[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


Карл Маркс и Фридрих Энгельс
Полное собрание сочинений

Содержание тома 28

[К. Маркс и Ф.Энгельс. Полное собрание сочинений]



Карл Маркс


ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва  1962

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
28



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Двадцать восьмой том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит переписку между Марксом и Энгельсом, а также их письма к разным лицам за 1852-1855 годы.

Вошедшие в том письма относятся к периоду политической реакции, наступившей в Европе после поражения революций 1848-1849 гг. и длившейся до конца 50-х годов. Это были годы господства полицейского произвола в странах европейского континента, жестоких репрессий, обрушившихся на участников революционного движения, в первую очередь на пролетарских революционеров. Капиталистическая экономика переживала в целом полосу подъема. Однако экономическое процветание носило неустойчивый характер. В 1853 г. в ряде капиталистических стран, в первую очередь в Англии, наблюдался спад производства. На горизонте стали вырисовываться признаки приближавшегося экономического кризиса, который наступил в 1857 г., впервые приняв мировые масштабы. То там, то здесь прорывалось недовольство народных масс, прежде всего рабочего класса, в форме стачек, волнений, а порой и восстаний.

Маркс и Энгельс в этот период видели основную задачу в дальнейшей углубленной разработке и развитии своего учения, в терпеливой и настойчивой подготовке кадров пролетарских революционеров, в использовании всех имеющихся возможностей для пропаганды своих взглядов и обличения вдохновителей европейской реакции. Сохраняя все эти годы непоколебимую веру в наступление нового революционного подъема, основоположники марксизма вскрывали в печатных выступлениях и письмах антинародную сущность господствовавших



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

в европейских странах режимов, показывали их внутреннюю слабость, неизбежность их падения. Они активно влияли на процесс формирования революционных сил, призванных положить конец господству реакции.

Письма Маркса и Энгельса раскрывают перед читателем широту и многообразие их деятельности в эти годы. В них зачастую полнее и острее выражено их отношение к событиям и деятелям, чем они могли это сделать в статьях, печатавшихся в буржуазных газетах. В письмах находит также отражение разработка Марксом и Энгельсом ряда научных проблем. Переписка между основоположниками научного коммунизма показывает, как в живом творческом обмене мыслями двух великих ученых-революционеров развивались важнейшие положения марксистской теории, материалистической диалектики, исторического материализма, как в применении к конкретным историческим явлениям оттачивалось и совершенствовалось это идейное оружие пролетарской партии.

Составляющие данный том письма Маркса и Энгельса, особенно за 1852 г., как и материалы предыдущего, 27-го, тома Сочинений, отражают огромную работу, проделанную основоположниками марксизма по теоретическому обобщению опыта революции 1848-1849 годов. К первым месяцам 1852 г. относится написание Марксом одного из наиболее выдающихся произведений научного коммунизма - работы «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». В этом труде Маркс обогатил свое учение о пролетарской революции и диктатуре пролетариата выводом о сломе буржуазной государственной машины как непременном условии победы рабочего класса, обосновал положение о союзе рабочего класса и крестьянства. Переписка показывает историю создания и опубликования этой работы, которую Маркс писал по горячим следам событий, с декабря 1851 по март 1852 года. Из переписки видно, с каким пристальным вниманием оба основоположника марксизма следили за ходом и последствиями бонапартистского государственного переворота 2 декабря 1851 г. во Франции. Посвященные характеристике этого события письмо Маркса Энгельсу от 20 января 1852 г., а также письма Энгельса Марксу от 22 января и 18 марта и Вейдемейеру от 23 и 30 января 1852 г. по своему содержанию во многом перекликаются с работой Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта».

