная масса материалов, полученных из России и США, заставила его продолжить исследование капиталистического способа производства, вместо того чтобы окончательно обрабатывать для печати не опубликованные еще рукописи «Капитала» (см. настоящее издание, стр. 278 и 290).

В 1875 г. Маркс завершил большую работу по подготовке французского издания I тома «Капитала», а в начале 1877 г. он снова смог приступить к подготовке для печати рукописей II тома «Капитала». В последующее время, стремясь реализовать результаты своих новых исследований, Маркс заново написал четыре варианта различных глав II тома «Капитала», в том числе весьма важную в теоретическом отношении рукопись о воспроизводстве и обращении всего общественного капитала. Эти последние рукописи Маркса уже после его смерти были использованы Энгельсом при подготовке к печати II тома «Капитала», впервые вышедшего в 1885 году (см. настоящее издание, т. 24, стр. 8-9).

Развитие марксистской теории требовало своевременного выявления новых тенденций в развитии общества и прежде всего - его экономической основы.

В 70-х годах XIX века в развитии капиталистического способа производства наметился существенный перелом. К этому времени в передовых промышленных странах Европы свободная конкуренция достигла высшей, предельной ступени своего развития. Мировой экономический кризис, разразившийся в 1873 г. и затянувшийся в ряде стран, в частности в Германии, а также в Соединенных Штатах, вплоть до конца 70-х годов, - вызвал усиленный рост монополистических объединений. Начался период постепенного перехода от домонополистического капитализма к капитализму монополистическому, завершившийся на рубеже XIX и XX веков.

Маркс и Энгельс, внимательно следившие за переменами в капиталистической экономике, уже в это время высказали ряд важных идей относительно существа и исторического значения новых процессов. Так, например, в письме Лаврову от 18 июня 1875 г. Маркс обращает внимание на «поистине примечательное явление - сокращение продолжительности периодов, отделяющих один всеобщий кризис от другого», и характеризует это как «дурное предзнаменование для долговечности буржуазного мира» (см. настоящий том, стр. 117). В письме



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

Даниельсону от 10 апреля 1879 г. Маркс вскрывает важные особенности нового экономического кризиса в Англии, а также разъясняет роль строительства и эксплуатации железных дорог в развитии капитализма в различных странах. Он, в частности, отметил, что железные дороги «дали такой толчок концентрации капитала, которого раньше никто не предвидел, и в то же время ускорили и в громадной степени расширили космополитическую деятельность ссудного капитала, благодаря чему весь мир оказался опутанным сетью финансового мошенничества и взаимной задолженности - этой капиталистической формой «международного» братства» (см. настоящий том, стр. 291).

Образцом конкретно-исторического, диалектического подхода к анализу новых экономических фактов могут служить также замечательные разъяснения о значении государственной монополии при капитализме, которые Энгельс дал одному из руководящих деятелей германской социал-демократической партии В. Бракке. Предостерегая от одностороннего преувеличения экономически относительно прогрессивного характера государственной монополии, Энгельс ставил вопрос так: «не следует забывать, что всякая передача промышленных и коммерческих функций в руки государства может иметь в наши дни двоякий смысл и двоякий результат, смотря по обстоятельствам: либо реакционный-шаг назад к средневековью, либо прогрессивный - шаг вперед к коммунизму». Энгельс указывал, что исторически прогрессивной является не та государственная монополия, которая учреждается исключительно из финансовых и политических соображений господствующего класса, а только та, которая создается в силу повелительной внутренней, экономической необходимости (см. настоящий том, стр. 255-256). Эти положения, которые Энгельс впервые высказывает в переписке, становятся затем в более развернутой форме достоянием читателей его классического труда «Анти-Дюринг».

Научные занятия Энгельса в этот период были непосредственно связаны с работой над «Диалектикой природы». Замысел этого важнейшего произведения Энгельса возник еще в 1873 году. Как показывают письма, входящие в состав данного тома, к лету 1876 г. у Энгельса почти сложился план «Диалектики природы», а летом 1878 г. он получил уже окончательное оформление. Это было тем более важно, что как раз в условиях подготовки правительством Бисмарка исключительного закона против социалистов в Германии резко обострилась идеологическая борьба и особую актуальность приобрел вопрос о научных основах социализма.



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

О том выдающемся значении, которое придавал Маркс этой работе Энгельса, свидетельствует его письмо В. Либкнехту от 7 октября 1876 г., которое на русском языке публикуется впервые (см. настоящий том, стр. 162).

Большой интерес в этой связи представляет письмо Энгельса Лаврову от 12-17 ноября 1875 г., почти совпадающее с одним из фрагментов «Диалектики природы». В этом письме Энгельс формулирует свое отношение к дарвинизму, дает диалектико-материалистическую интерпретацию теории развития органического мира. Энгельс выявляет здесь ограниченность выдвинутой Дарвином формулы «борьба за существование» и противопоставляет ей концепцию взаимодействия тел и организмов в природе; доказывает недопустимость механического перенесения законов животного мира на человеческое общество, как это пытались делать так называемые социальные дарвинисты, и показывает, как диалектика классовой борьбы в буржуазном обществе неизбежно приводит к социалистической революции.

Исходя из того, что естествознание составляет научную основу господства человека над силами природы, а естественнонаучные открытия имеют в конечном счете революционное значение для развития всего общества в целом, - Маркс и Энгельс внимательно следят за успехами естественных наук. Они высоко оценили, в частности, открытие немецкого физиолога М. Траубе, которому удалось экспериментальным путем создать «искусственные клетки» - модели живых клеток, способные воспроизводить их обмен веществ и рост (см. настоящий том, стр. 116- 117 и 192).

Разработка Марксом и Энгельсом общетеоретических проблем имела конечной целью идейное вооружение пролетарских партий в их борьбе за подготовку и проведение социалистической революции.

Наряду с теоретической деятельностью основоположников научного коммунизма важнейшее значение в этот период имеет их практическая деятельность по руководству международным рабочим движением.

В 1876 г. I Интернационал был формально распущен. Однако, как свидетельствуют многие письма данного тома, связи Маркса и Энгельса с рабочим движением стран Европы и США, установленные в период деятельности Интернационала, не были прерваны, - наоборот, они сохранились и в ряде случаев продолжали развиваться. Маркс и Энгельс оставались тем центром связи и руководства, куда сходились все нити от различных отрядов борющегося пролетариата всех стран. В этот период



ПРЕДИСЛОВИЕ X

Маркс и Энгельс поддерживают тесные контакты с социалистами Германии, Франции, Англии, США, России, Италии, Испании, Португалии, Швейцарии, Венгрии, Дании и других стран.

Переписка Маркса и Энгельса с социалистами этих стран являлась одним из важнейших средств связи с рабочим и социалистическим движением. Поэтому естественно, что письма Маркса и Энгельса содержат богатейший материал, раскрывающий их выдающуюся деятельность как организаторов и руководителей международного пролетариата.

После падения Парижской Коммуны центр европейского рабочего и социалистического движения переместился в Германию. Здесь после ее победы во франко-прусской войне и завершения политического объединения страны происходило особенно быстрое развитие капитализма и выступали особенно резкие социальные противоречия, вызванные этим развитием. Здесь уже возникла первая массовая марксистская партия пролетариата. Естественно, что переписка Маркса и Энгельса с деятелями немецкого рабочего движения и проблемы Германии занимают в настоящем томе центральное место.

Важнейшим событием в истории германского рабочего движения середины 70-х годов было объединение Социал-демократической рабочей партии (эйзенахцев) и Всеобщего германского рабочего союза (лассальянцев) в единую Социалистическую рабочую партию Германии в мае 1875 года. Особый этап в деятельности объединенной партии был связан с введением исключительного закона против социалистов в октябре 1878 года. Эти события наложили определенный отпечаток и на характер переписки данного тома.

В том входит ряд писем (важнейшие из них: Энгельс - Бебелю от 18-28 марта, Маркс - Бракке от 5 мая, Энгельс - Бракке от 11 октября и Энгельс - Бебелю от 12 октября 1875 г.), которые в своей совокупности дают цельное представление об отношении Маркса и Энгельса к объединению двух немецких рабочих организаций. Маркс и Энгельс положительно оценили возможность создания единой рабочей партии. Но они считали, что объединение должно произойти на принципиальной основе - при условии отказа лассальянцев от их мелкобуржуазной идеологии и сектантских догм, при том непременном условии, что в качестве основы общей программы объединенной партии будут приняты принципы научного коммунизма. Они считали также, что если такое объединение было еще невозможно, то следовало ограничиться соглашением о совместных действиях против общего врага. Когда же стало



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

известно, что в погоне за «единством во что бы то ни стало» был составлен оппортунистический проект программы, Маркс и Энгельс подвергли этот проект обстоятельному научному разбору и суровой критике. Они резко протестовали против тех уступок в теоретических и политических вопросах, которые эйзенахцы сделали своим идейным противникам - лассальянцам.

В ходе критики проекта программы объединенной партии Маркс и Энгельс существенным образом развили важнейшие теоретические положения марксизма - о государстве, диктатуре пролетариата, партии, коммунистическом обществе.

Впоследствии, оценивая принятую объединительным съездом программу, Энгельс констатировал, что она состоит из лассальянских фраз, вульгарно-демократических требований и искаженных, якобы коммунистических положений. Маркс и Энгельс не отмежевались от нее публично только потому, что как для массы рабочих, еще не искушенных в теории и политике, так и для буржуа, которые испытывали страх перед растущим рабочим движением, эта программа казалась подлинно социалистической и революционной.

Несмотря на определенные успехи, достигнутые объединенной партией, что особенно наглядно проявилось в крупной победе социал-демократов на выборах в германский рейхстаг в январе 1877 г., Маркс и Энгельс неоднократно отмечали, что объединение, осуществленное на основе идейного компромисса, и в теоретическом и в практическом отношении понизило уровень партии. Это вскоре проявилось в различных теоретических шатаниях части членов объединенной партии, в политических и тактических ошибках ее руководителей. Переписка наглядно показывает, какую огромную конкретную помощь партии по преодолению этих ошибок и недостатков оказывали основоположники научного коммунизма.

В связи с борьбой против лассальянства, которую основоположники научного коммунизма вели на протяжении многих лет, - Маркс в известном письме В. Блосу от 10 ноября 1877 г. высказал от своего имени и от имени Энгельса категорически отрицательное отношение ко всякому культу личности: «Мы оба не дадим и ломаного гроша за популярность. Вот, например, доказательство: из отвращения ко всякому культу личности я во время существования Интернационала никогда не допускал до огласки многочисленные обращения, в которых признавались мои заслуги и которыми мне надоедали из разных стран, - я даже никогда не отвечал на них, разве только изредка за них отчитывал. Первое вступление Энгельса и мое в тайное общество коммунистов произошло под тем непременным условием,



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

что из устава будет выброшено все, что содействует суеверному преклонению перед авторитетами (Лассаль впоследствии поступал как раз наоборот)» (см. настоящий том, стр. 241).

Компромисс с лассальянцами, приток в партию выходцев из мелкобуржуазной среды, отсутствие в стране революционной ситуации - все это создавало питательную почву для проникновения в партию мелкобуржуазной идеологии. Маркс и Энгельс повели ожесточенную борьбу против попыток подменить научное материалистическое мировоззрение идеалистической болтовней о справедливости, за подлинно пролетарский характер партии, за гегемонию пролетариата в революционном движении.

«Прилив мелких буржуа и крестьян, - писал Энгельс, - свидетельствует, правда, о колоссальных успехах движения, но вместе с тем это становится и опасным для него, как только забывают, что эти люди вынуждены прийти, но потому только и идут, что вынуждены.

Их присоединение доказывает, что пролетариат действительно стал руководящим классом.

Но так как они приходят с мелкобуржуазными и крестьянскими идеями и стремлениями, то нельзя забывать, что пролетариат не выполнит своей исторической руководящей роли, если будет делать уступки этим идеям и стремлениям» (см. настоящий том, стр. 338).

Объединенная партия в процессе роста переживала, по определению Энгельса, своеобразную «детскую болезнь», испытывая на себе пагубное влияние идей мелкобуржуазного утопического социализма. Необходимо было излечить рабочее движение от этой «детской болезни», помочь в целом здоровой партии избавиться от влияния и пережитков утопизма.

Среди различного рода враждебных марксизму идеологических течений в Германии в середине 70-х годов весьма опасным стало дюрингианство. Взгляды немецкого мелкобуржуазного идеолога Е. Дюринга представляли собой эклектическую смесь вульгарноматериалистических, идеалистических, позитивистских, вульгарно-экономических и псевдосоциалистических воззрений. Дюрингианство стало распространяться среди части членов эйзенахской партии еще до 1875 года. После компромисса эйзенахцев с лассальянцами опасность дюрингианства стала особенно значительной.

Даже некоторые влиятельные деятели партии склонялись к тому, чтобы принять новоявленное «социалистическое» учение. Наиболее фанатическим последователем Дюринга среди социал-демократов стал И. Мост. В условиях, когда партия еще



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

не вполне овладела принципами научного социализма, а рабочее движение еще не вполне освободилось от влияния различных форм домарксовского, утопического социализма, - это было реальной угрозой. Дело шло о теоретических основах немецкой рабочей партии, о судьбе передового отряда международного рабочего движения. Необходимо было разгромить лженаучные концепции Дюринга, развить и популяризировать учение Маркса.

Решение этой задачи выпало на долю Энгельса. Результатом было создание классического труда, подлинной энциклопедии марксизма - книги «Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом», вошедшей в историю под названием «Анти-Дюринг». В этом труде было дано классическое изложение всех трех составных частей марксизма - диалектического и исторического материализма, политической экономии и теории научного коммунизма.

Переписка Маркса и Энгельса позволяет проследить историю создания «Анти-Дюринга», начиная от возникновения замысла этой работы в мае 1876 г., историю публикации этой работы в центральном органе партии - газете «Vorwarts» («Вперед») в 1877-1878 гг. и последующее распространение книги. В особенности переписка раскрывает участие Маркса в создании «Анти-Дюринга»: вместе с Марксом Энгельс принимает решение о необходимости выступить против Дюринга, Маркс пишет критический очерк по истории политической экономии (отдел второй, глава X), помогает Энгельсу в подборе материала для очерка предыстории научного социализма (отдел третий, глава I). Книга Энгельса сыграла выдающуюся роль в распространении марксизма. По ней обучались многие поколения активных участников рабочего движения, с ее помощью овладевали они революционным научным мировоззрением.

В разгар борьбы против дюрингианства Маркс и Энгельс обратили внимание и на другую угрожавшую партии опасность - распространение социал-реформистских взглядов людьми, группировавшимися вокруг берлинского журнала «Zukunft» («Будущее») и цюрихского журнала «Neue Gesellschaft» («Новое общество»). Оба журнала стали выходить в 1877 году; издателем первого был, по определению Маркса, «вкупившийся» в партию буржуа К. Хёхберг, издателем второго - тоже буржуа, примкнувший к социал-демократическому движению, Ф. Виде. Влияние реформизма проявлялось и в других социал-демократических изданиях.

Как видно по многим письмам, Маркс и Энгельс не только наотрез отказались сотрудничать в этих журналах, но и резко



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

выступили против тенденции заменить революционную теорию - реформистской, научный социализм - вульгарными социалистическими воззрениями. Они подвергли резкой критике всякого рода вульгарный утопизм, стремление на место научного анализа объективных тенденций развития общества поставить фантастические описания общества будущего. В своей переписке основоположники научного коммунизма окрестили подобных утопистов в среде немецких социал-демократов «социалистами будущего».

Особенно острой борьба Маркса и Энгельса против двух опасных тенденций в социалдемократическом движении - ультралевой (Мост) и правооппортунистической (Хёхберг и др.) - стала в период, последовавший после введения исключительного закона против социалистов.

Напуганное успехами социалистического и рабочего движения, правительство Бисмарка в октябре 1878 г. провело через рейхстаг закон, запрещавший все организации и издания социал-демократической партии. «Исключительный закон, - писал Маркс, - издается для того, чтобы отнять у социал-демократического движения даже видимость легальности... Поставить вне закона - таково было издавна верное средство объявлять противоправительственные движения «противозаконными» и тем самым ограждать правительство от закона» (см. настоящий том, стр. 64).

После введения исключительного закона немецкая социал-демократическая партия не сразу нашла верный путь и подходящие средства в новых условиях борьбы. Руководители ее проявили сильные колебания. В этих трудных условиях Маркс и Энгельс оказали партии огромную помощь. Они помогли ей определить тактику и формы организации, товарищеской критикой и мудрыми советами способствовали преодолению ошибок и недостатков, организовывали материальную поддержку отдельным лицам и всей партии.

Письма Маркса и Энгельса этого времени, особенно их письма А. Бебелю, В. Либкнехту, В. Бракке, Ф. А. Зорге, И. Ф. Беккеру, содержат богатейший теоретический материал, относящийся преимущественно к вопросам стратегии и тактики партии. Особо важное значение имеет знаменитое «Циркулярное письмо» Маркса и Энгельса (см. настоящий том, стр. 308- 323).

Весьма поучительной во всех отношениях была борьба Маркса и Энгельса против ультралевой тенденции, представленной главным образом в лице И. Моста. Этот бывший рабочий, превратившийся в профессионального литератора, после вве-



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

дения исключительного закона вынужден был эмигрировать в Лондон, где стал издавать газету «Freiheit» («Свобода»), основное содержание которой составляли архиреволюционные фразы. В конце концов Мост скатился к анархизму и был исключен из партии. В переписке Маркса и Энгельса ясно видна линия размежевания с этим направлением и непримиримого отношения к нему. Они беспощадно разоблачают «героев революционной фразы», их безответственную болтовню о «революции огнем и мечом» (см. настоящий том, стр. 299). Высмеивая псевдореволюционное фразерство Моста и его газетки, Энгельс в одном из своих писем иронически замечает: ««Freiheit» из кожи лезет вон, чтобы стать самой революционной газетой в мире, но для этого недостаточно повторять в каждой строке слово «революция»» (см. настоящий том, стр. 349). Решительная борьба с показным «революционным» фразерством, которое так или иначе тянет в болото левого оппортунизма, стала критерием верности подлинно революционным принципам марксизма-ленинизма. Продолжение и развитие этой борьбы в наши дни является важнейшим залогом укрепления международного коммунистического и рабочего движения.

Однако сторонники Моста в германской социал-демократической партии были немногочисленны. Главную опасность в период после введения исключительного закона представлял правый оппортунизм, который нашел своих идеологов прежде всего в лице К. Хёхберга, Э.

Бернштейна и К. А. Шрамма. Эта «цюрихская тройка» опубликовала в августе 1879 г. в журнале «Jahrbuch fur Sozialwissenschaft und Sozialpolitik» («Ежегодник социальной науки и социальной политики»), который Хёхберг начал издавать в Цюрихе, своеобразный манифест оппортунизма и реформизма под названием «Ретроспективный обзор социалистического движения в Германии». Ознакомившись с этим «обзором» в начале сентября, Энгельс сразу же сообщил Марксу: «Хёхберг прямо заявляет, что немцы сделали ошибку, превратив социалистическое движение в чисто рабочее движение, и ненужным провоцированием буржуазии сами навлекли на себя закон против социалистов! Движением должны-де руководить буржуазные и образованные элементы, оно должно носить исключительно мирный, реформистский характер и т. д.» Такова была суть «манифеста». Маркс отвечал: «Я вполне разделяю твое мнение, что нельзя больше терять времени. Нужно резко и не стесняясь высказать наше мнение насчет вздора в «Jahrbuch»» (см. настоящий том, стр. 85 и 87).

Ежегодник Хёхберга появился как раз в то время, когда шли переговоры об издании в Цюрихе центрального органа



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

партии - газеты «Sozialdemokrat» («Социал-демократ»). Теперь стало ясно, что реформисты стремятся захватить газету в свои руки. Маркс и Энгельс повели самую решительную борьбу против этого замысла и против оппортунизма вообще, а также против посреднической, примиренческой позиции, занятой руководителями партии Либкнехтом и Бебелем. Кульминационным пунктом этой борьбы было составленное Энгельсом при непосредственном участии Маркса письмо Бебелю, предназначенное для всего руководства партии, - документ, вошедший в историю под названием «Циркулярного письма».

В настоящий том входит около двух десятков писем Маркса и Энгельса, позволяющих шаг за шагом проследить всю историю подготовки «Циркулярного письма» и достаточно полно воспроизвести всю картину развернувшейся борьбы Маркса и Энгельса против оппортунизма в рядах германской социал-демократической партии.

В. И. Ленин подчеркивал, что Маркс и Энгельс вели беспощадную войну с оппортунизмом в социал-демократии. Яростно боролись они против него в 1877-1879 годах. Их энергичная атака в 1879 г. привела к тому, что оппортунисты отступили. Правильный классовый инстинкт рабочих масс, критика, советы и помощь со стороны вождей международного пролетариата выправили положение в германской партии, сумевшей в период действия исключительного закона, в обстановке всяческих преследований, укрепить свои ряды, перестроить свою организацию, найти верный путь к массам, используя и сочетая легальные и нелегальные формы работы.

В письмах Маркса и Энгельса разносторонне отражаются их связи с рабочим движением Франции.

Переписка Маркса с Бракке за 1876-1877 гг. показывает, какую огромную работу проделал в это время Маркс для пропаганды опыта Парижской Коммуны, организовав с этой целью перевод на немецкий язык и издание в Германии книги П. Лиссагаре «История Коммуны 1871 года». Эта книга, написанная активным участником Парижской Коммуны на основании изучения большого фактического материала, представляла собой, по определению Маркса, первую достоверную и лучшую историю Коммуны, и поэтому издание ее имело важное значение для пролетарской партии (см. настоящий том, стр. 157 и 268). Маркс сам проверил и отредактировал перевод значительной части книги. Многие письма Маркса раскрывают лабораторию его работы над переводом. Дополнения, которые Лиссагаре внес в немецкое издание своей книги по сравнению с ее французским изданием, были сделаны, очевидно, под влиянием



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

Маркса; они касаются, в частности, вопроса о Коммуне как новой форме государственной власти.

После падения Парижской Коммуны Франция переживала период реакции. Монархически настроенные элементы во главе с президентом республики маршалом Мак-Магоном пытались совершить государственный переворот и упразднить республику. В стране развернулась острая борьба между республиканцами и монархистами. При таких обстоятельствах 1 июля 1877 г. в газете «Vorwarts» появилась статья под названием «Долой республику!» - подразумевалась буржуазная республика, до которой пролетариату, мол, нет никакого дела.

Автором этой ультралевой статьи был, очевидно, один из бывших вождей лассальянцев В.

Газенклевер. Попытка В. Либкнехта в ряде статей смягчить впечатление от этого промаха мало что изменила по существу.

Маркс и Энгельс резко осудили эту серьезную политическую ошибку центрального органа социал-демократической партии. «Нам кажется, - писал Энгельс Либкнехту, - что «Vorwarts » отнесся слишком уж легко к событиям во Франции. Правда, прямого отношения к рабочим они не имеют... И все же для развития Франции чрезвычайно важно, что нынешняя передышка до следующего подъема рабочего движения проходит в условиях буржуазной республики... что, наконец, прекращается потерявший для Франции всякий смысл спор о форме государства, и республика предстает как то, что она есть: как классическая форма господства буржуазии и в то же время классическая форма его наступающего разложения» (см. настоящий том, стр. 218). Это разъяснение имеет принципиальное значение для стратегии и тактики пролетариата.

Во второй половине 70-х годов упадок рабочего движения во Франции, последовавший за поражением Парижской Коммуны, сменился новым подъемом. Это нашло свое выражение в созыве ряда рабочих съездов, в основании в 1877 г. Ж. Гедом социалистической газеты «Egalite» и, наконец, в создании в 1879 г. французской Рабочей партии. Маркс считал, что это была первая французская рабочая газета в подлинном смысле слова и что это было первое действительное рабочее движение во Франции (см. настоящий том, стр. 378-379).

Большую роль в распространении марксизма во Франции и в подготовке условий для образования марксистской партии сыграло французское издание I тома «Капитала». Оно осуществлялось отдельными выпусками в течение трех лет (1872- 1875). Маркс полностью переработал французский перевод текста и внес значительное количество изменений и дополнений.



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

Поэтому он справедливо считал, что французское издание имеет самостоятельное научное значение наряду с немецким оригиналом. Для французского издания Маркс составил предметный указатель, однако из-за ограниченного объема книги опубликовать его не удалось.

Письма Маркса, главным образом к французскому издателю «Капитала» М. Лашатру, показывают, какие большие трудности в условиях реакционного режима встречало издание и распространение «Капитала» во Франции.

Маркс и Энгельс придавали огромное значение созданию марксистской рабочей партии во Франции. Об этом свидетельствует, в частности, публикуемый впервые в составе Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса фрагмент из не дошедшего до нас письма Маркса Геду, относящегося к концу 1878 или началу 1879 года. Как видно из ответного письма Геда, Маркс писал ему, что создание «независимой и боевой рабочей партии» имеет «величайшее значение» (см. настоящий том, стр. 283).

Маркс и Энгельс оказали непосредственную помощь руководителям французских социалистов в создании Рабочей партии. В мае 1880 г. в Лондоне на совещании, в котором приняли участие Маркс, Энгельс, Ж. Гед и П. Лафарг, была обсуждена программа французской Рабочей партии. Теоретическое введение к программе было сформулировано Марксом. Эта программа, свободная от недостатков Готской программы германской партии, была принята в ноябре 1880 г. на Гаврском съезде французской Рабочей партии. Имея в виду майское совещание, Энгельс в письме Бебелю мог с удовлетворением констатировать: «И во Франции дела идут отлично. Наши коммунистические воззрения там повсюду прокладывают себе дорогу» (см. настоящий том, стр. 353).

Иначе развивалось рабочее движение в Англии. Ее промышленная монополия была той экономической основой, которая тормозила развитие революционной борьбы пролетариата, создавала возможность подкупа его верхушки. Маркс с горечью отмечал это обстоятельство в одном из писем Либкнехту: «Благодаря периоду коррупции, наступившему с 1848 г., английский рабочий класс был постепенно охвачен все более и более глубокой деморализацией и дошел, наконец, до того, что стал простым придатком «великой либеральной партии», то есть партии своих собственных поработителей, капиталистов. Руководство английским рабочим классом целиком перешло в руки продажных лидеров тред-юнионов и агитаторов по профессии» (см. настоящий том, стр. 249). Классическую характеристику английского рабочего движения этого периода дал Энгельс в письме Э. Бернштейну от 17 июня 1879 г. (см. настоящий том,



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

стр. 295). В ряде писем Маркс жестоко бичует реформистских лидеров английских тредюнионов - Моттерсхеда, Хауэлла, Хейлза и им подобных. Особый интерес представляет письмо Маркса Гайндману от 8 декабря 1880 г., где Маркс говорит о возможном характере будущих революционных преобразований в Англии, о возможности ненасильственного пути развития революции в этой стране, - о возможности, которая может быть упущена английским рабочим классом, если он не научится использовать свою силу (см. настоящий том, стр.

383).

В 70-е годы значительно усилились связи основоположников марксизма с революционным движением в России, с русскими общественными деятелями. Среди тех, с кем в это время Маркс и Энгельс постоянно переписываются и поддерживают связи, были Г. А. Лопатин, П. Л. Лавров, В. Н. Смирнов, Н. И. Утин, Н. Ф. Даниельсон, М. М. Ковалевский, Е.

Дмитриева, А. В. Корвин-Круковская, М. К. Горбунова и другие. Огромный интерес и серьезное внимание, которые Маркс и Энгельс проявляли к России - тогда сравнительно отсталой стране, определялись, в конечном счете, той выдающейся ролью, которую предстояло сыграть русскому революционному движению в общих судьбах международного пролетариата и которую Маркс и Энгельс уже с конца 50-х годов осознавали все более и более определенно.

Мысль о всемирно-историческом значении предстоящей русской революции все более настойчиво повторяется в письмах Маркса и Энгельса. Если не считать Германии, - пишут они, - то страной, за которой необходимо следить наиболее внимательно, является Россия.

Здесь в первую очередь должна начаться революция. А если это совершится во время неизбежной войны между Германией и Россией, тогда неизбежно и обратное воздействие на Германию. «Революция начнется на этот раз на Востоке, бывшем до сих пор нетронутой цитаделью и резервной армией контрреволюции». Революция в России «будет ближайшим поворотным пунктом во всемирной истории». Россия «находится накануне всемирноисторического кризиса». Эта страна «создала революционную партию, обладающую неслыханной способностью к самопожертвованию и энергией» (см. настоящий том, стр. 130-131, 229-230, 344, 357).

Имея в виду подобные высказывания основоположников научного коммунизма, В. И. Ленин в своем известном предисловии к русскому переводу книги «Письма И. Ф. Беккера, И.

Дицгена, Ф. Энгельса, К. Маркса и др. к Ф. А. Зорге и др.» следующим образом резюмировал отношение Маркса и Энгельса к перспективам русской революции: «Маркс и Энгельс были



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

полны самой радужной веры в русскую революцию и в ее могучее всемирное значение. На протяжении почти двадцати лет мы видим в данной переписке это страстное ожидание революции в России» (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 15, стр. 247).

Именно потому, что Маркс и Энгельс возлагали такие надежды на всемирно-исторические последствия революции в России, - они так внимательно следили за всеми процессами и событиями, которые могли ускорить этот революционный взрыв. Именно этим объясняется также и их позиция в отношении русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Маркс и Энгельс считали, что с точки зрения создания необходимых предпосылок европейской революции в целом поражение царской России было желательнее, потому что это дало бы толчок для развертывания революционных событий в самой России и тем самым ускорило бы начало революционного процесса во всей Европе. Вместе с тем они отмечали как положительный факт то, что в результате этой войны ускорялся распад турецкой империи (см. настоящий том, стр.

248). Несмотря на корыстные политические цели царизма в русско-турецкой войне 1877- 1878 годов, победы русской армии объективно способствовали национальному возрождению балканских народов и становлению их государственного суверенитета.

Письма Маркса и Энгельса свидетельствуют о разнообразной помощи, которую вожди пролетариата стремились оказывать русскому революционному движению. Частными примерами такой конкретной помощи, материал о которых дает переписка, являются: организация выступления ирландского депутата О'Клиери в английском парламенте о репрессиях в России, отповедь на клеветническую статью о русской революционной литературе, организация помощи отдельным русским революционерам-эмигрантам и многое другое. Укрепляя интернациональные связи европейского рабочего движения с освободительным движением в России, Маркс и Энгельс добивались того, чтобы социалистические партии, и прежде всего немецкие социал-демократы, относились с должным вниманием к русскому революционному движению, сознавали его огромное значение для судеб пролетарской революции в Европе и развития революционного процесса во всем мире.

Большое значение для теоретического вооружения русских революционеров-социалистов имело издание на русском языке «Капитала». Это был первый перевод его на иностранный язык. В письмах Маркса Даниельсону за 1878 г. содержатся указания относительно тех изменений, которые необходимо внести во



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

второе русское издание I тома «Капитала». В 1880 г. Маркс мог с глубоким удовлетворением констатировать тот очевидный факт, что «в России... «Капитал» больше читают и ценят, чем где бы то ни было» (см. настоящий том, стр. 380).

На исходе 70-х годов, предвосхищая будущее развитие событий, Энгельс предусматривал две возможные перспективы революции. «Одно из двух: либо падет самодержавие, и тогда тотчас же, с падением этого мощного оплота реакции, в Европе повеет другим ветром; либо разразится европейская война, и в неизбежной борьбе каждого народа за свое национальное существование эта война похоронит и нынешнюю германскую партию. Такая война была бы для нас величайшим несчастьем, она могла бы отбросить движение на двадцать лет назад.

Но новая партия, которая в конце концов должна была бы создаться в результате всего этого, освободилась бы во всех европейских странах от всяческих колебаний и мелочности, которые теперь повсюду тормозят движение» (см. настоящий том, стр. 342). Если историческое развитие пошло и не буквально так, как это предсказывал здесь Энгельс, то все же предвидение вождя пролетариата во многих отношениях оказалось поистине пророческим. Достаточно упомянуть банкротство немецкой социал-демократии во время империалистической войны, возникновение в России во главе с В. И. Лениным пролетарской партии нового типа, осуществившей Великую Октябрьскую социалистическую революцию 1917 года, которая изменила не только лицо Европы, но и облик всего мира, открыла новую историческую эпоху торжества коммунизма.

Письма Маркса и Энгельса содержат богатейший биографический материал, относящийся не только к их научной и политической деятельности во второй половине 70-х годов, но и к их личной жизни.

После переезда Энгельса к Марксу в Лондон в 1870 году переписка между ними происходила главным образом в те сравнительно непродолжительные периоды, когда необходимость лечения и отдыха заставляла их покидать Лондон. Вследствие этого первая часть настоящего тома - переписка между Марксом и Энгельсом - значительно уступает по объему второй части тома - письмам Маркса и Энгельса к разным лицам.

* * *

В настоящий том включено 41 новое письмо Маркса и Энгельса, не входившее в состав первого издания Сочинений. Из них 20 писем были опубликованы в различных зарубежных изданиях, 3 письма - в советских изданиях, 18 писем публи-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

куются впервые по рукописям и копиям, хранящимся в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

В приложениях к тому печатаются 9 писем Женни Маркс, Женни Лонге и Элеоноры Маркс. Эти письма либо написаны по поручению Маркса, либо воспроизводят его отдельные мысли и свидетельствуют о его отношении к тем или иным событиям. В приложениях печатаются также записи содержания не дошедших до нас 9 писем Маркса К. Гиршу, извещение Энгельса о смерти его жены Л. Бёрнс и отрывок из интервью Маркса с корреспондентом газеты «Tribune». Большинство писем, включенных в состав приложений, публикуется впервые.

Все эти документы существенно дополняют биографические сведения о Марксе и Энгельсе, являются ценным материалом для характеристики их политической и научной деятельности в 1875-1880 годах.

Учитывая органическую связь писем Энгельса - А. Бебелю от 18-28 марта 1875 г., Маркса - В. Бракке от 5 мая 1875 г. и «Циркулярного письма» Маркса и Энгельса со всей их перепиской того времени, принимая во внимание особое научное и политическое значение этих писем, а также стремясь наиболее полно представить переписку Маркса и Энгельса с А. Бебелем и В. Бракке, - эти три письма, уже вошедшие в 19 том настоящего издания, воспроизводятся также и в данном, 34 томе.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА ЯНВАРЬ 1875-ДЕКАБРЬ 1880


1

Часть первая ПЕРЕПИСКА МЕЖДУ К. МАРКСОМ и Ф. ЭНГЕЛЬСОМ 1875-1880


3
3

1875 год 1

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, февраль - март 1875 г.]

Берись за дело, но в насмешливом тоне. Это так глупо, что и Бакунин мог приложить руку. Петр Ткачев прежде всего хочет показать читателю, что ты обходишься с ним как со своим противником, и поэтому измышляет всевозможные несуществующие спорные пункты.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 2 изд., т. 18, 1961 г. (в примечании 444)

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ Карлсбад, 21 августа 1875 г.

«Germania», Schlosplatz*

Дорогой Фред!

В прошлое воскресенье я прибыл сюда3. Д-р Краус уже опять уехал в Гмунд, к своей семье. Его отношения с женой снова наладились.


* «Германия» - отель в Карлсбаде (чешское название: Карлови-Вари), находившийся на Замковой улице у Замковой площади. Ред.

1 2


4
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 АВГУСТА 1875 г.

Я намерен теперь сам быть своим собственным врачом, и, как признался мне с кроткой грустью д-р Ганс, так обстоит дело не меньше чем с третьей частью старых посетителей курорта. Весьма целебно действует на меня также отсутствие моего лейб-медика Кугельмана4.

Несмотря на смену лиц, публика выглядит здесь как и прежде: «средний человек» Кетле5 составляет исключение; наоборот, преобладают крайности: толстые, как бочка, и худые, как жердь.

Я по меньшей мере двенадцать часов на воздухе, и по освобождении от «дела» мое главное развлечение состоит в том, чтобы придумывать все новые прогулки, открывать незнакомые места и новые виды в горных лесах; при этом бывает масса неожиданностей, так как я не обладаю большой способностью ориентироваться.

С сегодняшнего дня, когда я получил квитанцию об уплате таксы за лечение, я, с полицейской точки зрения, нахожусь в безопасности. Записался я в качестве доктора философии, а не рантье, что весьма кстати для моего кошелька. Мой однофамилец, полицейдиректор в Вене, так любезен, что всегда приезжает одновременно со мной.

Вчера вечером я отправился в «Хмелевую лозу»*, славящуюся своим пивом, выпить стакан гисхюбельской минеральной воды. Там были карлсбадские филистеры, и весь разговор вертелся вокруг неисчерпаемого вопроса, вызывающего здесь бесконечные споры и деления на партии: о сравнительных преимуществах старого пильзенского, бюргерского и акционерного пива. «Да, - заявил один, - старого я выпиваю шутя пятнадцать стаканов» (а они не малы). «Ну, - ответил другой, - раньше я тоже был в данном вопросе партийным человеком, но теперь я стою выше этих споров. Я пью с одинаковым успехом все сорта без разбора» и т. д. А рядом с этими мудрыми местными жителями сидели также два берлинских франта, референдарии6 или что-то в этом роде. Эти спорили о преимуществах кофе в различных прославленных карлсбадских ресторанах, и один с торжественной серьезностью утверждал: «Статистически» (!) «доказано, что лучшее кофе - это в Шёнбруннском саду»7. Тогда один из местных жителей воскликнул: «Наша Богемия все же велика и творит великое.

Ее пильзенское пиво рассылается во все страны; у крупного пивовара Зальцмана есть теперь в Париже свой филиал; оно идет даже в Америку! К сожалению, мы не можем послать им также наши


* «Хмелевая лоза» («Zum Hopfenstock») - отель в Карлсбаде. Ред.


5
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 АВГУСТА 1875 г.

огромные, высеченные в скалах, погреба, а они необходимы для пильзенского!».

Сообщив тебе in nuce* полученные мной здесь до сих пор впечатления от мирской суеты, расскажу кое-что о путевых происшествиях.

В Лондоне вошел впопыхах в наш вагон пронырливого вида еврейчик с маленьким чемоданом под мышкой. Перед самым Хариджем он начинает искать ключи, чтобы открыть свой чемодан и посмотреть, как он говорит, упаковал ли его конторский мальчик все необходимое платье. «Ибо я, - сказал он, - получил в конторе от моего брата из Берлина телеграмму, что должен немедленно выехать в Берлин, и поэтому послал мальчика к себе домой, чтобы он принес мне необходимые вещи». После долгих поисков он наконец находит, правда, не настоящий ключ от чемодана, но все же ключ, открывающий чемодан, и видит, что брюки и пиджак не подходят друг к другу, что не хватает ночных рубашек, сюртука и т. д. На пароходе еврейчик раскрывает передо мной свою душу. «Мир не видал еще такого мошенничества»**, - восклицал он снова и снова. История такова. Немецкий янки, по имени Бёрнштейн или Бернштейн, рекомендованный ему его берлинским приятелем Нёйманом, надул его на 1700 ф. ст., его, которого считают одним из самых ловких коммерсантов***! Этот парень, который выдавал себя за коммерсанта, ведущего торговлю с Африкой, показывал ему счета за товары на многие тысячи фунтов стерлингов, купленные им якобы в Брадфорде и в Манчестере у первоклассных фирм; пароход с этими товарами стоит, мол, в Саутгемптоне. Он ссудил ему поэтому просимую сумму. Так как он, однако, после этого ничего не слышит об этом господине, то у него начинают возникать опасения. Он пишет в Манчестер и в Брадфорд. Ответные письма он мне тоже показывал. Ответы эти гласят: Бёрнштейн брал у них образцы и купил товары с уговором расплачиваться за то и за другое при получении товаров; счета были лишь формальные, товары никогда не были взяты. В Саутгемптоне накладывается арест на груз, и оказывается, что погруженные на пароход товары Бёрнштейна состояли лишь из тюков, наполненных соломенными матрацами. Наш еврейчик, которого приводило в беспокойство, помимо потери 1700 ф. ст., еще, главным образом, и то обстоятельство,


* - вкратце. Ред.

** В оригинале Маркс приводит это слово в еврейском произношении (Betriegerei). Ред.

*** В оригинале последние слова приводятся в еврейском произношении (fur einen der gescheidesten Handelsleit). Ред.


6
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 АВГУСТА 1875 г.

что могли провести за нос такого ловкого коммерсанта, как он, написал в Берлин своему приятелю Нёйману и своему брату. Последний известил его по телеграфу, что Бёрнштейна обнаружили в Берлине, дали знать о нем полиции, которая установила за ним слежку, и что он должен немедленно выехать. «Намерены ли вы, - спросил я, - привлечь этого господина к суду?» «Ни в коем случае*, я хочу получить от него свои деньги». Я: «Деньги эти он, вероятно, уже промотал». Он: «Ни в коем случае*! Ведь в Сити (тут он перечислил целый ряд имен) он надул других господ на 1200 фунтов стерлингов. Мне он должен заплатить, а другие пусть сами подумают, как с ним справиться». Интереснее всего было то, что при нашем прибытии в Роттердам выяснилось, что он может ехать лишь до Миндена, откуда у него будет возможность отправиться дальше лишь на следующий день в 11 часов утра. Парень ругал, как шальной, железнодорожную администрацию. Но все было напрасно.

На пароходе у нас был странный гость - мертвец. Его сопровождал рыжеволосый немец.

Последний рассказал мне, что имя покойного Нассауэр, молодой человек 34 лет, из Майнца, приехал в Лондон погостить, его задавил экипаж, семья хочет, чтобы его хоронили дома.

Этот сопровождавший труп пассажир также не мог сразу ехать дальше. Капитан парохода заявил ему, что они не могут выдать труп, пока не будут выполнены известные формальности у немецкого консула.

Между Кёльном и Франкфуртом (я нигде не останавливался) в вагон сел католический священник светского вида. Из его разговора с другими я понял, что он возвращается во Франкфурт, место своего постоянного жительства, из Дублина, где он присутствовал на торжествах в честь О'Коннела8. Рассказывал он очень живо. В Кобленце, где была пересадка, я очутился с ним в вагоне один на один. Он ехал новым путем через Флиссинген: пароход надо безусловно предпочесть паршивой хариджской шхуне. Я пытался втянуть его в разговор о культуркампфе9, но сначала он держался недоверчиво и в высшей степени сдержанно, однако говорил с большим энтузиазмом о красноречии монсеньёра Каппеле. Наконец, мне на помощь пришел святой дух**. Поп вытащил свою фляжку, она оказалась пуста; и тут он мне рассказал, что со времени своего прибытия в Голландию он испытывает голод и жажду. Я предложил ему бутылку коньяку, после нескольких глотков из нее он разошелся.


* В оригинале эти слова приводятся в еврейском произношении (Bei Laibe nicht). Ред.

** Игра слов: «Geist» - «дух», а также «спирт». Ред.


7
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 АВГУСТА 1875 г.

Напился он вдоволь. Когда входили пассажиры, он плоско шутил с ними на родном языке, но беседу со мной продолжал на английском языке, на котором говорит очень хорошо.

«Свобода у нас в Германской империи так велика, что по поводу культуркампфа надо говорить по-английски». Еще до того, как мы вышли во Франкфурте, я сказал ему, все еще скрывая свое имя, что ему не надо удивляться, если в ближайшие дни он прочтет в газетах о новом заговоре между черным и красным Интернационалами10. Во Франкфурте я узнал (в редакции «Frankfurter Zeitung»), что моим спутником был г-н Муцельбергер, который в известной мере заменяет там католического епископа. Он тоже, должно быть, увидел мое имя во «Frankfurter Zeitung» (которую он читает). Она поместила заметку о том, что я был там проездом11.

Видел Зоннемана, который только что опять судился из-за отказа назвать корреспондента и снова получил отсрочку на десять дней, но теперь в последний раз12. Зоннеман - светский человек, у которого, однако, заметно сознание собственной важности. В продолжительной беседе он изложил мне следующее. Его главная цель - втянуть мелкую буржуазию в социал-демократическое движение. Финансовая мощь его газеты* коренится в том, что она является общепризнанной лучшей биржевой и торговой газетой Южной Германии. Он отдает себе вполне ясный отчет об услуге, какую оказывает его газета рабочей прессе, как разносчик политических новостей. Но, с другой стороны, эта партия ничего для него не делает. Так, например, он пригласил в качестве корреспондента Вальтейха; но ему правление объединенной партии13 запретило корреспондирование. Либкнехт выступает в рейхстаге слишком, мол, демагогически; Бебель, напротив, пользуется всеобщим признанием и т. д. - Я еще раз повидаюсь с ним на обратном пути. Видел также д-ра Гвидо Вейса, который приехал на несколько дней к своей дочери (жене д-ра Штерна, одного из редакторов «Frankfurter Zeitung»).

Если бы я пришел в редакцию несколькими минутами раньше, со мной приключилось бы несчастье - встреча с Карлом Майером из Швабии (бывшим редактором «Beobachter»).

Между прочим. Дела во Франкфурте и во всех главных торговых центрах обстоят еще хуже, чем это можно заключить из немецких газет.

Твой друг Кафьеро живет у Бакунина и даже купил для него дом в Лугано.


* - «Frankfurter Zeitung». Ред.


8
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 АВГУСТА 1875 г.

А пока vale faveque*. Я должен снова приниматься за «дело».

Сердечный привет мадам Лиззи.

Твой Мавр


* - прощай и будь здоров. Ред.

** Игра слов: «Heil» - «спасение» (души), а также «лечение». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 3

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ Карлсбад, 8 сентября 1875 г.

«Germania»

Дорогой Фред!

Ты, вероятно, знаешь уже от Тусси, что мое первое письмо, которое я собственноручно, в присутствии д-ра Ганса младшего, 18 августа сдал на ее имя на здешнем главном почтамте, перехвачено, без сомнения - прусской почтой. Позднейшие дошли; последнее, которое я послал ей на прошлой неделе, разделило, кажется, судьбу первого, ибо в противном случае я уже имел бы, очевидно, ответ от нее.

Лечение на этот раз действует на меня превосходно; за редким исключением я также хорошо сплю. Недаром же, согласно заявлениям многочисленных знакомых моих врачей, я - образцовый пациент Карлсбада. Эти господа сами старались меня при случае совратить с пути «спасения»** под тем предлогом, что «присутствует врач» и т. д., но искусители потерпели неудачу.

В качестве пациента, приезжающего вторично, я занял более высокий ранг при пользовании источниками. В прошлом году главными моими источниками были: Терезиенбрунн (41°

Реомюра), Марктбрунн (39°) и Мюльбрунн (43,6°); тогда я только два раза принимал по стакану Шпрудель. В этом году, со второй недели, - Фельзенквелле (45° Реомюра, один стакан ежедневно), Бернардсбрунн (53,8°, два стакана) и Шпрудель (59- 60° Реомюра, два стакана), всего пять стаканов горячего ка-


9
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 СЕНТЯБРЯ 1875 г.

ждое утро; к этому еще добавляются стакан холодного Шлоссбрунн рано утром и стакан на ночь.

Вода Шпрудель, согласно анализу профессора Фердинанда Рагского, имеет следующий состав14.

В 16 унциях = 7680 гранам: сернокислого кали ................................................................... 1,2564 сернокислого натра ................................................................ 18,2160 хлористого натрия .................................................................... 7,9156 углекислого натра .................................................................. 10,4593 углекислой извести .................................................................. 2,2870 углекислой магнезии ............................................................... 0,9523 углекислого стронциана .......................................................... 0,0061 углекислого железа .................................................................. 0,0215 углекислого марганца .............................................................. 0,0046 фосфорнокислого глинозема .................................................. 0,0030 фосфорнокислой извести ........................................................ 0,0015 фтористого калия ..................................................................... 0,0276 кремнезема ................................................................................ 0,5590 сумма твердых составных частей ......................................... 41,7099 свободной и полусвязанной угольной кислоты .................... 5,8670

Среди молодцов, которые здесь призывали отпраздновать битву при Седане15, был Густав Кётген, купец из Бармена; уж не тот ли это старый дурак16?

Имей в виду: Карл Грюн делает тебе конкуренцию, издает весной будущего года натурфилософскую книгу, он уже напечатал введение в берлинском журнале «Wage», который Вейс прислал мне из Берлина17.

Я уезжаю отсюда в субботу*, сначала в Прагу, так как получил сегодня оттуда письмо от Оппенхейма**. Из Праги поеду через Франкфурт.

Зашел сейчас д-р Флеклес, зовет меня обедать. Итак, из длинного письма ничего не выходит; да и Флеклес говорит, что это мешает лечению.

Сердечный привет мадам Лиззи.

Твой Мавр


* 11 сентября. Ред.

** Ср. настоящий том, стр. 120. Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


10

1876 год 4

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 24 мая 1876 г.

3, Adelaide Gardens Дорогой Мавр!

Только что получил два прилагаемых письма19. Над нашей партией в Германии тяготеет проклятие оплачиваемых агитаторов и полузнаек*. Если так будет продолжаться, то лассальянцы скоро станут самыми светлыми головами, ибо они меньше всего воспринимают глупости, а сочинения Лассаля являются наименее вредным средством агитации. Хотел бы я знать, чего собственно хочет от нас этот Мост и что нам делать, чтобы ублаготворить его. Ясно одно: эти люди представляют себе дело так, будто Дюринг своими подлыми нападками на тебя сделал себя неуязвимым с нашей стороны, ибо если мы высмеем его теоретические нелепости, то это будет выглядеть как месть за его личные выпады! Оказывается, чем грубее Дюринг, тем более смиренными и кроткими должны быть мы; и поистине милостью со стороны г-на Моста является то, что он еще не требует, чтобы мы не только в благожелательном тоне и в частном порядке указали г-ну Дюрингу на его ошибки (как будто речь идет только об одних ошибках), с тем чтобы он исправил их в следующем издании20, - но еще сверх того поцеловали бы его в задницу. Человек этот - имею в виду Моста - умудрился дать краткое изложение всего «Капитала»21 и все-таки ничего в нем не уразуметь. Это ясно видно из его письма, и это характеризует его самого. Все подобные нелепости были бы невозможны, если бы вместо Вильгельма** во главе стоял человек, обладающий хоть некоторым теоретическим пониманием, чело-


* В оригинале на берлинском диалекте (Halbjebildeten). Ред.

** - В. Либкнехта. Ред.

18


11
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 МАЯ 1876 г.

век, который не печатал бы с радостью всевозможной ерунды - чем нелепее, тем лучше - и не рекомендовал бы ее рабочим всем авторитетом газеты «Volksstaat». В конце концов эта история рассердила меня до бешенства, и спрашивается, не пора ли серьезно подумать о нашем отношении к этим господам.

Для глупого Вильгельма все это - лишь желанный повод требовать скорее рукопись22.

Что за вождь партии!

Прилагаю из вчерашнего номера «Daily News» интересную корреспонденцию из Константинополя; автору тем более можно верить, что революция софт23 ему никак не по душе. История на Востоке начинает приближаться к кризису: возобновленная сербами попытка получить заем, то есть приостановить платежи по векселям, и новые требования герцеговинских повстанцев24 показывают, как интригует и подстрекает там Россия. С нетерпением жду, как пойдет дело дальше.

Сегодня у нас первый дождливый день, вчера был лишь непродолжительный ливень. Надеюсь, что у Женни все благополучно25. Лиззи и я шлем сердечные приветы всем вам, Лонге и Лафаргам.

Твой Ф. Э.

Только сейчас обратил внимание, что Вильгельм послал мне бандеролью всю рукопись Моста26. Кто знает, допустимо ли это с международной точки зрения и потому дойдет ли она! Не зайдешь ли ты посмотреть, там ли она; если там, то пришли ее мне, я остаюсь здесь до пятницы на следующей неделе*. Миссис Лизон покажет тебе, где она хранит полученные для меня бумаги и т. д.


* 2 июня. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 5

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 25 мая 1876 г.

Дорогой Фред!

Одновременно с этим письмом сдаю на почту полученную рукопись Моста26 в ее прежней упаковке. Прилагаемую мазню


12
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 МАЯ 1876 г.

Вильгельма* я вскрыл, потому что думал, что она имеет отношение к Мосту. Кроме того, я захватил из твоего дома для отсылки тебе проспект, присланный компанией Большой северной железной дороги, думая, что это - нечто деловое, но теперь вижу, что он содержит лишь Программу экскурсий для туристов.

Мнение мое таково, что «наше отношение к этим господам» можно выявить только в виде решительной критики Дюринга. Он, очевидно, интриговал среди преданных ему литературных неучей-карьеристов, чтобы помешать такой критике; они, с своей стороны, рассчитывали на хорошо им известную слабохарактерность Либкнехта. Либкнехт обязан был, между прочим, - и это должно быть ему сказано, - объяснить этим молодцам, что он неоднократно требовал такой критики и что в течение ряда лет (ибо история начинается со времени моего первого возвращения из Карлсбада27) мы отклоняли это как работу второстепенного значения. Как ему известно и как доказывают его письма к нам, серьезность этого дела выявилась только тогда, когда путем неоднократной присылки писем разных неучей он обратил наше внимание на опасность распространения таких плоских идей внутри партии.

Что касается in specie** г-на Моста, то он, разумеется, должен считать Дюринга замечательным мыслителем, потому что этот последний не только в лекции перед берлинскими рабочими, но позднее также черным по белому в печати28 совершил открытие, что лишь Мост сделал нечто разумное из «Капитала»21. Дюринг систематически льстит этим неучам, за что они никак не могут упрекнуть нас. Гнев Моста и компании по поводу того способа, каким ты принудил к молчанию швабского прудониста29, характерен. Этот предостерегающий пример вызывает у них опасения, и они хотят раз навсегда при помощи сплетен, благонамеренного простодушия и возмущенной братской любви сделать невозможной подобную критику.

Впрочем, корень зла заключается в том, что у Либкнехта не хватает материала, в чем, собственно говоря, обнаруживается его редакторский талант. Однако его мелочность доходит до того, что, несмотря на недостаток материала, он все же избегает упомянуть хотя бы одним словом об «Истории французской коммуны» Беккера*** или, по крайней мере, дать несколько выдержек из нее.


* - В. Либкнехта. Ред.

** - специально. Ред.

*** Б. Беккер. «История Революционной парижской коммуны 1789-1794 годов». Ред.


13
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 МАЯ 1876 г.

Ты помнишь, что недавно, когда мы говорили о Турции, я указал тебе на возможность возникновения среди турок пуританской партии (опирающейся на Коран). Это теперь осуществилось. Согласно корреспонденции из Константинополя во «Frankfurter Zeitung», имеется в виду устранить султана, если так будет продолжаться, и посадить на его место его брата30. Корреспондент, говорящий по-турецки и много общающийся в Константинополе с турками, подчеркивает, между прочим, что они хорошо понимают игру Игнатьева, который распускает все тревожные слухи среди христиан в Константинополе. Несомненно одно: с турками нельзя покончить, не оседлав их, а русские, которые не решились (или из-за безденежья не были в состоянии) использовать подходящий момент для решительных действий, нынешней авантюрой могут, пожалуй, сделать больше для развала своего собственного режима, чем для краха турок в Европе.

Женничка чувствует себя хорошо, но малыш немного нездоров; однако, по словам врача, ничего серьезного. Он будет назван Жан (имя отца Лонге) Лоран (прозвище Лауры) Фредерик (в твою честь).

Копенгагенцы пригласили меня на рабочий съезд (в начале июня)31 телеграммой и письмом к Пио (который в понедельник* уехал). Фантастическое представление, будто я могу давать теперь подобные гастроли.

Наш парк сегодня загорожен досками. Забавно, что в Англии продолжают в виде курьеза существовать старогерманские обычаи. Это - сохранение «настоящей свободной собственности» путем огораживания и поэтому путем выхода из общей марки.

Пумпс написала длинные письма моей жене и Тусси. Хотя орфография местами и хромает, все же, что гораздо важнее, она сделала поистине поразительные успехи в стиле и умении излагать.

Сердечный привет мадам Лиззи.

Твой К. Маркс Каким ослом стал Диззи**! В тот момент, когда Англия совершенно изолирована, он упорствует в том, чтобы удержать в тюрьме около дюжины фениев!32

Что касается «Рихтера», то Либкнехт при наличии таких предостережений не должен был бы ограничиваться одними намеками33. Не исключена возможность, что моя адресная книга уехала вместе с Рихтером, но пока я в это не верю.


* 22 мая. Ред.

** - Дизраэли. Ред.


14
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 МАЯ 1876 г.

Что Эйххоф работает на Арнима, нам ведь было известно задолго до Либкнехта, и при ненависти Эйххофа к Бисмарку и Штиберу в этом совсем нет ничего удивительного. Nota bene*: во «Frankfurter Zeitung» напечатан прусский приказ об аресте Арнима, согласно которому у него должны быть отобраны его деньги, а он сам должен быть передан в руки берлинской полиции, иностранным же властям гарантируются возмещение расходов и взаимные услуги! (Это из-за дела о похищении им документов, которое уже рассматривалось судом.)34


* - Обрати внимание. Ред.

** - друг. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV. Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 28 мая 1876 г.

Дорогой Мавр!

Тебе легко говорить. Ты можешь лежать в теплой постели, заниматься русскими земельными отношениями в частности и земельной рентой вообще, и ничто тебе не мешает. Я же должен сидеть на жесткой скамье и тянуть холодное вино, потом вдруг все бросать и снова приниматься за скучного Дюринга. Но ничего не поделаешь, раз уж я тоже втягиваюсь в полемику, конца которой совершенно не видно; ведь все равно я не буду иметь покоя. К тому же amicus** Мост своим панегириком «Курсу философии» Дюринга26 сам ясно указал мне, откуда и как следует вести нападение. Эту книгу тоже необходимо принять во внимание, потому что во многих решающих пунктах она лучше вскрывает слабые стороны и основы рассуждений, приводимых в «Экономии»35. Я сейчас же закажу ее. В сущности, в ней совсем нет собственно философии - формальной логики, диалектики, метафизики и т. д.; она скорее пытается дать общее учение о науке, учение, в котором природа, история, общество, государство, право и т. д. рассматриваются в некоторой якобы внутренней связи. Затем в ней имеется целый раздел, в котором описывается будущее, или так называемое «свобод-


15
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 МАЯ 1876 г.

ное» общество, меньше всего с экономической стороны, и, между прочим, уже разработан учебный план для начальной и средней школы будущего. В ней, таким образом, преподносятся пошлости в еще более упрощенной форме, чем в его экономическом сочинении, и, беря обе книги вместе, можно разоблачить этого субъекта одновременно и с этой стороны. Для критики исторической концепции нашего рыцаря, - сводящейся к тому, что до Дюринга была одна дрянь, - эта книга имеет еще то преимущество, что по ней можно цитировать его собственные грубости. Так или иначе, теперь он у меня в руках*. Мой план готов - j' ai mon plan. Вначале я подхожу к этой ерунде чисто деловым образом и как будто принимаю ее всерьез, но постепенно, по мере того как я разоблачаю его нелепости, с одной стороны, и пошлости - с другой, критика становится все резче, а под конец удары сыплются на него градом. Таким путем Мост и компания лишаются предлога говорить о «жестокости» и т. д., а Дюрингу достается по заслугам. Должны же мы показать этим господам, что умеем разделываться с такими людьми самыми различными способами.

Надеюсь, Вильгельм** напечатает статью Моста в «Neue Welt», для которого она, очевидно, и написана. Мост, как всегда, не умеет списывать и приписывает Дюрингу в области естествознания самые забавные нелепости - например, отделение колец (по кантовской теории) от неподвижных звезд!

Дело не только в том, что Вильгельму не хватает материала, этому можно было бы помочь другими статьями на злободневные темы и т. д., как это делалось во времена Гепнера и Блоса. Главное, это - страстное желание Вильгельма восполнить пробелы нашей теории, иметь ответ на всякое филистерское возражение и дать картину будущего общества, потому что ведь филистер задает им вопросы также и на этот счет; вместе с тем он хочет быть по возможности независимым от нас в теоретическом отношении, что ему, при полном отсутствии у него всякой теории, всегда удавалось гораздо лучше, чем он сам подозревает. Этим он заставляет меня, однако, признать, что Дюринг все же является образованным человеком по сравнению с теоретическими пачкунами из «Volksstaat», и его сочинения все же лучше, чем произведения этих субъективных и объективных путаников.

Относительно турецких событий ты был совершенно прав; я все же надеюсь, что дело двинется вперед; в последнюю


* Перефразированные слова из комедии Шекспира «Венецианский купец», акт IV, сцена первая. Ред.

** - В. Либкнехт. Ред.


16
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 МАЯ 1876 г.

неделю дело, по-видимому, несколько затормозилось, а восточные революции, еще более, чем другие, требуют быстрой развязки. Султан* накопил во дворце громадные сокровища - вот причина жалоб на его беспрерывные требования денег, - сокровища столь значительные, что софты23 потребовали выдать из них 5000000 ф. ст., следовательно, там должно быть еще гораздо больше. Вручение горчаковской ноты трех императоров36 приведет дело, надо надеяться, к кризису.

Передай Женни и Лонге мою сердечную благодарность за честь, которую они мне оказали, постараюсь оправдать ее. Надеюсь, малыш с тремя громкими именами уже поправился**.

Для Дюринга*** повторные занятия древней историей и мои естественнонаучные занятия очень мне пригодились и во многих отношениях облегчают мне дело. Особенно в области естествознания я чувствую гораздо более твердую почву под ногами и могу в этой области двигаться, хотя и с большой осторожностью, но все же с некоторой свободой и уверенностью. Передо мной начинает уже вырисовываться конец и этой работы****. Она начинает принимать в моей голове определенную форму, и этому немало способствовало мое бездельничанье здесь, на берегу моря, когда я мог на свободе обдумывать все подробности. В этой огромной области абсолютно необходимо время от времени прерывать планомерное изучение и продумывать уже изученное.

С 1853 года г-н Гельмгольц не перестает возиться с проблемой вещи в себе и никак не может ее разрешить. Человек этот без зазрения совести спокойно перепечатывает и теперь ту чушь, которую он напечатал до Дарвина*****.

Лиззи и я шлем всем вам сердечный привет. В пятницу****** мы возвращаемся в Лондон.

Меня очень радует, что Пумпс так усовершенствовала свой стиль, я, разумеется, тоже замечаю это, но в меньшей степени.

Твой Ф. Э.


* - Абдул-Азиз. Ред.

** См. настоящий том, стр. 13. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

**** Ф. Энгельс. «Диалектика природы». Ред.

***** То есть до появления в 1859 г. основного труда Ч. Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора». Ред.

****** 2 июня. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


17
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 ИЮЛЯ 1876 г.

7

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 25 июля 1876 г.

11, Camden Sq.

Дорогой Мавр!

Написал Лафаргу, чтобы он известил нас о дне своего приезда, приедет ли он в пятницу или в субботу.

При сем письмо от Вильгельма* с приложением от Моста. Ты видишь, что это за люди - и тот, и другой. С какой важностью Вильгельм относится к «попыткам сближения»! Как будто можно - то есть как будто кто-нибудь может - иметь дело с канальями, которых уличили в таком предательстве. И как будто какое-либо сближение может к чему бы то ни было привести. В самом деле, что случится, если между ними произойдет сближение? Если эти люди при нынешних условиях и обстоятельствах хотят играть еще раз в Интернационал, то пусть доставляют себе это удовольствие, но мы повернемся к ним спиной.

Провал Сербии замечателен38. Кампания была рассчитана на то, что вся Турция будет охвачена пламенем восстания, но повсюду горючий материал оказался подмоченным: Черногория предает Сербию ради частных целей, Босния не хочет устраивать никакого восстания, раз Сербия намерена ее освободить, а бравые болгары не шевелят и пальцем. Сербская освободительная армия должна жить на собственный счет и после хвастливого наступления, нигде не дав серьезного боя, вернуться назад в разбойничье гнездо. - Это, надо думать, коечему научит и румын, и тогда русские планы будут сорваны.

Впрочем, я утешаюсь здесь философией Дюринга** - такой дрянной чепухи никто еще никогда не писал. Ничего, кроме высокопарных пошлостей, пересыпанных чистейшей ерундой, но все это довольно ловко препарировано для прекрасно известной автору публики, которая с помощью нищенской похлебки*** и без большого труда хочет быстро научиться говорить


* - В. Либкнехта. Ред.

** Е. Дюринг. «Курс философии». Ред.

*** В оригинале: «breite Bettelsuppen» («жидкий суп для нищих») - выражение из трагедии Гёте «Фауст», часть I, сцена шестая («Кухня ведьмы»). Ред.