Огромное значение имеет чрезвычайно важное в теоретическом отношении письмо Маркса Вейдемейеру от 5 марта 1852 года. В нем Маркс в концентрированной форме не только подводит итог анализу опыта революции 1848-1849 гг., но



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

и суммирует революционные выводы, сделанные им на основании изучения законов развития человеческого общества, раскрывает существо своего учения о классовой борьбе и всемирно-исторической роли пролетариата как могильщика капитализма и создателя нового, бесклассового общественного строя. Сопоставляя свои взгляды со взглядами буржуазных историков и экономистов, Маркс отмечал: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов» (см. настоящий том, стр. 427). Значение этого письма В. И. Ленин охарактеризовал следующим образом: «Марксу удалось выразить с поразительной рельефностью, во-первых, главное и коренное отличие его учения от учения передовых и наиболее глубоких мыслителей буржуазии, а во-вторых, суть его учения о государстве» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 25, стр. 383).

Значительное место в переписке уделено написанию серии статей «Революция и контрреволюция в Германии», в которой Энгельс с позиций исторического материализма раскрыл предпосылки, характер и движущие силы революции 1848-1849 годов в Германии и Австрии. Письма показывают, с каким вниманием относился Маркс к этой работе Энгельса, какую высокую оценку он давал статьям, просматривая их перед отправкой в газету «New- York Daily Tribune».

Основным содержанием научной деятельности Маркса с начала 50-х годов становится разработка экономического учения. Основоположники марксизма рассматривали это как первоочередную партийно-политическую задачу. Энгельс прямо указывал на важность завершения Марксом его экономического труда к началу нового подъема рабочего и демократического движения, которого Маркс и Энгельс ожидали в «недалеком будущем. «Тебе следовало бы, - писал он Марксу 11 марта 1853 г., - закончить твою «Политическую экономию», тогда мы могли бы впоследствии, как только у нас будет газета, печатать ее еженедельными выпусками... Это дало бы тогда всем нашим восстановленным к тому времени организациям основу для дискуссии» (см. настоящий том, стр. 193).

В первой половине 50-х годов Маркс сделал значительный шаг в разработке различных сторон своего экономического учения, в накоплении и анализе экономического материала для своего труда, в критике концепций буржуазной политической



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

экономии. Письма показывают, что Маркс, а также Энгельс внимательно следили за ходом экономического развития в странах Европы и Америки, анализировали статистические данные, подтверждавшие их вывод о цикличности развития капиталистического производства, о временном характере процветания экономики, о неизбежности нового кризиса, который должен был в тех условиях послужить мощным стимулом для подъема революционного движения в Европе (см. об этом письма Маркса Вейдемейеру от 30 апреля 1852 г. и Лассалю от 23 января 1855 г., а также письмо Энгельса Марксу от 24 августа 1852 г. и Вейдемейеру от 27 февраля 1852 г.). С особой тщательностью изучали основоположники марксизма экономическое положение Англии - наиболее развитой в то время в промышленном отношении страны. Происходившие в английской экономике процессы Маркс и Энгельс, как это видно из их писем, считали в известной степени показательными для всего капиталистического мира. Именно в первую очередь на основании анализа состояния английской торговли и промышленности они раскрывали закономерности, присущие капиталистической экономике, выдвигали прогнозы о неумолимом приближении нового экономического кризиса (см. письмо Маркса Энгельсу от 29 января 1853 г.).

Большое внимание уделял Маркс критике вульгарной буржуазной политической экономии. Значительный интерес с этой точки зрения представляет оценка взглядов американского экономиста Кэри в упомянутом письме Маркса Вейдемейеру от 5 марта 1852 г., а также в письме Маркса Энгельсу от 14 июня 1853 года. В этих письмах Маркс изобличает Кэри как апологета капитализма, стремившегося затушевать его противоречия с помощью насквозь фальшивых утверждений о гармонии и сотрудничестве классов как якобы важнейшей предпосылке нормального существования капиталистического общества. Маркс показывает апологетический характер также и попытки Кэри приписать происхождение социальных бедствий при капитализме, коренящихся в самих основах эксплуататорского строя, производным явлениям, которые представляют собой лишь неизбежное следствие самого развития капиталистической экономики (например, «централизующее влияние крупной промышленности», монопольное положение одной из капиталистических стран, в частности Англии, на мировом рынке). «Желая избежать результатов, которые влечет за собой буржуазная промышленность и ответственность за которые он возлагает на Англию, - пишет Маркс, подчеркивая противоречивость взглядов Кэри и порочность его методологии, - он как истинный