37


18
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 ИЮЛЯ76 г.

обо всем. Человек этот как будто нарочно создан для социализма и философии эпохи миллиардов39.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 26 июля 1876 г.

Дорогой Фред!

Несмотря на времяпрепровождение у моря, ты, наверное, еще не забыл, что уехал лишь в этот понедельник*; между тем вдовы, обитающие в доме № 122**, говорили мне, что вы намерены уже в середине или в конце этой недели вернуться (так мне передавали еще вчера)37.

Что касается прошедшей недели, то последнюю половину ее Лаура провела в Брайтоне (и я также отправился с ней туда, так как моя жена писала, что ей очень нездоровится; Лафарг же приехал в субботу и в воскресенье снова вернулся вместе со мной и Лаурой); Лонге и Женничка были еще связаны школой40. Лафарги приедут в Рамсгет в эту пятницу или субботу и в воскресенье снова вернутся, так как Лафарг не может бросить дела41, а Лаура должна в понедельник снова давать уроки. Она свободна лишь в последнюю неделю августа. (Пропущенный ею на прошлой неделе день она должна наверстать на этой неделе, что при такой жаре не очень приятно.)

Содержание твоего письма я сообщу остальным членам семьи.

Моя жена была еще очень больна, когда мы приехали; ей стало несколько лучше, когда мы уезжали. Как только она почувствует себя достаточно хорошо, она наверно захочет провести несколько дней в Рамсгете. Ленхен в ближайшие дни будет целиком занята приготовлениями к путешествию Тусси42.

В Брайтоне нам рассказывали, что мадам Браво была балетной танцовщицей, а мадам Кокс - ее портнихой. Во время пребывания моей жены в Брайтоне г-жа Браво давала там многолюдные (более или менее) званые обеды.


* 24 июля. Ред.

** То есть в доме Энгельса на Regent's Park Road. Ред.


19
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, АВГУСТА 1876 г.

В последнем номере «Вперед»* помещена противно-хвалебная статья о похоронах Бакунина43, причем главные действующие лица - Гильом, Брусс, оба Реклю и знаменитый Кафьеро. Бакунин фигурирует в ней как «гигант» революции. Обещано следующее письмо того же корреспондента по поводу возникших после похорон проектов объединения обоих Интернационалов, а именно юрцев, которые хотят «свободной федерации» рабочих, и немцев, которые добиваются «народного государства». Для этой цели надо, мол, лишь изменить ст. 3 устава согласно варианту, принятому на «конгрессе 1873 г.» (конгресс Гильома)44.

Либкнехт в краткой заметке в «Volksstaat» (не знаю, читал ли ты уже ее) заявляет, что никто больше нас (то есть его) не может этого желать, но, будучи неисправимым болтуном, он добавляет: покажите нам дела вместо слов45. Ему, конечно, приятно, что г-н Гильом провозглашает «Volksstaat» последним словом внебакунистского Интернационала. Лавров, очевидно, считает хорошим деловым маневром - путем помещения бакунистских корреспонденций привлечь к своей газете и эту партию.

Брайтонский аквариум очень развился с тех пор (три года тому назад), как я видел его при его возникновении46. Согласно компромиссу, заключенному с попами, он открыт также по воскресеньям во второй половине дня (до вечера), но с тем «сухим» условием, что бедняги экскурсанты не получают ни капли жидкости, даже некипяченой воды. Ты должен когда-нибудь его посмотреть.

Сердечный привет всему семейству и мадам Паули.

Твой Мавр


* Название газеты написано Марксом по-русски. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 9

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ Карлсбад, 19 августа 1876 г.

«Germania»

Дорогой Фред!

Пишу по лондонскому адресу, ибо не знаю, живешь ли ты еще у моря37.


20
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1876 г.

Прежде всего - наши дорожные приключения42. Согласно моему плану мы остались ночевать в Кёльне - выехали оттуда в 6 часов утра, предполагая сделать ближайшую остановку в Нюрнберге. Приблизительно в 5 часов пополудни мы прибыли в Нюрнберг, откуда мы намеревались выехать в Карлсбад лишь на следующий день вечером (это было 14-е, а мы оповестили карлсбадскую хозяйку, что приедем 15-го). Чемоданы были выгружены и переданы человеку с тележкой, который должен был сопровождать нас к ближайшей гостинице, расположенной тут же у вокзала, перед городом. Но в этой гостинице оказалась свободной лишь одна комната. При этом хозяин сообщил нам ужасающую весть, что мы вряд ли найдем пристанище где-нибудь в другом месте, так как город наводнен приезжими, - отчасти из-за съезда мельников и пекарей, отчасти благодаря тому, что сюда со всех концов света собрались люди, направляющиеся в Байрейт на дурацкое празднество государственного музыканта Вагнера47. Так оно и вышло. Мы долго бродили по городу рядом с тележкой, но не могли найти приюта ни в самом маленьком трактире, ни в самой большой гостинице. Все, что мы получили, было поверхностное знакомство с исконным центром (очень интересным) немецкого ремесленничества. Нам пришлось, таким образом, вернуться на вокзал. Там нам сказали, что ближайшим к Карлсбаду городом, куда мы еще могли бы отправиться, является Вейден. Мы взяли билеты до Вейдена. Господин кондуктор, однако, хватил уже немного (или даже много) лишнего и, вместо того чтобы высадить нас в Нёйкирхене, откуда идет вновь построенная железнодорожная ветка до Вейдена, довез нас до Иррело* (так приблизительно называется эта дыра). Оттуда нам опять пришлось ехать битых два часа (в обратном направлении), и только в полночь мы попали, наконец, в Вейден. Существующая здесь единственная гостиница опять-таки оказалась переполненной, и нам пришлось до четырех часов утра терпеливо ждать на жестких стульях железнодорожной станции. В общем путь от Кельна до Карлсбада отнял у нас двадцать восемь часов! К тому же эта подлейшая жара!

На следующий день в Карлсбаде мы только и слышали со всех сторон жалобы на невыносимую жару (в течение последних шести недель не было ни одного дождя), в справедливости чего мы убедились на собственной шкуре. К тому же еще недостаток воды; у реки Тепль** такой вид, точно ее кто высосал до дна.


* Правильно: Ирренлоэ. Ред.

** Чешское название: Тепла. Ред.


21
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1876 г.

Обезлесение края привело к тому милому состоянию, что эта речка в богатые дождями периоды (как 1872 г.) все затопляет, в жаркие же годы вся высыхает.

Впрочем, за последние три дня чрезмерная жара немного спала, да и в самые жаркие дни мы находили давно знакомые мне лесные ущелья, где было сносно.

Туссинька, чувствовавшая себя довольно скверно в дороге, здесь заметно поправляется, а на меня Карлсбад действует, как всегда, чудесно. В течение последних месяцев у меня возобновилось неприятное ощущение тяжести в голове, которое теперь совсем исчезло.

Д-р Флеклес сообщил мне в высшей степени поразившую меня новость. Я спросил его, здесь ли его кузина из Парижа, мадам Вольман - очень интересная дама, с которой я познакомился в прошлом году. Он мне ответил, что ее муж потерял все свое состояние и к тому же еще и состояние жены в спекуляциях на парижской бирже, так что обнищавшая семья вынуждена была удалиться на жительство в какое-то захолустное местечко Германии. Любопытно в этой истории следующее: г-н Вольман нажил себе огромное состояние в Париже в качестве фабриканта красок; он никогда не играл на бирже, а деньги, которые ему не нужны были в деле (так же как и деньги своей жены), спокойно помещал в австрийские государственные бумаги. Вдруг на него находит какой-то стих: австрийское государство начинает ему казаться ненадежным, он продает все свои бумаги и совсем тайком, без ведома своей жены и дружественно расположенных к нему Гейне и Ротшильда, начинает спекулировать на бирже... турецкими и перуанскими бумагами! - пока не просаживает последнего геллера. Бедная жена была как раз занята устройством только что снятого в Париже дома, когда в одно прекрасное утро она, будучи совершенно не подготовленной, узнает, что она - нищая.

Профессор Фридберг (в Бреславльском университете, медик) рассказал мне сегодня, что великий Ласкер выпустил анонимный полуроман под заглавием «Испытания одной мужской души». Этим возвышенным переживаниям предшествует хвалебное предисловие или введение г-на Бертольда Ауэрбаха. Испытания Ласкера заключались в том, что все представительницы прекрасного пола (в том числе и дочь Кинкеля) влюблялись в него, и вот он объясняет, почему он не только не женился на них всех вместе, но почему также ни с одной из них дело не дошло до развязки. Это, должно быть, настоящая «Одиссея» тряпичной души.

Очень скоро появилась пародия (тоже анонимно), столь ужасная, что его великий брат, Отто, с весьма


22
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1876 г.

чувствительной затратой денег скупил все имевшиеся еще в продаже экземпляры «Испытаний». «Долг» отрывает меня от письменного стола. А потому, до следующего раза, если магически одуряющее действие горячего щелочного пойла позволит мне еще нацарапать несколько строк.

Мой сердечный привет мадам Лиззи.

Твой Мавр Никакого Ковалевского здесь нет. Зато Лавров прислал мне толстый том о функциях «государства» в будущем48. Во всяком случае чтение я тоже откладываю на будущее. Здесь теперь все в будущем после грома музыки будущего49 в Байрёйте.

Здесь кишит русскими.

Только что из письма жены узнал, что ты еще в Рамсгете. Посылаю поэтому письмо прямо туда.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 10

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В КАРЛСБАД Рамсгет, пятница, 25 августа 1876 г.

Дорогой Мавр!

Твое письмо пришло сюда во вторник и циркулирует теперь среди твоих дочерей*. Вашим странствованиям в течение двадцати восьми часов от Кёльна до Карлсбада здесь никто не завидует, зато рьяно держат пари насчет количества баварской «жидкости», которая помогла вам перенести все эти злоключения.

Ленхен приехала в понедельник, на прошлой неделе, из Гастингса, где она провела с Женни и Лафаргами воскресенье; она была не совсем здорова, но все же пошла купаться и схватила при этом ужасную головную боль, длившуюся два дня; вторая попытка еще более ухудшила дело, и она поэтому должна была отказаться от купанья. Во вторник она отправилась домой,


* Женни Лонге и Лаура Лафарг. Ред.


23
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1876 г.

а на следующий день, позавчера, приехала сюда твоя жена, которая выглядит во всяком случае значительно лучше, чем шесть недель тому назад. Она много бегает, у нее хороший аппетит и к тому же, кажется, вполне нормальный сон. Она и Лиззи бродят по песчаному пляжу, после того как я подкрепил их на вокзале стаканом портвейна, и радуются, что им не надо писать писем. Лиззи морское купанье удивительно пошло на пользу, надеюсь, она продержится на этот раз всю зиму.

Рамсгет в данный момент населен почти исключительно мелкими торговцами зеленью и прочими совсем-совсем мелкими лондонскими лавочниками. Люди эти остаются здесь неделю, пока не истечет срок обратного билета, а затем уступают место другим такого же сорта.

Эта публика, которая раньше совершала однодневные поездки, теперь приезжает на целую неделю. На первый взгляд кажется, что это рабочие, но разговоры этих людей сразу обнаруживают, что они, пожалуй, выше этого и принадлежат к самому неприятному слою лондонского общества - к тому сорту, который по языку и манерам уже подготовлен, после неизбежно предстоящего банкротства, к столь же неизбежно предстоящей профессии уличного торговца. И вот пусть Тусси представит себе своего старого друга Гора утром на пляже, окруженного 30-40 такими дамами с рынка!

Для человека, все более и более глупеющего от курортной атмосферы, самое подходящее чтение, естественно, - это естественная философия действительности г-на Дюринга*. Мне никогда еще не попадалось ничего столь естественного. Поскольку все считается естественным, с естественными вещами все происходит так, как это представляется естественным г-ну Дюрингу; поэтому он и исходит всегда из «аксиоматических положений», ибо то, что естественно, не требует никаких доказательств. Эта вещь по плоскости своей превосходит все бывшее до сих пор. Но как она ни плоха, все же та часть, в которой говорится о природе, является самой лучшей. Здесь все-таки есть еще жалкие остатки диалектических оборотов, но поскольку он переходит к общественным и историческим отношениям, снова начинает господствовать старая метафизика в форме морали, и тем самым он оказывается на настоящей слепой кляче, которая безнадежно тащит его по кругу. Горизонт его не простирается дальше сферы действия общего прусского права, а прусское чиновничье хозяйничанье представляет для него «государство». Через неделю, считая с сегодняшнего дня, мы возвращаемся в Лондон, и тогда я сразу примусь за этого


* Е. Дюринг. «Курс философии». Ред.


24
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1876 г.

молодца. Какие он проповедует вечные истины, ты можешь видеть из того, что его три betes noires* таковы: табак, кошки и евреи, и им достается по заслугам.

Только что пришло письмо Тусси к Ленхен, посылаю его сейчас в Лондон.

«Daily News» и старый Рассел своим криком о «турецких зверствах»50 оказали русским неоценимую услугу и блестяще подготовили для них предстоящую кампанию, которую они могут начать, как только господа либералы станут здесь у кормила власти. Либеральная провинциальная пресса тоже трубит теперь тревогу, и так как старый Диззи** удалился в палату лордов51, то либеральные крикуны наверно будут в ближайшую сессию задавать тон в палате общин. О гнусностях черногорцев и герцеговинцев, конечно, все молчат. К счастью, сербов бьют- даже Форбс, который, впрочем, является единственным разумным военным корреспондентом, говорит с нескрываемым сочувствием о военном превосходстве турецких войск - и Белому царю*** не так легко вмешаться.

Твоя жена и Лиззи посылают Тусси и тебе сердечный привет.

Твой Ф. Э.


* - пугала. Ред.

** - Дизраэли. Ред.

*** Слова «Белый царь» написаны Энгельсом по-русски; имеется в виду Александр II. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 11 декабря 1876 г.

Дорогой Фред!

Ковалевский вчера был у меня, требовал Хансена52; я сказал ему, что он получит его завтра вечером; вместе с тем, по его желанию, сговорились посетить тебя в тот же вечер (во вторник).

Посылаю тебе Хансена, с которым ты легко покончишь за пару часов, как это сделал я.

Написал по поводу переплетов.

Привет.

Твой К. М.


25
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 11 ДЕКАБРЯ 1876 г.

После конференции (в Сент-Джемсе)53 г-н Гладстон явился в ложу, где сидела г-жа Новикова, подал ей руку - «чтобы показать» (так сказал он, по словам Новиковой), «что союз между Англией и Россией уже существует», - и торжественно проследовал под руку с ней через громадную толпу, которая расступилась по обе стороны; он сравнительно маленький, тощий субъект, она -настоящий драгун. Она сказала Ковалевскому: «Как неловки эти англичане!».

Г-н генералиссимус Черняев дважды запрашивал по телеграфу Новикову, должен ли и он явиться на конференцию; она должна была ответить ему, что г-н Гладстон с удовольствием повидается с ним наедине, но публичное появление считает нецелесообразным.

Харрисон (который в своей статье в «Fortnightly Review» «Крест и полумесяц54 хвастает некоторыми только что подхваченными у Ковалевского соображениями) сказал в лицо Хауэллу на конференции (вход на конференцию был по билетам), что присутствующие рабочие все вместе и каждый в отдельности принадлежат к хорошо ему (Харрисону) известной подкупленной шайке.

К сожалению, Чарлз Дарвин тоже дал свое имя для этой грязной демонстрации; Льюис отказался.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается no рукописи Перевод с немецкого


26

1877 год 12

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Брайтон, 23 февраля 1877 г.

42, Kings Road Дорогой Мавр!

На прошлой неделе я отправил письмо Биньями, подписался на «Plebe» и написал ему о выборах55. Три дня тому назад, перед нашим отъездом56, я получил три номера, несколько недостающих он мне дошлет57. Мое вмешательство оказалось весьма кстати.

«Plebe» от 7 января сообщает о заседании суда присяжных по делу туринского квестора (начальника полиции) Биньями (того самого, который угощал Терцаги «вермутом», см.

«Альянс социалистической демократии»58) по обвинению в хищении (tout comme chez nous*).

Некий полицейский Бландини показывает, что по приказанию Биньями он произвел у Терцаги pro forma** обыск, но от того же Биньями он получил приказ взять только то, что даст ему Терцаги. Когда был подписан приказ об аресте Терцаги, последний был уже до того арестован другим полицейским, Премерлани, по приказу Биньями; «Терцаги был секретным агентом Биньями, который платил ему по три лиры» (франка) «в день». По этому поводу «Plebe» замечает: отсюда видно, на что употребляются «секретные фонды классовых правительств».

На это отвечает бакунистская газетка «Il Martello»*** - по названию я узнаю своего Кафьеро. - Так как нельзя было говорить об омерзительном случае с Терцаги, то газетка ухвати-


* - совсем как у нас (крылатое выражение, восходящее к комедии Нолана де Фатувиля «Арлекин, император с луны»). Ред.

** - для видимости. Ред.

*** См. «Plebe» от 21 января. Ред.


27
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1877 г.

лась за «секретные фонды классовых правительств»: значит, у вас «не классовые правительства» тоже будут иметь «секретные фонды», значит, и у вас все останется по-старому, - и дальше следует целая истинно-анархическая тирада, которая известна. «Plebe» отвечает газетке по заслугам и сейчас же вслед за тем нападает на «Bulletin jurassien», указывая, что его привели в бешенство четыре строчки «Plebe», но он представляет дело так, будто на самом деле приведена в ярость «Plebe», тогда как юрские инсинуации только «забавляли» ее.

Впрочем [продолжает «Plebe»], нужно быть очень «наивным», чтобы попасться на удочку людей, которые с болезненной завистью стучатся в одну дверь за другой и, пуская в ход клевету, нищенски выпрашивают хоть каплю враждебности против нас. Рука, которая с давних пор сеет раздоры и провокации, слишком хорошо известна, чтобы нельзя было сразу же увидеть ее лойоловские происки, и «честные люди скоро воздадут им по заслугам».

В том же номере - корреспонденция Э. Д.* (Дрбг. из «Berliner Freie Presse») о выборах в Берлине.

В номере от 16 февраля - корреспонденция из Брюсселя, подписанная «С.Д.П.»**, о новом фламандском движении за фабричный закон и всеобщее избирательное право, заканчивается так: «Таким образом, мы полагаем, что этим методом можно скорее и вернее добиться освобождения пролетариата, чем стоя на месте годами и целыми двадцатипятилетиями, лая на луну в ожидании, что мамаша революция соизволит явиться и разбить цепи рабочих».

Далее в весьма дружественных тонах упоминается в качестве симптома воззвание старого Беккера59.

Сегодня получил весьма восторженное письмо от Биньями, в котором он говорит, что напечатает мою статью о выборах, и подтверждает, что Верхнеитальянская федерация, которая охватывает район от Венеции до Турина и на этих днях созывает свой съезд60, «намерена бороться на почве всеобщего избирательного права». «Plebe» - ее официальный орган.

Таким образом, пробита брешь в крепости адвокатов, литераторов и бездельников в Италии. Притом лучше всего то, что все старые члены Альянса61 в Милане времен Куно: Мауро Гандольфи и т. д. - по-видимому примкнули к федерации. Действительно, фиктивное рабочее движение в таком промышленном городе, как Милан, не могло быть долговечным. А Верхняя Италия играет решающую роль не только в стратегическом отношении, но и в рабочем движении всего крестьянского полуострова.


* - Э. Дёренберга. Ред.

** - Сезар Де Пап. Ред.


28
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1877 г.

Итак, мировое правительство в Невшателе62 имеет теперь целиком за собой только Испанию; но долго ли и это будет продолжаться?

Впрочем, для того чтобы более внимательно следить за этими событиями, г-ну Демуту давно пора подписаться на «Bulletin jurassien», как было условлено. Должны же мы знать, какие отлучения издает всесветный диктатор и блюститель святейшего престола*.

Сердечный привет всем.

Твой Ф. Э.


* - Дж. Гильом. Ред.

** - Л. Шёлер. Ред.

*** 13 марта. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 13

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Брайтон, 2 марта 1877 г.

42, Kings Road Дорогой Мавр!

Я написал Либкнехту и просил его посылать мне пока корректуры63 сюда, я обыкновенно получаю их самое позднее в понедельник, но на этой неделе ничего не получил и боюсь, что по обыкновению что-нибудь напутано. Не будешь ли так добр посмотреть у меня дома, нет ли там какой-нибудь корректуры, и послать ее мне. Миссис Лизон покажет тебе пакеты полученных газет, и ты среди них легко найдешь корректуру; она даст тебе также газетную обертку и пр. для ее упаковки. В противном случае эти люди могут еще напечатать от моего имени ерунду, составленную ими.

В некоторых отношениях мне приятно, что Лина** и Пумпс возвращаются лишь в середине месяца. Во-первых, мы тогда будем уже опять дома, ибо думаем вернуться в следующий вторник через неделю***, а во-вторых, это дало мне время послать Лине дополнительно к отправленным в спешке 15 ф. ст. (все, что у меня тогда было) на всякий случай еще 5 ф. ст. и еще


29
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 МАРТА 1877 г.

раз ясно растолковать ей - это, пожалуй, нелишнее, - что она не должна гнаться за дешевизной, а обставить поездку комфортабельно, так как все перед этим посланные деньги предназначены лишь на поездку сюда.

У нас здесь была прекрасная погода; сегодня же туманно и сыро, время от времени идет дождь. Какая разница в климате между Лондоном и Брайтоном; из газетного сообщения сегодня утром видно, что у вас вода в парках покрыта еще льдом толщиной в 11/2 дюйма, тогда как здесь уже к десяти часам утра солнце уничтожает следы легких ночных заморозков. Для двухнедельного пребывания зимой на морском берегу Брайтон действительно «фешенебельное место», вследствие чего здесь кишмя кишит фешенебельными персонами. Но позор для Лондона, что после здешнего аквариума, который своими достижениями в разведении рыб и амфибий завоевывает себе действительно научную репутацию, там не постыдились создать такую карикатуру в Вестминстере - мюзик-холл с рыбами - и еще подняли при этом такую шумиху.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В БРАЙТОН [Лондон], 3 марта 1877 г.

Дорогой Фред!

Одновременно с этим посылаю тебе «Plebe» и то, что нашел у тебя дома из Лейпцига63.

Что касается важного заявления Верхнеитальянской федерации, в котором она говорит, что всегда придерживалась «первоначальных статутов» Интернационала64, и официально отрекается от непосредственной федеративной связи с бакунистскими итальянскими группами, то ты должен это, а также весьма интересные и приятные для меня другие факты, содержащиеся в твоем первом письме*, возможно скорее сообщить в «Vorwarts»65. Иначе Либкнехт ухитрится наделать и в этом отношении глупостей.


* См. настоящий том, стр. 26-28. Ред.


30
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 МАРТА 1877 г.

Мне все это время сильно нездоровится - хронически простужен, страдаю насморком и кашляю.

С Линой all right*.

Лавров, которому живется дьявольски плохо, хвалит твои статьи против Дюринга, но говорит, что «к такой мягкости в полемике со стороны Энгельса не привыкли» (то есть он не привык).

В понедельник ты получишь от меня длинное послание**. Не смотри на это как на дюринговский маневр, который заключается в том, чтобы всегда много наобещать, но никогда не выполнить.

Сердечный привет Лиззи.

Твой К. Маркс Черт бы побрал Гирша и его Кастельно. Последний от имени их обоих требует теперь от меня, чтобы я фигурировал как сотрудник в рабочей газете, которую они сейчас основывают.

Как будто у меня есть время для этого, - ведь Гирш должен был бы знать, что у меня его нет! Если же мое имя будет фигурировать лишь для формы, то это будет возлагать на меня только «ответственность» без всякой пользы для дела. Так как г-н Кастельно теперь сам признает, что его краткое изложение «Капитала», пока Кэ управляет, принадлежит миру фантазии, то поэтому он хочет обработать меня другим манером. Я до сих пор не заметил, чтобы он или Гирш сделали хоть что-нибудь для «Капитала», хотя бы в такой мере, как Лавеле66 или Блок67.


* - все в порядке (см. предыдущее письмо). Ред.

** См. следующее письмо. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 15

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В БРАЙТОН [Лондон], 5 марта 1877 г.

Дорогой Фред!

Прилагаю «Дюрингиану»68. Я не мог читать этого субъекта без того, чтобы тут же не дать ему основательно по башке.


31
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 МАРТА 1877 г.

Теперь, после того как я в него таким образом вчитался, для чего необходимо было терпение да и плетка под рукой (а часть, которую я еще не прочел, начиная с Рикардо, должна содержать много великолепных перлов), я в дальнейшем способен наслаждаться им спокойно.

Когда вчитаешься в него настолько, что приемы его становятся ясны как на ладони, - этот писака начинает даже забавлять.

Впрочем, в качестве побочного «занятия» при моем раздраженном катаральном расположении духа он оказал мне большую услугу.

Твой Мавр Кстати. Та злейшая статья о Гладстоне - Новиковой, от которой у «Whitehall Review» душа ушла в пятки, - появилась позавчера, с украшениями Барри, в «Vanity Fair»69. Как мы выяснили вчера при встрече с сыном и дочерью Коллета, отец Коллет не одобряет этого, ибо Гладстон все же честный, хотя и сумасшедший человек, а этого сорта полемика - «неприлична».

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 16

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Брайтон, 6 марта 1877 г.

42, Kings Road Дорогой Мавр!

Сердечное спасибо за большую работу относительно «критической истории»68. Это больше, чем мне нужно, чтобы совершенно заткнуть глотку молодцу и в этой области. В самом деле, Лавров отчасти прав, говоря, что с этим субъектом до сих пор слишком деликатничали*. Теперь, перечитывая курс политической экономии**, зная молодца и его манеру, уже не приходится опасаться, что в этой стряпне где-нибудь кроется подвох; теперь, когда весь этот спесивый вздор выступает неприкрыто, - я, конечно, считаю, что отнестись к этому надо с еще большим презрением. У добряка Лаврова, конечно, имеются свои соображения: он может в своих проповедях*** не прибе-


* См. настоящий том, стр. 30. Ред.

** Е. Дюринг. «Курс политической и социальной экономии». Ред.

*** Слово «проповеди» написано Энгельсом по-русски. Ред.


32
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 МАРТА 1877 г.

гать к крещендо, как это вынуждены делать мы, когда нам предстоит столь длительная расправа. Тем не менее он уже в конце отдела о философии не будет больше жаловаться на мягкость, а в отделе о политической экономии - еще того меньше*.

Тяжкие сомнения Коллета по поводу Гладстона были неизбежны**. Это вещи, которые происходят не без приказа свыше. Надо, мол, было молчать, пока Гладстон снова не окажется у власти, а тогда предоставить У.*** сделать серьезное предостережение в форме глубокомысленных намеков, непонятных даже для того, кого они касаются. Борьбу с тайной дипломатией неизбежно приходится вести тайно-дипломатическим путем.

Материалы из «Plebe» я обработаю для Вильгельма65. Господа анархистские диктаторы в этом итальянском расколе великолепны. Из маленьких заметок в этом же номере «Plebe» по поводу «некоторых ограниченных анархистских и - чудовищное противоречие - в то же время диктаторских голов» видно, что Биньями хорошо изучил особенности этих людей. Бакунин был все же способнее и терпеливее, чем г-н Гильом, который слишком торопится стать властелином мира.

То, что ты мне послал, не было новой корректурой63. До сих пор ни одной не получил. У Вильгельма поистине безалабернейшее хозяйство.

Через неделю мы возвращаемся. Лиззи замечательно поправилась. Аппетит почти нормальный, но и воздух здесь исключительно хороший на просторе этого бескрайнего взморья.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел первый и отдел второй. Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.

*** - Уркарту. Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe, Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 17

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В БРАЙТОН [Лондон], 7 марта 1877 г.

Дорогой Фред!

Чтобы не позабыть, посылаю вслед за последним письмом еще и это добавление:


33
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАРТА 1877 г.

1) Самым важным пунктом концепции Юма о стимулирующем влиянии увеличения количества денег на промышленность, пунктом, который яснее всего показывает также (если бы в этом вообще можно было сомневаться), что это увеличение он представляет себе лишь в связи с обесценением благородных металлов, - пунктом, к которому, как это видно уже из посланной мной выдержки, Юм неоднократно возвращается, - является то его положение, что «цена труда» повышается только в последнюю очередь, после повышения цен всех других товаров70. Об этом у мистера Дюринга* ни слова; да и вообще этого превозносимого им Юма он излагает так же неряшливо и поверхностно, как и всех других авторов. Кроме того, если бы он даже и заметил это, - что более чем сомнительно, - то было бы не очень-то удобно восхвалять такую теорию перед лицом рабочих; следовательно, лучше было замять весь вопрос.

2) Мой собственный взгляд на физиократов как на первых методических (не только случайных, как Петти и т. д.) толкователей капитала и капиталистического способа производства - я, естественно, не хотел высказать этому человеку прямо. Будучи высказана с полной определенностью, эта точка зрения могла бы быть подхвачена и в то же время извращена разными писаками, прежде чем у меня будет возможность изложить ее обстоятельно. Вот почему я не касался этого в посланном тебе очерке.

Не мешало бы, однако, пожалуй, в ответе Дюрингу сослаться на следующие два места из «Капитала». Я их цитирую по французскому изданию, так как здесь они даны не столь мимоходом, как в немецком оригинале.

Относительно «Экономической таблицы»71: «Пока мы рассматриваем только фонд годового производства, ежегодный процесс воспроизводства очень понятен. Но все составные части годовой продукции должны быть вынесены на товарный рынок. Здесь движения капиталов и личных доходов перекрещиваются, смешиваются, теряются во всеобщем перемещении - в обращении общественного богатства, - которое обманывает взор наблюдателя и ставит перед исследованием весьма запутанные задачи. Большая заслуга физиократов заключается в том, что они в своей «Экономической таблице» впервые сделали попытку дать картину воспроизводства годовой продукции в том виде, в каком она выходит из обращения.


* Е. Дюринг. «Критическая история политической экономии и социализма». Ред.


34
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАРТА 1877 г.

Их изложение во многих отношениях ближе к истине, чем объяснение последующих экономистов» (стр. 258-259)72.

Относительно определения «производительного труда»: «Точно так же классическая политическая экономия - то инстинктивно, то сознательно - всегда держалась того мнения, что производительный труд характеризуется способностью давать прибавочную стоимость. Ее определения производительного труда меняются по мере того, как подвигается вперед ее анализ прибавочной стоимости. Так, по заявлению физиократов, производителен только земледельческий труд. Почему? Потому, что только он доставляет прибавочную стоимость, которая для них существует исключительно в форме земельной ренты» (стр. 219)73.

«Хотя физиократы не раскрыли тайны прибавочной стоимости, им все же было ясно то, что прибавочная стоимость есть «такое богатство, которым он» (владелец богатства) «может самостоятельно и свободно распоряжаться, богатство, которое он не купил, но которое он продает» (Тюрго)» («Капитал», второе немецкое издание, стр. 554), и что она не может возникнуть из обращения (там же, стр. 141-145)74.

Как раз во время моего обеда пришел великий Барри впопыхах с восемью газетами в руках.

Редакторы английских газет - удивительно странные животные. Редактор «Vanity Fair» (то есть подчиненное лицо, ибо шеф и собственник газеты, мистер Боулз, полу-уркартист, находится со своей женой в Испании для поправки ее здоровья) напечатал наконец ту статью69, от которой в ужасе отшатнулись шотландская газета «Morning News» и лондонская «Whitehall Review», а также шесть правительственных газет, или скорее находящаяся в руках торийского министерства центральная пресса, где для них стряпается материал.

И что же? Этот же самый человек из «Vanity Fair» берет теперь реванш и, в свою очередь, боится поместить (что нужно в интересах дела и г-на Барри) статью, уже опубликованную упомянутыми восемью газетами, именно ту, которая написана по поводу статьи Гладстона в «Contemporary Review»75. Он спрашивает в письме к Барри, что ему делать в случае привлечения к ответственности за клевету? Я инструктировал Барри, который предусмотрительно вооружился уже указанными восемью газетами, насчет ответа, который ему следует дать. Я бы очень ошибся, если бы не объяснял именно эти колебания (которые мы, однако, преодолеем) «сомнениями» мистера Коллега. В самом деле, разве не ужасно, если кто-нибудь вырывает у них из рук дела тайной дипломатии.


35
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 МАЯ 1877 г.

Кстати, русская дипломатия совершенно выродилась в какой-то фарс. Успешное или безуспешное по началу дипломатическое путешествие г-на Игнатьева остается при всех обстоятельствах еще более смешным и компрометирующим паломничеством, чем дипломатическая поездка г-на Тьера после переворота четвертого сентября76.

Я получил от благородного Гамбуцци написанный им самим некролог размером в девять страниц о благородном Фанелли77, который недавно умер. Присылка этого некролога имеет, очевидно, целью возбудить во мне чувство раскаяния по поводу содержащихся в брошюре относительно Альянса оскорблений по адресу означенного Фанелли78.

Твой К. М.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., m. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Брайтон, 27 мая 1877 г.

42, Kings Road Дорогой Мавр!

Ты должен удивляться моему упорному молчанию. Я отвратительно провел всю неделю из-за глаза; яркое солнце не пошло ему впрок. Уже в течение недели я по целым дням ношу очки и распрощался с алкоголем, но это не давало вначале никакого улучшения. Только со вчерашнего дня наступила решительная перемена, так что глаз меня больше не тревожит.

Когда вернусь в Лондон (в пятницу*), непременно покончу с этой историей, мне надоело такое состояние, при котором ничего нельзя делать.

Глупые английские газеты распускают басни о громадных успехах русских в Армении79, а они пока весьма незначительны. Но если софты в Константинополе скоро не выступят, Мухтар-паша может причинить большой вред. - Для военных операций на Дунае характерно, что туда ожидают прибытия царя**, чтобы что-нибудь предпринять. Впрочем, организация русской


* 1 июня. Ред.

** - Александра II. Ред.


36
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 МАЯ 1877 г.

армии до сих пор, по-видимому, действительно оказалась лучше, чем того ожидали; однако как обстоит дело, мы увидим, когда начнется настоящая кампания. Но развязка зависит от Константинополя, а она становится все более и более необходимой.

Мосьё Мак-Магон, кажется, ошибся, совершив свой coup de tete*.80 Дело не клеится, даже биржа, несмотря на все усилия, не желает по-настоящему клюнуть. Его уверения, что он намерен держаться в рамках законности, показывают также, что результат не соответствует обещаниям Брольи и компании. Если французы будут на этот раз стойко держаться, будут организованно голосовать, хотя бы не хуже, чем в последний раз, то, вероятно, они раз навсегда покончат с этого рода реакцией. Судя по ходу дела, шаг этот не рассчитан на применение силы, и если впоследствии будет сделана попытка прибегнуть к ней, то, вероятно, она не удастся. Нельзя откладывать coup d'etat** на три месяца, как отсрочивают вексель. Притом Брольи не человек действия, а парламентский интриган; он несомненно упустит подходящий момент, если бы даже из-за сомнений и оговорок Мак-Магона дело не было уже заранее почти обречено на неудачу. Словом, дело протекает в высшей степени благоприятно, и если избиратели на этот раз позволят префектам и т. д. обращаться с собой, как с голосующей скотиной, то они не заслуживают лучшего, но на это не похоже. Какие шансы на успех старой свиньи Тьера, если Мак-Магон ставит дилемму: хорошие выборы - или я подаю в отставку!

Осел!

Твой Ф. Э.


* - смелый, безрассудный поступок. Ред.

** - государственный переворот. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 19

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В БРАЙТОН [Лондон], 31 мая 1877 г.

Дорогой Энгельс!

Надеюсь, твой глаз уже поправился. Мадам Лонге старшая послала мадам Лормье, у которой болезнь глаза с каждым днем


37
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 МАЯ 1877 г.

обострялась и принимала очень серьезный оборот, баночку мази (она, должно быть, стоит не менее 30 франков). Употребление небольшого количества этой мази - mirabile dictu* - полностью излечило ее в течение нескольких дней. Факт абсолютно бесспорный. Мазь эта весьма славится во Франции; по ее запаху, виду и т. д. ты, конечно, узнаешь, каковы ее главные составные части.

Твоя оценка положения в Турции так сходится с моей, что я почти дословно изложил ее Врублевскому.

Но кризис приближается. Махмуд-Дамад и компания, находящиеся под прямым русским влиянием, были бы весьма склонны заключить мир с русскими, причем, разумеется, договорились бы и об отмене конституции (что рекомендует и «Times» в том же номере, в котором ругает Мак-Магона за его антиконституционализм81). Для царя** нет ничего более подходящего; до сих пор имел место, так сказать, лишь предварительный военный парад; успехи русских в Малой Азии79 преувеличиваются и раздуваются различными партиями по разным мотивам (не говоря уже об убийственной неосведомленности); помимо других затруднений, налицо расстройство финансов, которое находится еще только в начальной стадии; кавказская болезнь носит еще пока лишь спорадический характер82; царь вышел бы из всего этого, сохранив престиж, и притом не был бы пока что вынужден давать конституцию; кроме того, он мог бы играть важную роль в западном кризисе и т. д. и т. д. Мидхат-паша, как мне говорили, делает здесь все, чтобы дать толчок движению в Константинополе, отчего действительно зависит судьба Турции (и непосредственные перспективы «развития» России).

Во Франции оправдывается то, в чем я давно и тщетно убеждал Лиссагаре (теперь он снова видит это в слишком розовом свете), а именно, что настоящая промышленная и торговая буржуазия настроена республикански, как это на самом деле ясно показали события со времени тьеровского режима, и что «боевые люди» представляют лишь прекрасные остатки профессиональных политиков старых партий, но не представляют никакого класса. Рабочие (в Париже) следуют лозунгу, что на сей раз это - дело господ буржуа. Они поэтому держатся в стороне.

Из прилагаемой вырезки из «Marseillaise» ты увидишь, как относятся к Мак-Магону радикальные газеты. Мудрая


* - как это ни странно. Ред.

** - Александра II. Ред.


38
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 МАЯ 1877 г.

«Republique Francaise» заявляет ему, что вопрос может быть решен только его отставкой;

Эмиль де Жирарден грозит ему привлечением к суду, но из всех газет безжалостнее всего относится к нему «Siecle», газета лавочников par excellence*.

Между тем бонапартисты собираются обнажить меч (не говоря уже о том, что это не согласуется с линией Брольи) слишком поздно. Все же, возможно, будет предпринята попытка (после новой отсрочки сессии палаты83) прибегнуть к осадному положению, что хотя и незаконно, но покрывается законной ответственностью министров и конституционной безответственностью Мак-Магона. На этом пути, на который толкают, по крайней мере, бонапартисты, может все же еще дойти до насильственных столкновений. Это одна из возможностей, но маловероятная.

О смерти Уркарта меня по обязанности оповестил Коллет.

Состояние моего собственного здоровья не блестяще, но сносно в сравнении с тем, что бывало раньше в это же время года. Жена моя поправляется.

Маленький человек** легко отвык от груди (ирландка, однако, еще у нас), но проявляет опасную страсть: вместо того чтобы ползать по комнате, карабкается по лестнице.

Сердечные приветы от наших вашим.

Твой К. М.


* - по преимуществу. Ред.

** - Жан Лонге. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 15 июля 1877 г.

2, Adelaide Gardens Дорогой Мавр!

Со среды мы обосновались здесь84, но, к сожалению, на этот раз морской воздух действует на мою жену недостаточно быстро, аппетит у нее все еще отсутствует. У меня же последствия экскурсии в Манчестер85 давно прошли согласно пословице: «С глаз долой - из сердца вон».


39
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 ИЮЛЯ 1877 г.

Прилагаемое письмо прислано мне вместе с письмом того же самого Виде86 (которого, однако, не надо смешивать с нашим веселым горбунчиком*). Сообщи, что ты напишешь этому филистеру, чтобы мы могли действовать согласованно.

Первая корректура «Политической экономии» уже здесь87. Шестой лист «Философии», из которого выпало двадцать девять строк, печатается снова; надо надеяться, что ничего неприятного при этом опять не произойдет88.

Провал русских в Азии мне все еще не вполне понятен. Кавказская армия состоит из 8 дивизий по 16 батальонов каждая, следовательно, из 128 батальонов линейных войск (не считая стрелков, гарнизонных частей и новых формирований), но у Лорис-Меликова теперь, повидимому, всего лишь около 40-50 батальонов. Если мы прибавим на фланговые колонны у Батума и Баязета** еще 30 батальонов (безусловно слишком много), то остается еще 50-60 батальонов, относительно которых надо выяснить. Таким образом, их пришлось, вероятно, оставить на Кавказе для прикрытия коммуникаций. Если это предположение противоречит первоначальному русскому бахвальству, то это - не довод против. Во всяком случае высадка в Сухум-Кале (каковы бы ни были ее подлинные непосредственные результаты), повидимому, вполне достигла цели: удержать почти половину кавказской армии на самом Кавказе89.

В Болгарии русские тем временем, по-видимому, нащупывают себе путь, что в достаточной мере облегчается для них также тактикой чисто пассивной обороны со стороны турок (которая приводит в настоящее отчаяние прусских лейтенантов из «Kolnische Zeitung»). Во всяком случае, они, как кажется, подготовляют быстрое наступление через Балканы: через Габрово - Казанлык или через Софию - Филиппополь***. Если они его совершат и турецкое правительство не даст себя этим запугать, то этот «современнейший способ ведения войны» может кончиться ужасно. Содержать три армейских корпуса во Фракии и снабжать их боеприпасами и т. д., не имея позади себя удобных коммуникаций, - это такой фокус, на котором может сломать себе шею даже великий Николай Николаевич.

Туркам абсолютно необходимо иметь нескольких европейцев. Турки знают или только наступление или только оборону. Соединение того и другого выходит за пределы их горизонта. Какой-то турецкий майор говорит лейтенанту из «Kolnische


* - И. Ведде. Ред.

** Современное турецкое название: Догубаязит. Ред.

*** Болгарское название: Пловдив. Ред.


40
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 ИЮЛЯ 1877 г.

Zeitung»: Видите там, за Дунаем, много русских? - Черт возьми, почему же вы не обстреляете их своими пушками? - Йок, эфенди (нет, сударь), но если русские станут стрелять в нас, тогда вы увидите, как мы им ответим! - А в это время русские совершенно спокойно выстраивают свои батареи. Если бы в 1853 г. Силистрия защищалась таким образом, она скоро бы пала90.

Сердечные приветы от наших вашим.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 21

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 18 июля 1877 г.

Дорогой Фред!

Прежде всего, что касается Виде, то я отвечу ему, что при теперешнем состоянии моего здоровья (это так и есть на самом деле) я не могу участвовать в качестве сотрудника в каком бы то ни было журнале.

Было бы действительно очень хорошо, если бы появился настоящий научный социалистический журнал. Он предоставил бы возможность выступать с критикой и антикритикой, причем мы могли бы разъяснять теоретические вопросы, разоблачать абсолютное невежество профессоров и приват-доцентов и одновременно с этим прочищать мозги широкой публике - как рабочим, так и буржуа. Но журнал Виде* может быть лишь псевдонаучным; главное ядро его сотрудников неизбежно составят те самые полуобразованные невежды и полузнайки-литераторы, которые сделали неустойчивыми «Neue Welt», «Vorwarts» и т. д. Беспощадность - первое условие всякой критики - будет в подобном обществе невозможна; кроме того, надо будет постоянно заботиться о популярности, то есть излагать для невежественных читателей. Представь себе журнал, посвященный химии, который всегда исходил бы из основной предпосылки - невежества читателя в химии. Помимо всего


* - «Neue Gesellschaft». Ред.


41
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 19 ИЮЛЯ 1877 г.

этого, поведение неизбежных сотрудников Виде в деле с Дюрингом диктует осторожность и вынуждает нас держаться от этих людей на таком почтительном расстоянии, как это только позволяют политические и партийные условия. Их девиз, по-видимому, таков: кто критикует своего противника с помощью одной лишь ругани, тот добрая душа; но кто обрушивается на противника с действительной критикой, тот - недостойный человек.

Надеюсь, что дерзкие действия русских по ту сторону Балкан заставят турок восстать против их старого режима. Что поражения русских в европейской Турции ведут прямо к революции в России, это теперь ясно даже для Лаврова и Лопатина благодаря возмущению русской прессы по поводу неудач в Армении, которого не смогла подавить никакая цензура.

Топ петербургских газет является более угрожающим, чем тон немецкой прессы в то время, когда осада Парижа не давала ожидаемых результатов91.

В течение нескольких дней на прошлой неделе и в начале этой бессонница и соответствующее хаотическое состояние головных нервов приняли у меня угрожающие размеры. Со вчерашнего дня опять стало лучше.

Сердечный привет от наших вашим.

Твой Мавр Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen P. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 19 июля 1877 г.

2, Adelaide Gardens Дорогой Мавр!

Я тоже напишу Виде*, что по недостатку времени не могу ничего обещать, а тем более выполнить. К сожалению, нам нельзя высказать тех истинных, или скорее внутренних, причин, которые ты столь верно сформулировал. К тому же - что нам известно о способности г-на Виде руководить научным


* См. настоящий том, стр. 219. Ред.


42
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 19 ИЮЛЯ 1877 г.

журналом? Что мы знаем, наконец, о его надежности или просто доброй воле в критических случаях, которые вскоре, несомненно, снова бы повторились?

Прилагаю последнее письмо от Вильгельма*. По поводу рукописи я ему просто ответил, что перешлю письмо тебе. Он действительно написал в тюрьме целых три статьи, которые напечатаны в №№ 80 и 81 «Vorwarts»92. Жалкое лавирование, блестящий образец того, как он превратил бы твою критику программы в ее восхваление93. Его требование дать статью о войне я отклонил, мотивировав свой отказ тем, что не желаю оспаривать место в «Vorwarts» у господ социалистов будущего и давать снова повод кричать о том, будто я заполняю газету отвлеченными вещами, не интересующими массу читателей94, которые, по-видимому, желают фантазий вместо фактов.

Беда лишь в том, что наши люди в Германии имеют таких жалких противников. Если бы на стороне буржуазии был хоть один способный и обладающий экономическими знаниями человек, то он бы скоро посадил наших господ в калошу и объяснил бы им их собственную путаницу. Но что может дать такая борьба, при которой оружием с той и другой стороны служат лишь общие места и всякий филистерский вздор! В противовес более развитому буржуазному уму в Германии развивается новый немецкий вульгарный социализм, который достойно может занять место рядом со старым «истинным социализмом» 1845 года95.

Турки должны действовать быстро, чтобы довести дело до благополучного конца. Если они позволят русским создать в Болгарии и на южном склоне Балкан русский четырехугольник крепостей96, то дело может там принять затяжной характер, и тогда не исключена угроза Константинополю, то есть угроза, рассчитанная, как в 1828 году, только на моральное воздействие - или на измену. А измена, кажется, вполне возможна. Что в Никополе произошла измена, - впрочем, после перехода русскими Балкан не имевшая уже большого значения, - кажется мне ясным. Никогда еще 6000 турок, укрытые за валом и рвом, не сдавались без штурма - кроме Варны в 1828 году97. Меня сильно раздражают приходящие дважды в день газеты с сообщениями о русской активности и неизменной бездеятельности турок; хуже не было даже в 1828 г., когда совсем не существовало турецкой армии.

Съезди же к Гумперту и попроси что-нибудь против бессонницы, он в настоящее время еще там, и поездка принесет тебе


* - В. Либкнехта. Ред.


43
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ИЮЛЯ 1877 г.

пользу. Не давай этому делу опять затягиваться, - думаю, что в середине августа ты снова отправишься в Карлсбад, а до того у тебя остается месяц, который все же лучше прожить в здоровом состоянии. Здесь тоже дела не особенно хороши. Лиззи со вчерашнего дня без всякой видимой причины чувствует себя очень нехорошо; в первый раз морские купанья не оказывают на нее своего волшебного действия, и я начинаю серьезно беспокоиться.

Сердечный привет твоей жене, Тусси и Ленхен, а также супругам Лонге и Лафарг и тебе самому от всех нас.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 23

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 23 июля 1877 г.

Дорогой Фред!

Прилагаю «Journal des Debats»; это уже старый номер, но он интересен, особенно благодаря передовице относительно восточной войны и корреспонденции из России. Далее «Volksfreund»*, превратившийся, как кажется, в «Moniteur» г-на Дюринга; Коллета: «Англия враг Турции» и т. д.

Я предполагал на два-три дня съездить к тебе в Рамсгет; поездка к Гумперту была бы бесполезна, ибо я наизусть знаю, как от него, так и от карлсбадских врачей и профессоров, что медицинская наука в данном случае ничем не может помочь. Кроме того, с бессонницей положение стало несколько лучше. Но un homme propose et l'autre dispose**. Другим в данном случае оказался Гирш, который специально приехал в Лондон, чтобы провести неделю со мной. Подробнее о нем и о его сообщениях ниже в этом письме. Сначала же о моих планах на ближайшее будущее.


* - «Braunschweiger Volksfreund». Ред.

** - один человек предполагает, а другой располагает. Ред.


44
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ИЮЛЯ 1877 г.

Я имею в виду по возможности уже 12 августа выехать в Нёйенар, а не в Карлсбад, и по следующим мотивам: Во-первых, ввиду расходов. Ты знаешь, что моя жена серьезно страдает от расстройства пищеварения, и так как я во всяком случае возьму с собой Тусси, у которой опять был сильный приступ, то моей жене было бы очень тяжело оставаться одной. Одни только расходы на поездку туда и обратно для нас троих, с багажом и с остановками в пути, как я это обычно делал, когда ездил на лечение, доходят до 70 фунтов стерлингов. Кроме того, я давно обещал Ленхен, которая очень скрипит, отправить ее на родину, где она тоже не сможет прожить без всяких расходов. Сверх того, семейству надо сделать всякие покупки для путешествия.

Во-вторых: карлсбадские врачи в минуты откровения говорили мне, что тому, кто не желает каждый год посещать Карлсбад, может быть полезным в виде интермеццо Нёйенар.

Они, конечно, хотят, чтобы каждый ездил в Карлсбад. Но даже с точки зрения гигиены, по всей вероятности, лучше иногда менять курорты и принимать более слабый источник, ибо variatio delectat corpus*. К тому же у меня теперь не столько расстройство печени, сколько вызванное им расстройство нервов, а потому лучше более слабый источник, но по существу того же состава.

Далее, я всегда именно из-за расходов упускал самое главное - дополнительное лечение.

При гораздо меньших путевых расходах и при запертом доме (под охраной Уизерса) в период лечения замена Карлсбада Нёйенаром убила бы одним ударом всех зайцев.

Итак, q. e. d.** Надеюсь, ты с этим согласен.

А теперь о другом, прежде всего о Гирше.

Он сделал большие успехи и даром не потерял времени. Я проэкзаменовал его, между прочим, по французской статистике и нашел, что он на высоте. Он сделал мне также интересные сообщения о почти всеобщем превращении французских промышленных предприятий в акционерные общества. Во-первых, это облегчено законодательством времен империи. Во-вторых, француз не любит предпринимательскую деятельность, он желает по возможности жить, как рантье. А для этого такая форма предприятия, разумеется, просто находка.

По словам Гирша (тут он, пожалуй, все видит в слишком розовом свете), офицеры французской армии, исключая высших,


* - разнообразие полезно для тела (крылатое выражение, восходящее к трагедии Еврипида «Орест»). Ред.

** - quod erat demonstrandum - что и требовалось доказать. Ред.


45
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ИЮЛЯ 1877 г.

настроены республикански. Во всяком случае характерный факт, что Галиффе (история с Бомон98 - факт, как уверяет Гирш, согласно дальнейшим расследованиям) собственноручным письмом предложил свои услуги г-ну Гамбетте и что этот самый Галиффе, после произведенного Брольи увольнения префекта того города, где расположен его гарнизон, выразил опальному префекту вместе с генеральным штабом свое соболезнование. Если с сухим деревом это делают и т. д.99 С другой стороны, среди унтер-офицеров, состоящих большей частью из новых людей, очень распространено мнение, что Мак-Магон разогнал палату100 потому, что она путем ряда законопроектов пыталась улучшить положение унтер-офицеров.

Обо всем, что происходит в Елисейском дворце101, ежедневно узнают в Париже, так как бонапартистские крикуны, шныряющие там взад и вперед, не держат язык на привязи. Мак- Магон в высшей степени раздражен. Эта скотина, первым историческим словом которого было: «Я здесь и здесь остаюсь»102, а вторым: «Довольно», теперь говорит свое последнее слово. С утра до вечера он твердит: «Черт!».

Гирш в бешенстве по поводу «Vorwarts», как из-за дела Дюринга, так и из-за статьи «Долой республику»103. О том и другом он в высшей степени резко написал в Правление (Гейбу и т. д.)13. Он теперь также видит, что объединение и в теоретическом, и в практическом отношении понизило уровень партии.

Относительно статьи «Долой республику» он замечает, что великий Газенклевер находился во время Коммуны под Парижем в качестве прусского солдата (вероятно, резервиста или ополченца), следовательно, не имеет никакого основания разыгрывать из себя принципиального человека.

Он утверждает, что в период прусского конфликта104 Газенклевер был редактором какойто прогрессистской105 газеты в Крефельде*, что он продал эту газету одному ультрареакционеру и что в процессе, возникшем по поводу этой продажи, он себя сильно скомпрометировал. Об этом, как Бракке говорил ему сам, Бракке и товарищи знали, когда они назначали Газенклевера редактором «Vorwarts» на равных правах с Либкнехтом!106

Между тем, Либкнехт, «чем согрешил, тем и наказывается»**. Лассальянская банда делает все, чтобы раздразнить и унизить его. Например, они его попрекают за жалкое жалованье


* Очевидно, «Westphalische Volkszeitung». Ред.

** Библия, Книга премудрости Соломона, глава 11, стих 17. Ред.


46
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ИЮЛЯ 1877 г.

в «Vorwarts», говорят, что его жена (с пятью детьми) должна обходиться без прислуги и т. д.

Они намеренно устроили так - в нарушение всех обычаев, принятых как в партии, так и в журналистике, - что Либкнехту приходится отсиживать за все статьи, включая и те, которые были написаны во время его отсутствия, так что он при «Vorwarts» действительно играет ту роль, какую при французских газетах играют подставные лица.

Гирш в следующем месяце отправляется из Парижа в Берлин, где он в течение месяца будет редактировать литографированные партийные газеты*; он намерен делать это так, чтобы доставлять огорчение объединенному сброду.

Прилагаю письмо из редакции журнала «Zukunft» на тот случай, если ты его не получил107. Пришли мне его обратно для ответа.

«Гражданин», «мыслитель» и «социалист будущего» Мост задумал дело превосходно и ловко. Итак, подготовляется второе объединение; мы будем вместе с г-ном Дюрингом, так как без него там не обойдется; вместе с тем, пользуясь нашими именами, под редакцией Моста и К°, они будут почтительнейше всучать публике все свои пошлости! В таком случае, мне было бы во сто крат приятнее доставить удовольствие Виде**. Все же Мост доставил мне удовольствие, дав мне повод ответить ему отказом. Эти молодцы думают, что имеют дело с «кроткими овечками». Какая наглость!

Русские, как мне кажется, скандально провалились со своим холостым выстрелом; когда такие антимилитаристские coups de tete*** то здесь, то там не удаются, то их результаты оказываются весьма плачевными и компрометирующими в глазах собственной армии и собственной публики, в особенности сразу же после отступления в Армении.

Говорят, что друг Лопатин между тем снова стал антипатриотом.

Надеюсь, твоей жене лучше.

Привет всем.

Твой Мавр


* См. настоящий том, стр. 51-52. Ред.

** См. настоящий том, стр. 39-42. Ред.

*** - опрометчивые поступки. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, l изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


47
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 ИЮЛЯ 1877 г.

24

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 24 июля 1877 г.

Дорогой Мавр!

Газеты и т. д. получил. Большое спасибо.

Твой план, во всяком случае, имеет то преимущество, что одним ударом убивает несколько зайцев; хотелось бы только надеяться, что главный пункт - твоя печень - от этого не пострадает. Между тем столько врачебных авторитетов за этот план, что даже и с этой точки зрения нельзя определенно возразить против него. Кто знает, не принесет ли тебе на этот раз Нёйенар больше пользы, чем Карлсбад. Это вроде лотереи, будем надеяться на лучшее. Для улаживания основных дел прилагаю чек на 101 ф. 3 шилл. 7 пенсов. Нарочно посылаю некруглую сумму.

Приезжай же во всяком случае на несколько дней сюда, и, если можно, притащи с собой Гирша. Перемена воздуха хорошо на тебя подействует. Впрочем, и я надеюсь до 12 августа еще раз приехать на день в Лондон, но пусть подобные предположения не удерживают тебя.

Сообщения Гирша о Франции, даже за вычетом некоторых преувеличений, как раз в данный момент весьма отрадны. Очень хорошо, что он делает большие успехи; пора уже, чтобы хотя бы некоторые добивались успехов, когда многие глупеют и опускаются.

Прелестное письмо из редакции журнала «Zukunft» при сем возвращаю*. Из Лондона мне переслан точно такой же экземпляр.

Я думаю ответить следующее. Во-первых, невозможно обязаться сотрудничать в научном журнале, редакция которого анонимна и сотрудники которого тоже неизвестны. Ценность постановлений съездов, как бы ни были эти постановления достойны уважения в области практической агитации, - в науке равна нулю, и их недостаточно для того, чтобы придать журналу научный характер, который не может быть декретирован108. Социалистический научный журнал без вполне определенного научного направления представляется бессмыслицей, а при свирепствующей теперь в Германии большой разноголосице и, соответственно, неопределенности направлений до


* См. предыдущее письмо. Ред.


48
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 ИЮЛЯ 1877 г.

сих пор нет никакой гарантии, что взятый курс будет для нас приемлемым. - А, во-вторых, по окончании Дюринга* я должен буду ограничиться своими собственными работами, следовательно, не имею времени. Что ты об этом думаешь? Я с этим не спешу.

Из прилагаемого письма Либкнехта, которое прошу вернуть мне для ответа, ты видишь, как г-н Дюринг «не мог никак дождаться, пока колокольчик двенадцать пробьет»109, и все сам себе испортил. Глупый Вильгельм, конечно, сам все это так мудро устроил и в своей детской восторженности даже не замечает, как сильно осрамилась при этом «партия». Что прикажешь делать с такими людьми? К тому же этот человек очень гордится своими статьями о Франции, где он просто пережевывает газенклеверовскую ерунду110. Впрочем, выждем, не заглохнет ли снова все торжество по поводу провала Дюринга.

Маневры русских весьма рискованны, но что толку от этого, раз турецкий способ ведения войны остается таким же, каким он был за последний месяц? Правильным ответом было бы ударить соединенными силами из Шумлы и Рущука** на русских во фланг и разбить их. Теперь у них в руках лучший перевал через Балканы (Шипка), который они легко могут удержать, а, согласно сегодняшним сообщениям, турки посылают из Шумлы войска через Ямболи*** в Румелию, чтобы там преградить путь русским, вместо того чтобы увести войска из Румелии - кроме гарнизона Адрианополя**** - в Шумлу и всеми силами двинуться на Систову*****. Турецкое командование, очевидно, дало себя запугать и делает соответственно этому ошибки. При этом оно повсюду оставило русским совершенно созревший урожай, так что они имеют достаточно провианта. Абдул-Керим довел турецкую армию до того, что свыше 20 процентов лежат в лазаретах, а прусский лейтенант из «Kolnische Zeitung» говорит, что в Шумле он видел массу пьяных турецких офицеров (не солдат). Все это результаты бездействия. Приходишь в бешенство при виде того, как остаются неиспользованными такая великолепная позиция и такой превосходный солдатский материал. И все же, несмотря на это, русские еще не подходят к Константинополю и даже не в состоянии быстро отрезать турок в четырехугольнике крепостей****** от провианта. Кроме


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

** Болгарские названия: Шумен (современное название: Коларовград) и Русе. Ред.

*** Болгарское название: Ямбол. Ред.

**** Турецкое название: Эдирне. Ред.

***** Болгарское название: Свиштов. Ред.

****** Рущук - Силистрия - Варна - Шумла. Ред.


49
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮЛЯ 1877 г.

того, в их распоряжении для развязки остается всего два месяца, и благодаря этому, даже несмотря на все глупости турок, кампания этого года уже почти что обречена на неудачу... если бы только не случались там постоянно всякие неожиданности! Посылки английских войск будет, надо полагать, достаточно, чтобы помешать султану* заключить сепаратный мир, и это хорошо.

Лиззи лучше. В воскресенье** у нее был серьезный кризис, и теперь она, кажется, понемногу поправляется.

Сердечный привет всем.

Твой Ф. Э.


* - Абдул-Хамиду II. Ред.

** 22 июля. Ред.

*** - любовную записку (буквально: приятный билет - намек на полученный от Энгельса чек; см. предыдущее письмо). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 25

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 25 июля 1877 г.

Дорогой Фред!

Большое спасибо за billet doux***.

Еще несколько слов о Нёйенаре. Если всегда без перерыва ездить в Карлсбад, то это значит постоянно прибегать к последнему средству. Напротив, прибегая к более слабому целебному источнику, оставляешь в запасе более сильный на случай, если болезнь примет более опасный оборот. А со своим телом приходится играть в дипломатию точно так же, как и со всеми прочими вещами.

Прилагаю также извлечения из писем Гейба Гиршу. Гирш сожалеет, что не имеет при себе писем Либкнехта, так как, по его словам, мы могли бы убедиться из них, что Либкнехт в течение ряда месяцев сильно воевал против дюринговской


50
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮЛЯ 1877 г.

клики. Либкнехту, по-видимому, пришлось проглотить немало неприятностей, которые он от нас скрывает.

Что ты скажешь о рабочих Соединенных Штатов? Этот первый взрыв против олигархии объединенного капитала, возникшей после Гражданской войны, будет, конечно, подавлен111, но, весьма вероятно, может послужить в Соединенных Штатах исходным пунктом для образования серьезной рабочей партии. К этому присоединяются два благоприятных обстоятельства. Политика нового президента* превратит негров, а крупные земельные экспроприации (как раз самой плодородной земли) в пользу железнодорожных, горнозаводских и т. д. компаний превратят также и крестьян Запада, которые уж очень недовольны, - в союзников рабочих. Так что каша там заваривается, и перенесение центра Интернационала в Соединенные Штаты112 может еще приобрести post festum** совершенно особую целесообразность.

Ты помнишь, что Шальмелль (не знаю, как пишется фамилия) де Лакур написал в «Republique Francaise» едко-злобную и нарочито оскорбительную статью против Мак-Магона, в которой, между прочим, говорится о его «кстати полученной ране», без которой он попал бы в один славный список с Фроссаром, Файи и т. д.113 Вслед за тем в официальных газетах было сообщено... о судебном преследовании «Republique» за эту оскорбительную статью. Но этого не произошло и, как говорит Гирш, по следующей причине. Известный Стоффель, смертельный враг Мак-Магона, уволенный им из армии и имевший с ним крупное столкновение во время процесса Базена114, - явился к Гамбетте и вызвался, если дело дойдет до процесса, выступить в качестве свидетеля по поводу подвигов Мак-Магона во время битвы при Седане15. Это скоро стало известно в Елисейском дворце101, и мысль о процессе была оставлена.

Ad vocem*** Брольи. Как тебе известно, он при первом министерстве «нравственного порядка»115 погасил свои долги, но теперь опять погряз в новых, всему Парижу известных, затруднениях. Он ждал смерти своей старой, болезненной родственницы (колоссально богатой) в Швейцарии, некоей г-жи фон Сталь (родственницы знаменитой бой-бабы****). Особа эта умерла 13 марта 1877 г., оставила все свое состояние какой-то даме, а Брольи - ни гроша. Тут он сказал, как Доллешалль: «Теперь речь идет о куске хлеба. Теперь я перечеркиваю все!».


* - Р. Гейса. Ред.

** - задним числом. Ред.

*** - По поводу. Ред.

**** - А. Л. Ж. де Сталь. Ред.


51
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮЛЯ 1877 г.

Твой ответ берлинцам* был бы кстати. Эти молодцы должны почувствовать, что если мы долго были терпеливы, то умеем быть и настойчивыми.

Посмотрю, можно ли устроить поездку с Гиршем**. Сегодня он в Хрустальном дворце116, так что я вряд ли увижу его раньше, чем завтра днем (по утрам он пишет свои корреспонденции в «Vossische Zeitung» и т. д.)

Привет.

Твой Мавр Пример «большой проницательности» катедер-социалистов: «Даже при большой проницательности, какой обладает Маркс, нельзя решить задачу «сведения» «потребительных стоимостей»» (скотина забывает, что речь идет о «товарах»), «то есть носителей наслаждений и т. д., к их противоположности, к количествам усилий, к жертвам и т. д.» (скотина думает, что в стоимостном уравнении я хочу «свести» потребительные стоимости к стоимости). «Это - подмена чужеродным. Приравнивание друг к другу потребительных стоимостей различного рода можно объяснить только путем сведения их к одной общей потребительной стоимости». (Почему не сказать просто - к весу?)

Так глаголет г-н Книс, критический гений профессорской политической экономии117.

Выдержки из писем Гейба Гиршу: 1) Гамбург, 3 июня 1877 г. (по поводу основания Обозрения***): «Один товарищ, Карл Хёхберг в Берлине» (по мнению Гирша, «товарищ» знаменитого Евгения Дюринга), «родом из Франкфурта-на-Майне, обязался жертвовать партии ежегодно по 10000 марок на литературные цели. Окрыленные этим, мы решили в Готе издавать с 1 октября не только Обозрение108, но также и литографированную социал-демократическую Корреспонденцию - подобную той, о которой мы частным образом говорили в прошлом году в Готе118. Я сразу подумал о тебе, как о редакторе обоих изданий. Обозрение должно выходить два раза в месяц, а Корреспонденция два-три раза, а во время сессий рейхстага - шесть раз в месяц и т. д.

Хёхберг, который кой-чему учился и которому около тридцати лет, предполагает помогать редакции «Обозрения» по мере надобности, без права распоряжаться делами. Редактор обоих изданий должен получать годовой содержание в 3000 марок... Мы все, то есть я и те, кого я до сих пор спрашивал, сходимся на том, что редакция будет надежнее всего в твоих руках».

2) Гамбург, 5 июля 1877 года: ... «Обозрение будет выходить с 1 октября... При издании Обозрения будет помогать Хёхберг, который обратится, вероятно, непосредственно к тебе. Я представляю себе дело так. Ты поручаешь ему или договариваешься с ним по поводу специальных отделов, которыми он заведует, например отделы философии, истории, естествознания. Книжные новинки в этой области будет рецензировать Хёхберг...

Если окажется, что все свои силы ты должен уделять Корреспонденции, то легко можно будет устроить все иначе. Укажу, между


* То есть редакции журнала «Zukunft» (см. предыдущее письмо). Ред.

** К Энгельсу в Рамсгет (см. предыдущее письмо). Ред.

*** - журнал «Zukunft». Ред.


52
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮЛЯ 1877 г.

прочим, на д-ра Виде, который является ревностным партийным товарищем, говорит и пишет по-французски, по-английски и по-итальянски, много путешествовал и сам намеревался издавать в Цюрихе социалистический журнал*. Когда он недавно был здесь, я сообщил ему о плане и т. д.» (но он не отозвался).

3) Гамбург, 18 июля 1877 года: ...«Ты окончательно согласился взять на себя издание Корреспонденции» (то есть Гирш хочет проделать эксперимент в течение августа)... «В вопросе относительно Обозрения мы всё еще не нашли твердого решения. Так как ты отказался, то недавно мы здесь вели устные переговоры с Хёхбергом.

Было принято во внимание, что лейпцигцы единодушно против того, чтобы редакция Обозрения состояла из одних только новичков в партии. Хёхберг вполне устраивает всех, а Виде - нет. Опасаются, что слабая редакция - а неизвестная редакция может оказаться слабой - легко попадет в Берлине в дюринговский фарватер и таким образом может стать источником фатальных разногласий в партии. Я не смотрю, правда, так мрачно, но одно все же верно; Обозрение в первом квартале должно редактироваться и подписываться литературнообразованным, всесторонне известным в партии товарищем, одним словом - должно себя зарекомендовать.

Полагаю, что ты это вполне можешь сделать»... (на что Гирш, однако, отвечает, что он не станет этого делать).


* - «Neue Gesellschaft». Ред.

** См. настоящий том, стр. 221. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Рамсгет], 31 июля 1877 г.

2, Adelaide Gardens Дорогой Мавр!

Пишу наспех всего несколько строк, которые посылаю вместе с прилагаемым письмом В.

Либкнехта. Оно, возможно, повлияет на твой ответ редакции журнала «Zukunft»119. Непосредственно редакции я еще не ответил, а ответил только Либкнехту - по поводу оригинального предложения, чтобы мы доверили свои рукописи совершенно неизвестным людям, которые должны обладать научными знаниями только потому, что съезд так постановил. Далее я написал ему, что вообще буду писать статьи лишь в виде исключениями только тогда, когда сам сочту это настоятельно необходимым**.

Вильгельм, очевидно, не знает сам, как обстоят дела, иначе он не сделал бы промаха в истории с Виде. Недурной способ создания научного журнала! Хорошо, по крайней мере, что нет дюринговщины.


53
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 АВГУСТА 1877 г.

История с американскими стачками111 очень меня обрадовала. Американцы вступают в движение совсем иначе, чем рабочие по эту сторону океана. Всего только двенадцать лет после отмены рабства, а движение уже достигло такой остроты!

Книс очень хорош. Также и Дюринг, которого ты и на этот раз верно раскусил*. Последнее его слово, если перевести его путаницу на язык политической экономии, сводится фактически к определению стоимости заработной платой120.

Придется мириться с присутствием русских между Балканами и Дунаем, пожалуй, до осени. Турки из-за плохого снабжения погубили очень большую часть своих регулярных войск в боях с сербами и черногорцами, а в отношении оставшихся Абдул-Керим сделал все, что мог, чтобы погубить их. Сомневаюсь, есть ли у Мехмет-Али более 50000 человек, способных к наступлению, у Осман-паши должно быть около 25000, да к югу от Балкан имеется еще 25000; это, кажется, все, остальное - необученная милиция, которая в бою ничего не стоит.

Если турецкое правительство не заключит теперь преждевременного мира, то русские в этом году не дойдут до Константинополя, а в ноябре, пожалуй, снова перейдут обратно через Дунай; а так как они до сих пор даже не начали осаждать крепостей, то последние - если не считать непредвиденных обстоятельств, - вероятно, будут еще на время этой кампании в безопасности, так что весной они могут опять начать сначала - если вообще смогут!

Жалкий корреспондент «Standard» в Константинополе по поручению Лейарда бьет тревогу для того, чтобы английский флот был навязан туркам.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 51 и 46. Ред.

** 28 июля. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается no рукописи Перевод с немецкого 27

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 1 августа 1877 г.

Дорогой Фред!

Прилагаю письмо Хёхберга Гиршу, который в субботу** возвратился в Париж. Верни, пожалуйста, по прочтении письмо, так как я должен отослать его обратно Гиршу.


54
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 АВГУСТА 1877 г.

Я думаю, письмо Хёхберга характеризует этого человека лучше, чем все, что Либкнехт (последний опять отличился своей рекомендацией путаника Аколла и дельца Лакруа) о нем говорит или может сказать. Хёхберг является первым человеком, который - по моему мнению, с самыми лучшими намерениями - вкупается в партию и хочет переделать ее по своему образу и подобию. Он, очевидно, весьма мало или совсем не осведомлен о том, что представляют из себя «заграничные» члены партии и писатели, которых он хочет «интернационально» сгруппировать вокруг себя. Достойного Б. Малона, которого даже бельгийская «Liberte» отвергла как пошлого компилятора, он принимает всерьез! Что касается Элизе Реклю, сына протестантского попа, то Хёхберг во всяком случае должен был бы знать, что он и его брат Поллукс* являются «душой» (говоря словами нашего бывшего инициатора издания «Neue Rheinische Zeitung»)121 швейцарской газеты «Le Travailleur»122 (прочие ее сотрудники: Жуковский, Лефрансе, Разуа и tutti quanti**), где, хотя и в более утонченно-иезуитской форме, чем это в состоянии сделать несчастный Гильом, ведется отчаянная борьба против немецкого рабочего движения и где в особенности его вожди (Либкнехт и другие, разумеется, не называются по имени) изобличаются как люди, которые... тунеядствуют за счет рабочих, препятствуют развитию движения и расточают силы пролетариата в мнимых боях и парламентской болтовне. И в благодарность за это Хёхберг хочет пригласить его из Берлина сотрудничать!

Несколько дней назад здесь появился - чтобы вскоре снова скрыться в Германию - веселый горбунчик Ведде. У него было настоятельное поручение Гейба привлечь тебя и меня в «Zukunft». Я отнюдь не скрывал нашего намерения воздержаться от участия в журнале и изложил наши соображения по этому поводу, - к его великому огорчению. Я объяснил ему при этом, что если время нам позволит или обстоятельства потребуют, то мы, как интернационалисты, снова сможем выступить с пропагандой, отнюдь не связанные обязательством к Германии, «к отечеству любимому примкнуть»***.

Он видел в Гамбурге д-ра Хёхберга, а также Виде; последнего он рисует как несколько поверхностного, по-берлински претенциозного человека; первый ему понравился, но он-де еще очень страдает «современной мифологией». Дело в том, что,


* - Эли Реклю. Ред.

** - им подобные. Ред.

*** Перефразированная строка из драмы Шиллера «Вильгельм Телль», действие II, явление первое. Ред.


55
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 АВГУСТА 1877 г.

когда паренек (Ведде) первый раз был в Лондоне, я употребил выражение «современная мифология» для характеристики вновь широко вошедших в моду богинь «справедливости, свободы, равенства и т. д.»; это произвело на него сильное впечатление, так как он сам немало послужил этим высшим существам. Хёхберг кажется ему несколько зараженным Дюрингом, а у Ведде чутье более тонкое, чем у Либкнехта.

Ты, очевидно, получил Меринга123. Посылаю тебе сегодня еще одну маленькую брошюру против Трейчке124, которая написана скучно и осторожно, но все же в некоторых пунктах представляет известный интерес.

Главное зло в Турции, это - старая история всех абсолютных монархий. Партия сераля, - которая вместе с тем является русской партией, подобно тому, как партии Карла I, Карла II, Якова II, Людовика XVI, Фридриха-Вильгельма IV, все старались продержаться с помощью интриг с заграницей, - гнется, но далеко еще не сломлена. В первом припадке страха Абдул-Керим и Редиф преданы военному суду, Махмуд-Дамад оказывается в немилости, а Мидхат-паше предложено вернуться. Но едва только проходит первая паника - и Дамад снова у власти, берет под защиту преданных ему людей, оставляет Мидхата в изгнании и т. д. Я убежден, что московская дипломатия с большим вниманием следит за маневрами в Константинополе, чем за маневрами по обеим сторонам Балкан.

По поводу «стоимости» Кауфман во второй (весьма неудовлетворительной, даже абсолютно ошибочной, но все же небезынтересной) главе своей книги «Теория колебания цен»*, после обзора всех эпигонствующих мудрствований современных немецких, французских и английских схоластов, делает о «стоимости» следующее абсолютно правильное замечание: «В нашем обзоре учений о ценности**... мы видели, что политико-экономы хорошо понимали важность этой категории... Несмотря на это... всем занимавшимся хозяйственной наукой известен тот факт, что на словах до крайности возвышают значение ценности, на деле же забывают ее скоро после того, как о ней было более или менее сказано в введении; нельзя привести ни одного примера, где бы то, что говорится о ценности, было в органической связи с тем, что говорится о других вопросах, - чтоб сказанное в введении о ценности влияло на последующие рассуждения. Конечно, мы здесь имеем в виду лишь чистую категорию «ценности», отдельную от цены»125.

Это в самом деле отличительная черта всякой вульгарной политической экономии. Ввел это Адам Смит; его немногие


* Название книги написано Марксом по-русски. Ред.

** В русской экономической литературе того времени термин «ценность» употреблялся для обозначения «стоимости» («Wert»). Ред.


56
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 АВГУСТА 1877 г.

глубокие и поразительные применения теории стоимости были высказаны между прочим, не оказав какого-либо влияния на развитие его теории как таковой. Великий грех Рикардо, сделавший его учение заведомо непереваримым, состоял в попытке доказать правильность своей теории стоимости как раз такими экономическими фактами, которые по видимости ей больше всего противоречили.

Мои господа племянники* подарили мне вчера пять толстых томов книги Банкрофта «Туземные племена тихоокеанских штатов Северной Америки». Для них оказалось весьма кстати, что книга появилась у Лонгманов; можно было просто произвести расчет между Лонгманами и стариком**.

Д-р Виде ответил весьма учтивым письмом на мое извинительное письмо***.

Что касается «Zukunft», то я даже не стану отвечать, полагая, что на анонимный, никем не подписанный циркуляр, уже в силу самого характера его, отвечать невозможно и не следует.

Ирландские стычки в палате общин очень забавны. Парнелл и т. д. сказали Барри, что самое худшее, это - поведение Батта, который добивается места судьи и пригрозил им сложить с себя лидерство. Это может причинить им в Ирландии большой вред. Барри говорил о письме Батта Генеральному Совету Интернационала126. Они очень хотели бы иметь этот документ, как доказательство того, что его неуступчивость по отношению к непримиримым одна лишь комедия; но где же мне теперь найти этот документ?

Привет. Твой Мавр


* - Генри и Чарлз Юта. Ред.

** - Иоганном Карлом Юта. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 40-41. Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 28

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ [Лондон], 8 августа 1877 г.

Дорогой Фред!

Все еще никаких известий от семьи Лонге, это тем неприятнее, что мы сегодня выезжаем (сегодня вечером)127.


57
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 АВГУСТА 1877 г.

При сем «Экономическая таблица» с некоторыми замечаниями128.

Я не мог разыскать в чулане книг Оуэна (а также и книгу Фурье «Ложная хозяйственная деятельность»), так как там все в величайшем беспорядке (он служит одновременно спальней для Карри, а дамы разложили там все свои чемоданы со всякими вещами, необходимыми для поездки).

Ad vocem* Оуэн. Сочинение Сарганта** легко достать; важнее маленькая брошюра on private marriages***, но ее достать нельзя129. Два толстых тома130, которые имеются у Женнички, определенно не были у нее дома; я там все перерыл; возможно, что Лонге взял их с собой. В случае необходимости можно получить все сочинения Оуэна у старого Олсопа. Между тем я нашел у себя весьма важное сочинение Оуэна, в котором он дает резюме всего своего учения: «Революция в умах и практике человеческого рода», 1849. Я совсем забыл о нем. Эту вещь вместе с книгами Фурье «Теория четырех движений» и «Новый хозяйственный мир», а также сочинение Юббара о Сен-Симоне**** я отнесу сегодня к тебе домой131.

Состояние здоровья моей жены совсем неудовлетворительно. Надеюсь, что с мадам Лиззи дело обстоит лучше; надо думать, она скоро сможет купаться в море, это ей до сих пор ведь всегда помогало. Передай ей самый сердечный привет от нас всех.

А теперь, старина, до свидания. Проклятые пруссаки не могут прекратить своих безобразий, а старый фальшивый унтер-офицер***** будет делать все возможное, чтобы втянуть Франца-Иосифа в глупости. Последнему не хватает еще только венгерской революции.

Константинопольский корреспондент «Republique Francaise» пишет, что старый шейх-ульислам132, благодаря интриге Махмуд-Дамада, смещен ввиду своего революционного образа мыслей и заменен каким-то ослом. Он думает, что если дворцовые интриги не прекратятся, то в Константинополе предстоят волнения.

Прощай.

Твой Мавр


* - По поводу. Ред.

** У. Л. Саргант. «Роберт Оуэн и его социальная философии». Ред.

*** - о частных, неофициальных браках. Ред.

**** Г. Юббар. «Сен-Симон. Его жизнь и труды». Ред.

***** - Вильгельм I. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


58
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АВГУСТА 1877 г.

29

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В РАМСГЕТ Нёйенар, 17 августа 1877 г.

Hotel Flora Дорогой Фред!

Я написал бы тебе раньше, но продолжительные запоры, которые у меня всегда бывают в результате путешествия и усиливаются в результате питья минеральной воды в течение первой недели, лишают всякой активности. Отсюда почти не о чем писать127. Настоящая идиллия; к тому же вследствие не совсем благоприятной погоды (хотя тут, несмотря на дождь и бурю, воздух всегда остается прекрасным), а также, пожалуй, из-за продолжающегося кризиса в делах, число посетителей уменьшилось с 3000 до 1700-1800. Счастливая Арская долина! Она не знает еще железных дорог; впрочем, ее уже вымеряли и в будущем году ей угрожает начало строительства железной дороги от Ремагена до Арвейлера, откуда она затем должна пойти не по Арской долине, а левее, к Триру.

Здесь я нашел очень хорошего врача, д-ра Шмица (родом из Зигена), который, несмотря на то, что ему принадлежит здесь прекрасный дом с садом, умудряется практиковать зимой (с конца октября) в Италии. Он много ездил по свету, был, между прочим, в Калифорнии и в Центральной Америке. Внешностью и манерами он напоминает малыша Дронке в его лучшие годы.

Он в основном подтвердил мои предположения, о которых я писал тебе из Лондона*. Печень моя не обнаруживает признаков увеличения; пищеварительный аппарат несколько расстроен, но основное зло - это нервы. Шмиц повторил мне сегодня, что после трехнедельного пребывания здесь я должен пожить в горах Шварцвальда, чтобы подышать горным и лесным воздухом. Посмотрим. То же самое рекомендует он и моей жене, которая, впрочем, должна пройти курс лечения и приехала как раз вовремя, пока болезнь ее не усилилась. Аппетит у Туссиньки улучшается, а это у нее - лучший симптом.

Горы у Нёйенара расположены несколько далековато от курорта, по крайней мере для избалованных карлсбадцев.


* См. настоящий том, стр. 44. Ред.


59
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1877 г.

Нас очень беспокоит, что мы еще не получили никаких сведений о том, что происходит в семье Лонге.

Как здоровье твоей жены? Надеюсь, что лучше. Погода у вас такая же капризная? Здесь в Арской долине люди к этому совсем не привыкли.

Здесь в курзале (где также принимают ванны, которые тут, как и везде, расположены рядом с местом, где пьют щелочную воду) имеется читальня, где наряду с немецкими и голландскими газетами есть «Times» и «Galignani's Messenger», «Figaro» и «Independance belge», следовательно, больше, чем мне нужно, ибо я здесь по возможности воздерживаюсь от чтения газет. Я тоже вижу, что турки, к сожалению, - по крайней мере на мой непросвещенный взгляд, - снова теряют время.

Здесь пьют вино, но вальпорцгеймер и другие красные арские вина - увы! - большинству больных, в том числе и мне, запрещены.

Шорлеммер обещал приехать сюда, но до сих пор я ничего об этом не «постиг», как выражается Рихард Вагнер.

А затем, старина, сердечный привет от наших вашим.

Твой Мавр Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 30

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В НЁЙЕНАР Рамсгет, 25 августа 1877 г.

2, Adelaide Gardens Дорогой Мавр!

Ты, наверно, уже получил через Шорлеммера позавчера или самое позднее вчера известия от Лонге, Лафаргов и от нас, а с тех пор, вероятно, уже непосредственно и от Женни, которая что-то уж очень испугалась из-за болезни мальчика*; к счастью, мальчик, как она пишет сегодня, вне опасности.


* - Жана Лонге. Ред.


60
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1877 г.

Мы во вторник* уезжаем отсюда после семинедельного пребывания здесь, которое мне было очень полезно. Лиззи же далеко не так поправилась, как это было бы желательно. Если погода позволит, ей нужно, пожалуй, испытать еще более сильную перемену воздуха.

Поздравляю с излечением от болезни печени. Тебе, конечно, надо отправиться в горы Шварцвальда. Я просил Шорлеммера привезти тебе карту Бадена, которой я пользовался в 1849 г.133; надеюсь, он это сделал. Можешь ею воспользоваться, горы при этом масштабе как раз хорошо обозначены.

Погода у вас, вероятно, наконец улучшилась. Здесь нам очень повезло в этом отношении.

В то время как везде шли дожди, у нас здесь было только пасмурно. За семь недель всего два раза был дождь после полудня, и только сегодня первый настоящий дождливый день, но с большими перерывами - с этим можно уже мириться. Если и выпадали дожди, то это было преимущественно ночью.

Неподвижность турок объясняется по существу недостатком обоза. Сделать армию не только боеспособной, но и способной свободно передвигаться, - это, по-видимому, для всех варваров и полуварваров невозможно. С большим трудом организованная армия, приближающаяся к современным (в смысле боеспособности), вынуждена передвигаться при помощи средств старой варварской армии. Вводится современное оружие, но необходимые для него боевые припасы должны доставляться сами собой. Организуют бригады, дивизии, армейские корпуса, концентрируют их по всем правилам современной стратегии, но забывают, что они в таком случае не могут сами добывать себе пропитание, подобно ордам янычаров, спаги** или кочевников. Это замечается даже у русских, а у турок в гораздо большей степени, и поэтому для таких армий непригодны все расчеты, приписывающие подобным армейским корпусам западноевропейскую подвижность.

Ошибки, которые теперь делают турки, все основаны на страхе, вызванном наступлением Гурко на Константинополь134. Вместо того чтобы дать возможность Сулейману соединиться - через не занятые русскими проходы - с Османом или с Мехметом-Али, ему предписано непосредственно преградить путь русским, непосредственно прикрыть Константинополь.

Вследствие этого - бесполезное кровопролитие на Шипкинском перевале135; эта битва составляла часть заранее условленного


* 28 августа. Ред.

** - турецких кавалеристов. Ред.


61
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1877 г.

и комбинированного с двумя другими армиями плана действий, по обыкновению не выполненного одновременно и потерпевшего поэтому неудачу. Впрочем, все это не имеет решающего значения и скоро опять войдет в колею.

Развал русской армии полнейший. Русские говорят о потере 15000 человек в боях (в Европе); их потери от болезней должны составлять вдвое больше или даже сверх этого. Транспорт полностью разрушен. Дороги нигде не построены. Полевой жандармерии не существует. Даже независимо от климата одна только грязь и гниение трупов могли бы вызвать массовые заболевания. Шесть русских армейских корпусов, а теперь восемь, стоят в Болгарии и в результате одного сражения отброшены на самую пассивную оборонительную позицию. Из 50 русских пехотных дивизий 16 стоят на Дунае, 9 на Кавказе и в Азии, по крайней мере 5 на подходе, 6 прикрывают берега Черного и Балтийского морей - всего 36. Остается 14 дивизий, из которых 2 в остзейских провинциях, без чего там нельзя обойтись. Итак, на всякие возможные случаи в резерве остается всего 12 пехотных дивизий = максимум 120000 человек, или вместе с кавалерией и артиллерией - 150000 бойцов! И это против «больного человека»136! К тому же новые формирования невозможны или не имеют значения, хотя бы из-за недостатка офицерского состава. Словом, положение хуже, чем в Крымскую войну. И при этом та же самая глупость: из-за ярости по поводу поражения под Плевной137 хотят немедленно бросить колоссальные подкрепления, хотя они смогут действовать самое большее в течение месяца, но как раз в это время будут бесполезны и должны будут еще ухитриться добыть себе пропитание. А не позже конца октября они должны уже уйти назад, - назад, назад, гордый Сид!* - в опустошенную Валахию; все мосты исчезнут с Дуная, и если все пойдет хорошо, то в конце мая 1878 г. придется опять начинать с того, с чего начали в конце мая 1877 года138.

Сердечные приветы вам всем.

Твой Ф. Э.

Впрочем, туркам еще до зимы может быть нанесено несколько жестоких ударов; но это не имеет значения, если не вызовет паники в Константинополе.


* Гердер. «Сид», песнь 28. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


62
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, КОНЕЦ 1877 - НАЧАЛО 1878 г.

31

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, конец 1877 - начало 1878 г.]

Суббота утром Дорогой Мавр!

У меня опухли щиколотки, и я в течение нескольких дней опять не смогу надевать сапоги.

Я еду немедленно в банк и возьму деньги, и если ты сегодня вечером придешь, то найдешь нужную сумму.

Тусси совершенно права. Маскелина необходимо читать после или одновременно с Уоллесом, ибо действующие лица у Маскелина - всех их невозможно запомнить - приобретают интерес лишь благодаря особому доверию, которое Уоллес проявляет по отношению к этим разнообразным субъектам. Будь поэтому так добр и принеси книгу с собой, для того чтобы я мог по достоинству оценить все сумасбродство Уоллеса.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 139


63

1878 год 32

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛИТЛГЕМПТОН [Лондон], 17 сентября 1878 г.

Дорогой Фред!

Пишу эти строки до визита на твою квартиру (еще рано); если найду там письмо для тебя, пошлю его в другом конверте.

Известия из Малверна много лучше, так что мне не надо туда ехать; все же для безопасности доктор бывает теперь регулярно каждый день. Я с самого начала предложил эту меру моей жене, чтобы предотвратить, с одной стороны, постоянную преувеличенную панику, с другой - небрежность в отношении больного*; но она и еще больше Женничка упорно возражали против этого, чтобы, как они говорили, «бесполезно» не увеличивать и без того чрезмерно высокие в Малверне счета врачей. Теперь они видят, что я был прав. Равным образом я предписал ежедневную прогулку при хорошей погоде, если только состояние ребенка это позволяет. Это подтвердил также и доктор. Эти прогулки представляют собой единственный отдых для Женнички и являются единственным средством для моей жены - лечению которой сильно повредили постоянные тревоги о ребенке, - чтобы бороться с этими вредными для ее здоровья переживаниями. Пока я там был141, я все это проводил в жизнь.

Г-н Эйленбург (смотри сегодняшние газеты)142 тоже не хватает звезд с неба**. Я никогда еще не читал ничего более жалкого, чем изложение - квинтэссенция - его речи. Хорош также


* - Жана Лонге. Ред.

** Игра слов: Eulenburg (Эйленбург) - фамилия; «Eule» - «сова»; «tragt keine Eulen nach Athen» - буквально: «не возит с собой сов в Афины», здесь: «не хватает звезд с неба». Ред.

140


64
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

и Штольберг. Исключительный закон издается для того, чтобы отнять у социалдемократического движения даже видимость легальности143. Probatum est*. Поставить вне закона - таково было издавна верное средство объявлять противоправительственные движения «противозаконными» и тем самым ограждать правительство от закона - «законность нас убивает»144. Рейхеншпергер представляет собой рейнского буржуа в партии центра145.

Бамбергер остается верен девизу: «ведь мы всё же собаки»146!

Бебель явно произвел сильное впечатление (смотри сегодняшнюю «Daily News»).

Это начало хорошее.

Различные английские газеты умудрились расстрелять в Одессе нашего друга Ковалевского. В них он именуется: Дон-Ковальский. Прекрасный анекдот рассказал мне этот толстяк, когда в воскресенье** был у меня. Перед его отъездом должны были экзаменоваться у него несколько кандидатов в «дипломаты» из числа его московских студентов. Среди них немало молодцов, которые намного старше его самого, а именно - черногорцев, получающих свое академическое воспитание за счет Русского Азиатского (дипломатического) департамента. Эти молодцы отличаются своим тупоумием и пожилым возрастом, как некогда у нас в трирской гимназии выделялись крестьянские олухи, которые готовились к семинарии (католической) и в большинстве своем получали стипендии.

Хотя русские отметки идут от 0 до 5 (для университетских экзаменов), Ковалевский ставит лишь две отметки: четыре тем, кто совсем ничего не знает, и пять тем, кто знает хоть что-нибудь. На последнем экзамене подходит к нему высокий, как столб, тридцатидвухлетний черногорец, один из его слушателей, и говорит ему: я должен получить пять; я знаю, что я ничего не знаю; но, с другой стороны, я знаю, что если «опять» получу четыре, то Азиатский департамент выдаст мне паспорт в Черногорию; поэтому я должен получить пять. Он, разумеется, блестяще провалился на экзамене, ибо Ковалевский, как он это объяснил ему также и лично, не усмотрел ни малейшей необходимости в его дальнейшем пребывании в Москве.

Удивительнее всего - как рассказывает Ковалевский, - что все эти парни из Черногории проникаются в Москве фанатичной ненавистью к русским. Они сами наивно рассказывали ему об этом и в качестве мотива приводили то, что рус-


* - Это испытанный прием. Ред.

** 15 сентября. Ред.


65
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

ские вообще и русские студенты в особенности относятся к ним плохо и называют их варварами и скотами. Русское правительство, таким образом, достигает как раз обратного тому, что преследует своими «благодеяниями».

То, о чем мы говорили между собой в шутку: русские социалисты совершают «ужасы», а поэтому «законопослушные» германские социал-демократы должны быть поставлены вне закона, - это нелепый Штольберг заявил всерьез. Он забывает только прибавить, что рядом с этими «ужасами» в России существует такая «законность», которая является недостижимым идеалом для заскорузлого юнкера Бисмарка, который стремится своими законопроектами тщетно приблизиться к ней.

Что русские, поддерживаемые Пруссией и Австрией, теперь снова требуют «европейского посредничества», является многозначительным симптомом.

Прощай. Надеюсь, что в Литлгемптоне ты приходишь в себя от недавнего ужасного несчастья. Сердечный привет от Тусси и Ленхен.

Твой Мавр Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 33

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Литлгемптон, 18 сентября 1878 г.

Selborne Cottage Дорогой Мавр!

По обыкновению я неясно выразился. Я не мог просить тебя заходить ко мне каждый день и присылать мне письма, а потому послал оставшейся дома публике несколько конвертов с адресом, чтобы они могли каждые два-три дня пересылать мне письма. Тебя же я хотел просить поприсмотреть в первые дни, чтобы не завалялось ожидавшееся денежное письмо и чтобы вообще наладилась регулярная пересылка, а затем время от времени просматривать приходящие газеты и другие бумаги (которые, согласно моей инструкции, должны оставаться там) - нет ли среди них чего-нибудь, что требует принятия каких-либо мер. Надеюсь, теперь мы понимаем друг друга.


66
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

Сегодняшний утренний выпуск «Standard» содержит хорошую статью, полную заслуженного презрения к закону и прениям147. Посылаю ее в Лейпциг. Прения эти выставили людей порядка в самом жалком виде. Бисмарк, не будучи в состоянии как-нибудь опровергнуть факты, которые ставит ему в упрек Бебель148, вынужден ухватиться за жалкую увертку, будто он симпатизировал социал-демократам до тех пор, пока они не стали превозносить Коммуну, - он, который сам хвалил Коммуну как подражание прусскому городскому устройству! А затем он называет представленную в рейхстаге партию разбойничьей шайкой, и за это его не призывают к порядку!

Посылаю тебе номер «Kolnische Zeitung»149. В начале требуют русских законов для немцев, а ниже петербургский корреспондент говорит, что в России вынуждены искать единственного спасения в конституции, народном представительстве, свободе печати и т. д., так как эти самые русские законы оказались бессильными! Глупая газета не замечает этого, и наши люди, к сожалению, очевидно тоже. Интересен также конец московской корреспонденции. Подчеркни все это и пошли в Лейпциг (Рамм (Герман), Farberstrasse, 12. II)*, может быть, они это заметят и используют.

Многочисленные и серьезные маневры русских в Турции, Персии, Афганистане и т. д., по-видимому, имеют целью, с одной стороны, половить рыбку в мутной воде, в надежде, что там в любой момент может что-нибудь подвернуться, а с другой стороны, обмануть общественное мнение внутри страны. Но кто знает, что еще из этого выйдет. Бисмарк очень скоро может оказаться в таком положении, что вынужден будет искать единственного спасения в новой войне с Францией и тем самым разожжет европейскую войну Востока против Запада, в которой прежде всего погибнет он сам. Во всяком случае, турецкая война доказала, как прогнила вся Европа и что взрыв ближе, чем мы могли ожидать. Как бы то ни было, что бы ни случилось, все это льет воду на нашу мельницу.

Очень рад, что маленькому лучше; надо надеяться, что паника не повторится**.

Здесь со вчерашнего вечера без перерыва идет дождь. Гнездо это состоит из двух частей: из деревни вместе с гаванью на реке Эрн и из взморья в пятистах шагах по направлению к юго-востоку с приблизительно 150 домами на дюне, где кажется, что находишься в Голландии. Песчаный берег так же прекрасен и тверд, как в Остенде.


* Адрес редакции газеты «Vorwarts». Ред.

** См. настоящий том, стр. 63. Ред.


67
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

Может быть, в конце этой недели я приеду на несколько часов в Лондон; если так, то по возможности напишу тебе об этом.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 34

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛИТЛГЕМПТОН [Лондон], 18 сентября 1878 г.

Дорогой Фред!

Все в порядке.

Прилагаю письмо Кауба, которое, пожалуйста, пришли обратно, так как я еще не ответил ему. Гирш во время своего пребывания в Париже вел себя как дурак и, кажется, насильно навязался на мученичество. Впрочем, из парижских операций явствует, как прав ты был, предостерегая меня от паломничества в Париж.

Хороша эта республика, позволяющая командовать собой господам Бисмарку - Штиберу! Вчера вечером пришел Барри. Конгресс в Лозанне не состоялся, об этом он узнал еще в Париже, где поэтому и остался. Гирш и он пошли лишь в качестве репортеров на собрание, но последнее было уже разогнано, а участники его арестованы; Гирш был арестован лишь позже, ночью, у себя дома150. На другой день неукротимый Барри направился в полицейскую префектуру (вооруженный документами, устанавливающими его личность как корреспондента «Standard» и сотрудника «Whitehall Review»). Он нашел там младшего чиновника и сделал ему заявление, что желает видеть «своих друзей» Гирша и Геда. Тогда ему дали адреса двух полицейских комиссаров, арестовавших Гирша и Геда. Оба были взбешены нахальством этого «английского бифштекса» и в конце концов выпроводили его вон. Барри, нисколько не смутясь, возвращается в префектуру, и ему удается пробиться к великому Жиго.

Этот «политичный» полицейский, обменявшись несколькими словами с великим Барри, заявляет ему, что плохо говорит по-английски, а Барри - плохо по-французски, а потому вызывает себе переводчика. Главное содержание разговора: то,


68
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

что говорит ему Барри о неучастии Гирша, относится к ведению судебного следователя, а не префекта полиции. Арест же «законен» и т. д. На это Барри отвечает: «Насколько я знаю, это может быть законно во Франции, но не в Англии». Жиго возражает на это с торжественным пафосом: «Иностранцы, приезжающие к нам и т. д., должны подчиняться законам Фррранцузской рес-пу-бли-ки!». И в ответ на это бесстыдный Барри, размахивая шляпой, воскликнул: «Да здравствует Республика!». От этого возгласа Жиго весь краснеет и указывает Барри, что не может вести с ним политические споры и т. д. И на этот раз Барри вежливо указали на дверь.

Свое, в данном случае забавное, бесстыдство он довел до апогея... по отношению ко мне.

А именно, он мне сообщает: на этой неделе он опять уезжает с семьей в Гастингс, и теперь у меня-де, пожалуй, есть время подготовить ему материал для статей (в «Nineteenth Century»).

При этом новом покушении ему досталось, пожалуй, еще хуже, чем в берлоге обоих французских полицейских комиссаров.

Самой бесстыдной лондонской газетой опять является газета Леви*. В своей сегодняшней передовице он рассказывает своим читателям, что Рейхеншпергер от имени «центра»145 высказался за закон (так вычитал Леви в берлинской рептилии151, поставляющей ему корреспонденции) и что Бисмарку большинство обеспечено. Впрочем, сам Леви, несмотря на все преклонение перед «великим канцлером», должен признать, что великий «потерпел, пожалуй, поражение» в словесном поединке с «блестящим» Бебелем152.

Из утинских брошюр я успел просмотреть еще только книжку Адольфа Замтера («Реформа денежной системы»). Примером того, как он цитирует (он цитирует меня часто, но еще чаще списывает, пересказывая; вся брошюра сводится к нелепой мысли ввести вместо банковских билетов «товарные билеты», каковые по существу дела уже были введены в виде кредитных свидетельств прусского правительства в 1848 г.), служит следующее. Я говорю: «Золото и серебро по природе своей не деньги, но деньги по своей природе - золото и серебро» и т. д.153 Он, указывая правильно страницу, приводит в качестве цитаты: «Золото и серебро по природе своей являются деньгами. Маркс и т. д.»154. По-видимому, в Германии среди «образованных» сословий умение читать все более и более отмирает. Этот Замтер цитирует столь бессмысленно и безграмотно без всякого злого умысла. Так, он приводит в качестве цитаты из Петти: «Труд -


* - «Daily Telegraph». Ред.


69
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 19 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

отец, природа - мать вещественного богатства», потому что, говоря о «вещественном» богатстве, я замечаю, что в данном случае имеют силу слова Петти и т. д.155

Кстати. Наш толстяк Ковалевский снова встретил в Швейцарии Ролстона; тот сразу спросил его, не знает ли он того русского социалиста, который изобразил его (Ролстона) в отделе фельетона «Frankfurter Zeitung» обманщиком, трусом и т. д.? (Статья была написана моей женой.) Ковалевский почуял, откуда дует ветер, но ответил, не погрешая против истины, что он такого русского не знает. С тех пор Ролстон (который здесь опять приставал к нему) стал, однако, гораздо менее доверчив. (Эта помещенная в отделе фельетона статья была вызвана подлой выходкой Ролстона в отношении «Русской революционной литературы»156.)

Вчера был у меня г-н Монтифиори младший, он направляется в Берлин; и в высшей степени характерно для молодой английской, в особенности лондонской, литературной братии, что он сказал Тусси: «Если бы только пруссаки доставили мне удовольствие, арестовав меня на день или два! Какой великолепный материал для журнальной статьи или письма в «Times»!».

Я был у тебя дома и найденное там письмо отослал тебе.

Прощай.

Твой Мавр Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 35

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Литлгемптон], 19 сентября 1878 г.

Selborne Cottage Дорогой Мавр!

Денежное письмо получил. Я немедленно телеграфировал Н. Когену и К° и написал, чтобы они выплатили деньги моему банку. Так как, однако, сроком платежа был указан вчерашний день, то все еще возможно, что чек был доставлен вчера на мою квартиру или что он был послан туда по почте. Будь добр справиться у меня дома об этом. Если в дом № 122 на Риджентс-


70
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 19 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

парк-род* ничего не доставлено или не прислано, то, значит, все в порядке, и я завтра, вероятно, получу здесь извещение от банка, о чем я и просил.

Тороплюсь отправить с ближайшей почтой.

Твой Ф. Э.


* Дом Энгельса в Лондоне. Ред.

** См. настоящий том, стр. 67-68. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 36

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Литлгемптон, 21 сентября 1878 г.

Дорогой Мавр!

Возвращаю тебе обратно письмо Кауба. Гирш, по-видимому, поверил Меса на слово, что он в качестве немца пользуется в Париже неприкосновенностью. Теперь он может ворчать сколько угодно, они его будут держать в предварительном заключении сколько только возможно.

Похождения Барри действительно забавны.

Блестящую статью Леви я тоже прочел в кафе, куда я укрылся от дождя. Газета достойна его**.

Давно пора, чтобы в Константинополе произошла какая-нибудь перемена. Иначе многочисленные провинциальные восстания создадут положение, ведущее к распаду европейской Турции, то есть как раз к тому, чего хотят русские и Бисмарк, чтобы не выполнять берлинский договор157 и ловить рыбу в мутной воде. Возвращение Мидхата на Крит и смелое выступление с его стороны могли бы придать делу иной оборот. Если нынешнее положение не изменится, - русские останутся там и получат новые виды на добычу, что, в свою очередь, и внутри самой России может задержать естественный ход вещей.

Мы отправляемся сейчас на несколько часов в Брайтон.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


71
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

37

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛИТЛГЕМПТОН [Лондон], 24 сентября 1878 г.

Дорогой Фред!

Прилагаю писанину от Либкнехта; я распечатал письмо, думая, что в нем партийные сообщения, которые, может быть, требуют немедленных действий с нашей стороны.

Письмо Лаврова, которое пришло сегодня и на которое я еще не ответил, возврати, пожалуйста, немедленно. Единственно интересное в нем место относится к Врублевскому. То, что говорится здесь о последнем, по всей вероятности, верно, так как вполне соответствует его темпераменту, как человека действия, и, кроме того, более или менее подтверждается его молчанием по отношению к нам.

После открытия рейхстага я получил представленный последнему правительством законопроект вместе с мотивировкой*; вчера из того же источника (Бракке) получен стенографический отчет о заседаниях рейхстага от 16 и 17 сентября158. Абсолютно нельзя себе представить глупость среднего из прусских министров, «гениальность» их господина** или подлость цепляющихся за фалды его сюртука представителей исконно немецкой буржуазии, - пока не имеешь перед собой стенографического отчета об этом последнем спектакле. Я теперь более или менее занят обработкой его для английской прессы, хотя еще не знаю, получится ли из этого в конце концов нечто подходящее для «Daily News»159.

Шахматный ход русских в Афганистане160, а также происходящее в Турции - все это интересует меня теперь лишь постольку, поскольку служит argumentum ad hominem*** для европейской государственной мудрости. Вообще для меня несомненно одно: что бы ни делали теперь, помимо этого, Россия и Пруссия на мировой арене, - все это будет иметь только вредные последствия для их режима, никак не остановит его крушения и лишь ускорит его ужасный конец.

Моя жена, Женничка и Джонни приехали к нам в пятницу**** днем в добром здравии и пробыли в нашем доме до вчерашнего вечера, когда Женничка со всем своим багажом


* - проект исключительного закона против социалистов. Ред.

** - Бисмарка. Ред.

*** - чувствительным аргументом. Ред.

**** 20 сентября. Ред.


72
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 СЕНТЯБРЯ 1878 г.

снова перебралась на Лейтон-гров* для встречи Лонге. Но долговязый приедет только сегодня. Ребенку гораздо лучше, и, к удивлению, Женничка также несколько поправилась за последние дни пребывания в Малверне.

Вчера был здесь старый Пецлер с письмом одного попа, который издает журнал, тоже дилетантствует в социализме и желает получить от меня некоторые сведения161. Бисмарку пока удалось снова поставить социализм в порядок дня, так что из-за этого более или менее забыта даже высокая политика.

Надеюсь, что ты поправляешься на лоне матери-природы. Сердечный привет от Тусси, Женнички и моей жены.

Твой Мавр


* Улица в Лондоне, на которой жили Лонге. Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., m. XX1V, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого Карл Маркс (вторая половина 70-х годов)


73

1879 год 38

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН Сент-Обен, 14 августа 1879 г.

Trafalgar Hotel Дорогой Фред!

Я адресую эти строки на твою лондонскую квартиру, так как, судя по твоему письму к моей жене, ты не уверен, останешься ли после сегодняшнего числа обитателем Истборна162.

Прилагаю письмо Гирша ко мне, а также письмо Луизы Юта к Пумпс.

Наш переезд из Саутгемптона на Джерси163 был очень неприятен вследствие сильного ливня; мы прибыли насквозь промокшими в Сент-Хелиер, где также сильно «лило». С тех пор погода, после некоторых колебаний, перемен и рецидивов, очень хороша. На Джерси крестьяне думали, что приближается конец света; они уверяют, что никогда еще не переживали такой скверной весны и лета. Завтра мы переезжаем в отель «Европа» в Сент-Хелиере.

Мы не остаемся в Сент-Обене, где пребывали до сих пор, потому что Тусси и я приходим в ужас от ежедневной однообразной пищи из баранины, из-за чего я вот уже несколько дней как превратился в невольного вегетарианца. Другой квартиры здесь нельзя было достать - мы довольно долго искали. Когда мы приехали на Джерси, здесь было еще сравнительно пусто, но с течением времени сюда нахлынула масса приезжих, особенно французов. Когда мы сегодня утром справлялись в отеле «Европа», то к счастью оказалось, что как раз 60 французов собираются уезжать; пароходы же, нагруженные новой человеческой дрянью, еще не прибыли.

При отъезде из Лондона на вокзале Ватерлоо мы встретили Гарни, который отправлял свою жену на Джерси. К счастью, у нее был билет первого класса, тогда как мы взяли билеты


74
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 АВГУСТА 1879 г.

второго класса. На пароходе мы опять встретились. Она, как и мы, не страдает морской болезнью, но вообще человек больной. По прибытии мы опять расстались, но получили от нее адрес ее брата, у которого она живет. После этого мы нанесли туда визит «соболезнования».

Эта женщина совершенно непрактична. Хотя она родом с Джерси, она не может дать никаких разъяснений, кроме тех, которые напечатаны в путеводителе. Добрая женщина, но не та особа, которая нужна людям, путешествующим для развлечения. Я здесь, наконец, стал снова хорошо спать, чего уже давно не было, но еще не совсем избавился от простуды, которую схватил из-за отвратительной погоды. Но при здешнем мягком климате простуда довольно быстро проходит. Тусси чувствует себя хорошо.

Два фермера из Дербишира, отец и сын, до сих пор сидели с нами в отеле «Трафальгар» за одним столом. Позавчера они на парусном судне совершили поездку в Сен-Мало и, после того как они в первый раз в своей жизни «побывали во Франции», они вернулись оттуда с несравненно большим уважением к самим себе. Отец даже наполовину согласился уже поехать с сыном к Средиземному морю, но он полагает, что там «слишком жарко». «Ни в коем случае, - поправил его сын, наиболее сведущий из них, - ни в коем случае, там теперь... зима!» И старик (впрочем, он еще в цветущем возрасте, этот пронырливый малый с настоящей деловой сметкой) поучал меня, что Сен-Мало находится на юго-западном берегу Франции. Зато оба хорошо осведомлены в области земледелия и других фермерских вопросах.

Тусси находит, что трудности купания не заслуживают упоминания; до сих пор она попеременно купалась то в бухте Сент-Брилед, то в бухте Сент-Хелиер, теперь купается попеременно то в последней, то в бухте Сент-Клемент.

Из письма моей жены я узнал, что Шорлемейер* приехал инвалидом; надеюсь скоро получить лучшие вести о нем.

Со времени моего приезда сюда я не видел газет и вообще ничего не читал, кроме книги Карлтона «Зарисовки и рассказы из жизни ирландского крестьянства», том первый. Прочесть первый том было довольно трудно, второй я откладываю до лучших времен. Это отдельные рассказы, рисующие жизнь ирландских крестьян то с одной, то с другой стороны, написанные, следовательно, не так, чтобы проглотить их сразу. Именно поэтому это такая книга, которую необходимо приобрести, чтобы понемногу угощаться то одним, то другим блюдом.


* - Шорлеммер. Ред.


75
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АВГУСТА 1879 г.

Карлтон не является ни мастером стиля, ни мастером композиции, но оригинальность его заключается в правдивости его описаний. Будучи сыном ирландского крестьянина, он знает свой предмет лучше Леверов и Лаверов.

Сердечный привет от Тусси и от меня всем вам.

Твой Мавр Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 39

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В СЕНТ-ХЕЛИЕР Истборн, 20 августа 1879 г.

53, Grand Parade Дорогой Мавр!

Возвращаю письма Гирша, прилагаю также письмо Либкнехта, которому я только что ответил164. Я обратил его внимание на имеющиеся у него удивительные противоречия: «Гиршу ты пишешь, что за газетой стоит «партия плюс Хёхберг»165; однако это означает (если вообще Хёхберг представляет собой плюс) его кошелек, ибо без этого он является отрицательной величиной. Теперь же ты пишешь мне, что Хёхберг не дал ни гроша166. Пойми, кто может, - я же отказываюсь». Я написал ему также, что абсурдно говорить, будто Гирш «еще менее понял» письмо Бернштейна, так как письмо это не оставляло места для недоразумений167: Бернштейн в нем прямо выступал уже в качестве руководителя редакции. Он, Либкнехт, думает, естественно, что все устроил наилучшим образом. Но Гирш имеет право смотреть на все собственными глазами, тем более что Либкнехт не дает ему материалов для ознакомления; если поэтому Гирш отклоняет предложение, то виноват в этом он, Либкнехт. «Что касается нас, то во всяком случае несомненно, что, если Гирш не примет предложения, мы очень и очень подумаем, что нам делать, и, разумеется, не попадемся на эту удочку, пока не узнаем, кто же представляет собой «партию», которая стоит за газетой». Ибо, сказал я ему, именно теперь, когда всякие гнилые и тщеславные элементы могут беспрепятственно лезть на передний план, пора, наконец, бросить политику затушевывания и примирения, а где нужно - не бояться даже ссоры


76
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АВГУСТА 1879 г.

и скандала. Партия, которая охотнее будет терпеть своевольное хозяйничанье в ней любого глупца, чем решится его публично дезавуировать, - такая партия не имеет будущего. Например, - дело с Кайзером168.

Лафарги с понедельника* здесь и остаются до послезавтра. Мы попытаемся удержать здесь Лауру еще на несколько дней. Она принесла нам весть, что катастрофа с Женни169, как и предсказывал всякий, кроме нее и Лонге, действительно произошла в Рамсгете. В остальном там, по-видимому, все настолько благополучно, насколько этого можно ожидать.

Со вчерашнего дня у нас очень неустойчивая погода, что не очень-то благоприятно для Джоллимейера**. Он недурно поправился, перестало лихорадить, к нему вернулся аппетит, боли стали слабее, но теперь наступил некоторый застой, улучшение идет не так быстро, но все же нет и ухудшения. Сегодня у нас была регата, и тут, конечно, дождь неизбежен. Так как вы живете несколько юго-западнее и ближе к Атлантическому океану, то боюсь, что вы получаете из первых рук погоду еще хуже.

Посылаю также полное растерянности письмо Бернштейна, на которое я еще не ответил.

Ты лучше сохрани пока что у себя все эти материалы, с Бернштейном нечего торопиться, а благородный «Jahrbuch» тоже может спокойно лежать в Лондоне, пока я не приеду170.

Для Шорлеммера хорошо, что мы здесь остались и остаемся еще во всяком случае до 28- го, а что будет дальше, зависит от его состояния и, разумеется, также от погоды. По возможности проведем также несколько дней на острове Уайте и в окрестностях.

По пристани бегал сегодня взад и вперед, наподобие молодого негритянского уличного певца, старик Руге и продавал программу фейерверка.

Лафарг и Лаура шлют сердечный привет и надеются вместе с нами, что у вас все обстоит благополучно. Сердечный привет от меня и Пумпс тебе и Тусси.

Твой Ф. Э.


* 18 августа. Ред.

** Джоллимейер (Jollymeier) - шутливое прозвище Шорлеммера от английского слова «jolly» - «веселый», «подвыпивший» и немецкой фамилии Meier («фермер»). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, l изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


77
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1879 г.

40

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Истборн, 25 августа 1879 г.

53, Grand Parade Дорогой Мавр!

Надеюсь, ты получил мое письмо*, посланное в Сент-Хелиер, отель «Европа», вместе с письмом Либкнехта ко мне и письмом Гирша к тебе.

С тех пор Гирш был арестован в Париже и, после двухдневного заключения, вынужден был покинуть Францию; он в Лондоне и живет у Лесснера. Вчера я получил от него целый пакет очень интересной корреспонденции по поводу дела о газете**. Он, по моему мнению, действовал совершенно правильно. (Мой адрес он знал, так как я отправил ему некоторые выдержки из посланного тебе письма Либкнехта, выпустив все оскорбительное.)

Только что я получил: 1) письмо от Хёхберга из Схевенингена и 2) письмо от Бебеля171; оба пытаются привлечь нас к сотрудничеству. С ответом торопиться нечего, ибо приглашенный вместо Гирша редактор Фольмар должен еще три недели отсидеть в тюрьме! Так великолепно все начинается.

Я бы послал тебе всю эту музыку, если бы был уверен в правильности твоего адреса. Твоя жена указывает 62 Plains of Waterloo, а Лаура утверждает, будто 71. Как только узнаю точно, где ты172, - я все тебе пошлю. Все эти люди снова сами создали между собой безнадежную путаницу. Либкнехт, Бебель, Фирек, Хёхберг, Шрамм, Бернштейн - каждый пишет что-нибудь иное, все полно неясностей и противоречий173, так что для нас остается только выжидать. Вся эта история, во всяком случае, не должна нарушать нашего отдыха.

Я сейчас же написал Гиршу, что в этот четверг*** снова буду в Лондоне.

От Лафаргов ты тем временем, вероятно, уже узнал, что они были здесь. К сожалению, погода была не очень благоприятна.

Как здоровье Женни? По последним сообщениям твоей жены, она чувствует себя хорошо, как и следовало ожидать. Надеюсь, что это состояние не изменилось. Передай ей от меня сердечный


* См. предыдущее письмо. Ред.

** - «Sozialdemokrat». Ред.

*** 28 августа. Ред.


78
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АВГУСТА 1879 г.

привет и поздравь ее со здоровым мальчиком*. Надеюсь, что ты продолжаешь хорошо спать, и благодаря этому устраняется главная причина, мешающая твоему хорошему самочувствию. Надеюсь, рамсгетская погода пошла впрок также твоей жене. Джоллимейеру значительно лучше. Однако неустойчивая погода еще упорно напоминает ему, что мускулы и суставы у него пока не совсем в порядке. Пумпс чувствует себя хорошо. Мне морские купанья по обыкновению пошли на пользу. Думаю, что порядочно растолстею.

Если ты не будешь писать завтра, то пиши уж лучше в Лондон. Почтовые порядки здесь допотопны. Письмо, отправленное в среду, вполне могло бы прийти только после нашего отъезда.

Сердечный привет всем. Позаботься же, чтобы Женни не думала о преждевременном возвращении домой. Как долго ты еще останешься там?

Твой Ф. Э.

Знаешь ли ты адрес Ковалевского в Лондоне или я могу узнать его у Тусси?


* - Эдгаром Лонге. Ред.

** См. настоящий том, стр. 73-76. Ред.

*** 20 августа. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 41

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ИСТБОРН Рамсгет, 25 августа 1879 г.

62, Plains of Waterloo Дорогой Фред!

Мое письмо с Джерси и твое из Истборна, очевидно, разошлись**.

Как только мы получили по телеграфу известие о катастрофе в Рамсгете169, мы на следующий день, в прошлую среду***, рано утром отправились в Лондон. Мне было очень жаль прежде-


79
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 АВГУСТА 1879 г.

временно обрывать пребывание Тусси на Джерси, но я знал, что по многим причинам мое присутствие в Рамсгете стало необходимым. В четверг я прибыл туда при громе, молнии и проливном дожде. В пятницу была хорошая погода, в субботу с утра до вечера лило как из ведра, вчера опять была хорошая погода, на сегодня перспектива не ясна. Даже здесь много евреев и блох.

Самое важное: Женничка благополучно перенесла девять критических дней и, учитывая данные обстоятельства, чувствует себя недурно. Она пока сама кормит ребенка*, было бы очень желательно, чтобы это было возможно и дальше. Моя жена, хотя и медленно, но все же поправляется.

Голова у меня все еще не в порядке. Я заглянул вчера для пробы в кое-какие математические тетради, которые я захватил с собой, но должен был очень скоро оставить это преждевременное занятие, хотя это было для меня только пробой.

В море я не купался и не купаюсь, но принимаю теплые ванны из морской воды. Дело в том, что, вследствие отвратительной погоды во время нашего приезда на Джерси, усилилась моя болезнь горла и вдобавок временами стала появляться зубная боль; то и другое еще не совсем прошло, хотя и стало значительно легче: лишь иногда чувствую, что эти боли еще подкарауливают меня.

Гирш в Лондоне; он оставил у меня визитную карточку, но я не мог его посетить (он живет у Лесснера) ввиду своего внезапного отъезда из Лондона. Прилагаемое письмо Кауба даст тебе картину в высшей степени своеобразных обстоятельств повторной высылки Гирша из Парижа174.

Надеюсь, что со здоровьем Шоллимейера** идет на лад. Сердечный привет ему и Пумпс, которой Джонни тоже шлет особый поклон.

Читал ли ты вступительную речь Олмена175 или как его там зовут? Я бы тоже сумел состряпать такую речь, хотя и не являюсь ученым специалистом.

Прощай, старина.

Твой Мавр Глава Массачусетского бюро статистики труда Райт прислал мне все отчеты с 1874 по 1879 г. (следовательно, он ничего не знает о предшествовавших посылках Гарни) вместе со сводом массачусетской переписи и вместе с тем сообщил мне письменно, что «будет рад посылать и в дальнейшем свои издания тотчас же после их выхода в свет».


* - Эдгара Лонге. Ред.

** - Шорлеммера. Ред.


80
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 АВГУСТА 1879 г.

Подобные «проявления вежливости» исходят лишь из России и Соединенных Штатов.

Мой старый патрон Дана заходил в прошлую пятницу на Мейтленд-парк. Тусси прислала мне его визитную карточку.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 42

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Истборн, 26 августа 1879 г.

Дорогой Мавр!

Наконец, получил твое письмо и вместе с ним точный адрес, которым пользуюсь, чтобы послать тебе всю ерунду по поводу партийного органа*. Так как из-за Гирша я не мог отложить ответ Хёхбергу, то я написал ему несколько прилагаемых при сем строк, которые его тоже не очень обрадуют**.

Из письма Бебеля ты видишь, что оно содержит совершенно те же аргументы, какие приводит в своем последнем письме Либкнехт176. Отсюда следует, что Либкнехт не показал ему мое последнее письмо, хотя я ему определенно поручил это сделать. После того как ты отошлешь мне обратно в Лондон весь этот хлам, я думаю: 1) предложить Бебелю, чтобы он потребовал показать ему это письмо, тогда он увидит, что на все эти разговоры уже был дан ответ; 2) сопоставить ему все противоречил в различных письмах, написанных К. Гиршу, чтобы он видел, какое свинство они опять устроили благодаря своему деликатничанью. Если это будет сделано надлежащим образом, то, я думаю, именно Бебель сумеет это использовать дальше. Я, разумеется, предварительно пошлю для отзыва это письмо как тебе, так и Гиршу, cujus res agitur***.

Мы все были рады слышать, что Женни чувствует себя хорошо. Вполне согласен с тобой, что она, если только возможно, должна продолжать сама кормить ребенка****, отказаться от школы40 и сбросить с себя, наконец, бремя хлопот с нянями и прислугой, которых приходилось до сих пор держать лишь


* - «Sozialdemokrat». Ред.

** См. настоящий том, стр. 304-305. Ред.

*** - о деле которого идет речь. Ред.

**** - Эдгара Лонге. Ред.


81
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 АВГУСТА 1879 г.

из-за ее постоянного отсутствия из дому. Ты и твоя жена должны оставаться возможно дольше на взморье, вам обоим необходимо многое наверстать, и вы не должны возвращаться до тех пор, пока твоя голова и органы пищеварения твоей жены не соизволят снова начать работать нормально. Теперь ведь нет больше никакого основания торопиться, да и погода постепенно становится если и не великолепной и устойчивой, то все же более приличноизменчивой, чем она была еще недавно. У вас, как видно, погода такая же, как и здесь.

Джоллимейер совсем поправился бы, если бы с неделю светило солнце.

Надеюсь увидеть и Тусси поправившейся благодаря морским купаниям. Если бы ты только нам написал, то она могла бы в субботу* приехать сюда и до послезавтра здесь купаться!

Но вышло так, что я лишь в воскресенье утром узнал от Лафаргов, что ты находишься в Рамсгете, а вовсе не с ней.

Впрочем, я пока совсем недоволен своими тремя неделями морского купания и вынашиваю еще всяческие планы, если Джоллимейер, которому Лондон, вероятно, больше поможет, чем море, снова станет на ноги. Что ты думаешь о том, чтобы нам троим недели через две - две с половиной, если позволит погода, освободиться на одну-две недели от представительниц вечно женственного** и отправиться куда-нибудь на положении холостяков?

Сердечный привет от всех всем. Твой Ф. Э.


* 23 августа. Ред.

** В оригинале: «das Ewig-Weibliche» («вечно женственное») - выражение из трагедии Гёте «Фауст», часть II, действие пятое, сцена восьмая («Горные ущелья, лес, скалы, пустыня»). Ред.

*** 25 августа. Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 43

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ИСТБОРН Рамсгет, 27 августа 1879 г.

62, Plains of Waterloo Дорогой Фред!

Наши письма постоянно расходятся. Ты, вероятно, получил мое (отправленное в этот понедельник***); твое - от 25 августа - вместе с приложениями пришло своевременно.


82
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 АВГУСТА 1879 г.

Я пишу лишь несколько строк, так как моей жене придется быть как раз поблизости от почтамта, и таким образом ты получишь это извещение о получении твоего письма еще до своего отъезда*.

Чтобы развлечь тебя, Джоллимейера и Пумпс, прилагаю письмо Тусси моей жене. Верни его, пожалуйста, сразу по прочтении. Женничка хорошо поправляется, но не должна еще выходить из своей комнаты до понедельника, а потом останется у нас по крайней мере еще неделю, так как Лонге возвращается в Лондон раньше.

Погода ухудшается изо дня в день; все же несколько часов в день бывают сносные, а морской воздух приятен даже при ливне.

Либкнехт заслуживает той же клички «осел», которую он со своей обычной мужицкой вежливостью хотел бы приклеить Гиршу, как он это делает, когда бывает «застигнут» на месте преступления.

Сердечный привет всем.

Твой Мавр Адрес Ковалевского: 42, Gower Street.


* См. настоящий том, стр. 77-78. Ред.

** См. настоящий том, стр. 324-325 и 328. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 44

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН [Рамсгет], 28 августа 1879 г.

Дорогой Фред!

Прилагаю письмо почтенного Моста, которое я только что получил от Тусси. Ты должен срочно известить меня, какой ответ ты считаешь наиболее подходящим. Мост, очевидно, хочет иметь что-нибудь, чем он мог бы, со своей стороны, «злоупотребить»; с другой стороны, г-н Любек действует по наущению г-на Бернштейна**.


83
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

Сегодня прекрасное утро; продержится ли такая погода весь день, - это другой вопрос.

Привет. Твой Мавр Верни, пожалуйста, письмо Моста.

Вчера вечером дождь прекратился. Мы взяли Джонни с собой на пляж. Кто-то из публики сказал: «Этот маленький мальчик выглядит как принц». Джонни гневно обернулся и отпарировал: «Я выгляжу как маленький Джоллимейер!».

Из письма, полученного из дома Лафаргов, я вижу, что другому Мейеру - не Джоллимейеру - снова устроили у Лафаргов сцену. Бедняга!

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 45

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 3 сентября 1879 г.

62, Plains of Waterloo Дорогой Энгельс!

Так как Мейер (Р.) сообщил мне о своем намерении посетить меня и одновременно же, с другой стороны, писал мне, чтобы я его поставил в известность, то есть телеграфировал ему: «не приезжайте», если я чем-нибудь занят, - то я, во-первых, телеграфировал ему в «отрицательном» смысле, во-вторых же, вслед за телеграммой послал ему письмо того содержания, что вследствие плохого состояния здоровья г-жи Маркс у меня «в данное время» нет ни одной свободной минуты. Сообщаю тебе это для того, чтобы ты в случае, если он заговорит об этом, знал, в чем дело. Моя жена в самом деле поправляется очень медленно и поэтому отнюдь не жаждет видеть здесь Мейера.

Женничка сегодня в первый раз совершила пятнадцатиминутную прогулку пешком; она хорошо поправляется.

Как здоровье Джолли*?

Твой Мавр


* - Шорлеммера. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe, Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


84
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

46

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 9 сентября 1879 г.

62, Plains of Waterloo Дорогой Фред!

В силу различных обстоятельств деньги заметно подходят к концу, а я бы желал остаться здесь еще на одну неделю, несмотря на то, что, начиная с воскресенья, с вечера, погода постоянно меняется.

Подробности о нашем здесь пребывании, которое мне особенно пошло впрок, ты узнаешь от Лафаргов.

Прилагаю письмо от Зорге. Так как у меня нет здесь адреса Беккера, а ты все равно с ним переписываешься, то напиши ему, пожалуйста, чтобы он прислал мне образец доверенности*.

Как здоровье Джоллимейера?

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 307. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV. 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 47

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Лондон, 9 сентября 1879 г.

Дорогой Мавр!

При сем кое-что от Либкнехта вместе с приложениями, из которых нельзя почерпнуть много нового, почему я и не торопился посылать их тебе. Из вполне понятных соображений я ничего не сообщил Гиршу обо всей этой посылке: лучше избегать бесполезных дрязг.

Хёхберг написал из Схевенингена Гиршу с целью получить от него нечто вроде приглашения сюда и гарантировать себе хороший прием, на что Гирш даже не ответил. На последующую открытку Хёхберга Гирш ответил тоже открыткой. Написал, что ты еще не вернулся, а сам он, Гирш, тоже собирается от-


85
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

правиться на берег моря. Таким образом, надо думать, этот человек оставит нас в покое.