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

янки ищет выход в том, чтобы искусственно ускорить это развитие в самой Америке» (см. настоящий том, стр. 227). Критика Марксом взглядов Кэри и других вульгарных экономистов раскрывает несостоятельность попыток представителей буржуазной политической экономии доказать возможность устранения пороков буржуазного общества при сохранении его основ.

Решительно выступает Маркс и против волюнтаризма в общественных науках, против схоластического доктринерства, игнорирования объективных экономических законов. Так, в одном из своих писем Энгельсу Маркс, указывая на бесплодность усилий мелкобуржуазных демократов, не способных понять подлинные пружины развития общества, подчеркивает, что «манифесты, воззвания и т. п. таких доктринеров, как Ледрю, Луи Блан и мужи всех других оттенков, ни на волос ничего не смогли изменить, между тем как социальный и экономический кризис сразу приводит в движение все» (см. настоящий том, стр. 256).

Для того, чтобы глубже проникнуть в сущность происходивших в капиталистическом обществе процессов, Маркс и Энгельс постоянно обращались к историческому прошлому различных стран и народов. Заниматься историческими исследованиями побуждало их также стремление разобраться в исторических корнях многих современных событий и явлений, что было важно для выработки правильной позиции пролетарских революционеров по отношению к этим событиям и диктовалось необходимостью давать им всестороннюю оценку в печати. Переписка Маркса и Энгельса за эти годы отражает их занятия различными историческими проблемами, содержит ряд обобщающих выводов и положений марксистской исторической науки.

В ряде своих писем Маркс и Энгельс раскрывают характерные черты докапиталистических общественно-экономических формаций. Так, в письме Энгельсу 8 марта 1855 г. Маркс формулирует следующий вывод относительно истории Древнего Рима, которой он в то время занимался. «Внутренняя история явно сводится к борьбе мелкой земельной собственности с крупной, разумеется, в той специфически видоизмененной форме, которая обусловлена рабством» (см. настоящий том, стр. 368). Эту мысль Маркса особо отметил В. И. Ленин в своем «Конспекте «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса 1844-1883 гг.»» (М. 1959, стр. 11).

Большой интерес представляет письмо Маркса Энгельсу от 27 июля 1854 г., в котором содержатся замечания относительно книги известного французского историка Тьерри «История происхождения и успехов третьего сословия». В этом письме,



ПРЕДИСЛОВИЕ X

опираясь на данные книги Тьерри, Маркс прослеживает существенные черты процесса возникновения и развития в недрах феодализма зародышей будущего капиталистического строя. Маркс показывает, что новые буржуазные элементы с самого своего зарождения находились в антагонизме с социальной и политической системой феодального общества, и это нашло свое яркое выражение в той освободительной борьбе, которую вели против феодальных сеньоров средневековые города.