Между тем было бы хорошо, если бы ты отослал мне обратно материалы. Надо же, наконец, мне ответить Бебелю177, во-первых, из-за Гирша, который хотел бы, чтобы его отношения с Бебелем были выяснены, и проявляет поэтому некоторое нетерпение, и, во-вторых, потому, что «Jahrbuch», который привез тебе Ковалевский, к счастью позволяет нам просто и определенно указать этим людям причины, почему мы абсолютно не можем сотрудничать в органе, в котором Хёхберг будет пользоваться хотя бы малейшим влиянием. Я имею в виду статьи: 1) «Ретроспективный обзор социалистического движения в Германии» за подписью*


*


* (Хёхберг и, вероятно, Бернштейн и Любек)178; 2) Критические заметки за подписью К. Л. (Любек), в особенности конец рецензии на брошюру Кона «Что такое социализм»179; 3) Отчет из Германии № 1 за подписью М. Ш. (Макс Шлезингер из Бреславля)180.

Хёхберг прямо заявляет, что немцы сделали ошибку, превратив социалистическое движение в чисто рабочее движение, и ненужным провоцированием буржуазии сами навлекли на себя закон против социалистов143! Движением должны-де руководить буржуазные и образованные элементы, оно должно носить исключительно мирный, реформистский характер и т. д. Ты можешь себе представить, с каким наслаждением набрасывается Мост на эти пошлости и выставляет себя опять истинным представителем немецкого движения181.

И наконец, я думаю, ты тоже согласишься, что после этой истории нам лучше всего будет точно определить нашу точку зрения, по крайней мере по отношению к лейпцигцам. Если новый партийный орган* будет плясать под дудку Хёхберга, тогда мы, возможно, будем вынуждены сделать это и публично.

Когда ты пришлешь мне материалы (еще один экземпляр «Jahrbuch» у меня здесь есть), я набросаю письмо Бебелю и пошлю тебе; из-за этих пустяков тебе, конечно, незачем прерывать свой отдых. Но скоро надо будет что-нибудь предпринять, а то Гирш опять начнет писать во все концы частные письма и придаст всему делу слишком личный характер.

С тех пор как русская дипломатия при осуществлении своих целей вынуждена считаться с внутренними русскими событиями, она терпит неудачи. В тот самый момент, когда ее нигилисты


* - «Sozialdemokrat». Ред.


86
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

и панслависты разбивают вдребезги союз с Германией, так что его можно залатать лишь ненадолго и то только для видимости, в этот самый момент ее афганские агенты толкают Англию, в случае войны с Германией, в объятия Бисмарка. Я уверен, что Бисмарк всеми силами стремится вызвать войну с Россией. В союзе с Австрией и Англией он может уже решиться на это; Англия обеспечивает ему нейтралитет Дании, вероятно Италии, может быть даже Франции. Но было бы лучше, если бы в самой России дело пошло быстрее к кризису и возможность войны была бы устранена внутренним переворотом. Положение становится слишком благоприятным для Бисмарка. Одновременная война с Россией и Францией стала бы борьбой за национальное существование, и шовинизм, который вспыхнул бы при этом, на целые годы задушил бы наше движение. При этом, если бы присоединилась Англия, шансы были бы весьма благоприятны для Бисмарка: продолжительная упорная борьба, но три шанса против двух, что окончательный исход был бы такой же, как в Семилетней войне.

Сэм Мур пишет, что продажа имения в общем прошла хорошо. Большая часть продана по цене, составляющей тридцатидевятисорокакратную сумму совокупной ренты. Не продана лишь земля, занятая болотами и лесом, которую они оценивают, включая сюда и стоимость лесных насаждений, в 11600 фунтов стерлингов. Эту часть имения они считают возможным оставить в своих руках до тех пор, пока не поправятся дела в Шеффилде, надеясь, что тогда они получат еще лучшую цену.

Что сталось с Лафаргами? С тех пор как Пумпс была там в пятницу* на прошлой неделе, от Поля - ни звука.

Джоллимейер все еще пробует всякие средства против своего ревматизма, который не проходит. Гумперт посоветовал ему поехать в Бакстон, и он сказал вчера, что, если вскоре не наступит улучшения, он в конце этой недели отправится туда. Он, Пумпс и я шлем вам всем сердечный привет и надеемся, что жизнь на взморье вам идет впрок. Какие у тебя планы насчет возвращения? Оставайся, пока только можно. А когда вернешься, то я-то уж знаю, каково здесь бывает при непостоянной погоде. Тут уже ничего не поделаешь**. Твой Ф. Э.


* 5 сентября. Ред.

** В оригинале диалект (es is nix zu wolle). Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


87
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

48

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН Рамсгет, 10 сентября 1879 г.

62, Plains of Waterloo Дорогой Фред!

Вчера я получил от Ковалевского несколько строк. Он сообщает, что получил из России письмо, делающее необходимым его немедленное возвращение на родину. «Jahrbuch» он мне не прислал.

Лаура провела неделю у нас. Поль в течение нескольких дней наезжал и позавчера вернулся вместе с ней в Лондон. Впрочем, Лаура известила Пумпсию* о своем отъезде.

Жена моя поправляется все еще очень медленно; я отдохнул очень хорошо. Здешний воздух мне чрезвычайно полезен. Кроме того, Лаура заставляла меня беспрестанно двигаться.

Прилагаю полученные сегодня от тебя письма (другие посылаю одновременно, но в другом конверте). У Либкнехта нет твердого мнения. Письма доказывают как раз то, что они должны опровергнуть, а именно подтверждают наше первоначальное мнение, что дело испорчено в Лейпциге, тогда как цюрихцы поступали соответственно поставленным им условиям. Впрочем, их ужас по поводу нападения столь безобидного в общем еженедельника «Laterne» на проходимца Кайзера182 показывает яснее, чем все остальное, какого калибра эти люди. Шрамм, при всей своей деловитости, всегда был филистером. Лейпцигцы, со своей стороны, уже так «опарламентарились», что публичная критика кого-либо из их клики в рейхстаге представляется им оскорблением величества.

Я вполне разделяю твое мнение, что нельзя больше терять времени. Нужно резко и не стесняясь высказать наше мнение насчет вздора в «Jahrbuch», то есть pro nunc** надо «преподнести» лейпцигцам все черным по белому183. Если они таким же образом будут поступать со своим «партийным органом», мы должны будем дезавуировать их публично. В подобных вещах надо отказаться от всякого деликатничанья.

Мосту я не ответил и не стану ему отвечать***; как только вернусь в Лондон, пошлю ему приглашение явиться лично. При свидании ты должен будешь присутствовать.


* - Мери Эллен Бёрнс (см. настоящий том, стр. 267). Ред.

** - пока что. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 82. Ред.


88
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

Что характернее всего для Бисмарка, так это то, каким образом он втянулся во враждебное отношение к России. Он хотел сместить Горчакова и посадить на его место Шувалова. А так как это ему не удалось, то из этого само собой получилось: вот кто враг! И я не сомневаюсь также, что Бухер не упустил случая разжечь раздражение своего хозяина. «Всегда возвращаются к ней, к первой любви своей»*. Для нашего движения и для Европы вообще нет ничего более вредного, чем осуществление плана Бисмарка. Пока жив старый Вильгельм**, это все же не так легко осуществить; не исключено, однако, что Бисмарк сам станет жертвой той реакции, которую он ввел своим законом против социалистов. А пока черная точка184 на Востоке служит ему уже свою службу: он снова стал «необходимым человеком», и либералы полны теперь «патриотического» чувства и готовности лизать ему зад. На ближайшей сессии рейхстага железный военный бюджет будет не только возобновлен, но, возможно, будет сделан «постоянным», как этого хотел первоначально Вильгельм. Тайна успехов русской дипломатии за границей заключалась в гробовой тишине у себя в России. С возникновением движения внутри самой страны это волшебство рассеялось. Последней ее победой был Парижский договор 1856 года185. С тех пор делались только ошибки.

Надеюсь,что здоровье бедного Шоллимейера*** улучшается. Передай ему сердечный привет от меня.

Твой Мавр


* Слова популярного романса из третьего действия оперы Н. Изуара на либретто Ш. Г. Этьенна «Жоконда». Ред.

** - Вильгельм I. Ред.

*** - Шорлеммера. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. IV, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 49

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В РАМСГЕТ Лондон, 11 сентября 1879 г.

Дорогой Мавр!

Письма получил. Гирш, который вчера встретился у меня с Лафаргами и с Генри Юта, принесет мне отданные ему раньше материалы, и тогда я сейчас же возьмусь за работу186.


89
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 11 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

Лаура и Поль, то есть собственно последний, известили нас о своем намерении приехать к нам в ближайшее воскресенье* вечером. Как нам это ни приятно, все же придется обдумать это дело из-за Тусси. Она, с тех пор как мы вернулись, обедала у нас по воскресным дням, и я, разумеется, приглашу ее к себе и на ближайшее воскресенье. Так как Поль сказал, что Лонге возвратятся на этой неделе, то я собирался пойти завтра или послезавтра к Женни и попросить ее вывести меня из затруднительного положения, взяв Тусси на вечер к себе. Однако перед уходом Лаура сказала, что Женни вернется только в субботу, и таким образом мне остается лишь уладить дело таким путем. Если это можно устроить, то извести меня немедленно, если же нет, то необходимо найти какой-нибудь другой выход. Лафарги никогда не приезжают раньше 7 часов.

Сердечный привет. За последние три дня Джоллимейеру стало значительно лучше; ему, по-видимому, не понадобится ехать в Бакстон.

Твой Ф. Э.


* 14 сентября. Ред.

** Маркс имеет в виду чек (см. следующее письмо). Ред.

*** 13 сентября. Ред.

**** - Вильгельм Вольф. Ред.

***** - Эдгара Лонге. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 50

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН [Рамсгет], 11 сентября 1879 г.

62, Plains of Waterloo Дорогой Фред!

Письмо вместе с вложением** с благодарностью получил.

Семья Лонге в субботу (ближайшую)*** «махнет», как выражается Лесснер, в Лондон.

Женничка чувствует себя сравнительно хорошо, хотя все еще страдает немного астмой, однако она - упрямая как Лупус**** - намеревается сочетать кормление ребенка***** с работой в школе40.

Вчера, к моему великому изумлению, предо мной на пляже неожиданно выросла фигура Мейера. К моему успокоению, он


90
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 11 СЕНТЯБРЯ 1879 г.

мне немедленно заявил, что он поселился на один день в Маргете, через несколько часов снова уезжает, желает лишь справиться о здоровье «милостивой государыни»* и т. д. Я провозился с ним некоторое время, а затем передал Лонге для препровождения его обратно. Он (Мейер) отправляется в Эдинбург на конгресс тред-юнионов187. Я доволен, что этот «кризис» так быстро миновал. Этого молодца непреодолимо влекло в Рамсгет. Между прочим, он рассказал Лонге, что его болезнь печени значительно ухудшилась, так что он не может теперь «потреблять спиртного» в обычном для него количестве без вреда для головы. Это, пожалуй, объясняет его последние приключения на Мейтленд-парк и т. д.

Здесь теперь наполовину хорошая, наполовину плохая погода, но преобладает последняя.

Твой Мавр


* - Женни Маркс. Ред.

** - Е. Демут. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 51

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В ЛОНДОН [Рамсгет], 14 сентября 1879 г.188

Дорогой Фред!

Скажи Тусси, что она приглашена к Женни на воскресенье в два часа пополудни к обеду, с тем чтобы быть представленной Эдгару «Марселю» Лонге, который сегодня зарегистрирован в Рамсгете в качестве английского гражданина.

Дело в том, что Женничка вместе со свитой уезжает завтра в Лондон, с ней едет также и Елена**, чтобы помочь ей.

Чек можно будет реализовать в понедельник.

Я нашел еще одно письмо Гирша ко мне, относящееся к материалам этого дела189. Прилагаю его.

Привет.

Твой Мавр Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


91
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 8 ОКТЯБРЯ 1879 г.

52

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, около 8 октября 1879 г.]

Дорогой Энгельс!

Маркс говорил мне в воскресенье, что, возможно, Вы будете столь добры просмотреть статью Блинда в «Fraser's Magazine»190 и дать мне несколько замечаний о ней. Если Вы намерены это сделать, то будьте добры сообщить мне, должен ли я зайти к Вам за ними и когда, или Вы пошлете их мне сюда по почте? Мне нечего говорить, как Вы меня обяжете этим.

Преданный Вам М. М. Барри Р. S. В случае если Маркс забыл сказать Вам об этом, я должен предупредить, что мне предоставлена carte blanche* бить, не жалея.

М. М. Б. [На оборотной стороне письма Барри приписка Энгельса]

Разве ты не отослал благородному Барри заметки, вложенные мной в номер «Fraser's Magazine»? Я вложил их в присутствии Пумпс, и притом так, что их можно было заметить снаружи. Если нет, то пошли их ему.

Твой Ф. Э.


* - полная свобода действий, полная возможность. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


92

1880 год 53

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Бридлингтон Ки, 13 сентября 1880 г.

7, Burlington Place Дорогой Мавр!

Прилагаемое получено от Л.* Пишу ему, что если в течение ближайших дней я не сообщу ему о противном, то мы со следующего воскресенья, 19 сентября, снова будем в Лондоне191 и будем их (его и Б.**) ждать. Поэтому, если бы с твоей стороны встретились препятствия, то будь добр сообщить мне об этом.

Па почтовую открытку, посланную отсюда в Рамсгет192 по твоему адресу 29 августа, я ответа не получил; вероятно, она даже не дошла. Лафарг написал мне вчера, будто ты сегодня возвращаешься в Лондон.

Мы возвращаемся в конце этой недели. С позавчерашнего дня здесь дождливая погода. До этого времени погода была великолепная.

Надеюсь, что твоей жене лучше.

Сердечный привет всем вам, также от Мура и Бёйста.

Твой Ф. Э.


* - Либкнехта. Ред.

** - Бебеля. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 4, 1931 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIV, 1931 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


93

Часть вторая ПИСЬМА К. МАРКСА и Ф. ЭНГЕЛЬСА К РАЗНЫМ ЛИЦАМ ЯНВАРЬ 1875 - ДЕКАБРЬ 1880 95 1875 год 1

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ [Лондон], 7 января 1875 г.

Дорогой Либкнехт!

С Новым годом!

Завтра или послезавтра я вышлю тебе послесловие и список опечаток193.

За недостатком времени я объяснений слов по большей части не читал. Одно только бросилось мне в глаза: «Fleurs de lys»*, о которых идет речь в связи с Флёри, - так называлось клеймо, которым во Франции при старом режиме клеймили тяжких преступников194.

Статья о банках никуда не годится195. Кирхмановской ерунды тоже не следовало бы помещать в «Volksstaat»196.

Сердечный привет всей твоей семье.

Твой К. М.


* - «Лилии». Ред.

** Лайбрери (по-английски: «library» - «библиотека») - шутливое прозвище, которое дочери Маркса дали Либкнехту. Ред.

*** См. предыдущее письмо. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ [Лондон], 9 января 1875 г.

Дорогой Лайбрери**!

Прилагаю послесловие и список опечаток***; ты должен дополнить его опечатками, которые я отметил на том оттиске,


96
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 9 ЯНВАРЯ 1875 г.

где нет нумерации страниц; посылаю его тебе бандеролью. В дальнейшем первое условие в таких случаях: чтобы мне доставлялись оттиски до печатания в «Volksstaat». Прокорректируй тщательно послесловие. У твоего Рёрига милое представление о досуге, которым я располагаю. В самом деле, он требует, чтобы я написал ему работу об охотничьем праве, существующем вне Германии. Будь у меня время, я не имел бы ничего против. Но мне и без того мало двенадцати часов в день.

Сердечный привет жене и детям от твоего Мавра Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 3

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ Лондон, 20 января 1875 г.

Дорогой друг!

Извините, что задержал свой ответ. Я был очень перегружен работой, так как только сегодня покончил с переводом (французским) еще не вышедших выпусков «Капитала»197. Как только выйдет в свет вся книга, я пошлю ее Вам; я многое в ней изменил и многое добавил, особенно в последних частях французского издания.

Ваша посылка с фазанами и печенкой пришла своевременно и была встречена здесь с подлинным энтузиазмом.

Берлинской газеты, о которой Вы мне пишете, я не знаю; но возможно, что без моего ведома ей посылал свои корреспонденции один из моих здешних учеников198.

У меня к Вам еще одна просьба. Врачи запрещают мне курить без мундштука. Поэтому я хотел бы получить для себя и моих здешних друзей 200 штук мундштуков, которые я видел в Карлсбаде и которые после каждой выкуренной сигары можно выбрасывать, если они больше не нужны; здесь таких нет. Но, заметьте, - это коммерческое поручение; если Вы его исполните, то должны сообщить мне потраченную сумму, так как в противном случае мне было бы неудобно обращаться к Вам с подобными просьбами.


97
МАРКС - ЛАШАТРУ, 30 ЯНВАРЯ 1875 г.

Моя дочь* шлет Вам самый сердечный привет. Она переписывается с женой и дочерью Кугельмана, от которых недавно получила письма.

Когда Вы мне будете в ближайшее время писать, сообщите, пожалуйста, подробности о положении дел в Богемии.

Я с радостью думаю о том времени, когда увижу Вас здесь.

Дружески преданный Вам Карл Маркс


* - Элеонора Маркс. Ред.

** - французского перевода первого тома «Капитала». Ред.

*** - О. Мейснер. Ред.

Впервые опубликовано в газете «Rheinische Zeitung», 21 февраля 1933 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

МАРКС - МОРИСУ ЛАШАТРУ В БРЮССЕЛЬ Лондон, 30 января 1875 г.

Дорогой гражданин!

Сегодня я послал в Париж конец рукописи**, за исключением послесловия, а также оглавления и списка опечаток, которые могут быть составлены лишь тогда, когда у меня будут пока еще не опубликованные выпуски.

Согласен с Вами, что лучше опубликовать последние выпуски вместе, но это еще не является основанием для того, чтобы г-н Лаюр приостановил печатание, как он это сделал уже три месяца тому назад. (Он даже не отослал еще корректурных листов 34-го и 35-го выпусков.) Я слишком завален другими работами - мой немецкий издатель***, так же как и русский199, шлет мне письмо за письмом, чтобы я начал окончательную редакцию второго тома207. Поэтому, если г-н Лаюр, вместо того чтобы печатать и присылать мне корректурные листы по мере напечатания, будет упорно оттягивать дело, то он один понесет ответственность за новую отсрочку и перерывы, которые могут возникнуть в результате этого. Не желая более писать этому господину, прошу Вас передать ему Ваши распоряжения.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


98
МАРКС - ВЕРНУЙЕ, 3 ФЕВРАЛЯ 1875 г.

5

МАРКС - ЖЮСТУ ВЕРНУЙЕ В ПАРИЖ [Лондон, 3 февраля 1875 г.] ... Господа бонапартисты, по-видимому, в конце концов запугали орлеанистов, которые состряпают вам теперь на скорую руку республику на свой манер201. Но я полагаю, что когда эта последняя будет создана, она расстроит также и интриги орлеанистов, положит конец помещичьему режиму202 и потихоньку будет делать свое дело...

Публикуется впервые Печатается по копии рукописи Перевод с французского 6

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 11 февраля 1875 г.

Дорогой друг!

Посылаю Вам сегодня немецкое издание* в виде целого тома (отдельных выпусков у меня больше нет) и шесть первых выпусков французского издания. В последнем много изменений и добавлений (см., например, выпуск 6-й, стр. 222, - против Дж. Ст. Милля, - яркий пример того, как буржуазные экономисты даже с самыми лучшими намерениями инстинктивно идут по ложному пути даже в тот момент, когда кажется, что они вот-вот овладеют истиной203). Но самые важные изменения, содержащиеся во французском издании, находятся в еще не опубликованных частях, а именно в главах о накоплении.

Искренне благодарен Вам за издания, которые Вы мне прислали. Что меня более всего заинтересовало, так это статьи «Что делается на родине»**204. Если бы у меня было время, я сделал бы из них извлечения для «Volksstaat». «Не наши»** - славный народ. Я подозреваю, что наш друг Лопатин имеет некоторое отношение к этой статье205.

Мне послали целый пакет книг и официальных изданий из С.-Петербурга, но он был украден, вероятно, русским прави-


* - второе немецкое издание первого тома «Капитала». Ред.

** Название написано Марксом по-русски. Ред.

200


99
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

тельством. Там, между прочим, были доклады: «Комиссия по сельскому хозяйству и сельской производительности в России»* и «По податному вопросу»*206 - вещи, абсолютно необходимые для той главы второго тома, в которой я исследую земельную собственность и т. д. в России207.

Мое здоровье значительно улучшилось после пребывания в Карлсбаде27, но я вынужден еще сильно ограничивать свой рабочий день, а кроме того, вернувшись в Лондон, я простудился и это не перестает меня донимать.

Зайду к Вам, когда погода станет лучше.

Ваш Карл Маркс


* Название написано Марксом по-русски. Ред.

** Перед этой записью зачеркнуто: «Отвечено 16 марта 1875 года. Предложено 1000 талеров, как только они будут у меня наличными; на тех же условиях, что и остальные вкладчики; однако оставляю за собой право принять окончательное решение после съезда, так что я ничем не буду связан в случае, если этот последний примет преимущественно лассальянскую программу и выберет преимущественно лассальянское руководство». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 7

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ РАММУ В ЛЕЙПЦИГ [Запись содержания] [Лондон, 18 марта 1875 г.]

Отвечено 18 марта. Возможно, 1000 талеров от меня, но зависит от обстоятельств, над которыми я не имею никакого контроля. Вернусь к этому при первой возможности**.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

ЭНГЕЛЬС - АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В ЦВИККАУ Лондон, 18-28 марта 1875 г.

Дорогой Бебель!

Получил Ваше письмо от 23 февраля и радуюсь, что Вы так хорошо себя чувствуете.

Вы спрашиваете меня, каково наше мнение по поводу истории с объединением? К сожалению, мы оказались в том же 208 209


100
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

положении, что и Вы. Ни Либкнехт, ни кто-либо другой нам ничего не сообщал; поэтому и мы знаем не больше того, что есть в газетах, а в них ничего не писали, пока дней восемь тому назад не появился проект программы. Проект этот, конечно, поверг нас в немалое изумление.

Наша партия так часто протягивала лассальянцам руку, предлагая примирение или, по крайней мере, хотя бы сотрудничество, и так часто встречала наглый отказ со стороны Газенклеверов, Гассельманов и Тёльке, что даже ребенок должен был бы отсюда сделать такой вывод: раз эти господа теперь сами приходят с предложением примирения, значит они находятся в дьявольски затруднительном положении. Но, имея в виду хорошо известный характер этих людей, мы обязаны использовать их затруднительное положение и выговорить себе все возможные гарантии, чтобы эти господа за счет нашей партии не укрепили вновь в глазах рабочих свои поколебленные позиции. Их следовало встретить как можно более холодно и недоверчиво, обусловить объединение степенью их готовности отказаться от своих сектантских лозунгов и от своей «государственной помощи» и принять в основном эйзенахскую программу 1869 г.210 или же ее исправленное издание, приноровленное к настоящему моменту. Нашей партии абсолютно нечему учиться у лассальянцев в теоретическом отношении, то есть в том, что для программы имеет решающее значение; лассальянцы же могли бы, конечно, поучиться у нашей партии. Первое условие объединения должно было заключаться в том, чтобы они перестали быть сектантами, лассальянцами, - следовательно, чтобы они прежде всего отказались от всеисцеляющего знахарского средства государственной помощи или хотя бы признали ее подчиненной переходной мерой наряду со многими другими возможными мерами. Проект программы доказывает, что наши люди, будучи в теоретическом отношении во сто раз выше лассальянских лидеров, оказались во столько же раз ниже их в смысле политической ловкости; «честных»* и на этот раз жестоко околпачили нечестные.

Во-первых, принята напыщенная, но исторически ложная лассалевская фраза о том, что по отношению к рабочему классу все остальные классы составляют лишь одну реакционную массу. Это положение верно только в отдельных исключительных случаях, например во время такой пролетарской революции, какой была Коммуна, или в такой стране, где не только буржуазия создала государство и общество по своему образу и подобию,


* - «честными» называли эйзенахцев. Ред.


101
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

но вслед за ней и демократическая мелкая буржуазия уже довела это преобразование до крайних его последствий. Если бы, например, в Германии демократическая мелкая буржуазия принадлежала к этой реакционной массе, то как могла бы Социал-демократическая рабочая партия годами идти рука об руку с ней, с Народной партией211? Как мог бы «Volksstaat» черпать почти все свое политическое содержание из мелкобуржуазно-демократической «Frankfurter Zeitung»? И как было бы возможно включить в эту самую программу целых семь требований, прямо и буквально совпадающих с программой Народной партии и мелкобуржуазной демократии? Я имею в виду семь политических требований: 1-5 и 1-2, среди которых нет ни одного, не являющегося буржуазно-демократическим212.

Во-вторых, принцип интернациональности рабочего движения практически для настоящего времени совершенно отбрасывается, и отбрасывается людьми, которые целых пять лет и при труднейших обстоятельствах проводили этот принцип самым блестящим образом.. Германские рабочие оказались в авангарде европейского движения главным образом благодаря своему подлинно интернационалистскому поведению во время войны; никакой другой пролетариат не мог бы держать себя так хорошо. И вот теперь им предлагают отречься от этого принципа, отречься в тот самый момент, когда за границей рабочие повсюду начинают подчеркивать его в той же мере, в какой правительства стремятся подавить всякую попытку осуществить этот принцип в рамках какой-либо организации! Что же остается в конце концов от интернационализма рабочего движения? Только слабая надежда - и не на сотрудничество европейских рабочих в дальнейшем, в борьбе за свое освобождение, нет, - а на будущее «международное братство народов», на «Соединенные Штаты Европы» господ буржуа из Лиги мира213!

Конечно, не было надобности говорить об Интернационале как таковом. Но нужно было по меньшей мере не сделать ни шагу назад от программы 1869 г. и сказать примерно так: хотя германская рабочая партия действует прежде всего внутри положенных ей государственных границ (она не имеет права говорить от имени европейского пролетариата и, в особенности, говорить что-либо ложное), тем не менее она сознает свою солидарность с рабочими всех стран и всегда готова будет выполнять и впредь, как выполняла до сих пор, вытекающие из этой солидарности обязательства. Подобные обязательства существуют и без того, чтобы провозглашать себя или считать себя частью Интернационала; к ним относятся, например,


102
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

помощь и недопущение штрейкбрехерства во время стачек, забота о том, чтобы германские рабочие были осведомлены партийными органами о движении за границей, агитация против угрожающих или разражающихся династических войн, во время таких войн - тактика, подобная той, какая была образцово проведена в 1870 и 1871 гг., и тому подобное.

В-третьих, наши позволили навязать себе лассалевский «железный закон заработной платы», основанный на совершенно устаревшем экономическом воззрении, будто рабочий получает в среднем лишь минимум заработной платы, и именно потому, что, согласно мальтузианской теории народонаселения, всегда имеется избыток рабочих (такова была аргументация Лассаля). Однако Маркс в «Капитале» подробно доказал, что законы, регулирующие заработную плату, весьма сложны, что в зависимости от условий получает перевес то тот, то другой из них, что они, таким образом, отнюдь не железные, а, напротив, очень эластичные и что вообще этот вопрос нельзя решить в двух-трех словах, как воображал Лассаль. Мальтузианское обоснование закона, списанного Лассалем у Мальтуса и Рикардо (с извращением последнего), как оно, например, цитируется на стр. 5 «Книги для чтения рабочих» из другой брошюры Лассаля214, подробно опровергнуто Марксом в отделе о «процессе накопления капитала»215. Приняв лассалевский «железный закон», признали, следовательно, ложное положение и его ложное обоснование.

В-четвертых, программа выдвигает в качестве единственного социального требования лассалевскую государственную помощь в самом неприкрытом виде, в каком Лассаль ее украл у Бюше. И это после того, как Бракке очень хорошо вскрыл всю никчемность этого требования216, после того, как почти все, если не все, ораторы нашей партии вынуждены были в борьбе с лассальянцами выступить против этой «государственной помощи»! Большего унижения для нашей партии нельзя себе представить. Интернационализм, низведенный до уровня Аманда Гёгга, социализм, опустившийся до буржуазного республиканизма Бюше, который выдвинул это требование в противовес социалистам, в целях борьбы с ними!

Но «государственная помощь» в лассалевском смысле есть в лучшем случае только одно из многих мероприятий для достижения цели, что здесь, в проекте программы, выражено беспомощными словами: «чтобы проложить путь к разрешению социального вопроса», - как будто для нас еще существует какой-то теоретически не разрешенный социальный вопрос! Если, стало быть, сказать: «германская рабочая партия стремится к унич-


103
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

тожению наемного труда и тем самым классовых различии посредством осуществления коллективного производства в промышленности и земледелии и в национальном масштабе; она выступает за всякое мероприятие, которое пригодно для достижения этой цели», - то ни один лассальянец не сможет что-либо против этого возразить.

В-пятых, об организации рабочего класса, как класса, посредством профессиональных союзов не сказано ни слова. А это весьма существенный пункт, потому что это и есть подлинная классовая организация пролетариата, в которой он ведет свою повседневную борьбу с капиталом, которая является для него школой и которую теперь уже никак не может задушить даже самая жестокая реакция (как теперь в Париже). При той важности, которую эта организация приобретает также и в Германии, было бы, по нашему мнению, безусловно необходимо напомнить о ней в программе и по возможности отвести ей определенное место в партийной организации.

Вот что сделали наши в угоду лассальянцам. А чем поступились те? Тем, что в программе фигурирует куча довольно путаных, чисто демократических требований, из коих некоторые являются просто предметами моды, как например, «народное законодательство», которое существует в Швейцарии и приносит там больше вреда, чем пользы, если вообще что-нибудь приносит. «Управление через посредство народа» еще имело бы какой-нибудь смысл. Отсутствует также первое условие всякой свободы - ответственность всех чиновников за все свои служебные действия по отношению к любому из граждан перед обыкновенными судами и по общему праву. О том, что такие требования, как свобода науки, свобода совести, фигурируют во всякой либеральной буржуазной программе и здесь выглядят несколько странно, я распространяться не стану.

Свободное народное государство превратилось в свободное государство. По грамматическому смыслу этих слов, свободное государство есть такое, в котором государство свободно по отношению к своим гражданам, то есть государство с деспотическим правительством.

Следовало бы бросить всю эту болтовню о государстве, особенно после Коммуны, которая не была уже государством в собственном смысле слова. «Народным государством» анархисты кололи нам глаза более чем достаточно, хотя уже сочинение Маркса против Прудона, а затем «Коммунистический манифест» говорят прямо, что с введением социалистического общественного строя государство само собой распускается [sich auflost] и исчезает217. Так как государство есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться


104
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

в борьбе, в революции, чтобы насильственно подавить своих противников, то говорить о свободном народном государство есть чистая бессмыслица: пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое перестает существовать. Мы предложили бы поэтому поставить везде вместо слова «государство» слово «община» [Gemeinwesen], прекрасное старое немецкое слово, соответствующее французскому слову «коммуна».

«Устранение всякого социального и политического неравенства» - тоже весьма сомнительная фраза вместо «уничтожения всех классовых различий». Между отдельными странами, областями и даже местностями всегда будет существовать известное неравенство в жизненных условиях, которое можно будет свести до минимума, но никогда не удастся устранить полностью. Обитатели Альп всегда будут иметь другие жизненные условия, чем жители равнин. Представление о социалистическом обществе, как о царстве равенства, есть одностороннее французское представление, связанное со старым лозунгом «свободы, равенства и братства», - представление, которое как определенная ступень развития было правомерно в свое время и на своем месте, но которое, подобно всем односторонностям прежних социалистических школ, теперь должно быть преодолено, так как оно вносит только путаницу и так как теперь найдены более точные способы изложения этого вопроса.

Я заканчиваю, хотя почти каждое слово в этой программе, написанной к тому же вялым и бесцветным языком, заслуживает критики. Программа эта такова, что в случае, если она будет принята, Маркс и я никогда не согласимся примкнуть к основанной на таком фундаменте новой партии и должны будем очень серьезно задуматься над вопросом о том, какую позицию (также и публично) занять по отношению к ней. Учтите, что за границей за все и всякие выступления и действия германской Социал-демократической рабочей партии делают ответственными нас. Так Бакунин в своем сочинении «Государственность и анархия» делает нас ответственными за всякое необдуманное слово, сказанное или написанное Либкнехтом со времени основания «Demokratisches Wochenblatt»218. Люди воображают, что мы отсюда командуем всем движением, тогда как Вы знаете не хуже меня, что мы почти никогда не вмешивались ни в малейшей мере во внутренние дела партии, а если и вмешивались, то только для того, чтобы по возможности исправить допущенные, на наш взгляд, ошибки, да и то лишь теоретические. Но


105
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

Вы сами поймете, что эта программа образует поворотный пункт, который очень легко может заставить нас сложить с себя всякую ответственность за партию, признавшую такую программу.

Вообще официальная программа партии имеет меньшее значение, чем то, что партия делает в действительности. Но все же новая программа всегда представляет собой открыто водруженное знамя, и внешний мир судит о партии по этому знамени. Поэтому программа ни в коем случае не должна быть шагом назад, каким рассматриваемый проект является по сравнению с эйзенахской программой. Ведь надо же было подумать и о том, что скажут об этой программе рабочие других стран, какое впечатление произведет эта капитуляция всего германского социалистического пролетариата перед лассальянством.

Притом я убежден, что объединение на такой основе не продержится и года. Неужели лучшие люди нашей партии согласятся пережевывать в своих выступлениях заученные наизусть фразы Лассаля о железном законе заработной платы и о государственной помощи? Хотел бы я увидеть, например, Вас в этой роли! А если бы они и пошли на это, их освистали бы их слушатели. Между тем я уверен, что лассальянцы настаивают как раз на этих пунктах программы, как ростовщик Шейлок на своем фунте мяса*. Произойдет раскол; но предварительно мы восстановим «честное» имя Гассельмана, Газенклевера, Тёльке и компании; после раскола мы окажемся ослабленными, а лассальянцы - окрепшими; наша партия утратит свою политическую непорочность и уж никогда не сможет беззаветно бороться против лассалевских фраз, которые она на некоторое время сама же начертала на своем знамени; и если лассальянцы опять будут заявлять тогда, что они - самая подлинная и единственная рабочая партия, а наши сторонники - буржуа, - то в доказательство они смогут указать на эту программу. Все социалистические мероприятия в этой последней принадлежат им, в то время как наша партия внесла туда только требования мелкобуржуазной демократии, которую, однако, она сама в той же самой программе охарактеризовала как часть «реакционной массы».

Я задержал отправку этого письма, так как Вы будете освобождены лишь 1 апреля, в честь дня рождения Бисмарка, и я не хотел подвергать письмо риску быть перехваченным при попытке доставить его контрабандным путем. Но вот только что пришло письмо от Бракке, у которого тоже возникли серьезные сомнения по поводу программы и который хочет узнать наше


* Шекспир. «Венецианский купец», акт I, сцена третья. Ред.


106
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 18-28 МАРТА 1875 г.

мнение. Поэтому я для ускорения дела посылаю настоящее письмо ему, чтобы он прочел его и чтобы мне не пришлось еще раз писать про всю эту канитель сначала. Впрочем, я изложил дело напрямик также и Рамму, а Либкнехту написал лишь вкратце. Я не могу ему простить того, что он не сообщил нам ни слова обо всем этом деле (между тем как Рамм и другие думали, что он нас точно осведомил), пока не стало уже, так сказать, слишком поздно. Правда, так поступал он издавна - и отсюда та обширная неприятная переписка, которую нам, Марксу и мне, пришлось с ним вести, - но на этот раз дело приняло слишком уж скверный оборот, и мы решительно отказываемся идти вместе с ним по такому пути.

Постарайтесь устроить так, чтобы летом приехать сюда. Будете жить, конечно, у меня, и, если погода будет хорошая, мы могли бы на несколько дней поехать на морские купанья; после продолжительной отсидки это будет для Вас очень полезно.

С дружеским приветом Ваш Ф. Э.

Маркс недавно переменил квартиру. Его адрес: 41, Maitland Park Crescent, N. W., London.

Впервые опубликовано в книге: A. Bebel.

«Aus meinem Leben». Teil II, Stuttgart, 1911

Печатается по тексту книги Перевод с немецкого 9

ЭНГЕЛЬС - РУДОЛЬФУ ЭНГЕЛЬСУ В БАРМЕН Лондон, 22 марта 1875 г.

Дорогой Рудольф!

Твое письмо, а также оба письма от фирмы Эрмен и Энгельс я получил и в соответствии с ними оформил записи. Я очень благодарен тебе за содействие в этом деле, завершением которого я весьма доволен. Но сегодня я пишу тебе по другому поводу. Позавчера вечером ко мне вдруг приходит маленький Генрих Эрмен, приехавший из Манчестера, и рассказывает следующее. Готфрид Эрмен через 2 года собирается удалиться от дел и действительно позволил Петеру Эрмену ввести в фирму в качестве компаньона его зятя, мужа Матильды, школьного учителя Роби. Правда, уже через две недели после приезда Роби ему стало не по себе, когда выяснилось, что этот разрекламированный как мастер на все руки Роби, который строил школы и Дом в Лондоне (41 Мейтленд-парк-род) в котором жил Маркс с марта 1875 г. до конца своей жизни


107
ЭНГЕЛЬС - РУДОЛЬФУ ЭНГЕЛЬСУ, 22 МАРТА 1875 г.

еще бог весть что, не пригоден для дела. Но Готфрид оказался втянутым в это дело столь глубоко, что обратного пути уже не было, и несмотря на то, что единственным занятием Роби является изучение банковского счета и газеты «Times», Готфрид хочет сделать Роби - теперь своего племянника - старшим компаньоном с таким же приблизительно паем, как у всех трех племянников (Генриха, его брата Франца и Франца - сына Франца) вместе.

Дело в том, что этот Роби в свое время прекрасно устроился в Комиссии по делам школ, существующих на доходы от вкладов, - правительственной комиссии, учрежденной Гладстоном несколько лет назад для расследования и устранения хотя бы некоторых наиболее вопиющих злоупотреблений в использовании предназначенных для школ весьма значительных вкладов; он был одним из членов комиссии. Но Дизраэли, придя к власти, провел в парламенте решение, позволявшее ему распустить эту комиссию, а не завершенные ею дела передать Комиссии по делам благотворительности, которая, будучи сформирована при консервативном правительстве, более склонна к тому, чтобы рассматривать лишь незначительные злоупотребления219. Вследствие этого наш Роби потерял свое теплое местечко и при помощи Петера пришел к гениальной идее - стать фабрикантом.

Контракт, составленный для этой цели по поручению Готфрида, между ним, Роби и тремя племянниками, сформулирован так, что на деле три племянника обязываются в течение 14 лет работать для того, чтобы обеспечить г-ну Роби ожидаемый доход в 5000 ф. ст., а сами они будут иметь на троих вероятно лишь немногим больше.

Хотя оба Франца поставили свои подписи, Генрих еще не сделал этого, что позволяет в случае необходимости и двум другим пойти на попятный; Генрих считает, что его брат Франц сделал бы это, если бы он, Генрих, не подписал и нашел что-либо другое.

Он просил меня узнать у вас, не хотели бы вы вместе с ним, а также с его братом Францем, продолжить деятельность фирмы Эрмен и Энгельс в Манчестере и использовать уже имеющуюся ее репутацию; вы могли бы просто войти с ними в компанию, если, как это теперь здесь очень часто делают, превратить фирму в коммандитное товарищество (Эрмен и Энгельс с ограниченной ответственностью, как тогда называлась бы фирма); в этом случае следовало бы также установить, кто будут те компаньоны, которые отвечают всем своим состоянием (гаранты, согласно Кодексу Наполеона) - здесь закон в этом отношении почти такой же, как в Кодексе Наполеона. Что касается


108
ЭНГЕЛЬС - РУДОЛЬФУ ЭНГЕЛЬСУ, 22 МАРТА 1875 г.

капитала, то он утверждает, что - в той или иной форме - его можно будет найти сразу, как только вы согласитесь, и я охотно верю ему, поскольку после хороших лет, 1870-1873, Ланкашир опять так переполнен деньгами, что люди не знают, куда их вложить.

Я сказал, что вам, вероятно, трудно будет решиться на это, у вас и без того дел по горло, коммандитное товарищество вам вряд ли подойдет, а на собственную торговую фирму вы едва ли согласитесь уже по одному тому, что это, возможно, потребует, чтобы один из вас переселился в Манчестер, а это вам не подойдет, к тому же вы вряд ли сможете начать дело на деньги, которые должны быть найдены в Манчестере. Короче говоря, в этом вопросе я был весьма и весьма сдержан.

Но дело все же в том, что при помощи фирмы Эрмен и Энгельс в Манчестере еще можно было бы получить хорошие деньги, особенно в случае, если начать с новыми машинами, которые скоро будут очень дешевы.

Генрих очень хорошо знает прядильное дело и дублирование, к тому же у него жена и четверо детей, что при всех условиях представляет определенную гарантию его поведения.

Франц очень хорошо знает отбелку, изготовление веретен, а также является специалистом по кардованию, набивке тканей и глянцевой пряже. При этом, как утверждает Генрих, Франц стал очень хорошим дельцом, чему я вполне верю, так как у него были для этого все задатки.

Во всяком случае оба они вместе были бы, по-моему, все-таки предпочтительнее, чем Готфрид. В случае, если вы будете склонны принять этот проект, то Генрих Эрмен тотчас же прибудет туда, где вы сможете ближе познакомиться с этим человечком и точнее узнать у него о деталях его плана.

Одним словом, обдумайте это дело и сообщите мне, как можно скорее, о вашем решении; видимо, Генрих не сможет очень долго откладывать окончательное решение в отношении Готфрида.

Сердечный привет Матильде*, детям и тебе самому от твоего Фридриха Черт бы побрал всех рейнских Энгельсов: понадеявшись на многочисленные уверения в быстрой оплате, я наделал всяческих дел и сейчас прочно сижу на мели.


* - М. Энгельс. Ред.

Публикуется впервые Печатается по машинописной копии Перевод с немецкого Первая страница письма Маркса Бракке 5 мая 1875 года


111
МАРКС - БРАККЕ, 5 МАЯ 1875 г.

10

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 5 мая 1875 г.

Дорогой Бракке!

Нижеследующие критические замечания к объединительной программе будьте добры по прочтении передать для ознакомления Гейбу и Ауэру, Бебелю и Либкнехту*. Я завален работой и вынужден переступать уже далеко за рамки рабочего времени, разрешенного мне врачами. Поэтому мне отнюдь не доставило особого «удовольствия» исписать так много бумаги. Но это было необходимо для того, чтобы партийные друзья, для которых предназначается это сообщение, не истолковали впоследствии ложно те шаги, которые я, со своей стороны, должен буду предпринять. - Я имею в виду краткое заявление, которое Энгельс и я опубликуем после объединительного съезда; мы заявим, что мы совершенно непричастны к указанной принципиальной программе и не имеем с ней ничего общего.

Это необходимо, так как за границей распространено заботливо поддерживаемое врагами партии мнение - мнение совершенно ложное, - будто мы тайно руководим отсюда движением так называемой эйзенахской партии. Еще в своей недавно появившейся на русском языке книге Бакунин возлагает, например, на меня ответственность не только за все программы и т. д. упомянутой партии, но даже и за каждый шаг, сделанный Либкнехтом218 со дня его сотрудничества с Народной партией211.

Помимо того, мой долг не позволяет мне, хотя бы лишь посредством дипломатического молчания, признать программу, которая, по моему убеждению, решительно никуда не годится и деморализует партию.

Каждый шаг действительного движения важнее дюжины программ. Поэтому, если нельзя было - а обстоятельства этого не допускали - пойти дальше эйзенахской программы210, то следовало бы просто заключить соглашение о действиях против общего врага. Составляя же принципиальные программы (вместо того чтобы отложить это дело до того момента, когда оно будет подготовлено более длительной совместной работой), воздвигают тем самым перед лицом всего мира вехи, по которым люди судят об уровне партийного движения.


* Пометка в начале письма: «Notabene. Рукопись должна вернуться в Ваши руки, чтобы в случае необходимости она была в моем распоряжении». Ред.

220


112
МАРКС - БРАККЕ, 5 МАЯ 1875 г.

Вожди лассальянцев пришли к нам потому, что их вынудили к этому обстоятельства. Если бы им заявили с самого начала, что ни на какое торгашество принципами не пойдут, то они должны были бы удовлетвориться программой действия или организационным планом в целях совместного действия. Вместо этого им разрешают являться во всеоружии мандатов и, со своей стороны, признают эти мандаты обязательными, то есть сдаются на милость или немилость тех, кто сам нуждается в помощи. К довершению всего они созывают съезд еще до согласительного съезда, между тем как собственная партия созывает свой съезд только post festum*221. Здесь явно стремились сорвать всякую критику и не дать опомниться собственной партии. Известно, что рабочих удовлетворяет самый факт объединения; но ошибаются те, кто думает, что этот минутный успех куплен не слишком дорогой ценой.

Впрочем программа никуда не годится и независимо от того, что она канонизирует лассалевский символ веры.

В ближайшее время я пришлю Вам последние выпуски французского издания «Капитала». Печатание было на долгое время задержано в связи с запретом французского правительства. На этой неделе или в начале следующей книга будет готова. Получили ли Вы 6 первых выпусков? Сообщите мне, пожалуйста, также адрес Бернхарда Беккера, которому я тоже должен послать последние выпуски.

У книгоиздательства «Volksstaat» своеобразные нравы. Так. например, мне до сих пор даже не прислали ни одного экземпляра нового издания «Кёльнского процесса коммунистов»**.

С сердечным приветом Ваш Карл Маркс


* - буквально: после праздника, то есть задним числом. Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

*** - Карла Августа Шрамма. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в журнале«Die Neue Zeit», Jg. 9. Bd. I, №18, 1891; полностью опубликовано в журнале «Die Gesellschaft», Jg. 4, Bd. II. №8, 1927

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 8 мая 1875 г.

Дорогой друг!

Только что я получил письмо из Берлина от одного коммерсанта*** (вполне честного человека, не имеющего никакого поли-


113
ЭНГЕЛЬС - ОСВАЛЬДУ, 8 МАЯ 1875 г.

тического значения, по крайней мере в глазах общества и полиции), который просит у меня разъяснений по поводу некоторых мест из «Капитала». Отвечая ему, - что я сделал немедленно, - я воспользовался случаем и, в свою очередь, попросил у него надежный адрес для Ваших писем из России. Мое письмо будет отправлено еще сегодня.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 12

ЭНГЕЛЬС - ЭЙГЕНУ ОСВАЛЬДУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 8 мая 1875 г.

Дорогой Освальд!

Не знаю, о чем я думал, когда в противовес Вам утверждал вчера, будто написание слова teutsch* является вполне современным. Современным является не написание, а то, что ему придают важное значение. Во всем средневерхненемецком языке даже преобладает tiutsch, tiusch (например, Вальтер фон дер Фогельвейде). Наряду с этим встречается diutisch (например, «Песнь об Анно»222). В XVI веке опять-таки преобладает teutsch (например, Лютер, Ульрих фон Гуттен). Напротив, в староверхненемецком языке всегда фигурирует diutisk, diotisk; я думаю даже, что кое-где встречается даже более старая форма: thiodisk, theotisk.

Все дело заключается в следующем: готское, старонормандское, англосаксонское, старосаксонское, старонижнефранкское th (p) позднее в саксонском и франкском диалектах переходит путем стирания или сглаживания в d; в верхненемецком языке путем передвижения согласных оно также переходит в d (поэтому все слова, которые в английском языке начинаются с th, - как в верхненемецком, так и в нижненемецком, включая голландский, тоже начинаются с d). Это соответствие, существующее, казалось бы, вопреки всем правилам, породило - в случае с таким важным словом, как название самой нации, - у верхненемецких писателей XIII века стремление снова восстановить


* - немецкий. Ред.


114
ЭНГЕЛЬС - ОСВАЛЬДУ, 8 МАЯ 1875 г.

с помощью Т казалось бы правильное различие, вызванное передвижением согласных, и тем самым фальсифицировать язык. - Ко времени Лютера все это было совершенно забыто так же, как и происхождение самого слова. Напротив, со времени Возрождения и вплоть до Якоба Гримма в качестве этимологического базиса использовались унаследованные от римлян имена Teutones, Tuisto и т. д.

Моя филологическая совесть не дает мне покоя, пока я не пошлю Вам этой поправки к тому, что я утверждал вчера. Общее правило: после двух часов ночи не следует болтать о сравнительной филологии.

Ваш Ф. Энгельс Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 13

МАРКС - ЖЕННИ МАРКС В ШАНКЛИН [Лондон], 10 мая 1875 г.

Дорогая Женни!

Твое нездоровье всех нас очень обеспокоило, но я надеюсь, что теперь, после касторового масла и с наступлением хорошей погоды, оно прошло.

Предложение Энгельса отправиться с ним в Шанклин мне в том смысле по душе, что я уже тебя ради считаю свое присутствие там целесообразным; но я не хотел бы, чтобы он изза меня задерживался, а с другой стороны, чтобы он стеснял мою свободу передвижения, мучая этим и себя и меня. Дело в том, что я ожидаю поступления последних корректурных листов из Парижа и не буду иметь покоя, если из-за моего отсутствия еще больше задержится и без того невероятно затянувшееся издание последних выпусков*. На сей раз я получил одно за другим два письма от Лашатра, который в настоящее время находится в Веве (Швейцария). Этот дуралей выражает свое высочайшее удовлетворение последними выпусками, потому что они общедоступны, то есть доступны даже ему. Разумеется, я так же не отвечу на его вздор теперь, как не ответил на его недовольное письмо из Брюсселя.


* - французского издания первого тома «Капитала». Ред.


115
ЭНГЕЛЬС - КОЛМЕНУ, 20 МАЯ 1875 г.

Циркуляр о стряпне Либкнехта - Гассельмана я отправил (теперь он уже в руках Бракке); это маленькая брошюра*. Я дал также г-ну Шрамму в Берлине те разъяснения, о которых он меня просил**. Наконец, я огорчил Вильброра, наотрез отказавшись от всякого участия в газете под редакцией господ из «Independance»***. Из-за Вильброра сожалею об этом; но все же - что за нелепое предложение!223

Здесь дома все по-старому. Женничке, кажется, хорошая погода пошла на пользу. К ее великому удовольствию мамаша Лормье безжалостно раскритиковала у Лонге его «французский» мебельный хлам. Дело Лафарга, кажется, налаживается41.

Сегодня я сижу дома: Ленхен и Тусси уехали в город, где у них на мебельном аукционе назначено свидание с Женничкой.

Садик наш покрылся веселой зеленью.

В пятницу**** неожиданно нагрянул Лопатин. В субботу он уже уехал в Гастингс, где проведет несколько месяцев. Он заявил, что в Париже ему невозможно работать, потому что квартира всегда полна русскими посетителями.

С сердечным приветом Твой Карл Передай от меня привет мадам Лиззи.


* К. Маркс. «Критика Готской программы». Ред.

** См. настоящий том, стр. 112-113. Ред.

*** - «L'Independance belge». Ред.

**** 7 мая. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в сборнике «Annali», an. I, Milano, 1958

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые 14

ЭНГЕЛЬС - ПАТРИКУ ДЖОНУ КОЛМЕНУ В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон], 20 мая 1875 г.

Что касается Вашей просьбы, то я, к сожалению, не вижу сейчас возможности поручиться за кого бы то ни было. Однажды я это сделал, и последствия были таковы, что больше я этого опыта никогда не повторю. Будь в моей власти помочь Вам как-нибудь иначе, я с удовольствием сделал бы это, но в настоящее время я не вижу никакой возможности быть Вам полезным.

224


116
ЭНГЕЛЬС - КОЛМЕНУ, 20 МАЯ 1875 г.

[Позднейшая надпись Энгельса на конверте письма Колмена]

Колмен, 1875 год. Сторонник Мак-Доннела в период Интернационала.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с английского и немецкого 15

ЭНГЕЛЬС - А. ГУППИ В МАНЧЕСТЕР [Черновик] [Лондон], 14 июня 1875 г.

Милостивый государь!

Если я не ошибаюсь, я видел Вас только один раз в жизни. Поэтому я не без некоторого изумления прочел Ваше предложение о том, чтобы я поручился за Вас на сумму в 100 фунтов стерлингов. Во всяком случае я должен Вас предупредить, что я не могу давать какие бы то ни было гарантии за кого бы то ни было.

Что касается детей Дюпона, то перед его отъездом я заявил ему напрямик, что если он уедет в Америку и оставит их в Англии, то пусть делает это на свой собственный страх и риск; что, дав ему более 100 ф. ст. на их содержание и воспитание, я не могу тратить больше, и, следовательно, он не должен ни в коем случае рассчитывать на помощь с моей стороны. Я могу только повторить это и Вам. Сделав для этих бедных детей все, что мог, я больше совершенно не в состоянии нести новых жертв. Примите, милостивый государь, уверение в моем уважении.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 16

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 18 июня 1875 г.

Дорогой друг!

Когда я был у Вас позавчера, я забыл сообщить Вам важную новость, которая, быть может, Вам еще неизвестна. Физиологу


117
МАРКС - БЕТАМ-ЭДУАРДС, 14 ИЮЛЯ 1875 г.

Траубе в Берлине удалось создать искусственные клетки225. Это, конечно, еще не натуральные клетки: в них нет ядра.

Смешивая коллоидальные растворы, например желатин с сернокислой медью и т. д., получают шарики, окруженные оболочкой, которые можно заставить расти посредством эндосмоса. Итак, образование оболочки и рост клеток вышли уже из области гипотез! Это большой шаг вперед, который тем более кстати, что Гельмгольц и другие собирались уже провозгласить нелепую доктрину, будто зародыши земной жизни падают в готовом виде с луны, то есть что они были занесены к нам аэролитами*. Терпеть не могу подобных объяснений, которые решают задачу перенесением ее в другую сферу.

Торговый кризис развивается. Теперь все зависит от известий, какие будут получены с азиатских, в особенности с ост-индских, рынков, которые в течение ряда лет все более и более переполнялись. При известных условиях, наличие которых, впрочем, не особенно вероятно, наступление окончательного краха могло бы, пожалуй, затянуться еще до осени.

Поистине примечательное явление - сокращение продолжительности периодов, отделяющих один всеобщий кризис от другого. Я всегда рассматривал эту продолжительность не как постоянную, а как уменьшающуюся; но особенно приятно то, что она обнаруживает столь осязательные признаки своего уменьшения; это дурное предзнаменование для долговечности буржуазного мира.

Привет г-же и г-ну Ноэль**.

Ваш К. М.


* См. настоящее издание, т. 20, стр. 612. Ред.

** Псевдоним В. Н. Смирнова и его жены Р. X. Идельсон. Ред.

*** Во время написания данного письма Марксу, очевидно, не было известно, что автором статьи «Международное Товарищество Рабочих» была женщина. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 17

МАРКС - МАТИЛЬДЕ БЕТАМ-ЭДУАРДС В ЛОНДОНЕ [Лондон], 14 июля 1875 г.

41, Maitland Park Crescent, N. W.

Сэр!***

В Вашей статье «Международное Товарищество Рабочих»227 имеются фактические ошибки, на некоторые из них я хотел бы 226


118
МАРКС - БЕТАМ-ЭДУАРДСУ, 14 ИЮЛЯ 1875 г.

обратить Ваше внимание. Но прежде чем сделать это, позвольте мне выразить удивление по поводу Вашего утверждения: «Мы полагаем, что сокращенный перевод этого труда» («Капитала») «должен появиться в скором времени».

Я сохранил за собой право перевода, а между Германией и Англией существует соглашение об авторском праве. Поэтому я, конечно, воспрепятствую распространению любого подобного сокращенного издания, если предварительно оно не будет санкционировано мною.

Сокращение создает особо благоприятные условия для того, чтобы traduttore* превратился в traditore**. Даже исправление несокращенного французского перевода, издаваемого отдельными выпусками в Париже, доставило мне больше забот, чем если бы я заново написал всю книгу по-французски.

Предполагая, что Вы знаете переводчика, и желая избежать неприятностей судопроизводства, я взял на себя смелость написать Вам об этом.

Что касается фактических ошибок, имеющихся в Вашей статье, то я ограничусь несколькими пунктами.

Вы пишете: ««Капитал» вышел вскоре после очерков Прудона об «Ошибках политической экономии», и в небольшой главе, озаглавленной «Нищета философии», Маркс отвечает на главу Прудона о «Философии нищеты»» и т. д.

На объемистое сочинение Прудона «Система экономических противоречий, или Философия нищеты» я ответил написанной по-французски брошюрой «Нищета философии». Она была опубликована в 1847 г., «Капитал» же - только через двадцать лет, в 1867 году. Я предполагаю, что Вы были введены в заблуждение совершенно не заслуживающей доверия работой Фрибура об «Интернационале»***. Приводя полностью вводную часть Устава и отдельные места Учредительного Манифеста Интернационала, Вы не знали, что действительно цитируете произведения, написанные мной****. В то же время, цитируя одно обращение, опубликованное без подписи и без даты, Вы утверждаете, что оно «вышло, очевидно, из-под пера самого д-ра Маркса». Увы, это не так. Я никогда не видел этого обращения до того, как я прочитал его на страницах «Fraser's Magazine».


* - переводчик. Ред.

** - предателя. Ред.

*** Фрибур. «Международное товарищество рабочих». Ред.

**** К. Маркс. «Учредительный Манифест Международного Товарищества Рабочих»; «Временный Устав Товарищества». Ред.


119
МАРКС - ОППЕНХЕЙМУ, 1 СЕНТЯБРЯ 1875 г.

Оно было составлено, очевидно, одним из моих приверженцев, но вместе с тем оно содержит несколько неопределенную фразеологию; и мне отнюдь не доставляет удовольствия, что ее приписывают мне. Мадзини... никогда не вел никакой переписки с Генеральным Советом Интернационала... Орсини (брат итальянского патриота) никогда не присутствовал на заседаниях Генерального Совета и никогда не делал там никакого доклада - интересного или нет - о чем-либо. Он имел лишь частную переписку со мной относительно того, что происходит в Соединенных Штатах... ... присутствовал на Базельском конгрессе228 и т. д.

Имею честь, сэр, свидетельствовать Вам полнейшее уважение.

Карл Маркс Впервые опубликовано в издании: Sotheby and Co. «Catalogue of valuable printed books, autograph letters, historical documents, etc.». London, 1952

Печатается по тексту «Catalogue»

Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 18

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ Карлсбад, 1 сентября 1875 г.

«Germania»*

Дорогой друг!

Ваше письмо от 12-го числа прошлого месяца пришло в Лондон уже после того, как я выехал сюда3. Оно меня чрезвычайно заинтересовало. В субботу на следующей неделе (следовательно, не в ближайшую субботу, а в следующую)** я поеду отсюда обратно через Прагу, чтобы иметь удовольствие повидаться с Вами. Но ввиду неотложных дел я не смогу пробыть больше двух дней.

С дружеским приветом Ваш Карл Маркс


* «Германия» - отель в Карлсбаде (чешское название: Карлови-Вари). Ред.

** 11 сентября. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


120
МАРКС - ОППЕНХЕЙМУ, 6 СЕНТЯБРЯ 1875 г.

19

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ Карлсбад, 6 сентября 1875 г.

«Germania»

Дорогой друг!

Из того, что я не получил никакого ответа на мое письмо, посланное Вам на прошлой неделе, я делаю вывод, что Вас в Праге нет. Ввиду этого в субботу (11 сентября) я выезжаю обратно не через Прагу, а непосредственно через Франкфурт.

До свидания.

Дружески преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ Карлсбад, 9 сентября 1875 г.

«Germania»

Дорогой друг!

Выеду в субботу (11-го) в 3 ч. 57 м. и прибуду в Прагу на вокзал Государственной железной дороги в 8 ч. 50 м.

Я один, без спутницы*, и потому мне потребуется лишь одна спальная комната.

Большое спасибо за «Путеводитель по Праге».

Дружески преданный Вам Карл Маркс


* - Элеоноры Маркс. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


121
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 24 СЕНТЯБРЯ 1875 г.

21

МАРКС - ГЕРМАНУ ШУМАХЕРУ В ЦАРХЛИН Лондон, 21 сентября 1875 г.

41, Maitland Park Crescent, N. W.

Милостивый государь!

Ваше письмо от 27 июня дошло до меня своевременно, но книга229 пришла гораздо позже, когда я уже покинул Лондон, чтобы отправиться для лечения в Карлсбад. Вот почему я запоздал со своим ответом. Я возвратился только вчера.

Очень благодарен Вам за Ваше письмо и первую часть работы Тюнена; но я настолько нескромен, что прошу выслать мне также и предложенную Вами биографию Тюнена230. Если у Вас нет еще второго издания «Капитала»*, то я с величайшим удовольствием Вам его вышлю.

Я всегда считал Тюнена почти исключением среди немецких экономистов, так как самостоятельные, объективные исследователи встречаются среди них крайне редко.

Я мог бы подписаться под всем Вашим предисловием, если бы наши точки зрения по вопросу о «заработной плате» не различались по существу. Тюнен и Вы сами рассматриваете заработную плату как непосредственное выражение действительного экономического отношения; я же рассматриваю ее как внешнюю форму проявления, скрывающую содержание, существенно отличное от его выражения.

С глубоким уважением преданный Вам Карл Маркс


* - первого тома «Капитала» на немецком языке. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 24 сентября 1875 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой г-н Лавров!

По возвращении из Рамсгета, где я провел несколько недель2, я нашел Ваше письмо от 20- го и кроме того целую кучу


122
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 24 СЕНТЯБРЯ 1875 г.

газет, книг и т. д., полученных за время моего отсутствия. Я сперва приведу их в порядок и как можно скорее примусь за чтение Вашей статьи в «Вперед!»231, тогда я буду иметь возможность сказать Вам, в чем мы согласны и в чем расходимся в наших взглядах на отношение социализма к борьбе за существование по Дарвину. Если Вы не получите моего ответа в ближайшие дни, то прошу извинить меня, потому что мне надо написать много писем и привести в порядок другие залежавшиеся дела, так как в течение месяца я не мог делать ничего, кроме того, что необходимо было сделать абсолютно и безотлагательно.

Я не знаю брошюры, о которой Вы мне говорите232. Буду Вам очень благодарен, если Вы мне ее пришлете почтой на несколько дней.

В Португалии у нас снова есть газета: лиссабонская «O Protesto» («Протест»), шесть номеров которой уже вышло (выходит один раз в неделю); редакция - Rua do Bemformoso, 110, второй этаж, контора - Rua dos Cardaes de Jesus (!), 69, второй этаж. Я еще не просмотрел четырех полученных номеров.

Прошу засвидетельствовать мое почтение г-ну и г-же Смирновым*.

Ваш Ф. Энгельс


* - В. Н. Смирнову и его жене Р. X. Идельсон. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 23

МАРКС - ПЕТЕРУ ИМАНДТУ В ДАНДИ Лондон, 27 сентября 1875 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой Имандт!

Мне было очень приятно, что ты, наконец, снова подал признаки жизни.

Я только что снова вернулся с лечения в Карлсбаде. Оно мне очень помогло; оно же является причиной того, почему присланная мне статья была мне неизвестна233. Я предполагаю, что автор ее - Барри, весьма фанатически преданный товарищ по партии, происходящий из Шотландии. Статья


123
МАРКС - ЛАВРОВУ, 8 ОКТЯБРЯ 1875 г.

в «Frasers Magazine» (свой вклад в нее сделали Эккариус, Хейлз, Моттерсхед, Юнг - парни сидят сейчас совершенно на мели) принадлежит одной жалкой романистке, г-же Бетам- Эдуардс227, которая, например, рассказывает, что мое сочинение против Прудона* является небольшой главой в «Капитале»**.

Печатание французского издания «Капитала» (3 последних выпуска его я переработал особенно сильно) постоянно приостанавливалось французским правительством. Наконец, 3 последних выпуска, которые были набраны уже более полугода тому назад, могут теперь, как сообщают, выйти из печати. Я пошлю их тебе, как только получу.

Кауб и д-р К. Гирш, приехавшие сюда на несколько дней из Парижа, рассказывают мне, что дела нашего старого друга Шили (он живет еще по адресу: 4, rue St. Quentin) обстоят плохо: сначала в течение долгих лет он имел неприятности со своей дражайшей половиной, подорвал здоровье, потерял большую часть немецких клиентов, поскольку после катастрофы они должны были покинуть Париж234, стал мрачен, враждебен к французам, несколько консервативен. Он мог бы, пожалуй, неплохо устроиться в Страсбурге; но он, и не без основания, слишком горд, чтобы обратиться с прошением к пруссакам.

В Германии даже среди обывателей я нашел большое отрезвление как следствие того, что благодать миллиардов плохо кончилась39.

Вся семья шлет тебе сердечный привет. Дай знать о себе поскорее снова.

Привет.

Твой К. Маркс


* К. Маркс. «Нищета философии». Ред.

** См. настоящий том, стр. 118. Ред.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 8 октября 1875 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой друг!

Очень сожалею, что ни меня, ни моей жены не было дома, когда Вы были так любезны, что зашли к нам.


124
МАРКС - ЛАВРОВУ, 8 ОКТЯБРЯ 1875 г.

Эти «Несколько слов русской группы и т. д.» я взял у Энгельса* и с Вашего разрешения покажу еще одному из моих друзей, прежде чем отошлю обратно. Ответа это ученическое писание не заслуживает.

Преданный Вам К. М.


* См. настоящий том, стр. 122. Ред.

** Эта строка написана рукой неизвестного. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 25

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 11 октября 1875 г.

122, Regent's Park Road, N. W.**

Дорогой Бракке!

Я задержал ответ на Ваши последние письма (самое последнее от 28 июня), во-первых, потому, что М[аркс] и я в течение шести недель жили вдали друг от друга - он в Карлсбаде3, а я на взморье2, где «Volksstaat» я не видал, а во-вторых, потому, что я хотел немного выждать, пока новое объединение и комбинированный Комитет236 не покажут себя на практике.

Мы вполне разделяем Ваше мнение, что Либкнехт своим страстным желанием добиться объединения, заплатить за неги любой ценой, испортил все дело. Можно было считать это необходимым, но не следовало говорить об этом или показывать это противной стороне. В таких случаях одну ошибку всегда приходится потом оправдывать другой. Раз уж созвали - на гнилой основе - объединительный съезд и раструбили о нем, то провала его ни за что не хотели допустить и, таким образом, снова пошли на уступки в существенных пунктах. Вы совершенно правы: это объединение носит в себе зародыш раскола, и я буду рад, если тогда отпадут только неизлечимые фанатики, а не все их приверженцы - люди, вообще говоря, крепкие, которые, пройдя хорошую школу, могут стать пригодными. Все будет зависеть от времени и обстоятельств, при которых произойдет это неизбежное событие.

235


125
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 11 ОКТЯБРЯ 1875 г.

Программа в ее окончательной редакции237 состоит из трех составных частей: 1) из лассалевских фраз и лозунгов, которых нельзя было принимать ни под каким условием. Когда две фракции объединяются, они вносят в программу то, в чем они согласны, а не то, что является спорным. Тем не менее, наши согласились ввести эти спорные пункты и, тем самым, добровольно прошли под кавдинским ярмом238; 2) из ряда вульгарно-демократических требований, сформулированных в духе и стиле Народной партии*; 3) из якобы коммунистических фраз, большей частью заимствованных из «Манифеста»**, но переделанных так, что при ближайшем рассмотрении они сплошь оказываются вопиющей бессмыслицей. Кто в этих вещах не разбирается, тот пусть лучше не суется или же дословно списывает у тех, кто, по общему признанию, разбирается в этом деле.

К счастью, программе повезло больше, чем она того заслуживает. Рабочие, буржуа и мелкие буржуа вычитали из нее то, что в ней должно было быть, но чего в ней нет, и ни в одном лагере никому не пришло в голову публично разобрать действительное содержание какого-либо из этих изумительных положений. Это дало нам возможность промолчать об этой программе. К тому же фразы эти нельзя перевести ни на один иностранный язык, не оказавшись вынужденным либо писать явный вздор, либо вкладывать в них коммунистический смысл, а это последнее и делают все, и друзья и враги. Я сам должен был это сделать, переводя программу для наших испанских друзей239.

То, что я знаю о деятельности Комитета, в общем не утешительно. Во-первых, выходка против Вашей работы и работы Б. Беккера; если это и не прошло, то Комитет тут ни при чем240. Во-вторых, Зоннеман, которого М[аркс] видел проездом, рассказал, что он предложил Вальтейху стать корреспондентом «Frankfurter Zeitung», но что Комитет запретил Вальтейху принять это предложение!*** Это уж почище цензуры, и я не понимаю, как Вальтейх мог послушаться такого запрета. И какая несуразность! Им скорей следовало бы позаботиться о том, чтобы «Frankfurter Zeitung» обслуживалась по всей Германии нашими людьми! Наконец, поведение лассальянских участников при учреждении берлинской кооперативной типографии кажется мне тоже не очень искренним: в то время как в лейпцигской типографии наши с наивной доверчивостью


* См. настоящий том, стр. 101. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 7. Ред.


126
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 11 ОКТЯБРЯ 1875 г.

облекли Комитет функциями наблюдательного совета, берлинцев нужно еще заставить это сделать241. Впрочем, тут я не знаю точно подробностей.

Хорошо во всяком случае, что Комитет малодеятелен и, как говорит бывший здесь на днях К. Гирш, ограничивается тем, что прозябает в роли корреспондентского и справочного бюро. Любое активное выступление Комитета только ускорило бы кризис, и эти люди, повидимому, чувствуют это.

И что за слабость - согласиться, чтобы в Комитете было трое лассальянцев и двое наших!

В общем наши, по-видимому, отделались синяками, хотя и изрядными. Будем надеяться, что этим все ограничится, а тем временем пропаганда среди лассальянцев сделает свое дело.

Если положение не изменится до ближайших выборов в рейхстаг242, дело может пойти на лад. Но тогда Штибер и Тессендорф начнут работать вовсю, и тогда-то станет яснее ясного, что мы получили в лице Гасс[ельмана] и Газ[енклевера].

М[аркс] вернулся из Карлсбада совсем другим человеком: он окреп, посвежел, бодр и здоров и вскоре сможет опять серьезно засесть за работу. Мы оба шлем Вам сердечный привет.

Сообщайте нам при случае о дальнейшем ходе этой истории. Лейпцигцы все сплошь слишком заинтересованы в ней, чтобы писать нам обо всем начистоту, а внутренняя история партии сейчас больше, чем когда-либо, не становится достоянием гласности.

Искренне преданный Ваш Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано в журнале «Die Gesellschaft», Jg. 4, Bd. II, № 8, 1927

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

ЭНГЕЛЬС - АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В ЛЕЙПЦИГ Лондон, 12 октября 1875 г.

Дорогой Бебель!

Ваше письмо243 всецело подтверждает наше мнение о том, что объединение было с нашей стороны опрометчивым шагом и носит в себе зародыш будущего раскола. Хорошо еще, если удастся оттянуть этот раскол до окончания ближайших выборов в рейхстаг242...


127
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 12 ОКТЯБРЯ 1875 г.

Программа в ее теперешнем виде237 состоит из трех частей: 1) из лассалевских фраз и лозунгов, принятие которых для нашей партии - позор. Когда две фракции сходятся на общей программе, они вносят в нее то, в чем они согласны, и не касаются того, в чем не согласны. Лассалевская. государственная помощь имелась, правда, и в эйзенахской программе244, но лишь как одна из многих переходных мер, и, судя по всему, что я слышал, можно было бы почти не сомневаться, что, если бы не произошло объединения, она в этом году была бы вычеркнута на съезде партии по предложению Бракке. Теперь же она фигурирует как непогрешимое и исключительное средство исцеления от всех социальных недугов. Позволить навязать себе «железный закон заработной платы» и другие лассалевские фразы было для нашей партии огромным моральным поражением. Она обратилась в лассалевскую веру. Этого уж никак нельзя отрицать. Эта часть программы представляет собой кавдинское ярмо238, под которым наша партия проползла к вящей славе святого Лассаля; 2) из демократических требований, сформулированных вполне в духе и стиле Народной партии*; 3) из требований, предъявляемых к «современному государству» (причем неизвестно, к кому же обращены прочие «требования»), очень путаных и нелогичных; 4) из общих положений, большей частью заимствованных из «Коммунистического манифеста» и устава Интернационала**, но переделанных так, что они содержат либо совершенно ложные утверждения, либо чистую бессмыслицу, как это подробно показал Маркс в известном Вам документе***.

Вся программа в целом в высшей степени неряшлива, путанна, бессвязна, нелогична и позорна. Если бы в буржуазной прессе нашелся хоть один критически мыслящий человек, он разобрал бы эту программу фраза за фразой, исследовал бы действительное содержание каждой фразы, показал бы воочию ее бессмысленность, вскрыл бы все противоречия и экономические ошибки (например, утверждение, будто средства труда составляют ныне «монополию класса капиталистов», как будто на свете нет землевладельцев, или болтовня об «освобождении труда» вместо освобождения рабочего класса, тогда как труд в наше время как раз слишком свободен!) и выставил бы всю нашу партию в чудовищно смешном виде. Вместо этого


* См. настоящий том, стр. 101. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии» и К. Маркс. «Временный Устав Товарищества». Ред.

*** К. Маркс. «Критика Готской программы». Ред.


128
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 12 ОКТЯБРЯ 1875 г.

ослы из буржуазных газет приняли эту программу совершенно всерьез, вычитали из нее то, чего в ней нет, и истолковали ее в коммунистическом смысле. Рабочие поступают, повидимому, так же. Только это обстоятельство и позволило Марксу и мне не отмежеваться публично от подобной программы. Пока наши противники, а равно и рабочие, вкладывают в эту программу наши взгляды, мы имеем право о ней молчать.

Если Вы довольны результатами в вопросе о личном составе, то, значит, требования с нашей стороны понизились довольно сильно. Двое наших и трое лассальянцев! И тут, стало быть, наши являются не равноправными союзниками, а побежденной стороной, заранее обреченной на роль меньшинства. Деятельность Комитета236, насколько мы о ней знаем, тоже не утешительна: 1) постановление не вносить в список партийной литературы две работы - Бракке и Б. Беккера о лассальянстве; если это постановление отменено, то ни Комитет, ни Либкнехт тут ни при чем240; 2) запрещение Вальтейху принять предложение Зоннемана стать корреспондентом «Frankfurter Zeitung». Об этом Зоннеман сам рассказал Марксу, когда тот был там проездом*. Еще больше, чем наглость Комитета и готовность, с какой Вальтейх подчинился ему, вместо того чтобы наплевать на него, поражает меня невероятная глупость этого решения. Ведь Комитету скорей следовало бы заботиться о том, чтобы такая газета, как «Frankfurter Zeitung», обслуживалась отовсюду только нашими людьми. - ... Что вся эта история представляет собой педагогический эксперимент, который и при настоящих условиях сулит весьма благоприятные результаты, - в этом Вы совершенно правы. Объединение как таковое - это крупный успех, если оно просуществует даже два года.

Но его можно было, несомненно, добиться гораздо более дешевой ценой.


* См настоящий том, стр. 7. Ред.

** Начала письма не хватает. Ред.

Впервые опубликовано в книге: A. Bebel.

«Aus meinem Leben». Teil II, Stuttgart, 1911

Печатается по тексту книги Перевод с немецкого 27

ЭНГЕЛЬС - АВГУСТУ БЕБЕЛЮ В ЛЕЙПЦИГ [Лондон], 15 октября 1875 г. ...** но вижу, что с юридической точки зрения положение товарищества, вероятно, сильно изменилось. Я хотел бы получить об этом разъяснения, а также и о том, какие существуют


129
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 15 ОКТЯБРЯ 1875 г.

гарантии того, что в случае раскола лассальянское большинство административного совета не захватит всей типографии245.

Раз переезд состоялся, то отсюда я делаю косвенное заключение, что план покупки собственного дома отвергнут или стал излишним. Это, разумеется, очень хорошо, ибо для такой бедной партии, как наша, вкладывать деньги в недвижимое имущество было бы допустимо лишь в случае крайней необходимости. Во-первых, деньги можно использовать лучше в качестве капитала, вложенного в дело, а во-вторых, в Германии, при невероятной шаткости правовых норм в делах политических, никак нельзя предвидеть, что может произойти с недвижимой собственностью, если наступит резкая реакция.

В Португалии у нас снова есть газета: «О Protesto» («Протест»). Движение там идет вперед, несмотря на большие затруднения, которые чинят ему правительство и буржуазия.

Маркс очень жаловался на непостижимое примечание в № 104 к тому месту из его «Анти- Прудона», где говорится, что социалисты, точно так же как и экономисты, осуждали коалиции: под социалистами надо-де понимать «социалистов в стиле Прудона»246. Во-первых, тогда еще не существовало ни одного социалиста в стиле Прудона, кроме самого Прудона. Вовторых, утверждение Маркса относится ко всем выступавшим до того времени социалистам (за исключением нас двоих, которые во Франции были неизвестны) - поскольку им приходилось заниматься коалициями - во главе с Робертом Оуэном! Оно относится и к оуэнистам, а из французов, между прочим, и к Кабе. Ввиду того что во Франции не существовало право коалиций, этого вопроса там касались мало. Но так как до Маркса существовал лишь социализм феодальный, буржуазный, мелкобуржуазный или утопический, или социализм, смешанный из этих различных элементов, - то ясно было, что все эти социалисты, каждый из которых мнил себя обладателем особого всеисцеляющего средства и стоял абсолютно вне действительного рабочего движения, видели во всякой форме действительного движения, а следовательно и в коалициях и стачках, ложный путь, уводящий массы в сторону от единственного спасительного пути истинной веры. Вы видите, что примечание было не только неверным, но и абсолютно бессмысленным. Но нашим людям, по крайней мере некоторым из них, кажется совершенно невозможным ограничиваться в своих статьях тем, что они действительно поняли. Доказательство - бесконечные столбцы теоретико-социалистического содержания, принадлежащие перу


130
ЭНГЕЛЬС - БЕБЕЛЮ, 15 ОКТЯБРЯ 1875 г.

К-z247, Симмахоса* и им подобных, экономическое невежество которых и ошибочные взгляды, а также незнание социалистической литературы служат наилучшим средством для того, чтобы начисто уничтожить теоретическое превосходство, которым до сих пор отличалось германское движение. Маркс чуть было не выступил с заявлением по поводу этого примечания.

Но довольно жалоб. Будем надеяться, что чаяния и надежды, которые связывались с объединением, проведенным с такой опрометчивой поспешностью, оправдаются, что лассальянскую массу удастся повернуть от культа Лассаля к правильному пониманию своего действительного классового положения и что раскол, неизбежность которого так же несомненна, как то, что дважды два - четыре, произойдет при благоприятных для нас обстоятельствах. Но требовать, чтобы и я во все это верил, было бы уж чересчур.

Если не считать Германии и Австрии, то страной, за которой нам надо наиболее внимательно следить, остается Россия. Там, как и у нас, правительство - главный союзник движения, но гораздо лучший союзник, чем наши Бисмарки - Штиберы - Тессендорфы. Русская придворная партия, которая теперь является, можно сказать, правящей, пытается взять назад все уступки, сделанные во время «новой эры» 1861 года248 и следующих за ним лет, и притом истинно русскими способами. Так, например, снова в университеты допускаются лишь «сыновья высших сословий», и, чтобы провести эту меру, всех остальных проваливают на выпускных экзаменах. Эта судьба в одном лишь 1873 г. постигла не менее 24000 молодых людей, вся карьера которых была тем самым испорчена, так как им даже категорически запретили занимать места учителей в начальных школах! И после этого удивляются распространению «нигилизма» в России. Если бы Вальстер, который ведь знает русский язык, захотел обработать несколько изданных либеральной оппозицией и появившихся в Берлине у Б.

Бера брошюр**, или если бы нашелся кто-нибудь, кто достаточно понимал бы по-польски, чтобы читать львовские газеты (например, «Dziennik Polski» или «Gazeta Narodowa») и делать из них соответствующие выдержки, то «Volksstaat» мог бы стать лучшей газетой в Европе по русским делам. Положительно кажется, что на этот раз Россия первая пустится в пляс. А если это произойдет во время неизбежной войны между германо-прусской империей и Рос-


* Псевдоним К. Каутского. Ред.

** Очевидно, имеются в виду прежде всего брошюры А. Кошелева «Наше положение» и «Об общинном землевладении в России». Ред.


131
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 8 НОЯБРЯ 1875 г.

сией - что весьма вероятно, - то неизбежно и обратное воздействие на Германию.

Маркс шлет Вам сердечный привет.

Искренне Ваш Ф. Энгельс Сердечный привет Либкнехту.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 28

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Лондон, 8 ноября 1875 г.

122, Regent's Park Road Дорогой Паули!

В прошлую субботу* во второй половине дня мы, переночевав в Бингене, Кёльне и Дувре, благополучно прибыли снова сюда249. От Бингена до Кёльна мы ехали, по Вашему совету, на пароходе и нисколько в этом не раскаивались. Наш переезд от Остенде был очень хорош для этого времени года, но жена моя все же некоторое время немного страдала от морской болезни. В Дувре, где мы ночевали в отеле «Лорд-уорден», мы вспоминали, как в этом же отеле один старый англичанин, отец шести дочерей, сказал однажды: «Благодарение богу, это комфорт английского отеля»; комфорт этот состоял из хорошей постели, скверного завтрака и невычищенных сапог, за что с нас взяли сущую мелочь - 16 шиллингов и ни пенса меньше.

Жена и я еще раз сердечно благодарим Вас и Вашу милую жену за дружеский прием и за обещание время от времени немного заботиться о Пумпс в ее изгнании. Мы твердо рассчитываем на то, что Вы не только привезете сюда к нам г-жу Паули, как только это будет возможно, но что и всякий раз, как попадете в Лондон, с извещением или без него, будете считать наш дом своим.

С искренним приветом Ваш Ф. Энгельс


* 6 ноября. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


132
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 9 НОЯБРЯ 1875 г.

29

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Лондон, 9 ноября 1875 г.

Дорогой Паули!

Вчера я второпях забыл главное. Поэтому посылаю Вам сегодня бандеролью пакет, содержащий: 1) три выпуска «Жилищного вопроса»*, 2) «Бакунисты за работой», 3) «О социальном вопросе в России» (отдельный оттиск первой статьи, не вошедшей в брошюру, на обертке пакета)250, 4) «Крестьянская война в Германии», 5) «Савойя, Ницца и Рейн» (1860 г.) - это мое, 6) «Коммунистический манифест» - Маркса и мой, 7) «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» - Маркса (1851 г.)251.

Надеюсь, что все это дойдет.

Еще раз с сердечным приветом Ваш Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «К жилищному вопросу». Ред.

** - П. Энгельса. Ред.

*** - Мери Эллен Бёрнс. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 30

ЭНГЕЛЬС - РУДОЛЬФУ ЭНГЕЛЬСУ В БАРМЕН Лондон, 9 ноября 1875 г.

Дорогой Рудольф!

Жаль, что из путешествия Пауля** ничего не вышло; быть может, удастся в будущем году.

В прошлую субботу я с женой возвратился из Гейдельберга, куда мы ездили для того, чтобы отдать на год нашу малютку*** в пансион249. На обратном пути мы в «Дом-отеле» пили превосходный оберингельхеймер; я сейчас же заказал себе несколько


133
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 12-17 НОЯБРЯ 1875 г.

бутылок и прошу тебя сделать мне одолжение и уплатить за меня, записав на мой счет, - г-ну Теодору Мецу, «Дом-отель», Кёльн, 35 талеров = 105 марок.

Кёльн - город чудес. Так, например, на пути между собором и Центральным вокзалом мне встретился один господин, похожий, как две капли воды, на Германа*. Он только казался несколько выше ростом, имел больше седины в бороде и корчил страшно серьезную физиономию. Я ждал - но, к сожалению, напрасно - только момента, когда лицо его примет иное выражение, чтобы броситься в его объятия. Это чудо случилось в прошлую пятницу утром, между 10 и 11 часами.

Передай сердечный привет Матильде** и детям.

Твой Фридрих


* - Г. Энгельса. Ред.

** - М. Энгельс Ред.

*** См. настоящий том, стр. 121-122. Ред.

Впервые опубликовано в журнале «Deutsche Revue», Jg. 46, Bd. 2, 1921

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 31

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ Лондон, 12-17 ноября 1875 г.

Дорогой г-н Лавров!

Вернувшись из поездки в Германию249, я принялся, наконец, за Вашу статью***, которую только что прочел с большим интересом231. Посылаю Вам свои замечания к ней, которые пишу по-немецки, так как это дает мне возможность быть более кратким252.

1) В учении Дарвина я принимаю теорию развития, дарвиновский же способ доказательства (борьба за существование, естественный отбор) считаю всего лишь первым, временным, несовершенным выражением только что открытого факта. До Дарвина именно те люди, которые теперь повсюду видят только борьбу за существование (Фогт, Бюхнер, Молешотт и т. д.), делали ударение как раз на сотрудничестве в органической природе, указывая на то, как растения доставляют животным кислород и пищу и, наоборот, животные доставляют растениям


134
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 12-17 НОЯБРЯ 1875 г.

углекислоту и удобрения, как это особенно подчеркивал Либих. Обе эти концепции в известных границах до известной степени правомерны, но как та, так и другая одинаково односторонни и ограниченны. Взаимодействие тел природы - как мертвых, так и живых - включает как гармонию, так и коллизию, как борьбу, так и сотрудничество. Если поэтому какой-нибудь, с позволения сказать, естествоиспытатель позволяет себе подводить все богатое многообразие исторического развития под одностороннюю и тощую формулу «борьба за существование», формулу, которая даже в области природы может быть принята лишь cum grano salis*, то такой метод сам себе выносит обвинительный приговор.

2) Из трех цитированных Вами «убежденных дарвинистов»** внимания заслуживает, повидимому, только Хельвальд. Зейдлиц - в лучшем случае мелкая величина, а Роберт Бир - романист, роман которого «Трижды» печатается в настоящее время в журнале «Uber Land und Meer»253. Там вполне уместно все его фанфаронство.

3) Не отрицая преимуществ Вашего метода критики, который я назвал бы психологическим, я выбрал бы другой метод. На каждого из нас в большей или меньшей степени влияет интеллектуальная среда, в которой мы преимущественно вращаемся. Для России, где Вы лучше меня знаете свою публику, и для пропагандистского журнала, который апеллирует к «связующему аффекту»***, к нравственному чувству, Ваш метод, возможно, является наилучшим. Для Германии, где ложная сентиментальность причиняла и продолжает еще причинять такой неслыханный вред, он бы не годился, он был бы неправильно понят, был бы извращен в сентиментальном духе. У нас скорее нужна ненависть, чем любовь, - по крайней мере на ближайшее время, - и прежде всего необходим отказ от последних остатков немецкого идеализма, восстановление материальных фактов в их исторических правах. Поэтому я повел бы атаку (и в свое время, вероятно, сделаю это) на этих буржуазных дарвинистов следующим образом: Все учение Дарвина о борьбе за существование является просто-напросто перенесением из общества в область живой природы учения Гоббса о bellum omnium contra omnes254 и


* - буквально: со щепоткой соли; в переносном смысле: с известной оговоркой. Ред.

** Слова, заключенные в кавычки, взяты из статьи Лаврова и написаны Энгельсом по-русски латинскими буквами. Ред.

*** Слова, заключенные в кавычки, взяты Энгельсом из статьи Лаврова; слово «связующий» написано им порусски латинскими буквами. Ред.

Первая страница письма Энгельса Лаврову 12-17 ноября 1875 года


137
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 12-17 НОЯБРЯ 1875 г.

учения буржуазных экономистов о конкуренции, наряду с мальтусовской теорией народонаселения. Проделав этот фокус (безусловную правомерность которого я оспариваю, как уже было указано в 1-м пункте, в особенности в отношении мальтусовской теории), опять переносят эти же самые теории из органической природы в историю и затем утверждают, будто доказано, что они имеют силу вечных законов человеческого общества. Наивность этой процедуры бросается в глаза, на это не стоит тратить слов. Но если бы я хотел остановиться на этом подробнее, то я сделал бы это так, что прежде всего показал бы, что они - плохие экономисты, и только потом, что они - плохие естествоиспытатели и философы.

4) Существенное отличие человеческого общества от общества животных состоит в том, что животные в лучшем случае собирают, тогда как люди производят. Уже одно это - единственное, но фундаментальное - различие делает невозможным перенесение, без соответствующих оговорок, законов животных обществ на человеческое общество. Благодаря этому различию стало возможным, как Вы правильно заметили, чтобы «человек вел борьбу не только за существование, но за наслаждение и за увеличение своих наслаждений*... готов был для высшего наслаждения отречься от низших»**.

Не оспаривая Ваших дальнейших выводов из этого, я бы, исходя из своих предпосылок, сделал следующие выводы. Человеческое производство на известной ступени достигает, следовательно, такой высоты, что могут быть произведены предметы не только для удовлетворения необходимых потребностей, но и для удовлетворения потребностей в роскоши, сначала, правда, только для меньшинства. Борьба за существование, - если мы на момент оставим здесь в силе эту категорию, - превращается, таким образом, в борьбу за наслаждения, в борьбу не за одни только средства существования, но и за средства развития, за общественно-производимые средства развития, а к этой ступени категории из животного царства уже не могут быть применены. Но если производство в своей капиталистической форме, как это происходит в настоящее время, создает гораздо большее количество средств существования и развития, чем может потребить капиталистическое общество, потому что оно искусственно отстраняет огромную массу действительных производителей от потребления этих средств существования и развития; если собственный закон жизни этого общества вынуждает


* Подчеркнуто Энгельсом. Ред.

** Слова, заключенные в кавычки, взяты из статьи Лаврова и написаны Энгельсом по-русски латинскими буквами. Ред.


138
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 12-17 НОЯБРЯ 1875 г.

его к тому, чтобы постоянно расширять это и без того уже чрезмерно большое, для него, производство, и потому оно вынуждено периодически, каждые десять лет, уничтожать не только массу продуктов, но и сами производительные силы, - то какой же смысл имеет здесь еще болтовня о «борьбе за существование»? Борьба за существование может здесь заключаться еще только в том, что производящий класс отнимет руководство производством и распределением у класса, в руках которого это руководство находилось до сих пор, но который стал теперь неспособным к нему, а это именно и есть социалистическая революция.

Между прочим, достаточно взглянуть на предыдущий ход истории как на непрерывный ряд классовых битв, чтобы стала ясной вся поверхностность понимания этой истории как некоторого слегка видоизмененного варианта «борьбы за существование». Поэтому я никогда не сделал бы такого одолжения этим псевдонатуралистам.

5) По той же причине я соответственно иначе сформулировал бы Ваш по существу совершенно правильный тезис, что «идея солидарности для облегчения борьбы могла... вырасти, наконец, до того, чтобы охватить все человечество и противопоставить его как солидарное общество братьев остальному миру минералов, растений и животных»*.

6) Но, с другой стороны, я не могу согласиться с Вами, что «борьба всех против всех»* была первой фазой человеческого развития. По моему мнению, общественный инстинкт был одним из важнейших рычагов развития человека из обезьяны. Первые люди, вероятно, жили стадами, и, насколько наш взгляд может проникнуть в глубь веков, мы находим, что так это и было. --- 17 ноября Мне опять помешали, и я вновь берусь за это письмо, чтобы отправить его Вам. Вы видите, что мои замечания относятся скорее к форме, к методу Вашей критики, чем к ее существу. Надеюсь, что Вы найдете их достаточно ясными, я писал их второпях и, перечитывая, хотел бы многое изменить, но опасаюсь сделать письмо слишком неудобочитаемым.

Сердечный привет.

Ф. Энгельс


* Слова, заключенные в кавычки, взяты из статьи Лаврова и написаны Энгельсом по-русски латинскими буквами. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и французского


139
МАРКС - ЛАВРОВУ, 3 ДЕКАБРЯ 1875 г.

32

ЭНГЕЛЬС - ПАУЛЮ КЕРСТЕНУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 24 ноября 1875 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой г-н Керстен!

Только что получил Ваше любезное письмо, посланное сегодня утром, и спешу сообщить Вам, что мне доставит удовольствие видеть Вас и Вашего друга у себя в это воскресенье около шести часов вечера.

С совершенным уважением Ф. Энгельс [Позднейшая пометка Энгельса на письме Керстена] 1875. Керстена больше не было видно.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т, XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 33

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 3 декабря 1875 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой друг!

Фурункул (да еще на соске на левой стороне груди) - в чем Вы сами сможете убедиться, когда придете ко мне, - совершенно но позволяет мне выходить по вечерам и присутствовать 4 декабря на митинге. Впрочем, я мог бы там только повторить то мнение, которое я защищаю уже в течение тридцати лет256, а именно, что освобождение Польши есть одно из условий освобождения рабочего класса в Европе. Новые заговоры Священного союза257 являются новым доказательством этого.

Ваш Карл Маркс Впервые полностью опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 255


140
ЭНГЕЛЬС - ВРУБЛЕВСКОМУ, 4 ДЕКАБРЯ 1875 г.

34

ЭНГЕЛЬС - ВАЛЕРИЮ ВРУБЛЕВСКОМУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 4 декабря 1875 г., полдень 122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой Врублевский!

Сегодня утром я проснулся с таким сильным насморком, что почти не могу говорить. Поэтому я, к моему большому сожалению, не смогу сегодня вечером присутствовать на Вашем польском собрании, особенно в такой вечер, который, по-видимому, соединит все преимущества польского климата со всеми прелестями английского тумана.

Мои чувства по отношению к делу польского народа, которые я, к сожалению, не смогу выразить сегодня вечером, навсегда останутся неизменны: я всегда буду видеть в освобождении Польши один из краеугольных камней окончательного освобождения европейского пролетариата и, в особенности, освобождения других славянских национальностей. До тех пор пока будет продолжаться разделение и порабощение польского народа, до тех пор будет продолжать свое существование и с фатальной неизбежностью возрождаться Священный союз между теми, кто поделил Польшу, - союз, который не означает ничего другого, как порабощение русского, венгерского и немецкого народов, совершенно так же, как и польского народа. Да здравствует Польша!

Ваш Ф. Энгельс Впервые полностью опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 35

ЭНГЕЛЬС - ФРИДРИХУ ЛЕССНЕРУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 16 декабря 1875 г.

Дорогой Лесснер!

Франкель, который имел неосторожность проживать в Вене под чужим именем, обнаружен и арестован. Французское посольство требует его выдачи, обвиняя его в поджоге и участии 255


141
МАРКС - ЛАВРОВУ, 17 ДЕКАБРЯ 1875 г.

в расстреле доминиканских монахов258. По это чепуха, ибо никакая страна не выдает своих подданных, она выдает лишь иностранцев,- если здесь вообще может быть речь о выдаче.

По всей вероятности, он отделается пустяком за проживание под чужим именем.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 36

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, 17 декабря 1875 г.]

Дорогой друг!

Милейший Леблан серьезно болен и очень желал бы, чтобы его навещали. Последние листы (то есть последний - 44-й - выпуск французского издания «Капитала») имели установленные размеры. Г-н Лашатр утверждал, что по условиям соглашения с типографией нельзя дать больше 44 листов. Таким образом, я должен был пожертвовать предметным указателем, который был уже составлен. Если я найду экземпляр, то пошлю его Вам.

Ваш К. М.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


142

1876 год 37

МАРКС - ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН Лондон, 4 апреля 1876 г.

41, Maitland Park Road, N. W. (Обрати внимание на адрес, улица та же, но вместо № 1 теперь № 41.)

Дорогой друг!

Я был очень рад увидеть, наконец, снова твой почерк. Твое продолжительное молчание я понял правильно, - именно так, как ты его объясняешь. Могу тебя уверить, что и у нас здесь грязи было более чем достаточно, хотя ее и не выносили с таким бесстыдством перед публикой (впрочем, в первое время после Гаагского конгресса259 было и это). Здесь оправдывается то, что сказал Чернышевский: «Кто шествует по путям истории, не должен бояться запачкаться»260.

Последние 15 выпусков «Капитала»* я отправил тебе в начале января, а именно в понедельник 3 января (дату я знаю точно, так как составил список всех посланных мной тогда экземпляров). Меня, однако, не удивляет, что ты их не получил, ибо даже три экземпляра, посланные отсюда в Париж, не дошли, и их пришлось посылать снова. В начале января на здешней почте царит такая суматоха, что каждый чиновник, отправляющий почту, становится невменяем. На этой неделе я пошлю тебе снова эти 15 номеров. Неполучение тобой первой посылки неприятно мне лишь потому, что я существенно улучшил именно эту часть, в особенности весь отдел о процессе накопления, и поэтому хотел бы, чтобы ты ее прочитал.

Ни Энгельс, ни я не можем поехать в Филадельфию261, так как мы очень заняты, в особенности я не могу терять времени, ибо состояние моего здоровья все еще заставляет меня потратить около двух месяцев на лечение в Карлсбаде.


* - французского издания первого тома «Капитала». Ред.


143
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 25 АПРЕЛЯ 1876 г.

За «Коммунистический манифест» мы возьмемся; но для дополнения время еще не настало262.

А теперь у меня к тебе несколько просьб: 1) Нельзя ли мне получить мои статьи из «Tribune»*, сохранявшиеся безвременно умершим другом Мейером (они, кажется, из наследства Вейдемейера)? У меня этих статей нет.

2) Нельзя ли мне (разумеется, за мой счет) получить из Нью-Йорка американские книжные каталоги с 1873 г. по настоящее время? Мне важно (для второго тома «Капитала») самому посмотреть, не вышло ли чего-нибудь дельного об американском земледелии и отношениях земельной собственности, а равно и о кредите (паника, деньги и т. д. и все, что с этим связано)207.

3) По английским газетам совершенно нельзя разобраться в теперешних скандальных историях в Соединенных Штатах263. Не сохранились ли у тебя соответствующие американские газеты?

Моя семья шлет тебе самый сердечный привет.

Totus tuus**

Карл Маркс


* - «New-York Dally Tribune». Ред.

** - Всецело твой. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere».

Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 38

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Лондон, 25 апреля 1876 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой Паули!

He знаю, как отблагодарить Вас и Вашу жену за всю ту доброту и дружбу, которую Вы проявляете по отношению к нашей Пумпс. Вы добились того, что она, по-видимому, чувствует себя у Вас совсем как дома. Если год пребывания в пансионе сохранится в ее памяти как один из самых веселых периодов ее жизни, то за это она должна быть благодарна Вам и Вашей милой жене.

Она сообщила нам премиленький план, придуманный ею у Вас и, по-видимому, с Вашей помощью, о том, чтобы провести


144
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 25 АПРЕЛЯ 1876 г.

троицу всем вместе. К сожалению, она позабыла, как это большей частью случается с девушками ее возраста, самое главное, а именно сообщить нам, когда же в июне начнутся ее каникулы. Если память мне не изменяет, флейлейн Шупп говорила мне, что каникулы бывают в июле, так как это самый жаркий месяц в году. Поэтому мне необходимо сначала получить от мамзель Пумпс более точные сведения по этому вопросу, прежде чем мы с женой сможем принять какое-либо решение.

Мне не приходится говорить Вам, что нам обоим доставило бы большое удовольствие провести троицу у Вас в Рейнау. К сожалению, моя жена всегда немного прихварывает весной, и помочь ей может только один врач: морской воздух. И мне хотелось бы отправить ее на несколько недель к морю; поездка в Германию была бы ей тогда вдвойне полезна.

Нас очень обрадовало сообщение Пумпс о том, что г-жа Паули решила сопровождать нас в Англию. Это было бы чудесно, и мы надеемся, что Пумпс высказывает не одну лишь надежду, а сообщает о твердом решении, выполнение которого не заставит себя ждать и в том случае, если из поездки на троицу ничего не выйдет, вследствие того, что Пумпс ошиблась в расчетах относительно своих каникул. Ведь лето длинно, и приехать за ней во всяком случае придется. Впрочем, мы надеемся на то, что Пумпс права и вся стратегическая комбинация будет блестяще выполнена. Само собой разумеется, мы приложим все усилия к тому, чтобы сделать Вашей жене пребывание здесь возможно более приятным и побудить ее продлить его до тех пор, пока Вы сами не приедете за ней. Проект в ответ на проект! Шорлеммер и Олмен, если он не уедет, будут также вызваны. Первый, как и в прошлом году, вероятно, поедет с нами на две недели к морю. Итак, мы считаем дело решенным; речь еще может идти, следовательно, только о том, будет ли выполнен наш план на две недели раньше или позже.

Шорлеммер приезжал сюда в марте на несколько дней, он выглядел очень хорошо и был очень весел.

Письмо г-жи Паули мы получили вовремя и были рады узнать, что пудинг после длительных Одиссеевых странствований достиг своего места назначения в целости и встретил всеобщее одобрение.

Сердечный привет от жены и меня Вам, Вашей жене и детям.

Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


145
МАРКС - ЗОРГЕ, 14 ИЮНЯ 1876 г.

39

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 18 мая 1876 г.

Дорогой друг!

Адрес Пио следующий: 15, Hargwyne Street, Stockwell, S. W.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 40

МАРКС - ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН [Лондон, 14 июня 1876 г.]

Дорогой друг!

Сегодня я посылаю тебе в третий раз 31-44 выпуски «Капитала»*; если ты их опять не получишь, то уведомь меня немедленно: я устрою тогда серьезный скандал здешнему Главному почтамту. Что касается вмешательства д-ра Кугельмана (а также Мейснера, чему я не верю, но подробнее узнаю об этом у него самого), то это меня чрезвычайно удивило, так как я еще на тот свет не отправился, и, следовательно, никто, кроме меня, не имеет права распоряжаться моими работами.

Ты совершенно верно понял, что я разумею под скандальными историями; до конца сентября мне это не понадобится**.

Посылаю тебе заодно исправленное мной издание Моста21; я не поставил своего имени, ибо в противном случае мне пришлось бы изменить там еще больше (все, что касается стоимости, денег, заработной платы и многого другого, мне пришлось целиком вычеркнуть и вместо этого вставить свое).

В следующий раз напишу больше. Вся моя семья шлет тебе самый сердечный привет.

Твой К. М.


* - французского издания первого тома «Капитала». Ред.

** См. настоящий том, стр. 143. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere».

Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


146
МАРКС - ЛАВРОВУ, 14 ИЮНЯ 1876 г.

41

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 14 июня 1876 г.

Дорогой друг!

Энгельс, вероятно, сообщил уже Вам, что Либкнехт и его друзья имеют основания подозревать Рихтера в шпионаже. Если это подтвердится, я мог бы также объяснить, почему со времени последнего посещения, которым удостоил меня Рихтер, исчезла моя книжка с адресами; в ней находились адреса моих корреспондентов в разных странах. Это вызывает у меня сильное беспокойство только в отношении нескольких лиц в России.

Нужно предупредить также Пио.

Ваш К. Маркс Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», т. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 42

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 15 июня 1876 г.

Дорогой друг!

Я был очень рад узнать из Вашего письма, что подозрения против Р.* были просто фантазией.

Либкнехт сперва написал Энгельсу, что против Р. существуют подозрения и что он (Энгельс) должен был бы конфиденциально предупредить об этом русских друзей в Лондоне.

Энгельс ответил ему, что он ничего подобного не сделает до тех пор, пока Либкнехт не сообщит ему фактов, послуживших поводом для этих подозрений. Тогда Либкнехт написал, что однажды вечером, находясь в обществе нескольких членов экспедиции «Volksstaat» и других рабочих, Р., бывший не совсем в трезвом виде, пытался похитить пакет с письмами (от «Volksstaat»), предназначенными для отправки на почту. Друзья не мешали ему в этом, однако сопровождали его на почту и заставили сдать там пакет. Факт этот был передан Либкнехту, так что подозрение было высказано не им, а рабочими, до тех пор вполне доверявшими Р. Либкнехт сам пишет, что пословица «in vino veritas»** далека от того, чтобы быть непререкаемой


* - Рихтера. Ред.

** - «истина в вине». Ред.


147
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 16 ИЮНЯ 1876 г.

догмой, но что, тем не менее, случай этот наводит на размышления. Вы хорошо знаете, что раз возникает подобного рода подозрение, то всегда находятся более или менее неопределенные признаки, которые можно истолковать в неблагоприятном смысле.

По моему мнению, Либкнехт только исполнил свой долг, сделав предупреждение; ни он (до известной степени это относится и ко мне), ни его друзья не знали о близких связях Р. с Вами; в противном случае он, конечно, не считал бы нужным предупреждать Вас. Чтобы рассеять подобного рода недоразумения, самое лучшее - говорить откровенно. Партии, которая борется, следует быть готовой ко всему; я, по крайней мере, совершенно не был удивлен, когда меня обвинили в том, что я являюсь агентом г-на Бисмарка.

Энгельс был у меня вчера вечером. Я спросил его, писал ли он Вам, он ответил, что не писал, что он не считал себя вправе писать Вам по этому делу, потому что Либкнехт поручил ему сообщить Вам об этом конфиденциально, и что у него не было еще времени зайти к Вам.

Я сказал ему, что написал Вам, и тогда он тоже выразил желание Вам написать*.

Либкнехту я напишу в духе Вашего письма. Вместе с тем я полагаю, что было бы лучше ничего не сообщать Р. о том, что произошло. Когда Либкнехт сообщит мое письмо своим друзьям, последние - я в этом уверен - сделают все (это честные рабочие), чтобы исправить то зло, которое они причинили своему товарищу.

В «Pall Mall Gazette» на прошлой неделе была помещена громовая статья о русских финансах.

Ваш К. Маркс


* См. следующее письмо. Ред.

** - Рихтер. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 43

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 16 июня 1876 г.

122, Regent's Park Road Дорогой г-н Лавров!

Несколько времени тому назад Либкнехт написал мне, чтобы я предупредил Вас, что Р.** возбуждает подозрения. Но так как я не мог взять на себя подобное поручение, не имея


148
ЭНГЕЛЬС - ЛАВРОВУ, 16 ИЮНЯ 1876 г.

возможности указать Вам какие-либо факты, то я откровенно высказал это Либкнехту.

Вот его ответ, который я сообщаю Вам совершенно конфиденциально: «Р. пытался здесь весьма странным образом завладеть пакетом с письмами, который прошлой зимой должен был быть отправлен мне в Берлин. Он был пьян и поэтому очень неловко взялся за дело, так что его поймали. В опьянении его в течение многих часов преследовала навязчивая идея завладеть этим пакетом; это ему даже удалось, но его спутники заставили его опустить пакет в почтовый ящик, что он и сделал, после того как его попытка подменить пакет потерпела неудачу. Лица, присутствовавшие при этом происшествии и до тех пор твердо верившие в его честность, были теперь озадачены. В состоянии опьянения иной раз, правда, приходят в голову странные вещи, однако ничего такого, чего там уже не было бы и в трезвом состоянии. Выражение «in vino veritas»* не совсем лишено смысла. О других весьма подозрительных обстоятельствах я здесь говорить не стану, так как они не столь вески, как то, что я рассказал. Отмечу только, что Р. неоднократно предлагал свои услуги по передаче писем и просил рекомендации к всевозможным партийным товарищам».

Я очень сожалею, что из-за того, что мне постоянно мешали, я не смог раньше передать Вам это сообщение, о котором не знаю что и думать.

Надеюсь, что это письмо застанет Вас в добром здравии. Привет г-ну Смирнову.

Ваш Ф. Энгельс


* - «истина в вине». Ред.

** Название написано Энгельсом по-русски латинскими буквами. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского и немецкого 44

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ Лондон, 30 июня 1876 г.

Дорогой г-н Лавров!

По поводу запрещения г-ном Бисмарком в Германии «Вперед!»** могу сообщить в утешение Вам, что всего шесть дней тому назад я видел его в Гейдельберге открыто выставленным в витринах книжных магазинов. Г-н Бисмарк еще не сумел выучить всех своих полицейских читать по-русски.

Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


149
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 11 АВГУСТА 1876 г.

45

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Рамсгет, 11 августа 1876 г.

11, Camden Square Дорогой Паули!

В пятницу*, как это было решено, я действительно поехал в Кёльн и переправился бы ночью через Остенде в Лондон264, если бы не проклятый комар, укусивший меня в левую руку, - укус вздулся до колоссальных размеров. Поэтому в Кёльне я отправился в гостиницу и примерно час держал руку в ледяной воде, это остановило воспалительный процесс. В субботу отправился через Флиссинген в Англию, сел в Чатеме в поезд на Рамсгет и прибыл прямо сюда. Когда во вторник я приехал в Лондон, я встретил у Маркса Шорлеммера, собиравшегося в среду в Дармштадт, куда он приедет, вероятно, сегодня.

Здесь все еще очень хорошо, умеренная летняя температура и свежий морской ветер, к тому же превосходное бутылочное пиво, а купание в соленой воде - «истинное наслаждение»**, как говорит швея у Надлера265. Эти вещицы заставили меня много посмеяться; особенно хорошо изображен патриотически настроенный провинциал 1848 года266.

Переезд от Флиссингена происходил опять при совершенно спокойном море, мне это теперь очень досадно, хотелось бы немного качки, иначе совсем и не чувствуешь, что побывал в море. Впрочем, я могу получить это удовольствие здесь, как только захочу, на прогулочных шлюпках, которые каждый день выезжают во вторую половину дня.

Мы останемся здесь еще на две недели, до понедельника, а затем в Лондоне, надо надеяться, будем снова отдыхать от всего этого бесконечного безделья, которому все время предавались***.

Путешествие и морские купания принесли моей жене большую пользу, так что я могу надеяться, что и зимой здоровье ее будет в удовлетворительном состоянии. Она, как и я, шлет сердечный привет тебе, твоей жене и детям. Так как накрывают


* 4 августа. Ред.

** В оригинале диалект («e wohres Laubsal»). Ред.

*** В оригинале диалект (wo man getriebe habbe). Ред.


150
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 11 АВГУСТА 1876 г.

на стол, я заканчиваю письмо в надежде, что количество комаров в Рейнау скоро уменьшится.

Преданный тебе Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 46

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОН Рамсгет, 15 августа 1876 г.

11, Camden Square Дорогой г-н Лавров!

По возвращении из Германии264 я нашел у себя Ваше письмо от 7-го числа, которое и поспешил сообщить Либкнехту. Так как лица, о которых идет речь, были мне совершенно неизвестны267, то это было единственное, что я мог сделать.

Надеюсь, что наш бедный Смирнов окажется достаточно крепким, чтобы справиться с болезнью. При слабом состоянии своего здоровья он работал слишком много, а ему следовало бы несколько беречь себя. Тысяча пожеланий от меня ему, так же как и Вам.

Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 47

ЭНГЕЛЬС - ИДЕ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Рамсгет, 27 августа 1876 г.

11, Camden Square Дорогая г-жа Паули!

Комары вели себя, должно быть, действительно дурно, если Вы были вынуждены пойти по следам русских эмансипированных дам и курить сигареты. Надеюсь, что и у Вас, так же как у нас, за последние три-четыре дня погода стала более прохладной, и поэтому Вы теперь избавились от комаров. Мы здесь положительно замерзли и должны закрывать окна, а моя жена вздыхает по меховым жакетам. В Лондоне в пятницу


151
ЭНГЕЛЬС - ИДЕ ПАУЛИ, 27 АВГУСТА 1876 г.

ночью было только 6° по Реомюру, а в Ливерпуле дыни определенно померзли.

Со вторника* у нас гостит г-жа Маркс268; она опять немного поправилась, но к следующему вторнику должна будет, очевидно, снова уехать, так как ожидает к этому времени племянницу с мыса Доброй Надежды**.

Несмотря на погоду, мы продолжаем купаться, так как море все еще теплое, а при ветре валы становятся все сильнее и здорово греют; именно эти холодные морские купания действуют лучше всего, и моя жена удивительно поправилась с тех пор, как начала купаться. В пятницу мы снова укладываемся и, надо надеяться, вернемся, наконец, к спокойной жизни.

Мы оба уже по горло сыты этим шатанием, моя жена тоскует по своей кухне, я - по своему письменному столу, и оба мы - по большой широкой кровати.

Адрес Маркса в Карлсбаде следующий: д-р Маркс, «Germania», Schlossberg, Karlsbad42.

Несколько дней тому назад я получил от него письмо***. Карлсбадская вода принесла ему и его дочери Тусси большую пользу, но, к сожалению, это влечет за собой скучные последствия: несколько месяцев после этого нельзя ни пить вина, ни есть салата и тому подобных вкусных вещей. Он останется там, по крайней мере, до середины сентября, быть может, еще на неделю дольше, все зависит от лечения и его действия.

От Пумпс мы получили письмо одновременно с Вашим. Я отвечу ей, как только вернусь в Лондон; здесь, в этой обстановке безделья, всегда требуется много энергии, чтобы засесть за письма.

Как обстоит дело с поездкой Паули в Англию? Ведь теперь он, вероятно, уже скоро закончит строительные работы на фабрике, а так как он очень любит бурное море, то ему не следует надолго откладывать поездку.

Г-жа Маркс просит передать Вам поклон, а моя жена и я шлем Вам, Паули и всем детям сердечный привет. Сегодня я посылаю Паули газету. Итак, будьте все здоровы и бодры, и, если пиво будет особенно хорошо, вспоминайте время от времени искренне преданного Вам Ф. Энгельса


* 22 августа. Ред.

** - племянницу К. Маркса - Каролину Юта. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 19-22. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


152
МАРКС - ЖЕННИ ЛОНГЕ, КОНЕЦ АВГУСТА - НАЧАЛО СЕНТЯБРЯ 1876 г.

48

МАРКС - ЖЕННИ ЛОНГЕ В ГАСТИНГС [Карлсбад, конец августа - начало сентября 1876 г.]

Дорогая моя девочка!

Очень рад был узнать из твоих писем, из которых одно, к сожалению, пропало, что здоровье твое поправляется и что маленький крепыш* превосходно чувствует себя в Гастингсе и уже играет свою роль. Macte puer virtute!**

Мы живем здесь беспечно и бездумно, как того и требует успех лечения. В последние дни из-за внезапной перемены погоды пришлось почти прекратить наши прогулки по горным лесам. То моросит апрельский дождь, то льет ливень, то снова светит солнце. Холода, внезапно наступившие после длительной жары, уже прекратились.

В последнее время у нас завязалось много новых знакомств. Не считая нескольких поляков, это большей частью профессора немецких университетов и прочие доктора наук.

Повсюду замучили одним и тем же вопросом: что вы думаете о Вагнере? Весьма характерно для этого новогерманско-прусского имперского музыканта, что он вместе с супругой (которая разошлась с Бюловом), вместе с рогоносцем Бюловом и их общим тестем Листом, все вчетвером поселились в Байрёйте и живут там душа в душу - милуются, целуются, обожают друг друга и все счастливы. Если добавить, что Лист - римский монах, а мадам Вагнер (по имени Козима) его «внебрачная» дочь от мадам д'Агу (Даниель Стерн), - то лучшего оперного либретто для Оффенбаха, чем эта семейка с ее патриархальными взаимоотношениями, не придумать. Приключения этой семейки можно изобразить и в тетралогии наподобие Нибелунгов269.

Надеюсь, девочка моя, снова увидеть тебя здоровой и веселой. Передай от меня сердечный привет Лонге, а моего внучонка поцелуй двенадцать раз от имени его дедушки.

Прощай.


* - Жан Лонге. Ред.

** - Хвала твоей доблести, отрок! (Вергилий. «Энеида», книга IX). Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в сборнике «Annali», an. I, Milano, 1958

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые Дочь Маркса Женни в юности


153
МАРКС - ОППЕНХЕЙМУ, 1 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

49

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ Карлсбад, 30 августа 1876 г.

«Germania», Schlossberg Дорогой друг!

Я живу здесь с дочерью* уже две недели и, несмотря на изменчивую погоду и дожди, думаю пробыть здесь еще две недели42. Мы были бы очень рады повидать Вас здесь. Во всяком случае, дайте о себе знать.

Дружески преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 50

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ [Карлсбад], 1 сентября 1876 г.

Дорогой друг!

Я никогда не оставлял намерения отправиться вместе с дочерью* на один-два дня в Прагу, но не хотел упоминать об этом в письме к Вам, так как мне хотелось заманить Вас сюда. Но дела есть дела; быть может, Вы все-таки еще подумаете и придете к убеждению, что поездка в Карлсбад могла бы благотворно повлиять на Ваше здоровье. Жду Вашего окончательного решения на этот счет.

Погода сама по себе была бы для меня довольно безразлична, если бы она несколько не противоречила условиям лечения.

Моя дочь шлет Вам самый сердечный привет.

Дружески преданный Вам Карл Маркс


* - Элеонорой Маркс. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


154
МАРКС - ОППЕНХЕЙМУ, 6 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

51

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ [Карлсбад], 6 сентября 1876 г.

Дорогой друг!

Прилагаю письмо Вашей сестры, сообщения которой о приключениях на Нордернее чрезвычайно заинтересовали мою дочь* и меня. Я надеялся познакомиться у Вас в Праге с Вашей сестрой, портрет которой я видел и о которой я слышал так много хорошего в Ганновере, но из Вашего письма вижу, что она по-прежнему живет в Ахене.

Лечение мое кончается в воскресенье**. Поэтому мы решили в понедельник выехать в Прагу, хотя, возможно, придется пробыть в Карлсбаде и несколько дольше. Моя дочь внезапно заболела. Надеюсь, что ничего серьезного; сегодня вечером я ожидаю второго визита врача. Напишу Вам, как только смогу сообщить что-либо более определенное.

Дружески преданный Вам Карл Маркс


* - Элеонору Маркс. Ред.

** 10 сентября. Ред.

*** - Элеоноры Маркс. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 52

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ [Карлсбад], 9 сентября 1876 г.

Дорогой друг!

Большое спасибо от меня и от моей дочери*** за Ваше любезное письмо. У нее была жестокая лихорадка, ей пришлось три дня пролежать в постели, да и сейчас она еще под домашним арестом; но всякая опасность миновала благодаря быстрому вмешательству д-ра Флеклеса младшего. До среды нам вряд ли удастся выехать в Прагу. Но я извещу Вас точно за день до отъезда.

Пока до скорого свидания.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


155
МАРКС - ОППЕНХЕЙМУ, 12 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

53

МАРКС - ИДЕ ПАУЛИ В РЕЙНАУ [Карлсбад], 10 сентября 1876 г.

Дорогая г-жа Паули!

Сердечно благодарю Вас за Ваше любезное приглашение. К сожалению, произошел неприятный случай, который не позволяет мне воспользоваться этим приглашением.

Сегодня как раз истек срок нашего месячного лечения. Но вследствие постоянной перемены погоды моя дочь* простудилась, схватила лихорадку и т. д. На время она остается под домашним арестом, и мне придется по необходимости продлить пребывание здесь. Так как из-за некоторых дел я должен быть в определенный день в Лондоне, то я тем менее смогу позволить себе на обратном пути заехать к Вам. Но отложить не значит отменить. Быть может, увидимся в следующем году.

Моя дочь шлет сердечный привет Вам и г-ну Паули.

Дружески преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 54

МАРКС - МАКСУ ОППЕНХЕЙМУ В ПРАГУ Карлсбад, 12 сентября 1876 г.

«Germania»

Дорогой друг!

Приношу Вам сердечную благодарность за Вашу дружескую заботу; к счастью, дочь моя* вполне поправилась. Она еще легко отделалась. У нее чуть не случилось воспаления легких; быстрое вмешательство д-ра Флеклеса младшего, ее врача, спасло ее от продолжительной и опасной болезни.


* - Элеонора Маркс. Ред.


156
МАРКС - ОППЕНХЕЙМУ, 12 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

Все же из-за этого события мы должны оставаться здесь до пятницы* для дополнительного лечения. Из Карлсбада мы выедем в 10 ч. 47 м. и приедем в Прагу (на вокзал Государственной железной дороги) в 5 ч. 50 м. пополудни.

Итак, до свидания.

Дружески преданный Вам Карл Маркс


* 15 сентября. Ред.

** См. настоящий том, стр. 150. Ред.

*** - Дехтерев. Ред.

**** - Чернышев. Ред.

***** - Гуревич. Ред.

****** - Лавров. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 55

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 15 сентября 1876 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой г-н Лавров!

В конце настоящего письма я сообщаю Вам те несколько слов, которые Либкнехт только что написал мне по поводу лиц, упоминаемых в Вашем письме**. Из них Вы увидите, что Либкнехт снимает с себя всякую ответственность за то, что мог написать Д.*** и что мог сделать Ч.****

Надеюсь, что г-н Смирнов поправляется.

Ваш Ф. Энгельс «Мои письма, которые Г.***** подсунул в руки полиции, были заведомо написаны так, чтобы их мог прочитать Штибер, но не так обстояло дело с многочисленными письмами русских. Л.****** заблуждается, если думает, что я доверился хотя бы одному русскому эмигранту. Я совершенно не отвечаю за то, что болтают эти людишки, а болтают они страшно много. Ч. ездил в Берлин не по моему поручению, но, разумеется, с моего ведома, - испортить там было уже нечего».

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского и немецкого


157
МАРКС - БРАККЕ, 23 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

56

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ФЛЕКЛЕСУ В КАРЛСБАД Льеж, Бельгия, 21 сентября 1876 г.

Hotel de Suede Дорогой Флеклес!

Пишу Вам спешно несколько строк по неотложному делу.

У моего друга Николая Утина - ему 35 лет - начинается, как выяснили врачи, перерождение сердца. Ему посоветовали ехать в Карлсбад; но так как он весной, летом и осенью перегружен работой - он инженер и стоит во главе крупных железнодорожных и тому подобных предприятий, - то может выбрать время для лечения только в декабре и в течение зимних месяцев.

Но он очень боится холода и хочет знать, не может ли он вместо Карлсбада поехать в Виши.

Трудно, конечно, а может быть и невозможно, не зная его лично, ответить на такой вопрос. Но Вы могли бы все же указать в общем, может ли Виши заменить Карлсбад в подобных случаях.

Это - один из моих лучших друзей, поэтому я позволяю себе апеллировать к Вашей дружбе и просить Вас о скором ответе (по моему лондонскому адресу: 41, Maitland Park Road, London). Моя дочь* и я уезжаем завтра отсюда домой.

Глубоко преданный Вам Карл Маркс


* - Элеонора Маркс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Marx - Engels - Lassalle. Eine Bibliographie des Sozialismus». Berlin, 1924

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 57

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 23 сентября 1876 г.

Дорогой Бракке!

В настоящее время печатается французская работа Лиссагаре «История Коммуны» (500- 600 стр.). Издатель: А. Кистемекерс, Современная книготорговля, Бульвар дю Нор, 60, Брюссель. Это будет первая достоверная история Коммуны.


158
МАРКС - БРАККЕ, 23 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

Лиссагаре не только использовал все печатные источники, но и располагает недоступными для всех других материалами, не говоря уже о том, что он был большей частью очевидцем описываемых им событий.

Вчера я получил от него письмо, присланное ему Юлиусом Грунцигом из Берлина, в котором этот последний предлагает свои услуги в качестве переводчика.

Прежде всего, я Грунцига не знаю; вероятно, Вы можете сообщить мне сведения о нем.

Во-вторых, он ничего не пишет о том, где и как будет издана книга. И если бы даже мы могли использовать г-на Грунцига в качестве переводчика (это зависит только от его способности к такой работе), то он был бы принят только как переводчик, издание же ему ни в коем случае не было бы поручено.

Я предлагаю Вам взять на себя издание этой важной для нашей партии и интересной для всей читающей немецкой публики работы. Но только Лиссагаре,- которому, как эмигранту в Лондоне, живется, конечно, не сладко, - должен получить за предоставление им права немецкого издания известную долю прибыли, установленную Вами самим.

Что же касается перевода, то я послал бы Грунцигу, - ввиду того, что он первый предложил свои услуги и его также рекомендовал Мост, - пробные листы для перевода, чтобы я мог убедиться в его способности выполнить эту задачу.

В случае, если Вы примете это предложение, листы оригинала будут поступать к Вам (а также к переводчику) по частям, так что немецкий перевод мог бы выйти почти одновременно с французским оригиналом.

Издание отдельными выпусками, как предлагает в своем письме Грунциг, неприемлемо, так как в этом случае книга вышла бы на немецком языке раньше, чем на французском, против чего стал бы протестовать бельгийский издатель.

Что касается оплаты переводчика, то этот вопрос должен быть урегулирован исключительно между Вами и переводчиком.

Я Вам буду очень благодарен, если Вы дадите скорый ответ, чтобы время не было потеряно и чтобы я мог, если понадобится, обратиться к другому книготорговцу.

Сердечный привет от меня и Энгельса.

Ваш Карл Маркс Мой адрес: 41, Maitland Park Road, N. W., London.

Впервые опубликовано в книге: К. Marx - F. Engels. «Briefe an A. Bebel. W. Liebknecht, K. Kautsky und andere». Teil I, Moskau - Leningrad, 1933

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


159
МАРКС - БРАККЕ, 30 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

58

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 30 сентября 1876 г.

Дорогой Бракке!

О Ваших переговорах с Б. Беккером я уже знал из ряда Ваших писем Энгельсу, так как мы сообщаем друг другу все, относящееся к партийным делам.

Как только я получил Ваше письмо, мы с Энгельсом всесторонне обсудили этот вопрос и пришли к заключению, что никакие обязательства по отношению к Беккеру не могут помешать Вам издать книгу Лиссагаре*.

1) Вы из чисто коммерческих соображений - еще задолго до того, как зашла речь о книге Лиссагаре, - отказались от всяких обязательств по отношению к Б. Беккеру, после того как он сам резко отклонил Ваши предложения. Вы уплатили, кроме того, неустойку в 300 талеров. Тем самым вопрос был исчерпан, и никак нельзя было предположить, что отныне Вы отказываетесь от издания каких бы то ни было сочинений по истории Коммуны.

2) В той мере, в какой книга Лиссагаре конкурирует с книгой Беккера**, конкуренция эта все равно будет иметь место, появится ли книга у Вас или где-либо еще (Либкнехт только что предложил нам издательство типографии «Volksstaat», на что, однако, мы ни при каких условиях не пошли бы). Книга Лиссагаре выйдет через несколько недель в Брюсселе, тогда как Беккер закончит свою работу лишь в мае 1877 года. Ущерб, который он от этого потерпит, все равно неизбежен.

3) Хотя книги Беккера и Лиссагаре носят одно и то же название «История Коммуны», тем не менее, это сочинения совершенно различного характера, и если бы не коммерческие и другие соображения, их прекрасно могло бы издать одно и то же книгоиздательство.

Книга Беккера - это в лучшем случае составленная с точки зрения немецкой критики компиляция материалов о Коммуне, которые в Париже доступны всякому.

Книга же Лиссагаре написана участником изображаемых событий (она поэтому приближается по характеру к мемуарам),


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

** Б. Беккер. «История и теория Парижской революционной коммуны 1871 года». Ред.


160
МАРКС - БРАККЕ, 30 СЕНТЯБРЯ 1876 г.

причем автор сверх того располагал множеством никому другому не доступных рукописей главных действующих лиц драмы и т. д.

Между той и другой книгой мыслима лишь та связь, что сочинение Лиссагаре окажется для Беккера новым источником, с которым он не сможет не считаться и который, быть может, заставит его внести значительные изменения в свою уже готовую рукопись.

Вами руководят при издании книги Лиссагаре те же интересы, которые заставили Вас предложить Беккеру заняться обработкой этого материала, то есть интересы партии; как уже сказано в п. 1, Вы можете удовлетворить их, нисколько не нарушая своих первоначальных издательских обязательств перед Беккером.

Вот все, что я считаю нужным сказать по этому вопросу.

Что касается г-на Грунцига, то я попросил бы Вас навести у Моста справки об этом человеке. Если бы ответ оказался благоприятным, я послал бы г-ну Грунцигу в виде опыта первый пробный лист для перевода, чтобы иметь возможность судить, по плечу ли ему эта далеко не легкая работа.

Лиссагаре прислал мне пять первых печатных листов. По ним видно, что книга выйдет в роскошном издании, лишь 30 строк на страницу. Если во французском оригинале 500- 600 страниц, то в обычном немецком издании их будет едва ли больше 400.

С Вашим решением о распределении прибыли я более чем согласен; если никакой прибыли не будет, Лиссагаре, как и Вы, должен будет с этим мириться, - и уже мирится заранее.

Что касается гонорара переводчика, то это предоставляется на Ваше усмотрение. Французского автора это не касается.

Все остальные вопросы - о тираже, оформлении книги, цене - Вы должны решить сами. (Лиссагаре предоставил мне полномочия заключить договор от его имени.)

На титульном листе следовало бы написать: «авторизованный перевод».

Лиссагаре поместит на титульном листе французского оригинала: «все права сохраняются»,- так что Вы сможете конфисковать всякий другой немецкий перевод, изданный кем бы то ни было.

С дружеским приветом Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI) , 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


161
МАРКС - ЛАВРОВУ, 7 ОКТЯБРЯ 1876 г.

59

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 7 октября 1876 г.

Дорогой друг!

Я только что получил письмо из Парижа (от одного служащего в книжном магазине Лашатра*), из которого видно, что запрещение «Капитала»** - просто-напросто миф, впрочем миф, усердно распространяемый полицейскими и самим г-ном Кэ, судебным администратором, под опеку которого блаженной памяти Бюффе передал книжный магазин Лашатра.

Так как «Капитал» издавался при режиме осадного положения, то, с тех пор как осадное положение снято, он может быть запрещен только обыкновенным судом, а такого скандала боятся. Поэтому стараются изъять книгу с помощью скрытых интриг.

Я буду Вам очень благодарен, если Вы передадите мне письмо, в котором Ваш комиссионер Гюйо пишет о запрещении книги. С другой стороны, у Ковалевского есть русские друзья в Париже, которые готовы засвидетельствовать, что даже в книжном магазине Лашатра им отказали в продаже этой книги.

Имея эти доказательства, я мог бы пригрозить г-ну Кэ, - который весьма скуп, хотя и миллионер, - судебными мерами и требованием возмещения убытков. Только под давлением подобных угроз он, наконец, согласился отпечатать последние 15 выпусков. Согласно французским законам, он по отношению ко мне является только представителем г-на Лашатра, его заместителем, и должен выполнять все условия, содержащиеся в моем договоре с последним.

В «Revue des deux Mondes» за сентябрь этого года помещена критика,- если так можно выразиться, - «Капитала», принадлежащая г-ну Лавеле66. Нужно прочитать ее, чтобы получить представление об идиотизме наших буржуазных «мыслителей». Г-н Лавеле, однако, достаточно наивен, чтобы признать, что если принять доктрины Адама Смита и Рикардо или даже - horribile dictu*** - доктрины Кэри и Бастиа, то нельзя избежать пагубных выводов «Капитала».


* Вероятно, от А. Ориоля. Ред.

** - французского издания первого тома «Капитала». Ред.

*** - страшно сказать. Ред.


162
МАРКС - ЛАВРОВУ, 7 ОКТЯБРЯ 1876 г.

Поздравляю Вас с Вашей передовой статьей в последнем номере «Вперед!»* о панславистском лиризме в России270. Это не только шедевр, но прежде всего акт большого морального мужества.

Ваш Карл Маркс Как здоровье Смирнова?


* Название газеты написано Марксом по-русски. Ред.

** - прозвище Либкнехта (см. настоящий том, стр. 95). Ред.

*** Из драмы Мюльнера «Вина», акт II, сцена пятая. Ред.

**** Ф Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

***** Ф. Энгельс. «Диалектика природы». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V. 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 60

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ Лондон, 7 октября 1876 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой Лайбрери**!

Судя по твоему письму к Энгельсу, ты заявил съезду, что Энгельс будет писать о Дюринге. Между тем он нашел и сейчас же после моего возвращения из Карлсбада42 показал мне крайне поразивший нас отчет в «Volksstaat», согласно которому ты заявил, будто бы я (чего мне даже и во сне не снилось) вступлю в дискуссию с г-ном Дюрингом271.

О Эриндур, объясни мне Эту двойственность натуры!***

Энгельс сейчас занят своей работой о Дюринге****. Это большая жертва с его стороны, так как для этого ему приходится прервать несравненно более важную работу*****.

То, что ваш съезд протянул братскую руку Гильому и К° - в той форме, в какой это было сделано, - сравнительно безвредно272. Однако при всех обстоятельствах необходимо избегать всякого действительного сотрудничества с этими людьми, которые систематически добивались разложения Интернационала. Те очень немногочисленные рабочие в юрских кантонах, в Италии, Испании, которых они еще водят за нос, очевидно, насколько я могу судить, - честные люди. Сами же они неисправимые интриганы, которые теперь, когда они обнаружили свое ничтожество вне Интернационала, хотят опять пробраться


163
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 7 ОКТЯБРЯ 1876 г.

в него с заднего хода, для того чтобы снова играть свою старую роль.

О переводе книги Лиссагаре на немецкий язык я уже до получения твоего предложения вел переговоры с Бракке и договорился с ним*.

Было бы своевременно, если бы «Volksstaat» или, вернее, теперь «Vorwarts» затронул, наконец, в восточном вопросе самое больное место273. В одном из своих последних номеров «Kolnische Zeitung» писала, что можно повторить слова одного знаменитого дипломата: «Европы больше нет!». Раньше, мол, говорилось и о других державах, теперь же фигурирует только одна держава - Россия!

Откуда это взялось? Немецкие газеты, поскольку они не пляшут под русскую дудку, то осыпают упреками Дизраэли, то обвиняют Андраши в слабости и нерешительности.

Однако суть дела в политике Бисмарка - вот кто в пуделе сидел**. Он начал ее во время франко-прусской войны, после Седана15. В данный момент своим официальным заигрыванием с Россией он парализует Австрию (и в некотором отношении даже Англию), он по существу парализует весь континент. Проход русских вооруженных отрядов (согласно самым последним сообщениям) через румынские провинции (при благосклонном покровительстве Гогенцоллерна***) создает в Париже и Лондоне уверенность, что между Россией и Пруссией существует оборонительно-наступательный союз. Действительно, Бисмарк своей захватнической политикой во Франции обезоружил Германию по отношению к России и обрек ее на ту позорную роль, которую она теперь играет и которая действительно является «позором Европы»274.

Здесь в Англии произошел поворот: приходит к концу сентиментальный фарс, который был разыгран вигами, стремившимися к обратному завоеванию министерских земных благ, и который среди рабочих под влиянием буржуазных пятифунтовых банкнот получил требуемую поддержку от таких негодяев, как Моттерсхед, Хейлз и tutti quanti****. Гладстон бьет отбой, точно так же и лорд Рассел, и только бессовестный Боб Лоу (австралийский экс-демагог, человек, который во время последнего движения за реформу275, после случая с Эдмундом Бёрком, обозвал рабочий класс «грязной толпой») еще выставляет себя на посмешище, когда он говорит о самодержце


* См. настоящий том, стр. 157-160. Ред.

** Гёте. «Фауст», часть I, сцена третья («Кабинет Фауста»). Ред.

*** - Вильгельма I. Ред.

**** - им подобные. Ред.


164
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 7 ОКТЯБРЯ 1876 г.

всероссийском, как о «единственном отце угнетенных». В Лондоне как раз самые передовые и самые активные рабочие созвали митинг протеста против панславистов. Они понимают, что всякий раз, когда рабочий класс выступает в роли подпевалы господствующих классов (какого-нибудь Брайта, Гладстона и т. д.), он совершает позорный поступок. Ceterum censeo*, что твоим долгом является разъяснить в передовой статье жалкую роль даже той части германско-прусской буржуазной прессы, которая якобы придерживается антирусского направления и в лучшем случае позволяет себе критические замечания по адресу иностранных министров, но благочестиво прикусила язык в отношении своего собственного Бисмарка.

Сердечный привет твоей семье.

Твой Мавр Кстати. Негодяй из Антверпена, которого Гильом и К°, путем интриг среди ничего не подозревавших голландских рабочих, навязали Гаагскому конгрессу259 в качестве временного председателя, - некий ван ден Абеле, разоблачен теперь своими же собственными сторонниками как агент французского правительства и выкинут из прозябающих еще в Бельгии секций Интернационала. Это после того, как другой из этой же клики, г-н Бастелика, в Страсбурге открыто разоблачил сам себя как бонапартистского агента**! [Приписка в начале первой страницы этого письма]

Особенно нелепую роль в восточной путанице играет «некрещенный крестоносец» из «Frankfurter Zeitung»!


* - Впрочем, я считаю (начальные слова известного выражения Катона Старшего: «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam» - «Впрочем, я считаю, что Карфаген должен быть разрушен»). Ред.

** См. настоящий том, стр. 183-184. Ред.

Впервые опубликовано в книге: W. Liebknecht. Briefwechsel mit Karl Marx und Friedrich Engels.

The Hague, 1963

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые 61

МАРКС - ЛЕО ФРАНКЕЛЮ В БУДАПЕШТ Лондон, 13 октября 1876 г.

41, Maitland Park Crescent, N. W.

Дорогой Франкель!

На твое большое письмо, за которое очень тебе благодарен, я не мог ответить потому, что мне неясно было твое положение, 276


165
МАРКС - ФРАНКЕЛЮ, 13 ОКТЯБРЯ 1876 г.

то есть я не знал, может или нет повредить тебе мое письмо, если оно будет случайно перехвачено, как бы ни было невинно его содержание. Будь добр, объясни мне, если это можно сделать, следующее: каково соотношение между возделанной равниной и горами (последние, возможно, используются в качестве пастбища)?

Ты очень правильно делаешь, что участвуешь в редактировании рабочей газеты*.

Что касается так называемого швейцарского международного конгресса277, то это - дело альянсистов, Гильома и компании. Понимая, что одни они абсолютно ничего не стоят, они чувствуют необходимость снова вступить на арену гласности под знаменем «объединения», чего им одним сделать невозможно. Их планы поддерживают Малоны, Пенди и прочие Арну, которые, испугавшись того, что рабочие в Париже «действуют» без них, ставят своей целью, чтобы люди снова вспомнили о них, как о патентованных представителях рабочих. С другой стороны, группа Гильома хитро обманывала Бебеля, пока он находился в Швейцарии.

Однако беда невелика. Готский съезд не назначил официального представителя на швейцарский конгресс, а удовлетворился общими фразами об общности интересов рабочих272. Между тем я послал в Лейпциг предупреждение, и если кто-нибудь, как частное лицо, прибудет на конгресс, то он выскажет отрицательную точку зрения по отношению к людям, расточающим лесть старым заговорщикам против Интернационала. Что касается тебя, то как бывший член Генерального Совета и участник Гаагского конгресса259 ты действовал, само собой разумеется, совершенно добровольно. Тебе нельзя делать ни малейших уступок опьянению примирения, в состоянии которого интригующие разбойники всегда обманывали честных дураков.

Лиссагаре начал сейчас печатать свою книгу**, теперь он занят корректурой первых ее листов. Негодяи, так называемые рабочие вожди (англичане), которых я разоблачил на Гаагском конгрессе, - во время русско-болгарской кампании по поводу зверств50, под руководством Гладстона, Брайта, Роберта Лоу (человека, который во время последней агитации за реформу275 окрестил рабочий класс грязной толпой), Фосетта и других великих вождей, проглотили порядочную сумму пятифунтовых банкнот. Но этим козням пришел ужасный конец.

Эти рабочие вожди, Моттерсхед и т. д., - это те же самые


* - «Arbeiter-Wochen-Chronik». Ред.

** П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.


166
МАРКС - ФРАНКЕЛЮ, 13 ОКТЯБРЯ 1876 г.

негодяи, с которыми невозможно было провести собрание против палачей Коммуны.

Посылаю тебе последний номер «Diplomatic Review». Несмотря на сумасбродства Уркарта, которым там находится место, этот журнал содержит важные факты о болгарской эпидемии зверств, которой Россия обманула всю христианскую либеральную Европу278.

Сообщаю тебе из самого достоверного источника - и хорошо было бы опубликовать об этом факте в венгерских газетах, - что русское правительство несколько месяцев тому назад в полной тайне прекратило выплату процентов русским железным дорогам, которые оно должно платить в определенные сроки; каждое управление получило частное уведомление об этом с приказом держать язык за зубами (а мы знаем, что в России это значит). Несмотря на все это, весть об этом факте дошла не только до меня, но и до телеграфного агентства Рейтер (самого важного члена святой троицы европейских телеграфных агентств: Рейтер - Гавас - Вольф), но оно замалчивает это известие по особому желанию русского посольства в Лондоне.

Во всяком случае, это поучительный признак неразберихи в русских финансах. Если английский буржуа почувствует это, то он снова станет другом турок, ибо сколько бы ни были должны турки Англии, их долг нельзя сравнивать с долгом русских.

Вся семья сердечно приветствует тебя.

Твой К. М.

Впервые опубликовано на венгерском языке в газете «Nepszava» № 142, 17 июня 1906 г.

Печатается по тексту газеты Перевод с венгерского На русском языке публикуется впервые 62

ЭНГЕЛЬС - ЭРНСТУ ДРОНКЕ В ЛИВЕРПУЛЬ [Запись содержания] [Лондон, 15 октября 1876 г.]

Ливерпуль, 13 октября 1876 года. Э. Дронке.

Ответил 15 октября, что я написал Э. Бланку.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 279


167
ЭНГЕЛЬС - ДРОНКЕ, 20 ОКТЯБРЯ 1876 г.

63

ЭНГЕЛЬС - ЭМИЛЮ БЛАНКУ В ЛЁЙТЕСДОРФ-НА-РЕЙНЕ [Копия] [Лондон], 16 октября 1876 г.

Э. Бланку Если ты, таким образом, согласен открыть Дронке кредит в 150 ф. ст. при условии депонирования у тебя полиса, то я охотно распоряжусь выплатить тебе через Германа* эту сумму, как только она понадобится, а также буду нести все прочие расходы, связанные с этой сделкой. Как только Дронке возвратит деньги, ты сможешь перевести их мне любым способом, а ему вернуть полис.


* - Г. Энгельса. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 64

ЭНГЕЛЬС - ЭРНСТУ ДРОНКЕ В ЛИВЕРПУЛЬ [Копия] [Лондон], 20 октября 1876 г.

Дронке Мой зять Бланк пишет мне, что он окончательно отказывается пойти на предлагаемую тобой сделку. Он пишет также, что он уже три года как совсем порвал с Хинсбергом, Фишером и К°, и это вполне соответствует действительности.

Мне очень жаль, что из этого дела ничего не вышло, ибо я охотно помог бы тебе, насколько это в моих силах.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


168
ЭНГЕЛЬС - КУГЕЛЬМАНУ, 20 ОКТЯБРЯ 1876 г.

65

ЭНГЕЛЬС - ЛЮДВИГУ КУГЕЛЬМАНУ В ГАННОВЕР Лондон, 20 октября 1876 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой Кугельман!

Ты можешь самым положительным образом заверить г-на Каро, что Маркс, кроме извещений о семейных событиях в давние времена и личных заявлений в связи с фогтовским делом и т. д., подписанных его именем, - никогда не писал в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung » ни одной строчки280; если же эти господа в Бреславле* утверждают обратное, то нас это только заставляет смеяться. Мы не знаем г-на Каро даже по имени, но его дружба с Горчаковым заставляет предполагать, что о России он знает довольно мало, так как с людьми, чересчур хорошо осведомленными в этом отношении, Горчаков не был бы так близок. Надо полагать, что и желанный орден не замедлит очутиться в предназначенной для этой цели петлице.

Я пишу теперь для лейпцигской «Vorwarts» работу о г-не Дюринге. Для этого мне нужна рецензия на «Капитал», которую ты в марте 1868 г. прислал Марксу и которая, если не ошибаюсь, была опубликована Дюрингом в каком-то журнале, выходящем в Хильдбургхаузене281. Маркс никак не может разыскать ее. Зная твою чрезвычайную добросовестность во всех делах, я предполагаю, что ты можешь разыскать среди своих заметок того времени что-либо и по этому поводу: скажем, название журнала и номер выпуска, в котором появилась эта вещь. Если бы ты мог мне это сообщить, я заказал бы этот выпуск и через несколько дней получил бы его здесь. Если же ты этого сделать не можешь, то ни в коем случае не обращайся по этому поводу к Дюрингу, потому что малейшая, хотя бы косвенная связь с этим человеком, а тем более малейшая услуга с его стороны, лишила бы меня свободы критики в таком деле, где она мне необходима в самой неограниченной мере.

На днях опять начнется работа над II томом435. Если бы, впрочем, пришлось опровергать все нелепости, которые распространяются о Марксе в ученых кругах, то дела было бы по горло. Один русский, например, рассказывал вчера о каком-то русском профессоре, который упрямо твердит, будто Маркс


* Польское название: Вроцлав. Ред.


169
МАРКС - ЛАВРОВУ, 21 ОКТЯБРЯ 1876 г.

занимается теперь только русскими делами, и именно потому, что Маркс-де твердо убежден, что русская община обойдет весь мир!

Война на Востоке, очевидно, скоро разразится. Русские никогда не имели возможности начать ее при таких благоприятных дипломатических условиях, как именно теперь. Зато военные условия менее благоприятны, чем в 1828 г., а финансовые крайне неблагоприятны для России, потому что ей никто не даст ни гроша взаймы. Я как раз сейчас перечитываю книгу Мольтке об истории войны 1828-1829 гг.*, - очень хорошая книга, хотя автору нельзя было свободно говорить о политике.

Спасибо за статью о Шеффле.

Твой Ф. Энгельс


* Мольтке. «Русско-турецкая кампания в европейской Турции в 1828 и 1829 годах». Ред.

** Название газеты написано Марксом по-русски. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 66

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 21 октября 1876 г.

Дорогой друг!

Прилагаю вырезку из «Pall Mall Gazette»; это извлечение из Вашей передовой статьи (в № 42 «Вперед!»**), плохо переведенное, хотя перевод сделан сэром и т. д. Ролинсоном270. Ковалевский сообщил мне об этом, а также прислал и саму выдержку. Он просил меня дать ему № 42 Вашей газеты, но и «самая красивая девушка Франции может дать только то, что у нее есть». Я уже послал этот номер Утину (в Льеж).

Ковалевский сообщил мне также, - Вы можете использовать это в Вашей газете282, - что отвратительная русская клика, претендующая на звание представительницы самых крупных русских литературных сил, заявила Ролинсону и другим известным английским деятелям о своем намерении


170
МАРКС - ЛАВРОВУ, 21 ОКТЯБРЯ 1876 г.

издавать в Лондоне журнал, чтобы знакомить англичан с подлинным политико-социальным движением в России. Главным редактором - вместе с другими сотрудниками гнусной газеты «Гражданин»* - будет Голохвастов и, как говорят, князь Мещерский.

Русское правительство уже дало доказательство своей неплатежеспособности, заставив Петербургский банк объявить, что он больше не будет оплачивать иностранных векселей золотом (а также серебром). Этого я ждал, но что это правительство, прежде чем пойти на такую «неприятную» меру, снова сделало глупость, пытаясь в течение двух или трех недель искусственно поддерживать курс рубля на Лондонской бирже, - такой факт превосходит всякие границы. Это стоило ему около двадцати миллионов рублей, что равносильно тому, как если бы оно бросило эти деньги в Темзу.

Эта нелепая операция - искусственная поддержка курса за счет правительства - принадлежит XVIII веку. В настоящее время к ней прибегают только алхимики русских финансов. Со времени смерти Николая эти периодически повторяющиеся бессмысленные манипуляции стоили России, по крайней мере, 120 миллионов рублей. Так может поступать лишь правительство, которое еще серьезно верит во всемогущество государства. Другие правительства знают, по крайней мере, что «деньги не имеют хозяина».

Ваш Карл Маркс


* Название написано Марксом по-русски. Ред.

** 27 октября. Ред.

Впервые полностью опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 67

ЭНГЕЛЬС - ЭРНСТУ ДРОНКЕ В ЛИВЕРПУЛЬ [Черновик] [Лондон], 1 ноября 1876 г.

Дорогой Дронке!

То, что я пишу тебе сегодня, я хотел сказать тебе в прошлую пятницу**, когда ты категорически отклонил всякое вмешательство с моей стороны.


171
ЭНГЕЛЬС - ДРОНКЕ, 1 НОЯБРЯ 1876 г.

Мое положение не позволяет мне терять сумму в 150 ф. ст., - тем более в 200 ф. ст., - следовательно, я не могу ею и рисковать. Будь я еще в деле, в котором возможные потери со временем были бы возмещены, тогда вопрос обстоял бы иначе. Если бы даже я находился в иных отношениях с Гёцем, которого я едва знаю в лицо, и если бы вся сделка не приняла для меня очень неприятного характера из-за того, что она не может быть проведена без ведома Кильмана и, следовательно, д-ра Борхардта, - я все же ни в коем случае не мог бы взять на себя той гарантии, какую ты хочешь. Даже если бы я еще и был в деле, мне, разумеется, не могла бы прийти мысль поставить ради старой дружбы прямо на карту в совершенно незнакомом для меня деле сумму в 150 фунтов стерлингов. Но тогда я все же мог бы сделать больше, чем теперь, когда я просто не в состоянии понести подобный убыток. С другой стороны, я охотно помог бы тебе, если речь идет только о том, чтобы предоставить в твое распоряжение на некоторое время без такого риска с моей стороны свободные средства.

Ты предлагал моему зятю* в качестве косвенного обеспечения полис на 300 фунтов стерлингов. Я предложил заплатить ему, в случае его согласия на твое предложение, 150 ф. ст., если ты не выплатишь эту сумму через 6 месяцев. К тому времени я мог бы раздобыть наличные деньги, чего я не могу сделать в настоящий момент, и получил бы в виде обеспечения полис. Но он вообще отказался пойти на эту сделку. Если бы ты в то время предложил мне то же самое, что и моему зятю, то я, хотя и не мог бы ссудить тебе немедленно 150 ф. ст., но все же что-нибудь, вероятно, сделал бы. Теперь же в последнем тираже на мою долю выпал по американским акциям дополнительный дивиденд 5/20, и благодаря этому я могу располагать суммой свыше 150 ф. ст.; они в твоем распоряжении на 6 месяцев, если ты дашь мне в виде обеспечения полис. У меня он во всяком случае будет в такой же сохранности, если не в большей, как и у всякого другого.

Я сказал тебе совершенно открыто, как я смотрю на дело и что могу сделать. Быть может, у тебя есть другие предложения, в этом случае я готов их обдумать. Еще одно: пусть предстоящая сделка будет совершена непосредственно между нами, без третьих лиц, без гарантий и т. д.; это - гораздо проще.


* - Э. Бланку. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


172
МАРКС - БРАККЕ, 6 НОЯБРЯ 1876 г.

68

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 6 ноября 1876 г.

Дорогой Бракке!

Я самым тщательным образом сверил перевод Грунцига - первый лист - с оригиналом* и только что сообщил ему, что не могу воспользоваться его услугами.

Действительно, правка его перевода (отдельные исправления будут, вероятно, неизбежны при всяком переводчике) отняла бы у меня больше времени, чем если бы я сам переводил все с начала до конца. Но для этого у меня нет времени. Я не могу еще раз подвергаться такому же болезненному эксперименту, какому уже однажды подвергся с французским переводом «Капитала».

Кокоского я охотно взял бы, но ему совершенно не хватает той легкости и гибкости языка, которая нужна для перевода именно этой книги.

Я уже начал нащупывать почву в другом месте, но сомневаюсь, чтобы там нашлось свободное время283; а пока было бы хорошо, если это возможно, чтобы Вы попытались подыскать в Лейпциге какого-нибудь профессионального переводчика. Так как речь идет здесь о книге не только для рабочего читателя, то было бы бессмысленно искать переводчика непременно внутри партии, которая не богата литературными силами, то есть заранее исходить из того принципа, что переводчик должен быть членом партии.

Насколько я слышал, Б. Беккер нашел себе издателя в Швейцарии.

Преданный Вам К. М.

Примирительный конгресс в Берне, - мы с Энгельсом тотчас же написали в таком духе Либкнехту, как только узнали о намерении немцев послать туда своих делегатов, - является и был с самого начала не чем иным, как бакунистской интригой277. К тому же несколько дней назад мы получили доказательство этого из Португалии**. Подробности после.


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года» (см. настоящий том, стр. 157 158 и 160). Ред.

** См. настоящий том, стр. 175-176. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


173
ЭНГЕЛЬС - ДРОНКЕ, 13 НОЯБРЯ 1876 г.

69

ЭНГЕЛЬС - ЭРНСТУ ДРОНКЕ В ЛИВЕРПУЛЬ [Черновик] [Лондон], 13 ноября 1876 г.

Дорогой Дронке!

Так как до настоящего времени по полису произведено только пять платежей по 14 ф. ст. = 70 ф. ст., а деньги эти могли бы тебе тем временем понадобиться для других целей, и так как к 21-му числу текущего месяца ты не смог бы превратить их в наличные, я же даю под обеспечение полиса сумму, более чем вдвое превышающую ту, которая уплачена, - то ты простишь мне, если я предпочту сам произвести здесь расплату. Я жду, что ты мне напишешь, когда это сделать. С другой стороны, чтобы по возможности пойти тебе навстречу, я не поставлю одолженные тебе здесь 10 ф. ст. в счет 150 ф. ст., так что я даю тебе всего 160 ф. ст. из расчета 5%, срок уплаты 1 мая 1877 года.

160 ф. ст.

Ты получил здесь ......................................................10 ф. ст.

Чек от 10 ноября 1876 г. ...........................................10 » »

Уплачено Дрейку и Сыну .........................................60 » »

Уплата по полису ......................................................14 » » ----------- 94 ф. ст. ------ Прилагается чек на остальные ..................................... 66 ф. ст.

У меня такой ужасный бронхиальный катар, что я осужден на домашний арест в шлафроке и туфлях и на полное воздержание от спиртных напитков, поэтому банкнот достать не могу. [Заметка в конце письма]

Шотландское общество страхования жизни.

5, Lombard Street, E. С.

Взнос самое позднее 21 ноября284.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI. 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


174
МАРКС - БРАККЕ, 20 НОЯБРЯ 1876 г.

70

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 20 ноября 1876 г.

Дорогой Бракке!

Прилагаю для мадемуазель Изольды Курц первый французский лист для пробного перевода; вместе с переводом прошу ее вернуть мне и французский оригинал* (для сверки).

Лиссагаре полагает, что так как его книга появится до начала января, а перевод из-за связанных с ним трудностей затягивается, то в конце концов теперь было бы лучше осуществлять немецкое издание отдельными выпусками.

Прилагаю также послание великого Гильома285. Особенно забавляет меня, «что думают социалисты, говорящие на французском языке». Эти социалисты, «говорящие на французском языке», представлены, разумеется, исчерпывающим образом в лице братьев Реклю (тайных соучредителей Альянса61, вообще же совершенно неизвестных по части социалистических работ) и Де Папа, по происхождению - голландца, но во всех прочих отношениях - бельгийца.

Надеюсь, что на выборах вы одержите победу; подобная крестьянская демонстрация имела бы значение286.

Ваш К. М.


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 71

ЭНГЕЛЬС - ИОГАННУ ФИЛИППУ БЕККЕРУ В ЖЕНЕВУ Лондон, 20 ноября 1876 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой Беккер!

Ваш циркуляр, адресованный Цюрихской секции59, мы своевременно получили и тоже думаем, что пора выступить против попыток бакунистов на свой страх и риск играть в Интернационал. Я очень сомневаюсь в возможности провести реорганизацию на предлагаемом вами базисе федерации больших национальных организаций, так как в большинстве стран за-


175
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 20 НОЯБРЯ 1876 г.

коны запрещают подобным ассоциациям состоять в переписке с иностранными ассоциациями, а тем более вступать с ними в союз. Это, однако, не так важно и может быть легко обойдено или изменено, если только убедятся, что существование каждой из этих больших организаций в отдельности важнее, чем их формальное вступление в интернациональное общество. Вы и так встретите со стороны немцев ту же платоническую холодность, какую они, как партия, всегда проявляли по отношению к старому Интернационалу.

Главная цель моего сегодняшнего письма - раскрыть перед тобой новое поле деятельности в этом направлении. Португальцы, с которыми я еще состою в переписке и которые очень хорошо организованы, весьма жалуются на невнимание к ним наших друзей. Немецкие швейцарцы, немцы, австрийцы, американцы и т. д. не только не посылают им, по их словам, никаких сообщений, но даже ни разу не ответили на их письма. Наоборот, от горцев, испанских, итальянских и бельгийских бакунистов они постоянно получают массу материалов, приглашений на конгрессы, поздравлений и т. д., так что португальские рабочие думают, что только эти люди интересуются еще Интернационалом и движением в Португалии.

Ты понимаешь, что это должны быть очень хорошие парни, если они все-таки не позволяют ввести себя в заблуждение. Что это так, ты увидишь из следующего письма, которое они послали Бернскому конгрессу бакунистов277: «Кадикская федерация предложила нам послать делегата на Бернский конгресс. После этого мы прочитали в «Bulletin jurassien» циркуляр, созывающий этот конгресс и устанавливающий его порядок дня. Так как португальские социалисты очень поздно получили это приглашение, то они не могут послать делегатов; но все же их Федеральный совет решил заверить вас в том, что мы морально солидарны с социалистическими рабочими всего мира и что мы никогда не сомневались и не намерены сомневаться в этой солидарности, а поэтому особый договор о солидарности, о чем вы хотите вынести постановление, представляется нам совершенно ненужной формальностью.

Выражая самые горячие пожелания успеха делу объединения всех пролетариев, шлем вам братский привет.

Да здравствует Международное Товарищество Рабочих!»

Я пишу этим людям о вашем плане, посылаю им также один из ваших циркуляров, хотя еще вопрос, читают ли они по-немецки. Но было бы хорошо, если бы ты сейчас же завязал с ними сношения. Ты можешь писать им по-французски; если они ответят на португальском языке, я могу перевести тебе их ответ.

Вышеприведенное письмо ты можешь напечатать в «Tagwacht», как и сообщение о том, что 5 января и в следующие дни


176
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 20 НОЯБРЯ 1876 г.

у них состоится конгресс в Лиссабоне, на котором они будут обсуждать новую программу партии287.

Адрес следующий: Э. С. Азэду Гнекко, Rua do Bemformoso, 110, 2-й этаж, Лиссабон, Португалия.

Там выходит их газета «О Protesto», которая издается уже больше года.

Буду надеяться, что вы добьетесь чего-нибудь существенного. Если мы можем помочь вам адресами и т. д., то мы это охотно сделаем. Только от написания работ вы должны нас избавить. Мы оба, Маркс и я, должны выполнить совершенно определенные научные работы, которые, как мы до сих пор видим, никто другой не может и даже не хочет делать. Мы должны использовать нынешний спокойный период мировой истории для того, чтобы закончить их.

Кто знает, как скоро какое-нибудь событие снова бросит нас в гущу практического движения; тем более мы должны использовать краткий досуг, чтобы хоть немного развить не менее важную теоретическую сторону.

Кстати. За заказанные Марксом и мной 12 экземпляров «Часов молитвы»* мы заплатили через Франкеля за 12 выпусков, значит нам остается заплатить за 3.12 выпусков по 25 сантимов = 9 франков; если счет верен, сообщи мне об этом, и я вышлю их тебе переводом по почте.

Скоро в «Vorwarts» появится моя критика Дюринга**. Они страшно приставали ко мне, пока я не взялся за эту неприятную работу - неприятную потому, что этот человек слеп, следовательно, мы вооружены не равно, однако колоссальное самомнение этого человека не позволяет мне считаться с этим обстоятельством.

Твой Ф. Энгельс


* И. Ф. Беккер. «Новые часы молитвы». Ред.

** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 72

ЭНГЕЛЬС - ГУСТАВУ РАШУ В ВЕНУ [Черновик] [Лондон, конец ноября 1876 г.]

Дорогой г-н Раш!

Шайбле, о котором Вы пишете, всегда вынужден отвечать за Блинда, когда тот сам себя дискредитирует. Так было и с исти- 288


177
ЭНГЕЛЬС - РАШУ, КОНЕЦ НОЯБРЯ 1876 г.

рией 1859 года. Блинд напечатал в Лондоне (в конце мая или в начале июня 1859 г.) анонимную листовку «Предостережение», в которой обвинял Карла Фогта в том, что он подкуплен на бонапартистские деньги, и разоблачал его как бонапартистского газетного агента в Германии. Листовку просили распространять. Эта листовка, напечатанная типографией Ф. Холлингера в Лондоне, была перепечатана с еще сохранившегося первоначального набора в немецкой газете «Das Volk», которая печаталась в той же самой типографии. В этой типографии Либкнехт увидел корректурный оттиск с поправками, сделанными рукой Блинда, и переслал листовку в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung», которая напечатала ее в июне. В ответ на это Фогт привлек аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» к суду, обвиняя ее в клевете; газета попросила у Либкнехта доказательств, Либкнехт обратился к Блинду, а этот последний заявил, что к этому делу он не имеет никакого отношения. Фогт* представил дело так, будто автором листовки является Маркс, скрывающийся за спиной Либкнехта. В аугсбургской «Allgemeine Zeitung» возникла полемика между Марксом и Блиндом. Ссылаясь на клятвенные показания (affidavits**) наборщика Фёгеле, следовательно на судебные документы, Маркс доказал, что этот последний вместе с Холлингером набирал листовку, написанную рукой Блинда. Блинд уговорил Холлингера дать ложное показание, будто листовка печаталась не у него и что Блинд не был ее автором; далее он вместе с Холлингером уговорил наборщика Вие также дать ложное показание, будто тот работал у Холлингера 11 месяцев и может подтвердить его показание. Опираясь на это, Блинд объявил, что утверждение, будто он автор листовки, - явная неправда. На этом аугсбургская «Allgemeine Zeitung» полемику прекратила. Маркс ответил печатным циркуляром на английском языке, в котором он объявлял вышеуказанные показания Блинда и его свидетелей deliberate lie (преднамеренной ложью), а самого Блинда - deliberate liar (преднамеренным лжецом) (Лондон, 4 февраля 1860 г.)***.

Блинд промолчал, а 8 февраля 1860 г. наборщик Вие наперекор своему прежнему показанию сделал перед мировым судьей на Боу-стрит следующее заявление, равносильное данному под присягой: 1) В предприятии Холлингера он 11 месяцев не работал.


* Далее зачеркнуто: «выиграл благодаря этому свой процесс». Ред.

** Affidavit - заявление перед судьей, равносильное показанию под присягой. Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.


178
ЭНГЕЛЬС - РАШУ, КОНЕЦ НОЯБРЯ 1876 г.

2) Он не работал у Холлингера в то время, когда появилась листовка «Предостережение».

3) Он слышал тогда от Фёгеле, что указанная листовка набиралась совместно Фёгеле и Холлингером и что рукопись была написана почерком Блинда.

4) Позднее он сам переверстал сохранившийся набор для перепечатки в «Volk».

5) Он видел, как Холлингер давал Либкнехту корректурный оттиск, исправленный рукой Блинда, и слышал, как сейчас же после этого Холлингер выразил сожаление, что сделал это.

6) Свое прежнее заявление он подписал вследствие настойчивых просьб Холлингера и Блинда. Холлингер пообещал ему денег, а Блинд сказал, что отблагодарит его.

Копии этих документов Маркс распространил в различных кругах, и это подействовало.

15 февраля в «Daily Telegraphs появилось заявление Шайбле; Шайбле послал его (копию)

Марксу, который ответил ему, что это ничего не меняет ни в том факте, что Блинд выманивал ложные показания, ни в том, что Блинд вступил в преступный сговор (conspiracy) с Холлингером с целью выманить подпись Вие для сфабрикованного фальшивого документа.

Как тогда, так и теперь: Шайбле, помоги!*

Таковы факты. Больше об этом злосчастном субъекте я ничего не знаю.

Еще одно. Если когда-нибудь снова Вы окажете мне честь рассказывать о нашей встрече в Лондоне, то я попросил бы Вас не изображать снова дела так, будто я говорил о вещах, о которых у нас с Вами не было и речи289. О самоопределении человека я мог сказать только то, что в такой общей формулировке я считаю это бессмыслицей. Об автономии народов я говорил разве лишь постольку, поскольку я отрицал за южными славянами право служить под этим предлогом русским завоевательным планам, так же, как и сейчас я искренне радуюсь тому, что сербов вздули; но, насколько я знаю, о социальной республике и о казненных в Бадене мы не говорили вообще. Только в силу случайных обстоятельств Маркс после появления Вашей статьи не заявил, что он совершенно не видел Вас и, следовательно, вообще не мог вести этой беседы.

Я не мог ответить раньше, так как мой экземпляр книги Маркса «Господин Фогт», где на стр. 55 и следующих можно


* Перефразированные слова из оперы Вебера «Волшебный стрелок» (либретто Фридриха Кинда), действие II, явление шестое. Ред.


179
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 16 ДЕКАБРЯ 1876 г.

прочитать все вышесказанное290, был кем-то взят и возвращен мне обратно только вчера.

С дружеским приветом Ваш Ф. Э.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 73

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Лондон, 16 декабря 1870 г.

Дорогой Паули!

Вчера я послал тебе через Континентальную экспедицию посылок и далее через Германскую имперскую почту по адресу: г-ну д-ру Паули, Мангейм (химическая фабрика в Рейнау), Германия, - оплаченную посылку, содержащую пудинг с изюмом для твоей жены, пирог с коринкой, испеченный для тебя моей женой, книгу, коробку с носовыми платками и маленькую чернильницу для Пумпс. Так как ящик не мог вместить больше, нам пришлось уложить новое платье для нее в ящик с пудингом для Шуппов. С этими ящиками просто беда, приходится брать такие, какие есть; это - немецкие ящики для игрушек.

В случае, если ящик не будет доставлен самое позднее до среды*, наведи, пожалуйста, справки на почтамте в Мангейме. Почта за это отвечает, она и Континентальная экспедиция посылок являются агентами друг для друга. Впрочем, я надеюсь, что все придет вовремя, так как мы сдали вещи настолько заблаговременно, что они должны прибыть до рождественской суматохи, с которой имперская почта, по ее собственному признанию, не может справиться.

Я получил оба твои письма и благодарю дополнительно за сведения о Шмидте. Из Франкфурта поступило подобное же сообщение291: Зоннеман, на которого он ссылался, тоже его не знает, но одному из редакторов «Frankfurter Zeitung» он известен как «профессионал- специалист по оскорблению величества» и предумышленный мученик, который, кроме того, «также клянчит [schnorrt] на свое мученичество» (северогер-


* 20 декабря. Ред.


180
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 16 ДЕКАБРЯ 1876 г.

манское выражение, обозначающее: просить милостыню). Он написал мне еще раз, после чего я обратил его внимание на данные мне фальшивые сведения, и с тех пор я ничего более об этом слоне на костылях не слышал.

Я постараюсь в той или иной форме прислать тебе статьи*, как только значительная часть их будет напечатана. Затем они появятся отдельным оттиском, который ты, конечно, тоже получишь.

Моя жена последние четыре-пять дней без всякой видимой причины чувствует себя значительно лучше. С женщинами между 40 и 50 годами совершаются почти чудесные перемены подобного рода. Хотел бы надеяться, что так будет и дальше.

В ящике есть немного рождественского остролистника с сакраментальными красными ягодами; его надо воткнуть в пудинг, когда будут подавать на стол. Этот остролистник лежит на самом верху, чтобы таможенные чиновники покололи себе о него пальцы.

А теперь сердечный привет от жены и от меня всем вам и пожелание счастливо провести праздники!

Твой Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 74

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ В ЭНГЕЛЬСКИРХЕН Лондон, 18 декабря 1876 г.

Дорогой Герман!

Оба твои письма, от 14 и 17 ноября, я своевременно получил; произвел соответствующие бухгалтерские расчеты и нашел выписку из счета правильной, за исключением одной статьи, о которой мне до сих пор не сообщали, - именно платежа Эмилю Бланку от 24 января 1876 г., 90 марок 68 пфеннигов. Я предполагаю, что эта сумма относится к различным посылкам с вином, которые его здешняя фирма отправляла мне и за которые я был ему должен; в таком случае и этот счет окажется правильным.

Возвращаю индийскую записку; буквы представляют собой сильно искаженные буквы деванагари, или санскрита292, по-


181
ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ, 18 ДЕКАБРЯ 1876 г.

чему я и мог прочесть только одно слово. Это - разновидность письменного шрифта, а я знаю только печатный шрифт. Это, по всей вероятности, какой-то диалект средней Индии, так как на севере пишут большей частью арабскими буквами.

Хотя я и приобрел еще на 600 ф. ст. по номиналу новых акций газовых компаний (выгадав при этом около 60-70%), но зато в последнем тираже я получил дивиденды по различным американским акциям, так что в настоящее время мне, кроме моих процентов, денег не нужно. Но так как все мои газовые компании в течение года выпустят новые акции или облигации, то мне очень приятно узнать, что я в любой момент смогу получить от вас 300-500 фунтов стерлингов. Нередко приходится вносить сразу всю сумму и тогда нужно быстро доставать деньги.

Большое спасибо за известия относительно Шаф.*. Я, правда, думал, что доходившие до меня слухи преувеличены, но выход Мевиссена из дирекции мог быть признаком того, что крысы начинают бежать с корабля.

Я совершенно уверен, что скоро начнется война. Русские так далеко зашли, что уже не могут отступить, а турки, разумеется, будут оказывать сопротивление всякому вторжению в их области. Англия при всех обстоятельствах будет защищать Константинополь и проливы, но сейчас мы еще далеки от этого; я убежден, что турки лучше всего расправятся с русскими, если они будут предоставлены самим себе. Позиция между Дунаем и Балканами - одна из сильнейших в Европе, и, пока там не построены железные дороги и шоссе, численность русской армии, которую там можно использовать и прокормить, ограничивается определенным максимумом в 100-150 тыс. человек. Поэтому в четырехугольнике крепостей Рущук, Силистрия, Варна и Шумла** война, вероятно, затянется, причем туркам будет легче выдержать ее, чем русским. Так называемая автономия Болгарии означает не что иное, как изгнание турок с этой сильной позиции и обнажение Константинополя для русского вторжения. А турки, разумеется, не позволят, чтобы какая-нибудь конференция навязала им это293. Если ты хочешь точно знать, на какие трудности натолкнутся там русские, я подарю тебе к рождеству книгу Мольтке «Русско-турецкая кампания 1828-1829 годов», Берлин, 1836 г.***; эта книга очень хороша,


* - Шафхаузенского банковского союза. Ред.

** Болгарские названия: Русе, Силистра, Варна и Шумен (современное название: Коларовград). Ред.

*** У Энгельса, очевидно, описка; должно быть: 1845 г. Ред.


182
ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ, 18 ДЕКАБРЯ 1876 г.

и в ней ты найдешь в то же время необходимые специальные карты для предстоящей войны.

На этот раз по сравнению с 1828 г. разница заключается в том, 1) что у турок есть армия, 2) что Силистрия, Рущук и т. д. окружены современными обособленными фортами, 3) что турки обладают сильнейшим, после английского, броненосным флотом и полностью господствуют в Черном море, 4) что русская армия находится в процессе реорганизации и следовательно, мало подготовлена к войне.

Сердечный привет Эмме* и детям. Желаю весело провести праздники!

Твой Фридрих


* - Э. Энгельс. Ред.

** К. Маркс. «Гражданская война во Франции». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 176. Ред.

Впервые опубликовано в журнале «Deutsche Revue», Jg. 46, Bd. 3, 1921

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 75

ЭНГЕЛЬС - ИОГАННУ ФИЛИППУ БЕККЕРУ В ЖЕНЕВУ Лондон, 21 декабря 1876 г.

122, Regent's Park Road Дорогой Беккер!

Получил твою открытку, номера «Precurseur» и два экземпляра Воззвания** на французском языке. Если ты сможешь прислать еще несколько экземпляров последнего, то это будет очень хорошо (на французском языке, мы отослали бы их в Париж), мы с удовольствием заплатим, как только нам станет известно, сколько приблизительно стоят 20 экземпляров.

Прилагаю почтовый перевод на 15 франков, из них 9 франков в погашение долга за «Часы молитвы»*** и 6 франков за подписку на полгода на «Precurseur» для Маркса и меня. Ты


183
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 21 ДЕКАБРЯ 1876 г.

можешь посылать оба номера мне, получится экономия на пересылке, а я смогу передавать его Марксу. Очень хорошо, что у нас опять есть французская газета в Швейцарии, юрцы никак не могут прекратить своих интриг и нападок, и теперь можно будет доказать им, что с ними мир невозможен. Я не мог прислать тебе корреспонденции, так как не хочу лгать, а о здешнем рабочем движении можно сказать только то, что оно погрязло в самом мелочном тред-юнионистском хламе, а так называемые вожди, в том числе и Эккариус, бегают за либеральной буржуазией, продаются ей в качестве агитаторов против так называемых турецких зверств50 и проповедуют в интересах гуманности и свободы предательскую передачу Балканского полуострова русским.

То, что Де Пап присутствовал на Бернском конгрессе277, вполне соответствует всему его прежнему поведению. Со времени Гаагского конгресса259 он официально оставался в рядах отколовшихся бельгийцев294, но в качестве главы оппозиции, а теперь он делает хорошее дело, побудив фламандцев выступить за всеобщее избирательное право и за фабричный закон.

Это первый разумный шаг, который был сделан в Бельгии. Теперь и валлонским крикунам приходится присоединяться. Однако со стороны наших сторонников в Германии было непростительно попасться на юрскую удочку. Бакунистские органы повсюду подняли торжествующий крик, когда стало известно, что немцы пошлют делегатов на конгресс. Либкнехт отлично знал, что ему нужно было делать; на его запрос о том, как мы смотрим на предложения о примирении и какую позицию по отношению к ним мы занимаем, я ответил ему - никакой позиции; эти субъекты остались такими же, какими они были всегда; кто хочет обжечься на этом деле, пусть обжигается. И после этого - блаженно-доверчивый поступок, как будто имеешь дело с благороднейшими, порядочными людьми.

Получил ли ты нью-йоркские, или вернее филадельфийские постановления о роспуске Генерального Совета295? Из предосторожности посылаю тебе несколько экземпляров, это может послужить для вас новым основанием для того, чтобы взять дело в свои руки.

В Женеве выходит итальянско-французская газета Терцаги, которого мы охарактеризовали в «Альянсе социалистической демократии»296. Говорят, что этот человек теперь бранит бакунистов. Дело в том, что они его долго терпели после того, как мы разоблачили его как полицейского шпиона, но в конце концов им все же пришлось его в качестве такового выкинуть вон. Он простой шпик, а его пособник Бастелика -


184
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 21 ДЕКАБРЯ 1876 г.

бонапартистский агент; он напечатал в Страсбурге воззвание к французским рабочим, где призывал их восстановить империю.

В Италии ничего нельзя поделать - одни бакунисты, а в Испании у меня адресов больше нет, но, вероятно, скоро один получу.

Сердечный привет Твой Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


185

1877 год 76

МАРКС - МАКСИМУ МАКСИМОВИЧУ КОВАЛЕВСКОМУ В МОСКВУ Лондон, 9 января 1877 г.

41, Maitland Park Road Дорогой друг!

Я узнал297, что одна русская дама*, оказавшая большие услуги партии, не может из-за недостатка в деньгах найти в Москве адвоката для своего мужа**. Я ничего не знаю ни о ее муже, ни о том, виновен ли он или нет. Но так как процесс может кончиться ссылкой в Сибирь и так как г-жа ..... решила следовать за своим мужем, которого считает невиновным, то было бы чрезвычайно важно помочь найти ему хотя бы защитника. Г-жа ..... предоставила управление своим состоянием мужу и сама совершенно не в курсе дела, таким образом только адвокат может ей в этом помочь.

Г-н Танеев, которого Вы знаете и которого я с давних пор уважаю как преданного друга освобождения народа, - может быть, единственный адвокат в Москве, который возьмется за такое неблагодарное дело. Поэтому Вы меня очень обяжете. если от моего имени попросите его принять участие в исключительно тяжелом положении нашего друга.

Ваш Карл Маркс


* - Елизавета Дмитриева. Ред.

** - И. М. Давыдовского. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. VI, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


186
ЭНГЕЛЬС - ЛИБКНЕХТУ, 9 ЯНВАРЯ 1877 г.

77

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ Лондон, 9 января 1877 г.

Дорогой Либкнехт!

Прежде всего поздравляю с Новым годом тебя, твою семью и всех друзей.

Прилагаю окончание отдела о философии*. Немедленно же перехожу к отделам о политической экономии, а также о социализме, но все же после философии может наступить перерыв. Я хотел бы, чтобы вы подождали до окончания выборов299. За это время вы должны были бы использовать место в газете для агитации. Я, со своей стороны, буду вполне удовлетворен, если моя работа будет каждую неделю печататься по частям в двух номерах, а третий останется у вас свободным для других вещей. Если же вы время от времени дадите мне место и в третьем номере, то я, разумеется, ничего не буду иметь против.

Мы давно уже послали Гейбу через Бракке 10 ф. ст. в качестве нашего взноса в избирательный фонд и, к сожалению, не могли дать больше, поэтому я не мог исполнить твоего желания и прислать дополнительную сумму. Если вы не строите себе иллюзий и если сообщения в «Vorwarts» не преувеличены...** ... Если турки не отступят ни на шаг, то России скоро - крышка. Всеобщая воинская повинность дезорганизовала русскую армию еще в гораздо большей степени, чем я ожидал300, в то время как турки никогда еще не были в лучшем состоянии; к тому же у них самый лучший и самый мощный, после английского, броненосный флот в мире. Итак, если грянет буря, - ваше предложение о восстановлении Польши может приобрести особую актуальность; если же буря не грянет, будет новая революция в Константинополе, а тогда-то разразится уже настоящая буря... ... сказать правду. Если же они жалуются на мой тон, то, надеюсь, ты не забудешь в ответ указать им на тон г-на Дюринга по отношению к Марксу и другим своим предшественникам, а главное - подчеркнуть, что я доказываю, и притом


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел первый. Ред.

** Здесь в рукописи не хватает листа. Следующий далее абзац печатается по тексту газеты «Vorwarts» «№ 8 от 19 января 1877 г., где В. Либкнехт цитировал эту часть письма, не называя имени его автора. Ред.

298


187
ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ, 9 ЯНВАРЯ7 г.

обстоятельно, тогда как Дюринг просто извращает и поносит своих предшественников. Они этого хотели и - даю слово - изрядно получат по заслугам.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи и тексту газеты «Vorwarts»

Перевод с немецкого 78

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ В ЭНГЕЛЬСКИРХЕН Лондон, 9 января 1877 г.

Дорогой Герман!

Твое письмо с переводом 300 ф. ст. дошло благополучно. Согласно указаниям я записал эти деньги на ваш счет. Большое спасибо за них, равно как и за текущий счет, который я просмотрю. Что ты несколько увеличил сумму перевода, не имеет значения. Я получил перевод в субботу вечером, когда у меня были гости, но из-за свирепствующих в это время года визитов и приемов собрался известить тебя о получении только сегодня. Надеюсь, что ты извинишь меня.

Я совершенно не знал, что Герман и Мориц* учатся в университете. Им совсем не вредно несколько лет позаняться науками. Если они затем пожелают принять участие в деле, их познания пойдут им только на пользу; последние 20 лет окончательно опровергли старый коммерческий предрассудок, будто для торговли необходимо прежде всего три года просидеть за копировальной книгой, обладать хорошим почерком, изъясняться на скверном немецком языке и отличаться основательным невежеством. А если они захотят взяться за что-либо другое, то перед ними будут открыты самые широкие перспективы.

Русские могут оказаться в безвыходно-скверном положении. Я всегда думал, что введение всеобщей воинской повинности будет гибельно для русской армии300. Но я не ожидал, что это случится так быстро и так блестяще. Все разлагается - дисциплина и управление, офицеры и солдаты; недостаток во


* - племянники Энгельса: Герман Фридрих Теодор Энгельс и Рудольф Мориц Энгельс. Ред.


188
ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ, 9 ЯНВАРЯ 1877 г.

всем, - еще больший, чем во время вашей знаменитой мобилизации 1852 г., - ибо воровство в России совершенно чудовищно. Чем больше создается складов и запасов для мобилизации, тем меньше там содержимого, так как все это - только повод для воровства. К тому же турки никогда еще не были в таком прекрасном состоянии, как сейчас, да и войск у них в Болгарии уже теперь больше, чем туда могут бросить русские, располагающие четырьмя армейскими корпусами (144000 человек на бумаге). В эти четыре корпуса включены и все резервы, набранные в Польше, которые при первой же возможности перейдут к неприятелю.

Румынская армия существует только для того, чтобы сдаваться в плен, а сербскую крестьянскую милицию едва ли кому-нибудь удастся собрать, тем же, которых соберут, уже достаточно надоело воевать.

Меня зовут обедать, и уже половина шестого - время отправления почты.

Сердечный привет всем от твоего Фридриха Впервые опубликовано в журнале «Deutsche Revue», Jg. 46, Bd. 3, 1921

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 79

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 21 января 1877 г.

Дорогой Бракке!

Приветствую состоявшийся недавно смотр социал-демократических боевых сил в Германии299! Он произвел большое впечатление за границей, особенно в Англии, где берлинские газетные корреспонденты в течение долгих лет делали все возможное, чтобы вводить в заблуждение британскую читающую публику относительно положения нашей партии. Но «murder will out»*, как говорит Джон Буль, когда он терпит банкротство.

Я хотел бы, наконец, точно узнать, как обстоит дело с фрейлейн Изольдой** (я не хотел докучать Вам этим во время пред-


* - «шила в мешке не утаишь». Ред.

** - И. Курц. Ред.

301


189
МАРКС - ФЛЕКЛЕСУ, 21 ЯНВАРЯ 1877 г.

выборной агитации). Она послала мне первый пробный лист перевода*; я ответил ей, что она справится с этой работой, если будет работать не спеша, без всякой торопливости, и отправил ей следующие четыре листа. Но одновременно с этим я послал ей и довольно обширный перечень погрешностей, допущенных ею в пробном листе.

По-видимому, это несколько задело дамочку, так как в ее ответном письме сквозило некоторое раздражение. Не смущаясь этим, я написал ей еще раз в том смысле, что считаю ее окончательно выбранной переводчицей. С тех пор прошли недели, а о ней больше ни слуху ни духу. Совершенно необходимо, чтобы фрейлейн, наконец, решила - да или нет, и чтобы в случае утвердительного решения она действительно сдавала работу. Будьте добры, напишите ей в этом смысле. Если она раздумала, придется попробовать с братьями Шёй, хотя я и не люблю иметь дело с господами Шёй (что, впрочем, не имеет отношения к делу). Времени больше терять нельзя. Если прелестная Изольда откажется, то она должна будет отослать мне обратно полученные ею французские листы.

Заготовьте, пожалуйста, договор в двух экземплярах в соответствии с условиями, о которых мы с Вами договорились. Один из них, за Вашей подписью, останется у Лиссагаре, а другой, за его подписью, будет возвращен Вам.

Привет.

Ваш К. Маркс


* - книги П. Лиссагаре «История Коммуны 1871 года». Ред.

Впервые полностью опубликовано в книге: К. Marx - F. Engels. «Briefe an A. Bebel, W. Liebknecht, K. Kautsky und andere».

Teil I. Moskau - Leningrad, 1933

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 80

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ФЛЕКЛЕСУ В КАРЛСБАД [Лондон], 21 января 1877 г.

Дорогой друг!

Прежде всего огромная благодарность за целебную соль и сожаление о том, что Ваше первое большое письмо пропало.


190
МАРКС - ФЛЕКЛЕСУ, 21 ЯНВАРЯ 1877 г.

Завтра г-же Вольман будет отправлена отсюда небольшая книжная посылка, содержащая французское издание «Капитала» для Вашей кузины, а для Вас самого «Историю Коммуны»

Лиссагаре (от «ребенка»*).

Смотр сил социал-демократической партии в Германии, в связи с выборами в рейхстаг299, сильно испугал не только нашего дражайшего немецкого мещанина, но и господствующие классы Англии и Франции. Между прочим, одна английская газета со скрежетом зубовным указывает на контраст между «мелодраматическими порывами французских социалистов и деловым способом действий немецких».

Насколько ядовитая зараза все более и более поражает даже идеологов германской буржуазии, показывает, между прочим, вышедшая недавно небольшая брошюра хорошо известного Вам Шеффле под названием «Квинтэссенция социализма». Забавы ради Вам следовало бы выписать эту штуку. Она полна непроизвольного комизма. Дело в том, что, с одной стороны, брошюрка, как намекает сам автор, написана специально для протестантских попов, которые все же не могут предоставить своим католическим соперникам монополию кокетничанья с социализмом. С другой стороны, г-н Шеффле с истинно швабской фантазией так расписывает грядущее социалистическое тысячелетнее царство, что это будет идеальное царство благодушных мелких буржуа, - рай, в котором смогут жить только Карлы Майеры.

Наряду с невозможной погодой, гнетущей, дождливой, и с таким черно-желтым туманом, что приходится, как я и делаю сейчас, жечь газ все утро, здесь свирепствует «восточный вопрос». На каждом шагу вас хватает какой-нибудь Джон Буль со словами: «Ну, сэр, что Вы думаете о восточном вопросе?». Вежливость воспрещает дать единственно подходящий ответ: «Я думаю, сэр, что Вы идиот».

Впрочем, каков бы ни был исход войны, благоприятный или неблагоприятный для «царябатюшки» в Петербурге, этот «больной человек»136, оглушенный и сбитый с толку истерическими филантропическими воплями английской либеральной «партии прибыли, во что бы то ни стало», подал сигнал к давно назревавшему потрясению в своем собственном государстве, - потрясению, которое в своем конечном результате покончит со всем теперешним status quo** старой Европы.

Передайте Вашей милой кузине мой самый сердечный привет и займитесь серьезным изучением английского языка, ибо,


* - Элеоноры Маркс. Ред.

** - положением. Ред.


191
МАРКС - ФРЁЙНДУ, 21 ЯНВАРЯ 1877 г.

в случае нужды, в Англии с врачебной практикой можно устроиться лучше всего.

Преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 81

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ АЛЕКСАНДРУ ФРЁЙНДУ В БРЕСЛАВЛЬ Лондон, 21 января 1877 г.

41, Maitland Park Crescent, N. W.

Дорогой друг Фрёйнд!

Мои новогодние пожелания Вам и Вашей милой жене, к сожалению, приходят с опозданием вследствие моей перегруженности работой и воспаления горла, которое я схватил в последние дни пребывания в Карлсбаде. Со мной там произошло то же, что и с крестьянином у Мартина Лютера, которого посадили на лошадь с одной стороны, а он свалился с другой302.

Моя дочь* шлет сердечный привет Вашей жене и Вам. Она, между прочим, согрешила переводом работы профессора Делиуса «Эпический элемент у Шекспира», изданным здешним шекспировским обществом, членом которого она состоит; этим она, однако, заслужила большие похвалы со стороны г-на Делиуса303. Она просит узнать у Вас имя швабского профессора, противника Шекспира, и название его произведения, о котором Вы нам говорили в Карлсбаде304. Матадор здешнего шекспировского общества, мистер Фёрнивелл, ни в коем случае не хочет отказаться от удовольствия познакомиться с этим сочинением.

«Восточный вопрос» (который окончится революцией в России, каков бы ни был исход войны против турок) и смотр социал-демократических боевых сил в собственном отечестве299 убедили, вероятно, немецкого культурного филистера, что на свете есть вещи поважнее, чем «музыка будущего» Рихарда Вагнера49.

Сердечный привет Вам и Вашей милой жене.

Дружески преданный Вам Карл Маркс


* - Элеонора Маркс. Ред.


192
МАРКС - ФРЁЙНДУ, 21 ЯНВАРЯ 1877 г.

Если Вы случайно увидите д-ра Траубе, передайте ему от меня сердечный привет и напомните, пожалуйста, что он обещал мне прислать названия своих печатных произведений.

Это очень важно для моего друга Энгельса, который работает над натурфилософским сочинением* и хочет в большей мере, чем это делалось до сих пор, отметить научные заслуги Траубе305.


* Ф. Энгельс. «Диалектика природы». Ред.

Впервые опубликовано в приложении к газете «Vorwarts» № 275, 16 июня 1931 г.

Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого 82

МАРКС - ФРЕДЕРИКУ ХАРРИСОНУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 21 января 1877 г.

41, Maitland Park Crescent, N. W.

Милостивый государь!

Податель сего письма, мой племянник, г-н Генри Юта из Кейптауна, желает завершить свое общее образование в Лондонском университете и вместе с тем стать членом Внутреннего Темпла306. Для этой последней цели он должен подписать документ, констатирующий, что он не является адвокатом и т. д., и его подпись должна быть заверена двумя адвокатами, удостоверяющими его личность и т. д. Поскольку дело это является весьма неотложным, я взял на себя смелость направить его к Вам в надежде, что Вы будете столь любезны проинструктировать молодого человека в отношении того, как ему найти выход из этого затруднительного положения.

Имею честь, сэр, быть искренне Вашим.

Карл Маркс Фд. Харрисон, эск.

Впервые опубликовано в газете «Neues Deutschland» № 15, 15 января 1963 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые


193
МАРКС - ДЕВИЛЮ, 23 ЯНВАРЯ 1877 г.

83

МАРКС - ГАБРИЕЛЮ ДЕВИЛЮ В ПАРИЖ [Черновик]

Лондон, 23 января 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой гражданин!

По получении Вашего дружеского письма от 15 декабря я написал нашему другу Гиршу о тех обусловленных договором обязательствах по отношению к издателю «Капитала» г-ну Лашатру, которые не позволяют мне принять Ваш проект307 без предварительного разрешения с его стороны. Затем я написал Лашатру и со дня на день ждал от него ответа, но напрасно. Наконец, несколько дней тому назад я послал ему заказное письмо, так как первое, по всей вероятности, было перехвачено, что стало повседневным явлением в прусскогерманской империи. В ожидании ответа от г-на Лашатра я должен все же заметить, что даже в случае его согласия г-н А. Кэ был бы вполне способен конфисковать любое «изложение» «Капитала». Поскольку г-н Лашатр был заочно осужден за свою «коммунарскую» деятельность и живет в изгнании за границей, министерство Брольи передало юридические права на книжный магазин Лашатра этому г-ну Кэ, который принадлежит к подонкам консервативной партии и который сделал все для того, чтобы сперва задержать печатание моей книги, а затем помешать ее распространению. Этот человек как раз может сыграть с Вами скверную шутку, несмотря на разрешение г-на Лашатра, с которым сам я связан частным договором, но который совершенно бессилен перед г-ном Кэ, потому что этот управляющий секвестрированным имуществом является по закону его опекуном.

В этих условиях, как мне кажется, лучше всего было бы отложить на некоторое время «изложение» «Капитала», а пока, если это нужно, издать обзор его содержания в виде небольшой брошюры, что было бы тем более полезно, поскольку г-н Блок (в «Journal des Economistes»)67 и г-н Лавеле (в «Revue des deux Mondes»)66 дали французской публике совершенно превратное представление о «Капитале». Об этом, в сущности, мы с самого начала и договорились с г-ном Гиршем.

Очень благодарю Вас за Вашу книгу, которую Вы были так любезны прислать мне и которая отличается живостью изложения и основательностью.


194
МАРКС - ДЕВИЛЮ, 23 ЯНВАРЯ 1877 г.

Надеюсь, что случай, который столкнул нас, послужит исходной точкой для постоянной переписки.

Ваш К. М.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIX, 1946 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 84

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ РАММУ В ЛЕЙПЦИГ Лондон, 25 января 1877 г.

Дорогой Рамм!

Так как я не знаю, вернулся ли Либкнехт из Оффенбаха308, то пишу Вам.

Во-первых, я почти две недели не получаю больше корректур «Дюринга»* (последней была статья VI, которую я сразу же отослал). Боюсь, не пропала ли одна посылка.

Затем, я просил Либкнехта прислать мне те номера «Neue Welt», в которых помещена моя биография Вольфа**; первые четыре номера я получил, но после этого я только из разрезанных номеров «Neue Welt», в которые был упакован «Vorwarts», узнал, что появилось и продолжение. Разумеется, я не сохранил здесь копии рукописи и не принял никаких мер, чтобы получить эту вещь, так как рассчитывал на обещание Либкнехта; не будете ли Вы добры позаботиться об этом, прежде чем все номера будут разрезаны и растасканы.

О дополнительных выборах309 мы здесь очень мало осведомлены, знаем только, что Риттингхаузен, как говорят англичане, «in»***. Жаль, что провалился христианский социалист капеллан Лааф. Во-первых, было бы, наверное, очень забавно наблюдать, как он стал бы лавировать в рейхстаге, а во-вторых, так как он должен был бы неизбежно оскандалиться, он вызвал бы раскол среди ахенских рабочих и дал бы нам возможность глубже вогнать клин.

Самое отрадное на последних выборах, это - значительный прогресс в деревне, особенно в областях крупного сельского хозяйства, Шлезвиг-Гольштейне и Мекленбурге. Оттуда он


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

** Ф. Энгельс. «Вильгельм Вольф». Ред.

*** - избран. Ред.


195
МАРКС - БРАККЕ, 14 ФЕВРАЛЯ 1877 г.

легко перекинется в Померанию и Бранденбург, а если зараза проникнет и в царство водки, то прусской монархии скоро конец.

С дружеским приветом Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 85

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 14 февраля 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой Бракке!

Лиссагаре в общем вполне согласен с Вашим проектом договора, но решительно настаивает на том, чтобы всюду были установлены самые низкие из намеченных Вами цен (за экземпляр*).

Что касается бесплатных экземпляров для него, то дюжины вполне достаточно.

Кстати! Фрейлейн Изольда Курц прислала мне письмо, во-первых, чтобы известить меня, что она будет посылать рукопись прямо Вам, а мне Вы должны будете присылать корректуру (я не возражаю); во-вторых, она просит о дальнейшей присылке листов оригинала; эти листы Лиссагаре послал ей сегодня. Но имейте в виду, что Лиссагаре изменил вместе с тем кое-что во введении, сделал добавления (очень важные) к французскому оригиналу и т. д., так что в Брауншвейге ничего нельзя печатать до тех пор, пока Изольда не внесет соответствующие изменения в уже переведенные ею первые листы. Значит, если к моменту получения Вами этого письма рукопись, посланная Изольдой, уже будет в Брауншвейге, ее не надо печатать, а надо вернуть Изольде для исправлений.

Ясно, что немецкое издание только выиграет в ценности благодаря этим исправлениям и добавлениям, сделанным самим автором.

С сердечным приветом Ваш К. Маркс


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


196
ЭНГЕЛЬС - ИДЕ ПАУЛИ, 14 ФЕВРАЛЯ 1877 г.

86

ЭНГЕЛЬС - ИДЕ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Лондон, 14 февраля 1877 г.

Дорогая г-жа Паули!

Я опасаюсь, что для осуществления всех планов, которые строились в течение зимы в Рейнау, необходимо было бы, чтобы лето продолжалось не три месяца, а по крайней мере девять. Время покажет, можно ли будет осуществить то, что Вы предлагаете в Вашем любезном письме; к сожалению, я уже сейчас вижу одно значительное препятствие - это состояние здоровья моей жены. Правда, она в общем неплохо провела зиму и выдержала суету рождественских дней (все праздничные увеселения здесь, в Англии, концентрируются именно в это время), по все же я не знаю, насколько мне удастся сделать ее до сентября способной для новой мюнхенской кампании без того, чтобы она не оказалась помехой для других. За последние шесть недель у нас опять были всяческие неудачи с прислугой, и как раз теперь, когда ей нужно было бы отдохнуть, она частенько вынуждена работать через силу. Я считался с этой возможностью и поэтому уговорился с Шуппами о том, что смогу в любое время взять Пумпс обратно. Сейчас необходимо, чтобы она совершенно освободила мою жену от всякой работы по ведению домашнего хозяйства, и так как сам я очень занят, да к тому же у меня есть еще и другие соображения, то я, по всей вероятности, использую первый же удобный случай, чтобы привезти ее к 1-му или самое позднее к 15 марта. Как только я буду знать все определенно, - а это будет через несколько дней, - я сообщу все подробно и Пумпс и фрейлейн Шупп. До этого времени я прошу Вас ничего им об этом не говорить.

Как только мы наведем некоторый порядок в доме, я прежде всего повезу жену недели на две к морю, чтобы у нее восстановился аппетит и чтобы она не выбилась окончательно из сил. Вы порядком посмеялись бы, если бы видели, как вчера вечером я стелил постель, а сегодня утром разводил огонь на кухне.

Охотно верю, что выборы299 Вам надоели, так как Вы не можете еще сами принимать в них участие. Когда мы придем к власти, надо будет, чтобы женщины не только выбирали, но и были избираемы и произносили речи; здесь это уже практикуется в школьном ведомстве. В прошлом ноябре я отдал все свои семь голосов одной даме, которая получила больше голосов, чем кто-либо из семи избиравшихся кандидатов. Впрочем,


197
ЭНГЕЛЬС - ЛЕССНЕРУ, 4 МАРТА 1877 г.

в здешних школьных управлениях дамы отличаются тем, что они очень мало говорят и очень много работают, - в среднем каждая из них работает за троих мужчин. Можно было бы сказать: «Новая метла чисто метет»*. Но большинство из этих «метел» довольно-таки стары**.

Во всяком случае, мы все время будем иметь в виду сентябрьский план и сделаем все возможное для его осуществления. А теперь прошу Вас передать Паули и детям сердечный привет от моей жены и от меня, а также самой принять от нас наилучшие пожелания.

Искренне Ваш Ф. Энгельс


* Фрейданк. «Разумение». Ред.

** Игра слов: «Besen» -«метла», «alter Besen» -«старая карга». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 87

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 24 февраля 1877 г.

Дорогой друг!

Вы нас очень обяжете, мою жену и меня, если придете к нам обедать завтра (в воскресенье) в два часа. Я тогда объясню Вам причину своего долгого молчания - болезнь горла и работа, которую мне навязали отчасти против моей воли310.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 88

ЭНГЕЛЬС - ФРИДРИХУ ЛЕССНЕРУ В ЛОНДОН Брайтон, 4 марта 1877 г.

42, Kings Road Дорогой Лесснер!

Сегодня утром я получил письмо от Хофмана - 9, Hayes Court, Soho, - которому я через тебя уже переслал однажды 2 фунта стерлингов. Перед рождеством он потерял ребенка,


198
ЭНГЕЛЬС - ЛЕССНЕРУ, 4 МАРТА 1877 г.

15 февраля - второго, а 25 февраля жену; он просит меня о помощи, так как он еще не оплатил расходов по погребению ребенка и не знает, где раздобыть 4 ф. ст., необходимые для похорон жены, которые должны состояться сегодня. Так как письмо (от 28 февраля) находилось в Лондоне, то я не мог своевременно ему помочь, а сегодня воскресенье, когда сделать ничего нельзя. Будь добр, сходи к этому человеку и посмотри, что можно сделать и каково его положение; если ты располагаешь фунтом стерлингов или 30 шиллингами, - можешь, в зависимости от обстоятельств, передать ему эту сумму от моего имени. Кроме того, напиши мне немедленно и сообщи, что ты об этом думаешь. Я могу послать ему почтовый перевод.

Но прежде всего объясни этому человеку, что его письмо я получил только сегодня утром и потому ничего не мог сделать.

Мне пришлось привезти сюда мою жену, чтобы она несколько окрепла56. Это ей удалось, она чувствует себя значительно лучше, и я надеюсь, что это улучшение окажется прочным.

Во вторник через неделю мы возвращаемся обратно, а несколько дней спустя вернется и Пумпс в сопровождении фрейлейн Лины Шёлер.

Жена и я шлем сердечный привет твоим и тебе самому, а также Нелли.

Твой старый Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 89

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 16 марта 1877 г.

Дорогой друг!

Один член палаты общин (ирландец) собирается внести - на следующей неделе - предложение о том, чтобы английское правительство потребовало от русского правительства проведения (в России) реформ, которые оно объявляет необходимыми по отношению к Турции. Он хочет воспользоваться этим случаем, чтобы сказать об ужасах, творящихся в России.

Я уже сообщил ему некоторые подробности о мерах, принятых русским правительством по отношению к непокорным полякам-


199
МАРКС - ЛАВРОВУ, 23 МАРТА 1877 г.

униатам. Не могли бы Вы дать краткую сводку - по-французски - о судебных и полицейских преследованиях, происходивших за последние годы в России? Так как времени мало - я только сегодня узнал об этом - и так как лучше сделать что-нибудь, чем ничего, то не могли бы Вы, - поскольку Вы лучше меня помните все подобные факты, - сделать это «что-нибудь»? Я думаю, что это принесло бы большую пользу Вашим несчастным соотечественникам311.

Что касается г-жи Утиной, то я тут ничего не понимаю, но я подвергну ее перекрестному допросу при следующем свидании. Если бы она не говорила неоднократно моей жене и мне о своем желании видеть Вас, мы не сказали бы об этом ни слова.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с франиузского 90

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 23 марта 1877 г.

Дорогой друг!

Статью я получил, и она находится уже в руках члена палаты общин, которому я доставлю также и поправку312.

Бизли был вчера у меня, я говорил ему о Вашей статье313 для «Fortnightly Review». Он сказал мне, что порекомендует Вас Джону Морли, главному редактору, но - и это очень неприятно - статью надо написать по-английски или перевести на английский язык, прежде чем посылать ее редактору. Что же касается размера статьи, то печатный лист является обычным размером.

Олсоп не дал нам своего последнего адреса; может быть, Леблан мог бы его добыть?

Я получил вчера письмо из С.-Петербурга с сообщением о том, что мне отправлена посылка, содержащая несколько книг314. К сожалению, я ничего не получил.

Ваш Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


200
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 24 МАРТА 1877 г.

91

ЭНГЕЛЬС - ИОГАННУ ФИЛИППУ БЕККЕРУ В ЖЕНЕВУ Лондон, 24 марта 1877 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Старый дружище!

Посылаю тебе в этом письме почтовый перевод на 50 франков и, кажется, 20 сантимов.

Пришли мне, пожалуйста, на эти деньги два экземпляра «Истории южногерманской майской революции»* и, если можно, «Bulletin de la Federation jurassienne» за 1876 год. Если ты можешь отправить посылку через книгопродавца, то сдай ему пакет со следующим адресом: Ф.

Э., по адресу Ф. Вольауэр, St. Pauls Buildings, Paternoster Row, London. Тогда это будет стоить совсем пустяки. Оставшиеся деньги Маркс и я просим принять как очередной взнос за «Precurseur».

В № 32 «Vorwarts» напечатана моя корреспонденция «В Италии», из которой ты, очевидно, понял, что царство господ бакунистов разваливается вконец. Ребята из «Plebe» заслуживают всяческой поддержки и будут, конечно, охотно обмениваться с «Precurseur». Адрес: газета «La Plebe», Via Carlo Alberto, № 1, Милан. Редактора зовут Энрико Биньями. Он уже несколько лет состоит со мной в переписке, которая прекращалась только во время наиболее жестокой диктатуры бакунистов в Италии. Даже г-н Малон, один из первых семнадцати интернациональных братьев и основателей Альянса315, теперь отошел от него, и все, один за другим, отказывают в повиновении несчастному Гильому. Не всякому дано править миром; что же касается будущих конгрессов этих господ, то там, по-видимому, будет передряга почище, чем в Гааге259. Наша политика, заключающаяся в том, чтобы беспощадно разоблачать этих людей, а затем отпускать их на все четыре стороны, блестяще себя оправдала. После того как Бельгия от них отвернулась, а в Италии они потеряли последнее, и при той жалкой роли, которую они играют в Швейцарии (каждый год по скандалу в Берне с обязательной дракой), у них сохранились еще лишь остатки испанского Альянса, который еще существует только благодаря тому, что возможность легальной работы там почти отсутствует, а жульничать в потемках гораздо легче.


* И. Ф. Беккер и X. Эсселлен. «История южногерманской майской революции 1849 года». Ред.


201
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 26 МАРТА 1877 г.

Твой фрагмент, помещенный в «Neue Welt», доставил мне большое удовольствие316. Тебе следовало бы продолжать, молодежи полезно напоминать о прежних движениях, а то они думают, что всем обязаны только самим себе.

Твой старый Ф. Энгельс Впервые опубликовано в книге: F. Engels. «Vergessene Briefe (Briefe Friedrich Engels' an Johann Philipp Becker)».

Berlin, 1920

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 92

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ [Лондон, 26 марта 1877 г.]

Дорогой Паули!

Я не могу отправить этого курьезного письма Пумпс, не поблагодарив еще раз от своего имени и от имени моей жены тебя и твою жену за всю ту любовь и доброту, которые Вы проявляли по отношению к малышке. Надеюсь, что когда Ваши дети подрастут, нам как-нибудь представится случай отплатить Вам тем же.

Когда ты приедешь? Шорлеммер клянется и божится, что до лета ты обязательно должен приехать в Англию, но ничего более определенного мы не знаем, а между тем было бы очень приятно знать хотя бы приблизительно, когда ты будешь у нас. Комната для тебя уже готова; если бы ты приехал в конце этой недели, то Шорлеммер мог бы использовать свой отпуск и тоже приехать сюда.

Мы провели три недели в Брайтоне56, что принесло моей жене очень большую пользу, - она вернулась более окрепшей, чем даже после прошлогоднего путешествия и продолжительного лечения на море, а ведь она была очень плоха. Только бы это улучшение продержалось до лета!

Теперь, после всей этой суетни, дело на Востоке, вероятно, дойдет все же до драки, и я буду очень рад, если русских поколотят. Турки - очень своеобразный народ, к которому нельзя подходить с европейской меркой, а позиция между Дунаем и Балканами с ее крепостями уступает по силе только


202
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 26 МАРТА 1877 г.

позиции Мец - Страсбург - Майнц - Кобленц. Русские могут пообломать себе там зубы.

Сердечный привет твоей жене, детям и тебе самому от моей жены и твоего Ф. Энгельса Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 93

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, 27 марта 1877 г.]

Дорогой друг!

Не можете ли Вы сообщить мне имя Игнатьева, а также некоторые подробности о его семье и о нем самом? Что касается его политических подвигов, то о них я более или менее осведомлен.

В Москве произошел основательный торговый и промышленный крах.

Ваш К. М.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 94

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, 29 марта 1877 г.]

Дорогой друг!

Очень благодарен Вам за записку, которую я получил вчера вечером. Вы и понятия не имеете о подлости и трусости «свободной» английской прессы. Это единственная причина, почему я не могу еще дать Вам определенного ответа о судьбе Вашей статьи313.

Ваш К. М.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


203
МАРКС - БРАККЕ, 11 АПРЕЛЯ 1877 г.

95

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 11 апреля 1877 г.

Дорогой Бракке!

Ваш титульный лист* хорош; надо бы только вместо «текст» написать «текст оригинала» или просто «оригинал» - как Вам угодно.

Возвращаю Вам вместе с этим письмом первый лист корректуры; он приемлем, потому что наша дамочка**, несмотря на неудовольствие, которое она мне высказала, довольно точно придерживается моих исправлений. Но местами она все-таки делает ошибки, из ряда вон выходящие. На стр. 14 значится: «К счастью, неопределенное известие вломилось в эту минуту в двери». Как может «известие», да еще «неопределенное», вломиться в двери? Пофранцузски сказано «une vague nouvelle», что означает, конечно, «новая волна» (людей)!

Кроме того, перевод до сих пор подвигается чертовски медленно.

Не можете ли Вы прислать мне примерный список сочинений, появившихся за последние годы в Германии по вопросу о тамошнем торговом и промышленном кризисе?

При Вашей болезни самое главное - иметь «хорошего» врача. Только не относитесь к этому легкомысленно; легко излечимая вначале, эта болезнь становится опасной, если ее запустить.

Энгельс очень недоволен тем, как «Vorwarts» печатает его работу против Дюринга***.

Сначала его принудили принять известные условия, а потом то и дело нарушают их. Во время избирательной кампании, когда вообще никто ничего не читал, его статьи служили только для заполнения пустого места; потом их стали печатать небольшими разрозненными кусками: один кусок на этой неделе, другой две-три недели спустя, так что для читателя (особенно рабочего) связь совершенно пропадает. Энгельс написал Либкнехту письмо с предупреждением****. Он думает, что это делается умышленно, что редакция запугана горсткой сторонников г-на Дюринга. Было бы вполне естественно, если бы те же дураки, которые сперва вопили


* - книги П. Лиссагаре «История Коммуны 1871 года». Ред.

** - И. Курц. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

**** Ср. следующее письмо. Ред.


204
МАРКС - БРАККЕ, 11 АПРЕЛЯ 1877 г.

о «замалчивании» этого безмозглого шута, теперь решили замолчать критику его взглядов.

Г-ну Мосту не пристало говорить о том, что статьи слишком растянуты. Его апология Дюринга, к счастью для него не увидевшая света, была очень и очень длинна26; и если г-н Мост не заметил, что не только рядовые рабочие и даже бывшие рабочие, вроде него самого, воображающие, что можно в кратчайший срок все узнать и научиться обо всем судить, но и действительно научно образованные, люди могут многое почерпнуть из положительного изложения у Энгельса, - то я могу только пожалеть о его умственных способностях.

С сердечным приветом Ваш К. М.

Р. S. Мадемуазель Курц переводит «l'expropriation de toutes les denrees de premiere necessite »*, что означает экспроприацию, произведенную правительством, или публичное присвоение, - словами «публичное отчуждение», что совершенно искажает смысл (стр. 16).

Rationnement - перевод на жесткий рацион (например, в осажденной крепости или на судне, где иссякают съестные припасы) - она переводит словами «продовольственное снабжение всех граждан» (стр. 16). Таким образом, она берет первое попавшееся слово, независимо от того; подходит оно или нет.

На той же стр. 16 она переводит «pour faire lever les provinces» - «чтобы произвести набор в провинции», а должно быть: «чтобы поднять восстание в провинциях» (а не «в провинции»).


* - «экспроприация всех продуктов первой необходимости». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 96

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ [Черновик] [Лондон, 11 апреля 1877 г.]

Дорогой Либкнехт!

Сегодня получил твое письмо от 9-го. Повторяется старая история. Сначала ты даешь всевозможные обещания, затем все делается как раз наоборот, и если я упрекаю тебя в этом, то


205
МАРКС - ЛАВРОВУ, 17 АПРЕЛЯ 1877 г.

ты в течение двух недель молчишь, а потом сообщаешь, что был очень занят и что я мог бы быть настолько любезен, чтобы избавить тебя от излишних упреков. «Это значит к издевательству прибавить оскорбление»*. Но эта история разыгрывалась так часто, что я не позволю сыграть со мной подобную штуку еще раз.

Мое вчерашнее письмо, которое будет в Лейпциге завтра утром, ты получишь в пятницу 13-го; жду немедленного ответа на мои вопросы. От этого ответа будет зависеть и мой ответ на твои вопросы, то есть в том случае, если тогда вообще понадобится ответ с моей стороны.

Если до вторника 17-го, до вечера, я не получу от тебя никакого ответа или если твой ответ окажется неудовлетворительным, то я не смогу больше с тобой считаться и сам позабочусь о том, чтобы с остальными моими статьями** не обращались так возмутительно, как до сих пор. При этом легко может случиться, что рано или поздно я буду вынужден предать всю эту историю гласности.

Твой Ф. Э.


* Из комедии Э. Мура «Найденыш», акт V, сцена вторая. Ред.

** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 97

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 17 апреля 1877 г.

Дорогой друг!

Посредник только что вручил мне гонорар в 2 ф. 10 ш., причитающийся Вам от «Vanity Fair»; прилагаю этот гонорар в виде почтового перевода313.

Меня поистине удивило Ваше письмо. Ведь Вы по моей просьбе взяли на себя труд немедленно написать не только эту статью, которая была напечатана, но и рукопись для члена парламента312, и Вы еще считаете себя обязанным мне! Наоборот, я Вам обязан.


206
МАРКС - ЛАВРОВУ, 17 АПРЕЛЯ 1877 г.

Мы сможем поговорить о деле Пио317, когда Вы исполните свое обещание и придете ко мне.

Ваш Карл Маркс Если в почтовой конторе спросят фамилию «отправителя», надо указать мою фамилию и мой адрес.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V. 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 98

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 21 апреля 1877 г.

Дорогой Бракке!

На прилагаемом листе я опять отметил грубейшие ошибки, сделанные Курц.

Несколько месяцев тому назад я написал фрейлейн Курц, закончив на этом свою переписку с ней, что в крайнем случае - за недостатком времени - я мог бы заняться только исправлением фактических неправильностей, неизбежных для любого иностранца, недостаточно знакомого с французскими условиями, но не исправлением простых ошибок перевода.

Если поэтому она не будет работать более тщательно (я еще раз пожертвую своим временем на просмотр одного или двух корректурных листов*), то Вам придется подыскать сведущего редактора и для оплаты его труда сделать вычет из гонорара переводчицы.

Объясните раз навсегда в особой сноске, что все примечания, если не оговорено обратное, принадлежат самому Лиссагаре. Это избавит Вас от лишних расходов, потому что Вам не придется тогда печатать по нескольку раз на каждой странице «Примечание автора».

Ваше намерение ознакомить публику с моей внешностью при помощи карикатуры, изготовленной Лашатром318, меня отнюдь не обрадовало**.

Есть основания опасаться, что Пруссия заключила тайный договор с Россией, иначе Россия не могла бы вторгнуться в Ру-


* - книги П. Лиссагаре «История Коммуны 1871 года». Ред.

** Ср. настоящий том, стр. 210. Ред.


207
МАРКС - БРАККЕ, 21 АПРЕЛЯ 1877 г.

мынию319. Рабочая печать уделяет слишком мало внимания восточному вопросу и забывает, что правительство в своей политике произвольно распоряжается жизнью и деньгами народа.

Во всяком случае, следовало бы своевременно так подготовить общественное мнение рабочих, мелких буржуа и т. д., чтобы прусскому правительству было нелегко (с расчетом, например, получить от России кусочек Польши или какую-нибудь компенсацию за счет Австрии) вовлечь Германию в войну на стороне России или хотя бы только оказать с этой целью давление на Австрию.

С сердечным приветом Ваш К. М.

К стр. 17: mandat tacite* красавица переводит темой мандат»; это - бессмыслица, понемецки можно сказать, пожалуй, «молчаливое» соглашение, но никоим образом не «немое».

В той же фразе слова «demarche de Ferrieres»**, что означает поездку Жюля Фавра в Ферьер, где находился Бисмарк, переведены «шаг Ферьера»; следовательно, место Ферьер превращено в человека!

К стр. 18: она пропускает место битвы - «при Шевийи».

Там же: «Trochu... lui fit une belle conference»*** она переводит: «держал перед ним хорошую конференцию». Ученически-дословный перевод, по-немецки не имеющий никакого смысла.

К стр. 20: l'Hotel de Ville она переводит: «ратуша», тогда как имеется в виду сентябрьское правительство, которое заседало в «Hotel de Ville».

Там же: а ce lance переведено снова совсем по-ученически: «при этом выпаде взвыла вся свора». Что это должно значить по-немецки: «при этом выпаде» (каком?) «взвыла» и т. д.?

Lance должно быть здесь переведено: «провокационный призыв».

Там же: «d'autres tocsins eclatent» она переводит: «новые» (почему не старые?) «колокола ударили в набат») (!). В действительности же смысл таков: «узнают про новые бедствия».

Уже самое слово «eclatent» и весь контекст должны были бы показать ей, что она написала чушь.

К стр. 25: упомянутых в тексте «кордельеров» старой французской революции фрейлейн Курц превращает в несуществующих «францисканцев». Не довольствуясь этим, она превращает «le proletariat de la petite bourgeoisie» - пролетариат мелкой


* - молчаливый наказ. Ред.

** - «шаги, предпринятые в Ферьере». Ред.

*** - «Трошю... прочел ему хорошее наставление». Ред.


208
МАРКС - БРАККЕ, 21 АПРЕЛЯ 1877 г.

буржуазии - в «пролетариат, мелкая буржуазия». Чистейшая небрежность!

К стр. 26: contre-maitres она переводит: «старшие боцманы», тогда как здесь это означает мастер, a chefs (d'ateliers, это - руководители промышленных предприятий.

К стр. 30: «Paris capitulait avant le 15 sans l'irritation des patriotes».

Курц переводит: «Париж капитулировал до 15-го без всякого возбуждения со стороны патриотов». Это было бы верно, если бы в оригинале было сказано: «Paris capitulait etc. sans l'irritation de la part des patriotes» (тогда как там сказано: «sans l'irritation des patriotes»).

Смысл, следовательно, совершенно обратный: «Если бы не возбуждение патриотов, Париж капитулировал бы до 15-го».

В этой очень простой фразе опять совершенно очевидна непростительная небрежность.

К стр. 32: «Jules Favre demandait a Trochu sa demission».

Курц переводит: «Жюль Фавр требовал у Трошю его увольнения». Так как человек сам себя не может уволить со своего поста, а может быть лишь уволен начальником, то эта фраза могла лишь обозначать, что Жюль Фавр хотел получить у Трошю разрешение освободить занимаемую им, Фавром, должность. В действительности же Жюль Фавр требовал от Трошю, чтобы он (Трошю) подал в отставку, что является также дословным переводом слова «demission».

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 99

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон, 21 апреля 1877 г.]

Дорогой друг!

Мы ждем Вас завтра (в воскресенье) к обеду (в 2 часа).

Очень спешу. Привет от г-жи Маркс.

Ваш К. М.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с французского


209
МАРКС - ЛАВРОВУ, 23 АПРЕЛЯ 1877 г.

100

ЭНГЕЛЬС - Б. ЛИНДХЕЙМЕРУ В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон], 21 апреля 1877 г.

Г-ну Б. Линдхеймеру Когда Вы были у меня в последний раз, я Вам категорически заявил, что сверх одного фунта, который я Вам одолжил, я больше ничего Вам дать не могу, и Вы сами согласились, что это само собой разумеется. Я тем более не могу отказаться от своих слов, что Вы, по Вашему собственному заявлению, можете в любой момент получить деньги у Ваших друзей в Сити и лишь неохотно решаетесь обратиться к ним с такой просьбой. Но если правильно подойти к этому вопросу, то Вам вряд ли труднее обратиться к Вашим друзьям, которые знают Вас и Ваше положение и которым Вы были рекомендованы, - нежели ко мне, являющемуся для Вас таким же чужим человеком, как и Вы для меня. Во всяком случае, я не могу избавить Вас от этого шага, так как у меня и без того более чем достаточно дел, когда мне приходится время от времени помогать таким товарищам по партии, которые не имеют в Сити людей, способных предоставлять им ссуды. Прошу Вас поэтому так же вежливо, как и решительно, рассматривать это как мое последнее слово.

С почтением Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 101

МАРКС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 23 апреля 1877 г. (день рождения Шекспира)

Дорогой друг!

Посылаю Вам от имени моей дочери Тусси билет (на два лица) в кресла Лицейского театра320. Это на сегодняшний спектакль (понедельник). Ставят «Ричарда III»*. Было бы хорошо, если бы Вы были там немного позже семи часов.

Ваш Карл Маркс


* Пьеса Шекспира. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского


210
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 24 АПРЕЛЯ 1877 г.

102

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 24 апреля 1877 г.

Дорогой Бракке!

Клише из Парижа Вы едва ли получите, так как Лашатр в изгнании, а на его предприятие правительством наложен секвестр, администратор* же - архиреакционер и делает все возможное, чтобы разорить издательство. Впрочем, портрет отвратителен, Маркс там неузнаваем318; мы можем, если хотите, прислать Вам более удачную фотографию. Биографию я для Вас охотно напишу321; сообщите мне желательный максимум и минимум страниц «Календаря», чтобы я знал, каких размеров придерживаться; сообщите также срок сдачи.

Три стенографических отчета получил, благодарю322. Жаль, что у Вас не оказалось лучшей темы; когда приходится то и дело ссылаться на свидетелей, которые скрывают пока свои имена, то положение не из приятных. Тем не менее, цель все же достигнута, так как благоприятная оценка речи общественным мнением не подлежит ведь никакому сомнению323. Речь Бебеля превосходна: ясная, дельная и меткая324.

Подозревать дюринговское влияние мне совершенно не пришло бы в голову, если бы Либкнехт попросту объяснил мне все в двух словах и обещал бы исправить дело**. Между нами был точный уговор о том, что каждую неделю появляется по статье***. Когда я пожаловался на нарушение этого условия, Либкнехт заставил меня ждать больше десяти дней, в течение которых, несмотря на его присутствие в Лейпциге, не обнаружилось ни малейшего улучшения; наконец, он написал мне, чтобы я избавил его от излишних упреков, - вот и все; о том, чтобы в будущем исправить дело, - ни слова. Так как я совершенно не знаю, какое влияние оказывают теперь третьи лица на редакцию, то мне не оставалось ничего другого, как сделать вышеуказанное предположение и ультимативно предложить Либкнехту выполнять свои обещания. Я написал ему, что он может, если хочет, показать кому угодно мои письма, относящиеся к этому делу, так что, поскольку дело касается меня, эти письма к Вашим услугам. Здесь меня буквально засыпают упреками за то, что я позволяю печатать свои статьи в качестве затычек; никто не может уследить за внутренней связью. Если


* - А. Кэ. Ред.

** См. настоящий том, стр. 203-205. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.


211
ЭНГЕЛЬС - ЛИНДХЕЙМЕРУ, 26 АПРЕЛЯ 1877 г.

Вы вспомните, что эта история разыгрывается по меньшей мере в шестой раз, что сначала мне даются самые ясные и определенные обещания, а потом все опять делается как раз наоборот, - то Вы поймете, что в конце концов это может порядком надоесть.

Итак, русские - в Бухаресте319. Надо надеяться, что турки немедленно займут все пункты, расположенные против их дунайских крепостей на румынском берегу, и превратят эти пункты в предмостные укрепления. Я имею в виду Калафат (Видин), Журжево (Рущук) и Калараш (Силистрию)*. Это вынудило бы русских обложить эти крепости на обоих берегах, то есть двойным количеством войск, и отняло бы у них много времени. Но каждый солдат, которого русские вынуждены оставить в Румынии, облегчает туркам выступление против них в открытом поле и лишает русских возможности овладеть турецкими крепостями. Я надеюсь также, что Абдул-Керим пошлет, как обещал, 20000 черкесов в Румынию, чтобы разрушить железные дороги и произвести основательную фуражировку. Честь и слава Штраусбергу, который так построил румынские железные дороги, что они оказались восхитительно непрочными и уже сейчас отказываются служить русским.

О промышленном уставе. Кросс, здешний министр внутренних дел, внес билль, который сводит все многочисленные и частью противоречащие друг другу законы об ограничении рабочего времени в один законодательный акт325, и только благодаря этому они впервые становятся выполнимыми. Я попытаюсь достать этот билль и пошлю его Вам или Либкнехту, чтобы либеральные ослы увидели, наконец, на какой шаг в этом вопросе отважился здесь консервативный министр.

Сейчас почта закрывается, и пора обедать. Привет всем друзьям. Ваш Ф. Э.


* Румынские названия городов на левом берегу Дуная: Калафат, Джурджу, Кэлэраши. Болгарские названия городов на правом берегу Дуная: Видин, Русе, Силистра. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 103

ЭНГЕЛЬС - Б. ЛИНДХЕЙМЕРУ В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон], 26 апреля 1877 г.

Г-ну Б. Линдхеймеру То, что Вы мне сначала рассказывали о Ваших родных и о Ваших связях в Сити, настолько противоречит всему тому,


212
ЭНГЕЛЬС - ЛИНДХЕЙМЕРУ, 26 АПРЕЛЯ 1877 г.

что Вы сообщаете мне теперь, что я, к сожалению, не могу уже более относиться с доверием к Вашим словам. Если Ваши родные не хотят доверить Вам денег даже на дорогу, а Ваши мнимые друзья из Сити попросту отсылают Вас к немецкому обществу, то это вызывает во мне еще меньше доверия. Партийные товарищи, на которых Вы ссылаетесь*, мне неизвестны, и их общий отзыв также имел бы мало значения после подобных фактов. Поэтому я, к сожалению, ничего больше не могу сделать для Вас в данном случае.

Преданный [Позднейшая пометка Энгельса] 1877. Попрошайка Линдхеймер.


* - Хофман и Имхоф. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI. 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 104

ЭНГЕЛЬС - Б. ЛИНДХЕЙМЕРУ В ЛОНДОНЕ [Черновик] [Лондон, 3 или 4 мая 1877 г.]

Мне, право, непонятно, с какой стати я обязан доставать Вам денег на дорогу. Вы сами должны были знать, насколько Вам хватит средств, и вовремя поехать домой, ибо Вы приехали сюда для спекуляции, а вовсе не как рабочий. Вы упустили время, а теперь обращаетесь за помощью ко мне - человеку, Вам лично совершенно незнакомому. Вы не предъявили мне ни одного документа, характеризующего Вашу личность или Ваше положение, ибо партийный билет не служит для этой цели. Ваши рассказы о Вашем положении и знакомствах резко противоречат тому, что Вы были вынуждены затем мне сообщить. Наконец, Вы пытаетесь добиться встречи со мной в моем доме таким способом, который заставляет меня захлопнуть перед Вами дверь.

Если, несмотря на все это, я перевожу Вам 1 ф. ст. в почтовое отделение на Говер-стрит, то делаю это лишь для того,


213
МАРКС - БРАККЕ, 26 МАЯ 1877 г.

чтобы дать Вам последнюю возможность доказать мне, что Вы заслуживаете лучшего обращения, чем то, к которому Вы до сих пор меня вынуждали. Будьте любезны прислать расписку.

Преданный Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 105

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 26 мая 1877 г.

Дорогой Бракке!

Материалы для фрейлейн Курц отправлены сегодня из Лондона. На будущей неделе она получит (за исключением разве приложений) все изменения, которые Лиссагаре еще должен ей послать.

Вообще же я хотел обратить Ваше внимание на следующее: 1) Курц должна была, само собой разумеется, посылать Вам вместе со своей собственной рукописью все то, что она получала от Лиссагаре в рукописном виде. При ее мастерской манере переводить (см. несколько новых примеров на обороте) могу ли я проверять ее работу без рукописи Лиссагаре? Я убежден, что из-за этого уже вкрались всевозможные ошибки.

2) Она могла бы подумать и о том, что ведь эта рукопись нужна Лиссагаре для его собственного второго французского издания*.

В общем перевод, - там, где он не является попросту неверным, - часто поражает своим беспомощным, филистерским и суконным языком. Возможно, впрочем, что это до известной степени отвечает немецкому вкусу.

С сердечным приветом Ваш К. М.

Итак, будьте столь любезны настоять на том, чтобы эта самая Курц, во-первых, прислала Вам уже переведенную рукопись Лиссагаре (для возвращения ему; Вы можете послать ее мне вместе с корректурой) и, во-вторых, всегда прилагала


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.


214
МАРКС - БРАККЕ, 26 МАЯ 1877 г.

рукопись, которую она уже перевела, к своей собственной рукописи, чтобы я мог сверить перевод с оригиналом. В общем добавочная рукопись невелика.

Перечеркнутое мною место на стр. 73 следует читать так: «Этого освобождения он [народ] ждал от автономной коммуны, которая и т. д. и т. д. управляла бы своими делами независимо, в тех границах, которых требует сохранение национального единства. Вместо представителя, который может и т. д., должен был и т. д. Монархическому наросту на обществе, «государству», которое пожирает и т. д. и представляет особые классовые интересы, которое и т. д., - он противопоставил делегацию живущих самостоятельной жизнью коммун, которая должна была и т. д., чтобы ведать общенациональными интересами».

Примеры Стр. 49: «A l'appel de son nom il a voulu repondre» фрейлейн Курц переводит: «Он хотел быть достойным обращенного к нему призыва». Чистейший вздор! Должно быть: «Когда его вызвали, он хотел ответить и т. д.».

Там же: «les yeux... brillants de foi republicaine»*; foi означает здесь не «честность», этого значения оно вообще никогда не имеет, кроме выражения «честное слово!» (ma foi), а веру, убеждение и т. д. Я, однако, не стал этого исправлять, потому что вообще не люблю подобных фраз по-немецки, так что решительно все равно, так ли будет или иначе.

Стр. 51: «des intrigants bourgeois qui couraient apres la deputation»** Курц переводит: «бегавшие за депутацией». Первоклассник не мог бы перевести хуже.

Стр. 51: «pour statuer en cas de doubles nominations» Курц переводит вопиюще безграмотно: «чтобы в крайнем случае» (что это означает?) «провести двойные назначения»!!! Должно быть: «чтобы в случае двойных назначений принять решение».

Стр. 54: «une permanence» она переводит «постоянное заседание» (что это за чертовщина?). Следует: «постоянный комитет».

Стр. 59: вместо «просроченные векселя» она переводит «просроченные предметы, торговли» (!!!).

Стр. 70: «l'intelligence etc. de la bourgeoisie de cette epoque»*** она переводит: «крупных буржуа в этот момент времени»(!). Эпоха не есть момент времени, точно так же, как линия не есть точка пространства.


* - «глаза... горящие республиканской верой». Ред.

** - «буржуазные интриганы, гонявшиеся за депутатскими местами». Ред.

*** - «умственное развитие и т. д. буржуазии этой эпохи». Ред.


215
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 25 ИЮНЯ 1877 г.

Стр. 75: «C'est que la premiere note est juste» она переводит: «оттого, что первый расчет» (!) «был правильным». Должно быть: «оттого, что они с самого начала взяли верный тон».

Стр. 90: «plumitifs», «чернильные души», она переводит - судебные протоколы!!!

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 106

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 25 июня 1877 г.

Дорогой Бракке!

Большое спасибо за присланный Вами перевод на 15 ф. ст. 1 шилл. и 2 пенса в уплату процентов; я его получил и с благодарностью записал в Ваш актив.

Гонорар в 30 марок перепишите для очистки совести на счет Вашего избирательного фонда326.

О том, как быть со следующим «Календарем», не будем пока гадать. Ведь времени-то у нас впереди еще около года.

Сегодня я посылаю в Лейпциг начало экономической части «Дюринга»*. Либкнехт утверждает, что решение съезда совершенно не касается моих статей94. Я того же мнения, потому что съезд ведь не правомочен решать без меня вопрос о моих статьях или аннулировать без моего согласия обязательство, принятое Либкнехтом по отношению ко мне в силу решения прошлогоднего съезда327.

Болезни Вас в самом деле совершенно замучили. Видимо, в Брауншвейге действительно страшно нездоровый климат. Подагра, ревматизм, корь и в придачу еще какая-то неизвестная болезнь - это черт знает что такое! Будем надеяться, что все обойдется благополучно.

Каким жалким и мелочным человеком должен быть этот Гельмгольц, раз его могли хотя бы только рассердить высказывания какого-то Дюринга, да еще до такой степени, что он поставил берлинский факультет перед альтернативой: или Дюринг или я!328 Как будто с научной точки зрения все писания


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел второй. Ред.


216
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 25 ИЮНЯ 1877 г.

Дюринга, вместе взятые, со всей их бешеной завистью, стоят больше выеденного яйца! Но Гельмгольц, каким бы отличным экспериментатором он ни был, в качестве мыслителя не имеет, конечно, ни малейших преимуществ перед Дюрингом. И к тому же в лице немецкого профессора немецкое мещанство и провинциализм достигают своей высшей точки, особенно в Берлине. В противном случае где бы еще мог, например, ученый с именем Вирхова видеть высший предел своих честолюбивых мечтаний в том, чтобы стать членом муниципалитета!

Вам еще не раз придется изумляться по поводу того, на что способны турки. Если бы только у нас в Германии был такой парламент, как в Константинополе! Пока остается здоровой народная масса - в данном случае турецкий крестьянин и даже турецкий средний помещик, - а это именно так, до тех пор такое восточное общество может выдержать самые невероятные удары. Четыреста лет столичной, унаследованной от византийцев коррупции погубили бы всякий другой народ - туркам же стоит только скинуть высший слой, и они вполне смогут помериться силами с Россией. Предательство, продажность военачальников и комендантов крепостей, растрата предназначенных для армии денег, всевозможные мошенничества - словом, все то, что разрушило бы всякое другое государство, - все это есть, конечно, в избытке и в Турции, но не в такой степени, чтобы погубить ее. Единственная опасность для турок - вмешательство европейской дипломатии и особенно англичан, которые не позволяют туркам использовать полностью свои боевые средства и требуют, чтобы турки безропотно сносили неслыханнейшие провокации. Так, например, когда румыны пускают русских в свою страну319, - турки должны рассматривать это как акт нейтралитета и не имеют права занять и укрепить предмостные укрепления своих крепостей на валашской территории* - упаси бог! Это значило бы нарушить румынский нейтралитет! И турки были настолько добродушны, что поддались на эти уговоры англичан и австрийцев и тем самым ослабили больше чем наполовину обороноспособность своих дунайских крепостей!

Переход русских через Дунай у Мачина**, который я предсказывал Марксу еще три недели тому назад, свидетельствует о их неспособности совершить этот переход там, где он мог бы принести им хоть какую-нибудь пользу, то есть выше Добруджи329. Русские должны послать через Добруджу по


* См. настоящий том, стр. 211. Ред.

** Румынское название: Мэчин. Ред.


217
ЭНГЕЛЬС - ЛИБКНЕХТУ, 2 ИЮЛЯ 1877 г.

крайней мере два-три армейских корпуса, если они хотят захватить позицию Чернавода - Кюстендже*, но хотел бы я знать, как они прокормят всех этих людей и сколько из них дойдет до цели. Русских вынуждает к этой операции поражение черногорцев; русские не могут на него не реагировать, они должны что-либо предпринять. Кампания начинает, видимо, развертываться, и русским предстоит выбор: либо переправить через Дунай столько войска, сколько требуется с военной точки зрения, - но такого количества людей они прокормить не смогут; либо переправить меньшее количество войск - не больше, чем они смогут прокормить, - но тогда поход вскоре приостановится. Тем не менее, скоро и на Дунае на русских посыплется успех за успехом, - но все эти успехи не будут иметь ни малейшего значения.

С сердечным приветом Ваш Ф. Э.


* Румынское название: Констанца. Ред.

** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

*** - журнал «Zukunft». Ред.

Впервые опубликовано в газете


148
«Braunschweiger Volksfreund», 1877, №

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 107

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ Лондон, 2 июля 1877 г.

Дорогой Либкнехт!

Ты избавил бы нас обоих от многих ненужных огорчений, если бы сразу попросту сообщил мне о том, что приложение будет выходить уже теперь и что мои статьи** ты хочешь печатать в нем. Судя по прежним твоим письмам, я должен был предположить, что приложение не может начать выходить раньше октября и что к тому же вместо него обещано к этому сроку Обозрение***; я должен был, следовательно, предположить, что ты, вопреки принятому решению, собираешься печатать продолжение статей в самом тексте «Vorwarts »94. Отсюда все мои сомнения; при таких обстоятельствах они были более чем основательны.


218
ЭНГЕЛЬС - ЛИБКНЕХТУ, 2 ИЮЛЯ 1877 г.

Я послал Рамму три статьи и пишу ему сегодня на всякий случай еще раз, что статьи можно печатать в приложении. Четвертая статья готова, пятую пишу. К сожалению, у меня всякого рода помехи и задержки; послезавтра я должен на несколько дней отправиться в Манчестер85, а затем к морю из-за болезни жены84; но там я все-таки смогу работать по нескольку часов в день.

По поводу Уркарта: мы приняли меры к тому, чтобы материал был собран330.

Процессы, вернее - осуждения, у вас, по-видимому, идут вовсю. Вам бы следовало предложить такую поправку к уголовному кодексу, чтобы можно было отсиживать или, вернее, отлеживать свой срок по ночам и быть днем на свободе.

Нам кажется, что «Vorwarts» отнесся слишком уж легко к событиям во Франции103. Правда, прямого отношения к рабочим они не имеют, рабочие это знают и говорят: «За вами очередь, господа буржуа, ваш ход!». И все же для развития Франции чрезвычайно важно, что нынешняя передышка до следующего подъема рабочего движения проходит в условиях буржуазной республики, когда Гамбетта и К° себя компрометируют, а не, - как это было до сих пор, - под гнетом империи, при котором они снова стали бы популярны и в момент взрыва опять оказались бы во главе; что, наконец, прекращается потерявший для Франции всякий смысл спор о форме государства, и республика предстает как то, что она есть: как классическая форма господства буржуазии и в то же время классическая форма его наступающего разложения. Впрочем, победу реакции во Франции вы достаточно остро почувствовали бы и в Германии331.

Па Дунае пока все обстоит благополучно. Восточная армия, подобная турецкой, не пригодная для больших стратегических операций, никак не могла воспрепятствовать русским совершить переправу332. Но зато такая восточная армия никогда не погибнет из-за собственных глупостей. Теперь мы посмотрим, как русские прокормят в Болгарии свою армию. С каждым шагом вперед их трудности будут возрастать в геометрической прогрессии, а странное поведение их лучшей армии - кавказской, когда она оказалась в Армении под обстрелом, - не предвещает им ничего хорошего. Тем временем Черногорию сотрут в порошок. Это особенно радует меня из-за Г. Раша333.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


219
ЭНГЕЛЬС - НАТАЛИИ ЛИБКНЕХТ, 31 ИЮЛЯ 1877 г.

108

ЭНГЕЛЬС - ФРАНЦУ ВИДЕ В ЦЮРИХ [Черновик] [Рамсгет, 25 июля 1877 г.]

Милостивый государь!

Я должен извиниться перед Вами за и т. д.

Что же касается моего сотрудничества в проектируемом Вами журнале*, то в настоящий момент я не могу, к сожалению, обещать Вам ничего определенного. Как только я закончу критический разбор Дюринга для «Vorwarts»**, я должен буду сосредоточить все свои силы на крупной самостоятельной работе***, которую я вот уже несколько лет как задумал, но выполнить которую мне мешало до сих пор, наряду с внешними обстоятельствами, и сотрудничество в социалистических органах. Когда за спиной 56 лет, следует, наконец, решиться экономить свое время, чтобы из подготовительных работ получилось в конце концов что-нибудь. Если произойдет какое-либо событие, по поводу которого я опять сочту необходимым выступить публично, то от обстоятельств будет зависеть, где я это сделаю - в «Vorwarts » или в каком-либо другом органе, и в этом последнем случае я, насколько могу сейчас предвидеть, из всех планируемых «научных журналов» охотно обратился бы в первую очередь именно к Вашему журналу. Если поэтому я пока не могу дать Вам никаких более определенных обещаний, то прошу Вас объяснить это только указанными причинами, а не безучастным отношением к журналу, который меня очень интересует, которому я желаю всяческих успехов и на который я уже подписался через своего книгопродавца.

С совершенным почтением и т. д.


* - «Neue Gesellschaft». Ред.

** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Диалектика природы». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 109

ЭНГЕЛЬС - НАТАЛИИ ЛИБКНЕХТ В ЛЕЙПЦИГ Рамсгет, 31 июля 1877 г.

2, Adelaide Gardens Уважаемая г-жа Либкнехт!

Будьте любезны переслать Вашему мужу с надежной оказией прилагаемое письмо334. Надеюсь, что в скором времени


220
ЭНГЕЛЬС - НАТАЛИИ ЛИБКНЕХТ, 31 ИЮЛЯ 1877 г.

Вы будете избавлены от подобного рода забот - и, надо полагать, надолго. Женам наших друзей в Германии приходится в борьбе, которую активно ведут их мужья, принимать такое участие, которое нашим женам здесь, в безопасной Англии, показалось бы поразительным.

Нам здесь легко рассуждать и критиковать, тогда как в Германии за каждое неосторожное или необдуманное слово грозит тюрьма и разлука с семьей. К счастью, наши женщины в Германии не смущаются этим и доказывают на деле, что пресловутая женская сентиментальность есть лишь свойственный буржуазным женщинам классовый недуг.

Сердечный привет Вам и Вашим детям.

Искренне Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 110

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ Рамсгет, 31 июля 1877 г.

2, Adelaide Gardens Дорогой Либкнехт!

Оба твои письма - от 21-го и 28-го - получил. Хочу надеяться, что дюринговщина потерпела полное фиаско и что этому делу теперь конец. Как бы то ни было, партийные органы все же опозорили себя тем, что дали сбить себя с толку и приписали Дюрингу научное значение на том основании, что... его преследовали пруссаки! И так рассуждали все, кого я видел328.

Вальтейх действительно употребил выражение о марксистах и дюрингианцах; оно появилось тотчас же после конгресса во всех газетах, в которых была опубликована его речь на открытом заседании (где он произнес эти слова)335. Я не думаю также, что он станет отпираться от своих слов. То, что он теперь сидит, не является для меня основанием изображать его лучше, чем он есть.

Элизе Реклю - обыкновенный компилятор, и только. Так как он и его брат участвовали в создании тайного Альянса61,


221
ЭНГЕЛЬС - ЛИБКНЕХТУ, 31 ИЮЛЯ 1877 г.

то он, если захочет, может порассказать тебе больше истинной правды на эту тему, чем ты ему. В одном ли он лагере с этими людишками или нет - это совершенно безразлично; политически он - путаник и импотент.

Я никогда не говорил, что ваши сторонники в массе не хотят подлинной науки. Я говорил о партии, а она является такой, какой она сама предстает перед общественностью в печати и на съездах. Теперь там господствуют полузнайки и задают тон бывшие рабочие, мнящие себя литераторами. Если эти люди и составляют, как ты утверждаешь, лишь ничтожное меньшинство, то вы, разумеется, все равно не должны сбрасывать их со счета, потому что у каждого из них есть свои приверженцы. Моральный и интеллектуальный упадок партии ведет свое начало с момента объединения; его можно было бы избежать, если бы тогда было проявлено немного больше выдержки и понимания. Здоровая партия с течением времени отбросит лишний балласт, но это - длительный и трудный процесс, и не следует без надобности прививать массам болезнь на том лишь основании, что они здоровы.

Для «Zukunft» просто счастье, что твое письмо пришло как раз вовремя, чтобы помешать мне ответить на приглашение сотрудничать, а я уже решил было отвечать119. Приглашение со стороны совершенно анонимной редакции, которая не может представить никаких иных гарантий своей научности, кроме постановления съезда, - как будто съезд может придать журналу научный характер! Какова претензия: доверить наши рукописи совершенно неизвестным людям, - людям, которые могли бы оказаться наихудшими дюрингианцами!

Ты говоришь, что Виде - соредактор. А сам он еще 20-го числа этого месяца приглашал меня сотрудничать в журнале*, который он намерен основать в Цюрихе!

Словом, мне надоела эта неразбериха, эти вечные необдуманные и опрометчивые затеи. Я не могу связывать себя никакими обещаниями, хотя бы уже потому, что мне необходимо теперь, наконец, приняться за свои собственные, более крупные работы. «Дюринга»** я еще закончу, но после этого я буду писать статьи только тогда, когда сам сочту это настоятельно необходимым; и если бы нашелся журнал, не являющийся партийным органом, то я отдал бы ему предпочтение, чтобы не быть предметом каких-либо новых дебатов на съездах94. Ведь для научных работ не существует демократического форума, а одного опыта с меня достаточно.


* - «Neue Gesellschaft». Ред.

** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.


222
ЭНГЕЛЬС - ЛИБКНЕХТУ, 31 ИЮЛЯ 1877 г.

Тебе следовало бы отправиться в Гент336 и оттуда приехать в Лондон. Мы в Генте, конечно, не будем, иначе - зачем же было нам отстраняться в Гааге259 от практических дел? Через Антверпен ты можешь быстро и очень дешево проехать в Лондон, а комната для тебя готова у меня всегда.

Кончаю: накрывают на стол.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 111

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 1 августа 1877 г.

Дорогой Бракке!

В конце этой или в начале следующей недели я выезжаю из Лондона и отправляюсь на континент, так как состояние моего здоровья требует лечения127. На это время мне запрещена всякая работа, и Вам придется поэтому подыскать кого-либо другого для просмотра перевода книги Лиссагаре*, так как без просмотра перевод печатать нельзя. (Возможно, что К.

Гирш укажет Вам кого-нибудь.)

Месячный перерыв без всяких сообщений с Вашей стороны, разумеется, отнюдь не обрадовал Лиссагаре, и я считаю его недовольство вполне обоснованным.

Преданный Вам К. М.


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 112

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 8 августа 1877 г.

Дорогой Бракке!

Ваше письмо получил. Я уезжаю сегодня127. Через несколько дней (может быть, уже через два дня) Вас будет ждать в Эмсе письмо до востребования.


223
МАРКС - БАРРИ, 15 АВГУСТА 1877 г.

Энгельсом Вы сейчас располагать не можете - он на морских купаниях84 и скоро уедет оттуда, может быть на Джерси или на Мэн или еще куда-нибудь337. Кроме того, то небольшое количество времени, которым он при этих условиях располагает для работы, уже полностью занято.

Что касается Б. Беккера, то я категорически протестую против того, чтобы его в какой бы то ни было мере привлекали к работе над книгой Лиссагаре*. Он очень сильно ругал меня и Энгельса, - не говоря уже о Вас, - сначала в Париже, а затем в Лондоне (он уже два месяца здесь), причем весьма остерегался попадаться мне на глаза. Вся его ярость, - как мне уже сообщили из Парижа, - вызвана именно тем, что Вы издаете книгу Лиссагаре! Его ругань и интриги мне совершенно безразличны, но я ни в коем случае не могу позволить, чтобы этот субъект был в какой бы то ни было мере причастен к делам Лиссагаре.

Что касается Изольды**, то она, по-видимому, более умеет выжимать деньги, чем переводить.

Ваш К. М.


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

** - И. Курц. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 113

МАРКС - МАЛЬТМАНУ БАРРИ В ЛОНДОН [Нёйенар], 15 августа 1877 г.

Дорогой Барри!

Мой адрес: д-р К. Маркс, Отель Флора, Нёйенар, Рейнская Пруссия. Нёйенар - название деревни; этот курорт с минеральными водами не претендует даже на звание базарного города. Он совершенно отрезан от внешнего мира: в пределах Арской долины нет железных дорог.

Я прочел в «Times» - в читальне курзала, - что Вы опубликовали извещение относительно выступления по восточным делам338. Пожалуйста, информируйте меня об успехах, которых Вы добились в этом направлении.

Преданный Вам К. М.


224
МАРКС - БАРРИ, 15 АВГУСТА 1877 г.

Будьте любезны реализовать прилагаемый чек на 40 ф. ст. и прислать мне две банкноты по 20 фунтов (разумеется, в банкнотах Английского банка) заказным письмом, через Остенде, по вышеуказанному адресу. Повторяю название деревни: Нёйенар (Отель Флора - название дома, в котором я живу).

Впервые опубликовано на языке оригинала в сборнике «Annali», an. I, Milano, 1958

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 114

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В ЭМС [Нёйенар], 18 августа 1877 г.

Hotel Flora Дорогой Бракке!

Пришлите мне восьмой лист*.

Не могли ли бы Вы приехать на полдня сюда? Это недалеко от Эмса.

Что касается Б. Беккера, то он попытался сначала дискредитировать Вас перед Гиршем и Каубом, изображая Вас в виде какого-то «спекулянта» (мне удалось, без ведома Беккера, отпарировать эту клевету). Не удивительно, что теперь он предпринимает обратный маневр.

Лучше всего - не показывать вида, что понимаешь его.

Гирш абсолютно надежный человек, способный на величайшую самоотверженность; его главная слабость - незнание людей, так что люди, умеющие прикинуться энтузиастами дела, легко околпачивают его, хотя и не надолго.

Надеюсь увидеть Вас здесь и познакомить Вас с моей женой и дочерью (младшая** сейчас с нами).

Дружески преданный Вам К. М.


* П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

** - Элеонора Маркс. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


225
ЭНГЕЛЬС - НАТАЛИИ ЛИБКНЕХТ, 4 СЕНТЯБРЯ 1877 г.

115

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В ЭМС Нёйенар, 24 августа 1877 г.

Hotel Flora Дорогой Бракке!

Очень сожалею, что при нынешних условиях наше свидание не может состояться, так как иначе Вам пришлось бы прервать лечение, чего делать не рекомендуется.

Я тотчас же начал читать корректуру*, но работу пришлось прервать из-за приезда моего друга, профессора Шорлеммера из Манчестера, который, впрочем, пробудет здесь лишь несколько дней. Письмо к Вам, тоже начатое мной вчера, я смогу окончить только после прочтения корректуры, так как в нем будут кое-какие замечания.

Кстати. Я получил из Лондона письмо от моего друга Мальтмана Барри (он шотландец), живущего в Лондоне. Он - бывший член Генерального Совета в Лондоне, наш самый усердный и дельный партийный товарищ в Англии. Он сообщает мне, что едет на Гентский конгресс336, и просит дать ему рекомендательное письмо к германским делегатам на тот случай, если те приедут. Будьте так добры прислать мне для него несколько строк соответствующего содержания.

С сердечным приветом Ваш Карл Маркс


* - книги П. Лиссагаре «История Коммуны 1871 года». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 116

ЭНГЕЛЬС - НАТАЛИИ ЛИБКНЕХТ В ЛЕЙПЦИГ Лондон, 4 сентября 1877 г.

122, Regent's Park Road. N. W.

Уважаемая г-жа Либкнехт!

Спешу написать Вам несколько строк в ответ на Ваше дружеское письмо от 28-го прошлого месяца. Либкнехт говорил,


226
ЭНГЕЛЬС - НАТАЛИИ ЛИБКНЕХТ, 4 СЕНТЯБРЯ 1877 г.

что после Гентского конгресса336 он собирается в Лондон; вернувшись из Рамсгета84, я узнал, что этот конгресс будет продолжаться с 9 сентября (ближайшего воскресенья) до 17 сентября (то есть до следующего воскресенья)*. Сам я с женой еду завтра, по совету врача, на две недели в Шотландию, и в это время писем я, как правило, получать не буду, но я предполагаю, во всяком случае, вернуться в четверг 20-го или, самое позднее, в пятницу 21-го, так что, если бы Либкнехт приехал сюда даже 18-го, он будет здесь лишь дня за два до меня. А к этому времени я свяжусь по телеграфу с домом, чтобы своевременно узнать о его приезде. Людям, которые во время нашего отсутствия присматривают за нашим домом, поручено устроить Либкнехта, когда он приедет, как можно удобнее; комната для него уже готова, и я уверен, что мои инструкции будут выполнены. Вернутся ли Марксы к тому времени сюда, я точно не знаю, но, судя по последним известиям от них, я в этом почти уверен, так как из Нёйенара они уже уехали, а о предполагавшемся ранее пребывании в Шварцвальде уже не было и речи127. Может быть, Вы имеете от г-жи Маркс более точные сведения об этом, чем мы здесь; но, во всяком случае, Либкнехт может из Гента получить об этом самые последние новости, если напишет пару строк г-же Лафарг (второй дочери Маркса) в Лондон (225, Camden Road, N. W.). На случай, если бы к моменту приезда Либкнехта здесь не оказалось ни Маркса, ни меня, - он может снестись, кроме Лафаргов, еще и со старшей дочерью Маркса, г-жой Лонге (30, Leighton Grove, Leighton Road, Kentish Town, N. W.), и отыскать нашего старого друга Лесснера (12, Fitzroy St., Fitzroy Square). Лонге тоже находятся сейчас в Ярмуте на морских купаниях, но, во всяком случае, вернутся к середине сентября; точной даты я, однако, указать не могу.

Я тоже разделяю тот взгляд, что Либкнехт чересчур много сидит; очень хорошо не придавать этому большого значения, но это еще не значит, что следует приучать себя к сидячему образу жизни. Сомнительно, конечно, чтобы Вам удалось совлечь его с передовых постов (вернее сказать - из авангарда): кто отдал этому делу столько лет, находит в нем слишком много удовлетворения, а долгий опыт, пожалуй, скоро научит его избегать сетей уголовного законодательства. Разрешите, во всяком случае, горячо пожелать Вам, чтобы Либкнехт перестал проводить все свое свободное от работы время в тюрьме, а все время, свободное от тюрьмы, в рейхстаге или в поездках.


* У Энгельса описка: воскресенье приходилось не на 17, а на 16 сентября. Ред.


227
МАРКС - ЗОРГЕ, 27 СЕНТЯБРЯ 1877 г.

Моя жена шлет Вам в ответ на Ваши пожелания самый сердечный привет.

С дружеским приветом Ваш Ф. Энгельс Так как я не знаю, с Вами ли Либкнехт, то должен просить Вас довести до его сведения содержание этого письма339.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 117

МАРКС - ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН Лондон, 27 сентября 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой друг!

К сожалению, я нашел твое письмо только теперь, по возвращении с континента (куда меня послали врачи)127. Вследствие этого мой ответ придет, быть может, слишком поздно.

Впрочем, pater, peccavi*! Но проклятая бессонница, не покидавшая меня в течение этого года, отбила у меня всякую охоту писать, так как все те минуты, когда я себя чувствовал сносно, я должен был целиком отдавать работе.

Если Вейдемейер не сдал еще в печать «Капитал и труд», я хотел бы просмотреть эту брошюру, потому что в оригинале полно отвратительнейших опечаток340. Ты и понятия не имеешь, как поступила со мной партия, то есть хемницкая группа (представленная Вальтейхом). Только по настоянию Либкнехта и потому, что из Хемница мне представили это дело как очень спешное, я принялся за работу еще до отъезда в Карлсбад3, несмотря на крайнее расстройство нервов. А работа эта была нелегкая ввиду множества нелепостей, которые наделал Мост, и ввиду небольшого размера брошюры, который был обусловлен (этот Мост теперь благополучно причалил к г-ну Дюрингу; это - тщеславный малый, и что бы он ни прочел, он все готов сейчас же использовать как материал для печати). Прекрасно! В течение нескольких месяцев я не получал никаких известий,


* - отче, я согрешил (Библия, Евангелие от Луки, глава 15, стих 18). Ред.


228
МАРКС - ЗОРГЕ, 27 СЕНТЯБРЯ 1877 г.

запрашиваю, получаю «холодный» ответ Вальтейха, что книжка набирается в те небольшие промежутки времени, которые остаются свободными у партийной типографии от печатания хемницких филистерских объявлений! Такого наглого бесстыдства мне еще не приходилось встречать! Таким образом, печатание книжки продолжалось около года! Когда же, наконец, произведение это появилось на свет, оно кишело искажающими смысл опечатками!

Чтобы не терять времени, было бы, вероятно, лучше печатать сейчас книжку так, как ты предложил, - а для второго издания я свои поправки сделаю уже в напечатанном тексте (это гораздо легче).

В «Коммунистический манифест» я внесу поправки вместе с Энгельсом и потом пришлю тебе262.

Ad vocem* «Капитал» и Дуэ: во-первых, есть ли у Дуэ издатель? во-вторых, французское издание отняло у меня так много времени, что я лично уже никогда больше не буду принимать участие в каком бы то ни было переводе. Ты должен узнать, в достаточной ли мере Дуэ владеет английским языком, чтобы самостоятельно выполнить всю эту работу. Если да, то даю ему полное согласие и благословение. Но в этом случае, в-третьих, он должен при переводе пользоваться, наряду со вторым немецким изданием, также и французским изданием, в которое я внес кое-что новое и в котором многое изложил гораздо лучше. Еще на этой неделе я вышлю тебе две вещи: 1. Один экземпляр французского издания для Дуэ.

2. Перечень тех мест, где следует не сравнивать французское издание с немецким, а взять целиком за основу французский текст.

Г-н Уриеле Каваньяри в Неаполе подготовляет (по французскому изданию) итальянское издание «Капитала»; он намерен печатать его за свой счет и будет продавать книгу по себестоимости. Молодец!341

То, что ты пишешь о немцах, меня нисколько не удивляет. Здесь совершенно то же самое.

Энгельс и я поэтому совсем отстранились от этого сброда. (Точно так же и Лесснер.) Исключение составляет только один мой приятель, немецкий рабочий, имени которого я в данный момент никак не могу припомнить (кажется Вейер**); он - член Лондонского совета тредюнионов и провел единственную разумную резолюцию (что рабочие должны избирать в качестве своих представителей в палату


* - По поводу. Ред.

** Правильно: Вейлер. Ред.


229
МАРКС - ЗОРГЕ, 27 СЕНТЯБРЯ 1877 г.

общин только рабочих) на позорном конгрессе тред-юнионов в Лестере342, где буржуа играли роль покровителей и среди них г-н Т. Брасси, великий мошенник и миллионер, сын пресловутого железнодорожного магната Брасси, «взявшего на откуп» Европу и Азию.

Гентский конгресс336 хотя и оставляет желать много лучшего, все же был хорош, по крайней мере, тем, что Гильом и К° были совершенно покинуты их старыми союзниками. С трудом удалось удержать фламандских рабочих от того, чтобы они не избили великого Гильома.

Болтун Де Пап и Брисме осыпали Гильома и К° оскорблениями; то же самое проделал и г-н Джон Хейлз. Последний подчинялся указаниям... Барри, которого я побудил поехать на конгресс, отчасти как члена конгресса (не знаю, чей он делегат), а отчасти в качестве корреспондента газеты «Standard» (Лондон)343. Я, со своей стороны, с Юнгом и Хейлзом больше никакого дела лично иметь не желаю, но вторичная их измена - юрцам - для нас полезна.

Барри выполняет здесь все мои поручения; в частности, он руководил репортерами «Times» (эта газета уволила г-на Эккариуса). Именно через него я в течение ряда месяцев поддерживал инкогнито перекрестный огонь против русомана Гладстона; в лондонской фешенебельной прессе («Vanity Fair» и «Whitehall Review»), а также в провинциальной прессе Англии, Шотландии и Ирландии я разоблачал его плутни с русским агентом Новиковой, с русским посольством в Лондоне и т. д.; через него же я оказывал влияние и на английских депутатов Верхней и Нижней палаты, которые схватились бы за голову, если бы узнали, что Red- Terror-Doctor*, как они меня называют, является их вдохновителем в вопросе о восточном кризисе.

Этот кризис - новый поворотный пункт в истории Европы. Россия, положение которой я изучил по русским оригинальным источникам, неофициальным и официальным (последние доступны лишь ограниченному числу лиц, мне же были доставлены моими друзьями в Петербурге), давно уже стоит на пороге переворота, и все необходимые для этого элементы уже созрели. Взрыв ускорен на многие годы благодаря ударам, нанесенным молодцами турками не только русской армии и русским финансам, но и лично командующей армией династии (царю, наследнику престола и шести другим Романовым). Переворот начнется secundum artem** с конституционных заигрываний, и буча выйдет отменная. И при благосклонности матери-природы мы еще доживем до этого торжества!


* - Доктор красного террора. Ред.

** - по всем правилам искусства. Ред.


230
МАРКС - ЗОРГЕ, 27 СЕНТЯБРЯ 1877 г.

Глупости, которые проделывают русские студенты, являются только симптомом, не имея сами по себе никакого значения. Но все же это симптом. Все слои русского общества находятся в настоящее время в экономическом, моральном и интеллектуальном отношении в состоянии полного разложения.

Революция начнется на этот раз на Востоке, бывшем до сих пор нетронутой цитаделью и резервной армией контрреволюции.

Г-н Бисмарк был рад ударам турок, но не хотел, чтобы дело зашло так далеко. Слишком ослабленная Россия не смогла бы, как это было во время франко-прусской войны, держать под угрозой Австрию! А если там дело дойдет до революции, то что же станет с последним оплотом династии Гогенцоллернов?

В данный момент все зависит от того, будут ли поляки (в Царстве Польском) вести себя смирно. Только бы там не было никаких мятежей в данный момент! А то Бисмарк тотчас же вторгнется туда, и русский шовинизм снова окажется на стороне царя. Если же поляки будут спокойно выжидать, пока пожар разгорится в Петербурге и Москве, и если Бисмарк выступит тогда в качестве спасителя, то Пруссия обретет... свою Мексику344!

Я неоднократно втолковывал это тем полякам, которые пользуются влиянием на своих соотечественников и с которыми я поддерживаю связи.

По сравнению с восточным кризисом французский кризис345 является совершенно второстепенным событием. Однако можно надеяться, что победит буржуазная республика или же старая история начнется сначала, но никакая нация не может слишком часто повторять одни и те же глупости.

Сердечный привет от меня и жены.

Твой Карл Маркс Postscriptum.

Нотариус Вессель из Женевы сообщил мне историю с завещанием Лингенау346.

Нам (душеприказчикам) придется назначить в Америке доверенного, для чего ты самый подходящий человек. Но прежде всего необходимо знать, как обстоит дело в Америке, и может ли быть выполнено завещание, минуя бесконечные процедуры. Буду тебе благодарен, если ты разузнаешь обо всем этом и сообщишь мне.

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere».

Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


231
ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ, 5 ОКТЯБРЯ 1877 г.

118

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ В ЭНГЕЛЬСКИРХЕН Лондон, 5 октября 1877 г.

Дорогой Герман!

В конце этого месяца (31 октября) мне придется уплатить около 380 ф. ст., и потому я был бы рад, если бы ты мог перевести мне поскорее соответствующую сумму. При этом замечу, что мне было бы желательно устроить это так, чтобы перевод прибыл сюда ранее 31-го числа (включая три грационных дня, - то есть номинальный срок прибытия должен быть самое позднее 27-го числа этого месяца). В противном случае при здешних банковских обычаях я не смогу получить этой суммы 31-го числа, производить же учет для человека, который в деле не состоит, всегда затруднительно, а иногда и совсем невозможно, без того, чтобы не побеспокоить ряда других лиц; кроме того, я думаю, что Б[арменский] банковский союз может одинаково установить срок выплаты как в десять дней, так и в три дня.

Этим летом я основательно бездельничал: семь недель провел у моря84, затем две недели в Шотландии337. Надо сказать, что это на меня прекрасно подействовало.

Ты теперь, вероятно, согласишься, что я правильно оценил силу турецкой обороны и слабость русского наступления. В будущем году турки будут вдвое сильнее, потому что зимой они могут подучить своих солдат. Если русские в течение зимы не перебросят своих армий за Дунай - что едва ли вероятно, - то они могут пережить еще кое-что похуже. Ведь дунайский ледоход не питает абсолютно никакого уважения к понтонным мостам, хотя бы они и принадлежали русскому императору. Впрочем, что бы там ни было, а до конца 1878 г. Россия получит конституцию, а вместе с этим и второе издание французской революции 1789- 1794 годов.

Очень сильно помешал туркам еще больше насолить русским зять султана*, Махмуд- Дамад-паша, друг Игнатьева, уже давным-давно подкупленный этим последним. Как только ты услышишь, что его свергли, то можешь быть уверен, что


* - Абдул-Меджида. Ред.


232
ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ, 5 ОКТЯБРЯ 1877 г.

впредь война будет вестись с гораздо большей энергией. Под его влиянием был отозван и Мехмед-Али.

Сердечный привет Эмме*, детям и всем братьям и сестрам.

Твой Фридрих


* - Э. Энгельс. Ред.

** Очевидно, Ф. Паули. Ред.

Впервые опубликовано с сокращением в журнале «Deutsche Revue», Jg. 46, Bd. 3, 1921; полностью опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 119

ЭНГЕЛЬС - ЛЮДВИГУ КУГЕЛЬМАНУ В ГАННОВЕР Лондон, 12 октября 1877 г.

Дорогой Кугельман!

Очень спешу (у меня в гостях один химик из Мангейма** и приват-доцент из Мюнхена).

Сообщаю, в соответствии с твоей просьбой, о получении твоего письма и о своей готовности дать г-ну Эккеру необходимые сведения, насколько позволят время и силы и как только я узнаю подробнее, чего он от меня хочет. Едва ли я могу оказать ему большую помощь, ибо хорошая рабочая квартира, которая, с одной стороны, удовлетворяет всем санитарным и т. д. требованиям, а с другой стороны, не слишком дорога для рабочего, - это, как тебе известно, так же невероятно, как четырехугольник о трех углах.

У нас здесь все благополучно, Маркс был в Нёйенаре127, печень его сейчас снова нормальна, с нервами лучше, со сном, следовательно, тоже, и если бы его не так донимали простуды, не на что было бы и жаловаться. Сам я чувствую себя прекрасно, летом основательно бездельничал, затем принимал много гостей, но думаю на будущей неделе снова приняться за работу.

Сердечный привет.

Твой Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


233
МАРКС - ЗОРГЕ, 19 ОКТЯБРЯ 1877 г.

120

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ ЭНГЕЛЬСУ В ЭНГЕЛЬСКИРХЕН Лондон, 13 октября 1877 г.

Дорогой Герман!

Меня вполне устроит, если я получу здесь деньги указанным образом, переводом, но они должны прийти 30-го. Они ведь должны пройти через мой банк, а там их запишут на мой счет только после того, как соответствующий чек после полудня действительно поступит в расчетную палату; но к этому времени банк закрывается, и я смогу располагать деньгами только на следующий день. Будь добр, сообщи мне также, через какого банкира в Бармене пересылаются мне деньги, чтобы я мог удостоверить свою личность; если более уже не являешься представителем какой-нибудь фирмы, то в подобных случаях часто наталкиваешься на затруднения.

Развал русской армии - ее учреждений, командования, штаба, подвоза боеприпасов, снабжения питанием и одеждой, лагерной организации и т. д. - с каждым днем становится все больше и больше. Это - колоссальный крах, жертвами которого являются сотни тысяч людей. За последние две недели сентября и за первую неделю октября русские, как передают, потеряли 15000 человек (то есть умерших от ран и болезней), а с начала войны одними только убитыми 47000 человек. Если они еще три недели пробудут под Плевной347 и на Ломе, может случиться, что развалится вся армия.

Сердечный привет.

Твой Фридрих Хотя стало слегка подмораживать, герань все еще продолжает немного цвести на открытом воздухе. Зато в Шотландии погиб почти весь урожай - 20 сентября в окрестностях Эдинбурга я видел еще совершенно зеленые колосья337.

Впервые опубликовано в журнале «Deutsche Revue», Jg. 46, Bd. 3, 1921

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 121

МАРКС - ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН [Лондон], 19 октября 1877 г.

Дорогой Зорге!

Посылаю вместе с этим письмом рукопись для Дуэ на случай, если он будет переводить «Капитал». В рукописи, помимо


234
МАРКС - ЗОРГЕ, 19 ОКТЯБРЯ 1877 г.

некоторых изменений в немецком тексте, указано, в каких местах этот последний следует заменить текстом французского издания. В экземпляре французского издания, предназначенном для Дуэ и тоже высланном сегодня по твоему адресу, упомянутые в рукописи места отмечены. Оказалось, что работа эта отняла у меня гораздо больше времени, чем я предполагал, а тут еще присоединилась скверная инфлюэнца, от которой я еще не совсем избавился.

Если издание осуществится, Дуэ должен в предисловии указать, что наряду со вторым немецким изданием он пользовался также вышедшим позже и переработанным мной французским изданием, но ни в коем случае не должен указывать, что американское издание авторизовано. Если он это сделает, то английские книгопродавцы немедленно перепечатают книгу в Англии и будут иметь на это законное право. Хотя я охотно предоставляю право перевода во всех странах Европы, в которых существует литературная конвенция с Англией, я этого ни за что не сделаю в самой Англии, этой стране мамоны. Лондонские книгопродавцы делали уже несколько попыток выпустить английское издание без моего разрешения и, следовательно, не уплатив мне, но все эти попытки мне удавалось пресечь. Я твердо решил, что эти господа не должны обогатиться за мой счет ни на грош.

Энгельс в настоящее время очень занят: во-первых, работа для «Vorwarts»*; во-вторых, наплыв филистеров с визитами из Германии; в-третьих, собственная «инфлюэнца» и, вчетвертых, болезнь его жены. Поэтому нам до сих пор не удалось приняться совместно за «Манифест»262.

В Германии в нашей партии не столько среди масс, сколько среди вождей (выходцев из высших классов и «рабочих») пахнет гнилью. Компромисс с лассальянцами привел к компромиссу и с другими половинчатыми элементами, в Берлине (через Моста) с Дюрингом и его «почитателями», и, кроме того, с целой бандой незрелых студентов и преумнейших докторов, поставивших себе задачей дать социализму «более высокое, идеальное» направление, то есть заменить его материалистическую базу (требующую, раньше чем ею оперировать, серьезного объективного изучения) - современной мифологией с ее богинями справедливости, свободы, равенства и братства. Одним из представителей этого направления является «вкупившийся» в партию издатель журнала «Zukunft» г-н д-р Хёхберг - допускаю, с «самыми благими» намерениями, но я на всякие


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.


235
МАРКС - ЗОРГЕ, 19 ОКТЯБРЯ 1877 г.

«намерения» плюю. Редко появлялось на свет божий что-либо более жалкое и с более «скромной претензией», чем программа его «Zukunft»348.

Что касается самих рабочих, то они, когда бросают работу и становятся профессиональными литераторами, подобно г-ну Мосту и компании, всегда творят немало бед в «теории» и постоянно готовы примкнуть к путаным головам из так называемой «ученой» касты. В течение десятилетий мы с большим трудом старались очистить головы немецких рабочих от утопического социализма, от фантастического представления о будущем общественном строе, что и давало им теоретический (а потому и практический) перевес над французами и англичанами. Но вот утопический социализм снова распространяется и притом в форме, гораздо более жалкой по сравнению не только с великими французскими и английскими утопистами, но и с... Вейтлингом. Само собой разумеется, что утопизм, который до появления материалистически-критического социализма носил в себе этот последний in nuce*, теперь, выступая на сцену post festum**, может быть только нелепым, - нелепым, пошлым и в самой основе своей реакционным.

«Vorwarts» за последнее время руководствуется, по-видимому, принципом принимать рукопись («copie», как говорят французы), откуда бы она ни исходила. Так, например, в некоторых из последних номеров какой-то малый, не знающий азбуки политической экономии, пишет странные разоблачения о «законах» кризисов349. Он разоблачает только свой собственный внутренний «крах». И вдобавок еще этот нахальный олух из Берлина, которому разрешают в бесконечно длинных статьях печатать за счет «суверенного народа» свои несуразные размышления об Англии и самую плоскую панславистскую чепуху350!

Satis superque!***

Твой Карл Маркс Кстати. Несколько (немного) лет тому назад было издано нечто вроде Синей книги (не знаю, официальной ли) о положении углекопов в Пенсильвании351, которые, как известно, находятся в настоящей феодальной зависимости от своих капиталистов (мне кажется, книга вышла после кровавого конфликта352). Мне чрезвычайно важно получить это издание,


* - в зародыше. Ред.

** - задним числом. Ред.

*** - Хватит, даже слишком! Ред.


236
МАРКС - ЗОРГЕ, 19 ОКТЯБРЯ 1877 г.

и, если ты можешь достать мне эту книгу, я вышлю тебе ее стоимость; если же нет, то не можешь ли ты, по крайней мере, узнать ее заглавие, я обращусь тогда к Гарни (в Бостон).

Впервые опубликовано в книге: «Briefe und Auszuge aus Briefen von Joh. Phil. Becker, Jos. Dietzgen, Friedrich Engels, Karl Marx u. A. an F. A. Sorge und Andere».

Stuttgart, 1906

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 122

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ [Лондон], 23 октября 1877 г.

Дорогой Бракке!

Вы сообщаете дурную весть, которую, однако, легко было предвидеть. Я уже не раз указывал Вам, что от прелестной Изольды* следует отделаться. Как ни исправляй ее перевод**, он все же остается недоделанным. К тому же еще и потеря времени, непроизводительные расходы и т. д. С юридической точки зрения ничто не может помешать от нее отделаться, потому что эта особа не выполняет и не в состоянии выполнить то, что она обязалась сделать по договору. Блос предлагал свои услуги уже раньше (но, к сожалению, после Изольды).

Журнал «Zukunft» совершенно неудовлетворителен. Его главное стремление - заменить материалистическое познание идеологическими фразами о «справедливости» и т. д. Программа журнала жалкая348. Обещает, между прочим, фантазировать и на тему об устройстве общества будущего. Этот первый результат того, что один буржуа*** вкупился в партию, оказался неудачным, что и следовало предвидеть заранее.

«Vorwarts» тоже печатает в большом количестве незрелые упражнения честолюбивых и невежественных юнцов****. Мне кажется, что деньги пролетариата предназначены не для того, чтобы создавать складочное место для подобных ученических упражнений.


* - И. Курц. Ред.

** - книги П. Лиссагаре «История Коммуны 1871 года». Ред.

*** - К. Хёхберг. Ред.

**** См. предыдущее письмо. Ред.


237
МАРКС - ГЕСС, 25 ОКТЯБРЯ 1877 г.

Надеюсь, что Ваше здоровье улучшается. Я сам уже несколько недель болею инфлюэнцей, это очень мешает работе.

Ваш К. М.

Впервые опубликовано на русском языкв в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 123

МАРКС - СИБИЛЛЕ ГЕСС В ПАРИЖ Лондон, 25 октября 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Уважаемая г-жа Гесс!

Большое спасибо от меня, а также от Энгельса, за присланные два экземпляра «Динамического учения о веществе».

Мы оба считаем, что работа нашего покойного друга* имеет весьма значительную научную ценность и делает честь нашей партии. Поэтому, совершенно независимо от нашего личного отношения к многолетнему союзнику, мы будем считать своим долгом разъяснить значение его труда и, по возможности, содействовать его распространению.

Существуют ли рукописи также обеих обещанных в предисловии Гесса частей353?

Не обижайтесь, что я прилагаю стоимость обоих экземпляров: речь идет ведь не о Ваших личных расходах, а об издержках предприятия.

Преданный Вам Карл Маркс Относительно книги я напишу в Петербург и Нью-Йорк.


* - М. Гесса. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVI, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


238
МАРКС - ШОТТУ, 3 НОЯБРЯ 1877 г.

124

МАРКС - ЗИГМУНДУ ШОТТУ ВО ФРАНКФУРТ-НА-МАЙНЕ Лондон, 3 ноября 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Милостивый государь!

Сердечно благодарю Вас за присланное.

Ваше предложение прислать мне еще кое-какие материалы из Франции, Италии, Швейцарии и т. д. с благодарностью принимаю, хотя мне и неловко Вас слишком затруднять, Впрочем, я могу спокойно подождать, ни в коей мере не задерживая своей работы, так как я попеременно пишу различные части своего труда. В действительности, для себя, я начал «Капитал» как раз в обратном порядке по сравнению с тем, как он предстанет перед публикой (начав работу с третьей, исторической, части354), только с той оговоркой, что первый том, к которому я приступил в последнюю очередь, сразу был подготовлен к печати, в то время как оба другие тома остались в необработанной форме, свойственной каждому исследованию в его первоначальном виде.

Прилагаю фотографию, так как посылаемый Вам одновременно с этим письмом экземпляр французского издания лишь воспроизводит лондонскую фотографию, еще более, и отнюдь не приятно, идеализированную парижским художником.

Глубоко преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIX, 1946 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 125

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БЛОСУ В ГАМБУРГ Лондон, 10 ноября 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой Блос!

Я был очень рад, что ты (это «ты» само собой сорвалось у меня с пера; итак, впредь обходись без «Вы») подал, наконец, признаки жизни. Что касается отвратительной Изольды*,


* - И. Курц. Ред.

Первая страница письма Маркса Блосу 10 ноября 1877 года


241
МАРКС - БЛОСУ, 10 НОЯБРЯ 1877 г.

то я уже давно настаивал на том, чтобы с ней расстаться, и шумел по этому поводу, но тщетно.

Где «la Place» пишется с большой буквы, там это слово всегда означает Place Vendome*, потому что там находилась резиденция начальника национальной гвардии, который был тогда для Парижа тем же, что мы называем «начальник гарнизона».

Что касается выражения «suppression de l'Etat»**, - которое Лиссагаре сам изменит во втором французском издании***, - то смысл его совершенно тот же, что и развитый мной в моей брошюре «Гражданская война во Франции»355. Кратко ты можешь перевести: «отмена (или уничтожение) классового государства».

Я «не сержусь» (как говорит Гейне)**** и Энгельс точно так же356. Мы оба не дадим и ломаного гроша за популярность. Вот, например, доказательство: из отвращения ко всякому культу личности я во время существования Интернационала никогда не допускал до огласки многочисленные обращения, в которых признавались мои заслуги и которыми мне надоедали из разных стран, - я даже никогда не отвечал на них, разве только изредка за них отчитывал. Первое вступление Энгельса и мое в тайное общество коммунистов***** произошло под тем непременным условием, что из устава357 будет выброшено все, что содействует суеверному преклонению перед авторитетами (Лассаль впоследствии поступал как раз наоборот).

Но события, вроде тех, которые произошли на последнем партийном съезде, - они будут надлежащим образом использованы врагами партии за границей, - все же заставили нас осторожнее относиться к «партийным товарищам в Германии».

Состояние моего здоровья заставляет меня посвящать все то ограниченное врачами время, которым я располагаю для работы, окончанию моего труда******; а Энгельс, занятый сейчас разными более или менее крупными сочинениями, все еще пишет статьи для «Vorwarts »*******.

Мне будет забавно узнать подробнее о моих «комбинациях с патером Бексом»358.


* - Вандомская площадь. Ред.

** - «упразднение государства». Ред.

*** П. Лиссагаре. «История Коммуны 1871 года». Ред.

**** Гейне. Цикл «Лирическое интермеццо», стихотворение 18-е. Ред.

***** - Союз коммунистов. Ред.

****** К. Маркс. «Капитал». Ред.

******* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел третий. Ред.


242
МАРКС - БЛОСУ, 10 НОЯБРЯ 1877 г.

Энгельс напишет тебе на днях.

Сердечный привет от жены и дочери Элеоноры.

Totus tuus*

Карл Маркс


* - Всецело твой. Ред.

** М. Гесс. «Динамическое учение о веществе». Ред.

Впервые опубликовано в журнале «Der wahre Jacob» № 565 (6), 17 марта 1908 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 126

ЭНГЕЛЬС - ЭРНСТУ ДРОНКЕ В ЛИВЕРПУЛЬ [Запись содержания] [Лондон], 20 ноября [1877 г.]

Если до завтрашнего утра я не получу расписки, то ты вынудишь меня отправиться в Центральное управление и предать гласности все это дело359.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 127

МАРКС - СИБИЛЛЕ ГЕСС В ПАРИЖ Лондон, 29 ноября 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогая г-жа Гесс!

Меня и Энгельса довольно долго не было в Лондоне, вернувшись же, я должен был, прежде чем написать Вам, сначала прочесть книгу нашего покойного друга**.

Я и Энгельс очень Вам благодарны за пересылку книги. Насколько это в наших силах, мы постараемся ее распространить. Она содержит гениальные взгляды, но, к сожалению. вероятно потому, что Гесс не смог подвергнуть книгу окончательной обработке, - в ней не мало таких положений, которые


243
МАРКС - РЕДАКЦИИ НЕИЗВЕСТНОЙ ГАЗЕТЫ, 19 ДЕКАБРЯ 1877 г.

доставят материал для серьезной критики со стороны естествоиспытателей-специалистов .

Желаю Вам наилучшего успеха.

Преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано в приложении к газете «Vorwarts» № 67, 9 февраля 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 128

МАРКС - РЕДАКЦИИ НЕИЗВЕСТНОЙ ГАЗЕТЫ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 19 декабря 1877 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Уважаемая редакция!

Прилагаю письмо, полученное мной из Бреславля** для передачи Вам. Отправитель, Хоровиц, мне неизвестен; он пишет мне, однако, что является членом Берлинской секции социал-демократической партии.

С искренним приветом Карл Маркс

** Польское название: Вроцлав. Ред.

Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 360


244

1878 год 129

ЭНГЕЛЬС - ИОГАННУ ФИЛИППУ БЕККЕРУ В ЖЕНЕВУ Лондон, 11 января 1878 г.

Старый дружище!

Прежде всего - с Новым годом! Желаю, чтобы этот год принес тебе меньше горя и забот, чем прошедший.

Посылка пришла, наконец, несколько дней тому назад. Большое спасибо! «Bulletin jurassien » я еще полностью не просмотрел. Интересно следить за развалом этой банды, окончательно оттесненной на задний план нашими победами на выборах 10 января 1877 года299.

Пусть они теперь интригуют и рычат сколько угодно - им все равно крышка.

Ты получишь по почте перевод на 50 франков; прими их в качестве нашего взноса на «Precurseur». По новым правилам я должен сохранить полученную здесь квитанцию у себя; перевод тебе пришлют, как здесь сказали, из Базеля.

Мы живем неплохо. Маркс чувствует себя гораздо лучше, чем в прошлые годы; жена его не совсем здорова, но врач обещает успешное лечение; самому мне жаловаться не на что.

У вас в Швейцарии, по-видимому, дела идут совсем хорошо. Образование рабочей партии - большой успех361, а если программа ее и кажется господам бакунистам недостаточно радикальной, так на это наплевать. У партии, которая обладает достаточными политическими средствами, чтобы прямо вступить в борьбу, и которая может рассчитывать быстро приобрести значительный вес, как это имеет место в Швейцарии, есть дела поважнее, чем навязывание каждому отдельному участнику своих конечных целей в качестве догмы. Конечно, программа могла бы быть гораздо лучше, но образцом для нее послужила


245
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 11 ЯНВАРЯ 1878 г.

напичканная пустословием программа, которая была принята при объединении в Германии237.

В Германии также были совершены большие ошибки. В особенности выступление по поводу французского кризиса, выдержанное совершенно в бакунистском духе103. И опять-таки в этом случае обнаружилось, насколько Франция в практическом отношении опередила нас.

Как ни жалки пока результаты, все же там впервые удалось добиться чего-нибудь без насильственного переворота, а применение силы, так скоро после кровавой бани 1871 г., могло привести там лишь к новому подавлению и новому бонапартизму. Теперь же вполне можно рассчитывать на то, что в недалеком будущем рабочие завоюют себе свободу печати, право союзов и собраний и прочие средства для организации и для борьбы, а это пока все, что им нужно. У них есть возможность разобраться в теоретических вопросах, что очень важно, и когда, наконец, придет пора, они вступят в революцию в виде крепко организованной партии и с определенной программой. К тому же находящийся теперь в полном разгаре процесс дебонапартизации и республиканизации крестьян является также огромным достижением. И, наконец, развязка последовала потому, что рядовой солдат отказался идти в бой362, - процесс развала милитаризма начался изнутри и вскоре может перекинуться в Германию, в особенности если последствия теперешней политики заставят вести армию воевать в пользу русских.

Затем крупной ошибкой в Германии является то, что студентам и прочим невежественным «ученым» позволяют в качестве научных представителей партии нести перед всем светом в огромном количестве невероятную чушь. Впрочем, это детская болезнь, которую необходимо перенести, и именно для того, чтобы сократить ее, я так подробно разобрал это на примере Дюринга*.

В остальном и там все идет прекрасно, и если они теперь как следует развернут антирусскую агитацию, то это может оказать очень хорошее действие.

Кстати, Бюфнуар, с которым так носится «Vorwarts»363, весьма двусмысленная личность.

Сначала он был клерикалом, затем еще недавно в вдохновенных стихах воспевал Гамбетту; он не играет никакой роли среди парижских рабочих. Либкнехт тут снова попал впросак.

Русские, вероятно, поставят такие условия мира, что война будет продолжаться. Их армия не имеет мостов через Дунай


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.


246
ЭНГЕЛЬС - БЕККЕРУ, 11 ЯНВАРЯ 1878 г.

и, следовательно, отрезана. Она может беспомощно погибнуть от голода, если погода не станет лучше. А безуспешная война или новые неудачи безусловно вызовут революцию в Петербурге. Она начнется с двора и с конституции, но это будет 1789 год, за которым последует 1793 год. Пусть только в Петербурге соберется национальное собрание - и лицо всей Европы изменится.

Твой старый Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: F. Engels.

«Vergessene Briefe (Briefe Friedrich Engels' an Johann Philipp Becker)». Berlin, 1920

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 130

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ [Лондон], 4 февраля 1878 г. ... Мы самым решительным образом становимся на сторону турок по двум причинам: 1) Потому, что мы изучали турецкого крестьянина - следовательно, турецкую народную массу - и видим в его лице безусловно одного из самых дельных и самых нравственных представителей крестьянства в Европе.

2) Потому, что поражение русских очень ускорило бы социальный переворот в России, элементы которого налицо в огромном количестве, а тем самым ускорило бы резкий перелом во всей Европе.

Дела пошли по-другому. Почему? Вследствие предательства Англии и Австрии.

Англия - я имею в виду английское правительство - спасла, например, сербов, когда они были разбиты; путем обмана она побудила турок приостановить военные действия, уверив их, будто русские предложили (через посредство Англии) перемирие, первое условие которого - прекращение военных действий. Только благодаря этому стали возможны последние внезапные успехи русских365. Иначе их армия в значительной части погибла бы от голода и холода; только открытие путей в Румелию, где можно было получить (то есть взять) припасы и где к тому же мягче климат, позволило русским вырваться из болгарской мышеловки, переполненной русскими солдатами, и всей массой хлынуть на юг. Дизраэли по рукам и ногам 364


247
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1878 г.

связывали (и теперь еще связывают) в его собственном министерстве русский агент маркиз Солсбери, близкий друг Игнатьева, Великий Кофта366 of common place* граф Дерби и вышедший теперь в отставку граф Карнарвон.

Австрия помешала туркам собрать плоды их побед в Черногории и т. д.

Наконец - и это одна из главных причин их окончательного поражения, - турки не сделали вовремя революцию в Константинополе; таким образом, воплощение старого серального режима, Махмуд-Дамад, зять султана**, остался подлинным руководителем войны, а это абсолютно то же самое, как если бы русский кабинет прямо руководил войной против самого себя. То, что этот субъект систематически парализовал и компрометировал турецкую армию, может быть доказано до мельчайших подробностей. Впрочем, это в Константинополе общеизвестно, и это усугубляет историческую вину турок. Народ, который в такие моменты наивысшего кризиса не способен действовать революционным образом, - такой народ погиб.

Русское правительство знало, чего стоил для него Дамад; оно употребило больше стратегического и тактического искусства, чтобы держать Мидхата-пашу подальше от Константинополя и сохранять Дамада у кормила правления, чем для того, чтобы взять Плевну347.

Конечно, за кулисами русских успехов стоит... Бисмарк. Он создал союз трех императоров257, удерживавший Австрию от выступления. Даже после падения Плевны Австрии стоило выставить только 100000 человек - и русским пришлось бы, не солоно хлебавши, отступить или довольствоваться самыми скромными результатами. Отречение Австрии сразу же дало перевес русской партии в Англии, так как Франция (вследствие ускоренной г-ном Гладстоном, тогдашним премьер-министром, пост-седанской катастрофы - катастрофы после Седана15) как континентальная военная держава для Англии более не существовала.

Результат этого - попросту распад Австрии, неизбежный в том случае, если русские условия мира будут приняты157 и Турция тем самым, по крайней мере в Европе, будет впредь существовать только формально. Турция была плотиной Австрии против России и ее славянской свиты. Следовательно, в подходящий момент прежде всего будет, разумеется, выклянчена «Богемия».


* Игра слов: «common place» - «общее место», «пошлость»; House of Commons - английская палата общин. Ред.

** - Абдул-Меджида. Ред.


248
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1878 г.

Но у Пруссии как Пруссии - то есть в ее специфической противоположности к Германии - есть еще и другие интересы: Пруссия, как таковая, это - ее династия; она создалась и существует в том виде, как она есть, - на русской «подкладке». Поражение России, революция в России были бы похоронным звоном для Пруссии.

В противном случае сам г-н фон Бисмарк после большой победы над Францией, когда Пруссия стала первой военной державой Европы, не счел бы, пожалуй, нужным снова поставить ее по отношению к России в то положение, какое она занимала в 1815 г., когда она была пятой спицей в колеснице европейских государств.

И наконец, для таких великих людей, как Бисмарк, Мольтке и т. д., далеко не безразличны те преимущества, которые сулит им лично начавшийся теперь ряд европейских войн...

Совершенно очевидно, что Пруссия должна будет при случае потребовать «компенсацию» за русские успехи, ставшие возможными только благодаря ей. Это явствует уже из поведения русских в отношении румынского правительства, которое спасло тех же русских под Плевной до прибытия из Московии войсковых пополнений. В благодарность за это Карл фон Гогенцоллерн должен теперь возвратить русским часть Бессарабии, уступленную ими после Крымской войны. Что в Берлине просто так на это не согласятся, в Петербурге, конечно, знают и охотно готовы заплатить щедрое возмещение.

Но у всей этой истории есть и другие стороны. Турция и Австрия были последним оплотом старого европейского государственного порядка, который был вновь заштопан в 1815 году, и с их гибелью порядок этот рушится окончательно. Этот крах, который осуществится в ряде войн (сперва «локализованных», а под конец «всеобщих»), ускоряет социальный кризис и вместе с ним гибель всех этих бряцающих оружием дутых держав.

Впервые опубликовано в брошюре: W. Liebknecht. «Zur orientalischen Frage».

2. Aufl. Leipzig, 1878

Печатается по тексту брошюры Перевод с немецкого 131

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛЕЙПЦИГ [Лондон], 11 февраля 1878 г.

Одно хорошее дело сделали русские: они взорвали «великую либеральную партию» Англии и надолго лишили ее возможности быть правительственной партией; что же касается партии 364


249
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 11 ФЕВРАЛЯ 1878 г.

тори, то она сама потрудилась в официальной форме умертвить себя руками предателей Дерби и Солсбери (последний является подлинным орудием России в министерстве).

Благодаря периоду коррупции, наступившему с 1848 г., английский рабочий класс был постепенно охвачен все более и более глубокой деморализацией и дошел, наконец, до того, что стал простым придатком «великой либеральной партии», то есть партии своих собственных поработителей, капиталистов. Руководство английским рабочим классом целиком перешло в руки продажных лидеров тред-юнионов и агитаторов по профессии. Эти молодчики, вслед за Гладстонами, Брайтами, Мунделла, Морли, фабрикантской сволочью и т. д., кричали и вопили in majorem gloriam* царя - освободителя народов, не ударяя в то же время палец о палец в защиту своих братьев по классу, осужденных шахтовладельцами Южного Уэльса на голодную смерть367. Жалкие люди! Чтобы все это достойно увенчать, во время последних голосований в палате общин (7 и 8 февраля, когда большинство столпов «великой либеральной партии» - Форстер, Лоу, Харкорт, Гошен, Хартингтон и даже (7 февраля) сам великий Джон Брайт - бросило свою армию на произвол судьбы и удрало в момент голосования, чтобы не слишком скомпрометировать себя вотумом368) единственные рабочие представители в палате общин, и притом, horribile dictu**, прямые представители шахтеров и сами потомственные шахтеры, Берт и ничтожный Макдональд, голосовали заодно с охвостьем «великой либеральной партии», которое восторгается царем!

Но быстро обнаружившиеся планы русских сразу рассеяли чары и положили конец «механической агитации» (пятифунтовые банкноты - вот главная пружина механизма); в этот момент было бы «опасно для жизни» Моттерсхедов, Хауэллов, Джонов Хейлзов, Шиптонов, Осборнов и всей этой сволочи пикнуть на каком-нибудь открытом рабочем собрании; даже их «закрытые собрания по входным билетам» насильно срываются и разгоняются народной массой.

Но тяжеловесный «англосакс» просыпается слишком поздно, по крайней мере если иметь в виду ближайшие события...

Русская дипломатия очень далека от того, чтобы разделять нелепую «христианскую» антипатию к «полумесяцу». Она считает, что Турция, сведенная в Европе к Константинополю и небольшой части Румелии, но с компактным хинтерландом


* - ради вящей славы. Ред.

** - страшно сказать. Ред.


250
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 11 ФЕВРАЛЯ 1878 г.

в Малой Азии, Аравии и т. д., - должна быть прикована к России цепями наступательного и оборонительного союза.

Во время последнего похода 120000 поляков сослужили хорошую службу русской армии; остается теперь присовокупить к полякам турок - и два самых храбрых племени Европы, жаждущих отомстить Европе за свой позор, станут под русское знамя, - недурная идея!

В 1829 г. Пруссия действовала точно так же, как теперь, - но тогда она была еще всегонавсего самым крупным из европейских мелких государств и заведомо протеже России.

Отчаянное положение, в котором оказалась русская армия после перехода Балкан Дибичем (в июле 1829 г.), хорошо изображено у Мольтке369. Спасти ее можно было только с помощью дипломатии.

Вторая кампания чуть было не окончилась так же плохо, как и первая370, и тогда - finis Russiae, тогда России был бы конец. Поэтому царь Николай 10 июня 1829 г. прибыл в Берлин под предлогом присутствия на бракосочетании принца Вильгельма Прусского (нынешнего германского императора). Он попросил Фридриха-Вильгельма III («в венке победном»371) воздействовать на Порту, чтобы она прислала к нему уполномоченных для начала мирных переговоров. В то время Дибич еще не перешел через Балканы, большую часть его армии задержали перед Силистрией и под Шумлой*. Фридрих-Вильгельм III, по соглашению с Николаем, официально отправил барона Мюфлинга чрезвычайным посланником в Константинополь; но он должен был действовать там как агент в интересах России. Мюфлинг был настоящим русским, как он сам рассказывает в книге «Из моей жизни»; в 1827 г. он составил план русского похода, он же настаивал на том, чтобы Дибич coute que coute** перешел через Балканы, в то время как он сам интриговал в Константинополе в качестве мирного посредника; он сам говорит, что султан***, напуганный этим переходом, апеллировал бы «к нему как к другу».

Под предлогом обеспечения европейского мира ему удалось склонить на свою сторону Францию и Англию, - последнюю тем, что он воздействовал через английского посла, русофила Роберта Гордона, на его брата, графа Абердина, а через Абердина на Веллингтона, который впоследствии в этом горько раскаивался.


* Болгарские названия: Силистра и Шумен (современное название: Коларовград). Ред.

** - во что бы то ли стало. Ред.

*** - Махмуд II. Ред.


251
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 11 ФЕВРАЛЯ 1878 г.

Перейдя через Балканы, Дибич имел удовольствие 25 июля (1829 г.) получить от Решидпаши письменное приглашение начать мирные переговоры. В тот же день Мюфлинг впервые беседовал с рейс-эфенди (турецким министром иностранных дел)*, которого он запугал своей энергичной речью (а la принц Рейс**); он ссылался при этом на Гордона и т. д. Под давлением прусского посланника (при поддержке английского посла Гордона и французского Гильемино, - оба были обработаны Мюфлингом) султан принял следующие пять условий мира: 1) целостность Оттоманской империи; 2) сохранение прежних договоров между Портой и Россией; 3) присоединение Порты к лондонскому договору (заключенному 6 июля 1827 г.) между Францией, Англией и Россией касательно урегулирования греческих дел372; 4) твердые гарантии свободы судоходства на Черном море; 5) дальнейшие переговоры между турецкими и русскими поверенными в делах о требованиях компенсации и всех других претензиях обеих сторон.

28 августа два турецких уполномоченных, Садык-эфенди*** и Абдул-Кадир-бей, в сопровождении Кюстера (атташе прусского посольства в Константинополе) прибыли в Адрианополь****, где уже около недели находился русский генеральный штаб. 1 сентября Дибич открыл переговоры, не дожидаясь русских уполномоченных (Алексея Орлова и Палена), доехавших лишь до Бургаса.

Но во время переговоров Дибич все время продвигал свои войска к Константинополю. Наглый и высокомерный (несмотря на свое скверное положение или, вернее, из-за него), он потребовал, чтобы турецкие уполномоченные дали в восьмидневный срок свое согласие на следующие пункты: Крепости Браилы, Журжева***** и Калафата должны быть срыты, а сами эти пункты присоединены к Валахии. Турция уступает России Анапу и Поти на Черном море и Ахалцыхский пашалык; 700000 «бурс» (около 120 миллионов франков) военной контрибуции, уплата которой обеспечивается тем, что Силистрия и Дунайские княжества остаются в качестве залога в руках русских. Компенсация в размере около 15 миллионов франков русским купцам за их убытки, которая должна быть выплачена в три срока, причем после каждого из этих платежей русская армия будет отходить - сначала к подножию


* Пояснение в скобках, вероятно, принадлежит В. Либкнехту. Ред.

** - Генрих LXXII. Ред.

*** - Мехмет-Садык-эфенди. Ред.

**** Турецкое название: Эдирне. Ред.

***** Румынское название: Джурджу. Ред.


252
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 11 ФЕВРАЛЯ 1878 г.

Балкан, затем к северу от этой горной цепи и, наконец, за Дунай.

Порта заявила протест против этих условий, находившихся в явном противоречии с заверениями царя* об умеренности его требований. Новый прусский посланник Ройер (Мюфлинг, этот «друг Порты» и ангел мира, испарился 5 сентября, закончив свое дело палача), вместе с генералом Гильемино, которого надул Мюфлинг, и сэром Робертом Гордоном, поддержал протест Порты, ибо такая наглость противоречила уговору и заходила слишком далеко даже для того, кто был «в венке победном». Дибич знал, что в военном отношении он сидит в луже, и пошел на мнимые уступки: статью о размерах военной, контрибуции он согласился вычеркнуть из официального мирного договора; первый взнос по уплате возмещения русским купцам был сокращен, ибо, как заявили турецкие представители, «самый невежественный человек знает, что Порта не могла бы заплатить». Мир был, наконец, заключен 5 сентября373.

Велика была сенсация в Европе, велико было возмущение в Англии; Веллингтон метал громы и молнии; даже Абердин отметил в депеше опасность, таившуюся в каждом отдельном условии мирного договора, и пытался создать всеобщий союз, которым все великие державы (включая Россию) гарантировали бы мир на Востоке. Австрия не возражала; но Пруссия сорвала этот план, спасла Россию от опасностей, которыми ей угрожал европейский конгресс. (Франция, в которой Карл X готовил тогда государственный переворот, подготавливала тайное соглашение с Россией; был заключен также тайный договор, по которому Франция должна была получить Рейнские провинции374.)

При таких обстоятельствах Нессельроде нечего было стесняться; он послал наглую и издевательскую депешу английским министрам, то есть депешу, адресованную графу Ливену (русскому послу) в Лондон.

Так поступила Пруссия тогда, и теперь она повторила то же самое в еще больших размерах. Недурные Гогенштауфены - эти Гогенцоллерны! Бисмарку легко было проявлять государственную мудрость в его австрийской и французской затеях375; против Австрии он опирался на Бонапарта и итальянцев, а против Франции он имел за собой всю Европу. Кроме того, цель, к которой он стремился, была поставлена и подготовлена обстоятельствами.


* - Николая I. Ред.


253
МАРКС - СМИРНОВУ, 29 МАРТА 1878 г.

Теперь же, когда обстоятельства осложнились, гениальности пришел конец*.


* Вслед за данным письмом в брошюре В. Либкнехта помещен следующий абзац, относительно которого не установлено, является ли он частью письма Маркса или принадлежит самому Либкнехту: «Внутри России неспокойно. Кроткий Александр хочет построить на Новой Земле каторжную тюрьму для политических преступников. Это была бы la mort sans phrases - смерть в буквальном смысле слова. Было бы желательно, чтобы на ближайшие год-два установился мир. Это было бы полезно прежде всего для дальнейшего развития внутреннего распада в России. Первым шагом русского правительства было бы (по прусскому образцу после 1815 г.) преследование панславистских агитаторов376. Пока в них нуждались, их использовали; когда же прекратится военная суматоха, - кара не замедлит последовать». Ред.

** Название журнала написано Марксом по-русски. Ред.

Впервые опубликовано в брошюре: W. Liebknecht. «Zur orientalischen Frage».

2. Aufl. Leipzig, 1878

Печатается по тексту брошюры Перевод с немецкого 132

МАРКС - ВАЛЕРИАНУ НИКОЛАЕВИЧУ СМИРНОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 29 марта 1878 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Дорогой Смирнов!

Я предполагаю, что Вы еще редактор «Вперед»** и, значит, это письмо застанет Вас по выбранному мной адресу.

Партийные друзья в Париже просят у меня информацию о двух агитаторах, выступающих в наших парижских обществах, а именно о «князе Кропоткине» и г-же «Кулишовой», близкой подруге Косты.

Известно ли Вам что-нибудь об этих личностях в политическом отношении?

Преданный Вам Карл Маркс Впервые опубликовано на языке оригинала в журнале «International Review for Social History», vol. III, Leiden, 1938

Печатается по рукописи Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые


254
ЭНГЕЛЬС - ГИРШУ, 3 АПРЕЛЯ 1878 г.

133

ЭНГЕЛЬС - КАРЛУ ГИРШУ В ПАРИЖ Лондон, 3 апреля 1878 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой Гирш!

He будете ли Вы так добры передать Лопатину прилагаемое письмо*? Мы не знаем, годится ли еще его старый адрес, который у нас есть. Речь идет о статье об осужденных русских для «Календаря» Бракке377. «Egalite» мы уже некоторое время не получаем; надеюсь, что с ней ничего не случилось. С закрытием «Bulletin jurassien» из-за недостатка средств бакунистское хвастовство окончилось самым жалким образом. Приятно видеть, что движение окрепло настолько, что без труда сметает весь этот сектантский хлам. Я пошлю Вам несколько своих статей о движении в 1877 г., помещенных в нью-йоркском «Labor Standard»**, как только они прибудут сюда полностью. С Дюрингом я почти покончил. Вы, вероятно, скоро опять найдете в «Vorwarts» кое-что о его «социализме»***. Этот филистер отнял у меня безобразно много времени, но нельзя было иначе: либо браться как следует, либо вовсе не браться. Эти анархисты - замечательные парни! Великий враг государства Адемар Швицгебель, правая рука Гильома, который скорее отсечет себе руку, чем положит в урну избирательный бюллетень, - офицер федеральной армии! по словам самого «Bulletin jurassien».

Сердечный привет всем друзьям, в особенности Каубу и Меса.

Искренне Ваш Ф. Э.


* См. следующее письмо. Ред.

** Ф. Энгельс. «Европейские рабочие в 1877 году». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел третий. Ред.

**** Название журнала написано Энгельсом по-русски. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по машинописной копии Перевод с немецкого 134

ЭНГЕЛЬС - ГЕРМАНУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ ЛОПАТИНУ В ПАРИЖ [Лондон, 3 апреля 1878 г.] ... Передайте от меня большой привет Лаврову. Я с удовольствием отметил, что его прекрасная статья в последнем выпуске «Вперед»**** была переведена в «Vorwarts», она произ- 378


255
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 30 АПРЕЛЯ 1878 г.

ведет соответствующее впечатление379. К сожалению, у меня немного побаливает глаз, и это мешает мне читать по-русски, от русского шрифта у меня всегда болят глаза; будем надеяться, что болезнь не затянется...

Впервые опубликовано в журнале «История СССР» № 6, 1959 г.

Печатается по рукописи письма Лопатина Лаврову от 17 апреля 1878 г.

Перевод с французского 135

ЭНГЕЛЬС - ВИЛЬГЕЛЬМУ БРАККЕ В БРАУНШВЕЙГ Лондон, 30 апреля 1878 г.

Дорогой Бракке!

Прилагаю квитанцию Лиссагаре на 300 марок, которые он, потеряв около 6 марок, обратил по золотому паритету в 15 ф. ст.,- вероятно, для того, чтобы не быть вынужденным признать монетную реформу Бисмарка.

Мне кажется, что Вы, рассуждая о имперских железных дорогах и табачной монополии380, несколько увлеклись и забежали вперед381. Не говоря уже о том, что это необычайно усилило бы мощь пруссачества, обеспечив правительству, с одной стороны, полнейшую финансовую независимость от всякого контроля, а с другой - непосредственное распоряжение двумя новыми армиями, армией железнодорожных служащих и армией продавцов табачных изделий, с вытекающими отсюда возможностями раздачи должностей и коррупции, - не говоря уже обо всем этом, не следует забывать, что всякая передача промышленных и коммерческих функций в руки государства может иметь в наши дни двоякий смысл и двоякий результат, смотря по обстоятельствам: либо реакционный - шаг назад к средневековью, либо прогрессивный - шаг вперед к коммунизму. Но мы в Германии едва только выкарабкались из средневековья и в настоящий момент еще только собираемся, при помощи крупной промышленности и благодаря краху382, вступить в современное буржуазное общество. У нас в возможно большем развитии нуждается именно режим буржуазной экономики, который концентрирует капиталы и до крайности обостряет противоречия, особенно на северо-востоке. Экономическое разложение феодальных порядков к востоку от Эльбы является для нас, на мой взгляд, самым неотложным шагом 235


256
ЭНГЕЛЬС - БРАККЕ, 30 АПРЕЛЯ 1878 г.

вперед. Наряду с этим - разложение мелкого производства, промышленного и ремесленного, по всей Германии и замена его крупной промышленностью. В том-то и заключается, в конце концов, единственная положительная сторона табачной монополии, что она одним ударом превратила бы одно из гнуснейших домашних производств в крупную промышленность. Но зато, с другой стороны, против государственных рабочих-табачников тотчас же были бы введены исключительные законы, они были бы лишены свободы союзов и стачек, а это было бы еще хуже. Нет необходимости в том, чтобы имперские железные дороги и табачная монополия были у нас государственными отраслями хозяйства, - для железных дорог, во всяком случае, это еще не является необходимым и только теперь становится таковым в Англии; наоборот, по отношению к почте и телеграфу это является необходимым. И за весь ущерб, который причинили бы нам обе эти новые государственные монополии, мы получили бы в качестве компенсации только новую звонкую фразу для агитационных речей.

Ибо государственная монополия, учреждаемая исключительно из финансовых и политических соображений, а не в силу настоятельной внутренней необходимости, не дает нам даже сколько-нибудь порядочного аргумента. К тому же введение табачной монополии и упразднение домашней табачной промышленности потребовали бы по меньшей мере столько же времени, сколько еще в крайнем случае может продержаться бисмарковщина. Вы можете быть вполне уверены в том, что прусское государство настолько ухудшило бы качество табака и так повысило бы его цену, что сторонники свободной конкуренции с восторгом затрубили бы об этом провале государственного коммунизма и народ поневоле признал бы их правоту. Все это в целом - невежественная фантазия Бисмарка, вполне достойная его плана 1863 г. аннексировать Польшу и германизировать ее в три года.

Если бы я знал, что предложение- об отмене освобождения военных от налогов было уже внесено несколько лет тому назад прогрессистской партией105, то я бы тоже отсоветовал Вам выступать с этим предложением. На мой взгляд, защитой буржуазных требований мы можем заниматься лишь тогда, когда буржуазные партии сами не выполняют эту свою первейшую обязанность; но, судя по Вашей же речи, этого условия в данном случае не было налицо. Я отмечаю это только из-за ответа Рихтера383; я, разумеется, нисколько не отрицаю того, что постановка нами этого вопроса может принести большую пользу пропаганде, но не могу, конечно, судить об этом отсюда со всей категоричностью.


257
МАРКС - ШОТТУ, 13 ИЮЛЯ 1878 г.

С г-ном Дюрингом я, наконец-то, благополучно покончил, если не считать просмотра последних статей*, и на этом свете я не хотел бы больше поддерживать это приятное знакомство. Какой зазнавшийся невежда! Если оставшаяся часть теперь не будет напечатана в кратчайший срок, то в этом виноват буду уж не я.

С дружеским приветом Ваш Ф. Энгельс


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел третий. Ред.

Впервые полностью опубликовано на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. I (VI), 1932 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 136

МАРКС - КАРЛУ ГИРШУ В ПАРИЖ [Лондон], 26 июня 1878 г.

Дорогой Гирш!

Я не могу достать здесь ответ Бухера в «Norddeutsche Allgemeine Zeitung». Его должны были напечатать также во «Frankfurter Zeitung»384.

Пришлите, пожалуйста, срочно.

Искренне преданный Вам Карл Маркс Публикуется впервые Печатается по рукописи Перевод с немецкого 137

МАРКС - ЗИГМУНДУ ШОТТУ ВО ФРАНКФУРТ-НА-МАЙНЕ [Лондон], 13 июля 1878 г.

Дорогой друг!

Из Германии у меня нет никаких известий. Особенно хотелось бы знать, получили ли Вы мое письмо, которое я написал тотчас в ответ на Ваше.


258
МАРКС - ШОТТУ, 13 ИЮЛЯ 1878 г.

Я не получаю даже газет, посылаемых на мое имя.

Если Вы не получили моего письма, то на будущее время пишите, пожалуйста, по адресу (без дальнейших указаний - для кого): Эдвин Уиллис, эск., 40, Maitland Park, Crescent, London, N. W.

Преданный Вам К. M.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 138

МАРКС - ЗИГМУНДУ ШОТТУ ВО ФРАНКФУРТ-НА-МАЙНЕ [Лондон], 15 июля 1878 г.

Дорогой друг!

Ваше письмо я получил в тот самый день, когда отправил Вам окольным путем несколько строк*.

В Вашем предпоследнем письме (от 30 июня) нет никаких вопросов ко мне, кроме одного: получил ли я посланную мне часть откликов германской печати на мое первое послание в «Daily News»**? Отвечаю: нет.

Мне и во сне не снилось писать «книгу» о г-не Бухере. За ним еще долг: ответ на мои «30» строк***. У меня нет ни времени, ни повода писать вместо него те «3000» строк, которые он считает необходимыми385. Эту басню распустил лондонский корреспондент «Vossische Zeitung ». Это, насколько мне известно, д-р Элард Бискамп, известный прохвост. На этот раз, однако, его скверная шутка удалась386.

По состоянию здоровья мне необходимо поехать в Карлсбад. Но г-н Бисмарк, которого так тянуло в Киссинген, этого не хочет387. Что делать?**** (que faire?) - как говорят русские388. Придется выбрать в крайнем случае один из британских морских курортов, еще не находящихся под надзором спасителей общества из нового Священного союза257. Жена моя серьезно больна, и ей придется, по-видимому, ехать в Карлсбад; пожа-


* См. предыдущее письмо. Ред.

** К. Маркс. «Господин Бухер». Ред.

*** К. Маркс. «Ответ на «разъяснение» Бухера». Ред.

**** В оригинале написано по-русски. Ред.


259
ЭНГЕЛЬС - ШМИДТУ, 19 ИЮЛЯ 1878 г.

луй, экс-благородную экс-баронессу фон Вестфален не сочтут контрабандой.

Надеюсь, что путешествие принесет Вам пользу. Если Вы задержитесь где-нибудь подольше, то напишите мне оттуда. Возможно, что мне придется послать Вам свою английскую статью (еще не напечатанную)*, которая, однако, совершенно не затрагивает дорогого «fatherland»**, как его называют англичане.

С сердечным приветом Ваш Карл Маркс


* К. Маркс. «История Международного Товарищества Рабочих, сочиненная господином Джорджем Хауэллом». Ред.

** - «отечества». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 139

ЭНГЕЛЬС - ВАЛЕРИАНУ НИКОЛАЕВИЧУ СМИРНОВУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 16 июля 1878 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой г-н Смирнов!

Вчера я послал Вам экземпляр моего сочинения против Дюринга389, который, надеюсь, Вы получили.

Я послал бы по экземпляру Лопатину и Лаврову, но не знаю, в Швейцарии ли еще Лопатин, и у меня нет теперешних парижских адресов ни того, ни другого. Вы меня очень обяжете, если сможете сообщить мне, куда я должен адресовать эти книги.

Ваш Ф. Энгельс Впервые опубликовано на языке оригинала в журнале «International Review for Social History», vol. III, Leiden, 1938

Печатается по рукописи Перевод с французского На русском языке публикуется впервые 140

ЭНГЕЛЬС - ОСКАРУ ШМИДТУ В СТРАСБУРГ [Черновик] [Лондон, 19 июля 1878 г.]

Милостивый государь!

Во вчерашнем номере «Nature» я увидел извещение о том, что на съезде естествоиспытателей в Касселе Вы будете делать доклад «Об отношении дарвинизма к социалдемократии»390.


260
ЭНГЕЛЬС - ШМИДТУ, 19 ИЮЛЯ 1878 г.

То, что представители дарвинизма в Германии не смогут уклониться от необходимости занять определенную позицию по отношению к социалистическому мировоззрению, социалисты предвидели задолго до дружеского жеста г-на Вирхова391. Какова бы ни была эта позиция, она может лишь послужить выяснению положения и просветлению умов. Зато для обеих сторон желательно, чтобы это было сделано вполне компетентно.

Для того чтобы содействовать этому со своей стороны, я беру на себя смелость послать Вам по почте экземпляр только что вышедшей моей работы «Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом». Я, между прочим, сделал там попытку изложить в общих чертах также отношение научного социализма к установкам современного теоретического естествознания вообще и специально к дарвиновской теории. Места, относящиеся к дарвинизму, отмечены.

В свое время я буду иметь честь подвергнуть Ваш доклад со своей точки зрения той беспристрастной критике, которая единственно достойна свободной науки и которую должен приветствовать каждый ученый, даже если она направлена против него самого.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса.

1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 141

ЭНГЕЛЬС - ФИЛИППУ ПАУЛИ В РЕЙНАУ Лондон, 30 июля 1878 г.

Дорогой Паули!

Надеюсь, что сегодня наши выполнят свой долг, как мы, судя по всему, вправе ожидать.

После того как Бисмарк затеял колоссальную глупость, пожелав использовать всю эту стрельбу для того, чтобы свалить либералов, причем социалисты послужили ему лишь в качестве предлога392, мы можем теперь с большим удовольствием наблюдать потасовку среди самих героев порядка393. Я не понимаю Бисмарка; его «нервы», должно быть, окончательно отказались ему служить вместе с последними оставшимися у него крохами рассудка. Пусть он не замечает того, что вся его бонапартистская игра заключается в том, чтобы поочередно использовать рабочих против буржуа


261
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 30 ИЮЛЯ 1878 г.

и буржуа против рабочих, надувая и тех и других, - это еще куда ни шло. Но чистейшее безумие, когда он хочет свалить либералов, - тех самых либералов, которые являются его единственной защитой против открыто феодального, ортодоксально-реакционного двора, этих подпевал с девизом: «ведь мы всё же собаки»146, - которых стоит лишь чуточку приласкать, чтоб они стали целовать ногу, дающую им пинок в зад. Ведь этим самым он окончательно отдает себя в руки людей реакции, тех самых людей, которых он предавал и преследовал и которые его смертельно ненавидят. И это называется «государственный деятель»! И это ничтожество хочет разгромить социалистов при помощи такой политики, которая не может принести пользы никому, кроме социалистов! Если бы мы оплачивали этого простака, то и тогда он не мог бы работать на нас лучше. К тому же он до самого последнего дня оттягивает сессию рейхстага, чтобы травля социалистов успела остыть, буржуа имел бы время устыдиться своей подлой клеветы, а партии порядка так крепко вцепились бы друг другу в волосы, что их стало бы невозможно разнять никакими силами. И в то время как снизу так обильно удобряют корни социализма, его думают погубить тем, что в сентябре подрежут сверху несколько отростков! Мой милый Бисмарк, cacatum non est flictum*.

Благодарю за газету; вся эта шумиха на три четверти чистейший вымысел лондонской газеты (д-ра Юха, совершенно опустившегося старого нищего-пропойцы, и владельца типографии Швейцера, которого поколотили во время демонстрации против кронпринца, но он из трусости не посмел жаловаться!). Этот листок желает продаться рептильному фонду151, но фонд этот уже имеет здесь свою газету в лице «Hermann» и думает, что non bis in idem**.

Правда только то, что несколько остолопов немецкого происхождения, тоже сильно опустившихся, поднимают большой шум в двух союзах и, пользуясь происшедшей в Берлине стрельбой, хотят изобразить здесь из себя представителей рабочих всех стран. Маленький Эрхардт из Мангейма из тщеславного желания играть роль тоже поддался искушению и присоединился к этой шайке. Теперь они, кажется, уже в третий раз на протяжении четырех лет провозглашают себя международным центральным советом пролетариата***. Когда поднятый ими шум и бумагомарание дойдут до известного предела, мы будем вынуждены открыто разоблачить этих господ,


* - нагадить - не значит сокрушить (перефразировка крылатого выражения: cacatum non est pictum - нагаженное не есть нарисованное). Ред.

** - не стоит дважды платить за одно и то же. Ред.

*** Ср. настоящий том, стр. 299. Ред.


262
ЭНГЕЛЬС - ПАУЛИ, 30 ИЮЛЯ 1878 г.

чтобы не подумали, будто мы поддерживаем эту дурацкую затею. Реакция безусловно заинтересована в распространении таких слухов.

На путешествие в Германию в этом году виды плохи, даже если дело не осложнится еще больше политическими препятствиями. Я буду рад, если мне удастся отвезти жену недели на две на ближайший морской курорт. Пока об этом думать не приходится. Всю прошлую неделю она почти не вставала с постели. Положение очень серьезно и может привести к весьма дурному исходу. Г-жа Маркс тоже нездорова - она страдает печенью и желудком, и лучший здешний специалист сказал ей, что окончательно излечить ее болезнь нельзя, а можно только сделать ее терпимой. Какой курорт ей будет предписан, мы еще не знаем. Маркс чувствует себя сравнительно хорошо для этого времени года. Его старшая дочь снова родила мальчика394. Мы все поздравляем тебя с твоим «номером 8». Если г-жу Маркс не пошлют на континент, то в этом году у вас вряд ли будут гости отсюда.

Пумпс ленится писать, как всегда, если не больше. Но во всех других отношениях манчестерская школа пошла ей очень на пользу395.

Сердечный привет от всех нас тебе, твоей жене и детям.

Твой Ф. Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 142

ЭНГЕЛЬС - ПЕТРУ ЛАВРОВИЧУ ЛАВРОВУ В ПАРИЖ Лондон, 10 августа 1878 г.

122, Regent's Park Road, N. W.

Дорогой г-н Лавров!

Надеюсь, что Вы получили экземпляр моей брошюры против Дюринга*, которую я отправил Вам вчера. Я бы послал ее раньше, если бы у меня был Ваш теперешний адрес. Я писал Смирнову**, 4 Lower Charles St., а затем Лопатину, 6 Rue Linne, чтобы узнать Ваш адрес, но ни тот, ни другой не ответили мне. Не можете ли Вы мне сообщить, куда следует отправить экземпляр, предназначенный Лопатину? Его молчание


* Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Ред.

** См. настоящий том, стр. 259. Ред.


263
МАРКС - РИВЕРЗУ, 24 АВГУСТА 1878 г.

нас несколько беспокоит, потому что предыдущее письмо*, посланное по тому же адресу, было переправлено ему в Швейцарию, где он предполагал оставаться, как он мне сам писал, только до июня месяца, а после этого в газете «Начало»** писали, что он арестован в России396. Хотя в этом известии имеются хронологические несоответствия, однако его молчание нас тревожит.

Вы, вероятно, уже читали, что немецкие дарвинисты в ответ на призыв Вирхова391 решительно выступили против социализма. Геккель, брошюру которого я только что получил, ограничивается тем, что в общих выражениях говорит о «безумных социалистических учениях»397, зато г-н Оскар Шмидт из Страсбурга собирается разгромить нас на съезде естествоиспытателей в Касселе390 и сделает это con amore***. Напрасный труд! Если реакция в Германии будет развиваться беспрепятственно, то первыми жертвами после социалистов будут дарвинисты. Впрочем, что бы с ними ни случилось, я считаю своим долгом ответить этим господам. Во всяком случае мы имеем все основания быть довольными этим событием, как и вообще всем ходом событий. Г-н Бисмарк, который в течение семи лет так работал на нас, как если бы мы за это ему платили, теперь, по-видимому, уже не может сдержать своих усилий ускорить пришествие социализма. «После меня хоть потоп» - не удовлетворяет его; он добивается наступления этого потопа еще при жизни, - да свершится воля его! Боюсь только, что он работает чересчур усердно и потоп наступит раньше положенного срока.

Ваш Ф. Энгельс


* См. настоящий том, стр. 254-255. Ред.

** Название газеты написано Энгельсом по-русски. Ред.

*** - с превеликим удовольствием. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в журнале «Летописи марксизма», кн. V, 1928 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 143

МАРКС - ДЖОРДЖУ РИВЕРЗУ В ЛОНДОНЕ [Лондон], 24 августа 1878 г.

41, Maitland Park Road, N. W.

Милостивый государь!

Лондонский корреспондент берлинской «Vossische Zeitung» позволил себе скверную шутку, заявив, будто бы я написал


264
МАРКС - РИВЕРЗУ, 24 АВГУСТА 1878 г.

книгу «Господин Бухер»*. Ложный слух тотчас же распространился по Германии, и прусская полиция сделала все возможное, чтобы подтвердить его, произведя обыски в ряде книжных магазинов, намереваясь захватить экземпляры «Господина Бухера». Таким образом, «Господин Бухер» - просто мистификация.

Вы меня очень обяжете, прислав мне, если это возможно, каталоги имеющихся у Вас американских изданий и подержанных книг.

Преданный Вам Карл Маркс


* См. настоящий том, стр. 258. Ред.

** - Жан Лонге. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 228, 233-234. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXVII, 1935 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 144

МАРКС - ФРИДРИХУ АДОЛЬФУ ЗОРГЕ В ХОБОКЕН [Лондон], 4 сентября 1878 г.

Дорогой Зорге!

Сегодня я уезжаю для восстановления здоровья в Малверн, где пробуду три недели. (Адрес: д-р К. Маркс, Malvernbury, Great Malvern, Worcester.) Моя жена там уже несколько недель, она очень нездорова; да и мой маленький внук** перенес очень тяжелую болезнь. Все эти неприятности объяснят тебе, почему я не написал раньше.

Что касается Дуэ, то я совершенно с тобой согласен: не давай ему «Капитала»***.

Очень благодарен за твои хлопоты по поводу филадельфийских документов398 и за «Извлечение» Вейдемейера340.

И я и Энгельс получили свои экземпляры своевременно. Для Англии это не годится, хотя бы уже из-за бесчисленных опечаток; кроме того, некоторые места перевода для Англии неудовлетвори