Письмо Маркса важно и для характеристики буржуазной историографии. Оценка, которую Маркс дает Тьерри, относится ко всему направлению французских буржуазных историков периода Реставрации, признававших решающее значение классовой борьбы в процессе разложения феодального и становления буржуазного общества, а критика Марксом взглядов этого историка вскрывает недостатки, присущие даже лучшим представителям буржуазной исторической науки. Отмечая заслуги Тьерри, называя его «отцом «классовой борьбы»», Маркс в то же время вскрывает его буржуазную ограниченность, неспособность Тьерри и других буржуазных историков до конца уяснить материальные корни классовых противоречий, преодолеть узкое представление о классовой борьбе, как свойственной якобы только феодальному обществу, понять природу и характер классовых антагонизмов и классовой борьбы при капитализме. Само «третье сословие», подчеркивает Маркс, Тьерри ошибочно изображает как некий единый класс, противостоящий феодальным классам - дворянству и духовенству, не замечая, что уже в этот период внутри «третьего сословия» созревали противоречия между эксплуататорской верхушкой - буржуазией - и эксплуатируемой массой, открыто обнаружившиеся после ниспровержения феодального строя. «Если бы г-н Тьерри, - пишет Маркс, - прочел наши вещи, то он бы знал, что резкий антагонизм между буржуазией и народом возникает, естественно, лишь с того момента, как только буржуазия перестает противостоять дворянству и духовенству в качестве третьего сословия. Что же касается «исторических корней» «родившегося лишь вчера антагонизма», то как раз его собственная книга дает лучшее доказательство того, что эти «корни» возникли вместе с возникновением третьего сословия» (см. настоящий том, стр. 321). Письмо Маркса раскрывает различие в понимании классовой борьбы между марксистской и буржуазной историографией, противоречивость и непоследовательность, которые проявляла буржуазная историография даже в пору своего расцвета.



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

Маркс подчеркивает в своем письме роль народных масс, крестьянства как союзника буржуазии в борьбе против феодализма, в частности в период французской буржуазной революции. Он указывает, что Тьерри, «совсем этого не желая... доказал, что ничто так не задерживало победу французской буржуазии, как то, что лишь в 1789 г. она решилась действовать заодно с крестьянами» (см. настоящий том, стр. 322). Выделяя эту мысль Маркса, В. И.

Ленин отмечает: «Французская буржуазия победила, когда решила идти вместе с крестьянами» (В. И. Ленин. «Конспект «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса»», стр. 7). Важнейшие выводы Маркса о роли народных масс в революционном преобразовании общества, о революционных возможностях крестьянства были использованы основоположниками марксизма, а позднее продолжателем их великого дела В. И. Лениным для разработки и обоснования учения о трудовом крестьянстве как союзнике рабочего класса в социалистической революции.

Усилившаяся колониальная экспансия Англии и других европейских государств и рост противоречий между ними на Ближнем Востоке привлекли внимание Маркса и Энгельса к историческим судьбам народов восточных стран, ставших жертвами завоевательной политики колонизаторов. В письмах Марксу, написанных около 26 мая и 6 июня 1853 г., Энгельс намечает пути для научного анализа тех сведений о восточных народах, которые содержатся в библии и коране, вскрывает материальные условия, приведшие к возникновению ислама, к созданию арабского государства и арабским завоеваниям. Энгельс и Маркс дают в своих высказываниях ключ к материалистическому истолкованию религиозных движений на Востоке, показывают, что за религиозной борьбой скрывалось столкновение различных социальных элементов восточного общества, вызванное переменами в материальных условиях жизни, переходом от кочевья к оседлости, изменением торговых путей и т. д.

Особенно много внимания Маркс уделяет в это время Индии - главной колонии британского капитализма. На основании изучения истории Индии и других восточных стран (Турции, Ирана, Аравии) Маркс в письме Энгельсу от 2 июня 1853 г. формулирует свой классический тезис об особенности развития стран средневекового Востока. «... В основе всех явлений на Востоке... - пишет Маркс, - лежит отсутствие частной собственности на землю. Вот настоящий ключ даже к восточному небу» (см. настоящий том, стр. 215). Дополняя и развивая это положение, Энгельс подчеркивает, что такое слабое развитие



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

частной собственности на землю на Востоке, особенно в ранне-феодальный период, было обусловлено в первую очередь необходимостью искусственного орошения, осуществление которого было под силу только центральной власти. Последнее обстоятельство привело к первоначальному преобладанию государственной собственности на землю, а также на ирригационные сооружения во многих восточных странах, причем феодальное государство, жестокий эксплуататор народных масс, должно было все же проявлять заботу о поддержании в порядке оросительных систем. «Правительства на Востоке, - отмечал Энгельс, - всегда имели только три ведомства: финансов (ограбление своей страны), войны (ограбление своей страны и чужих стран) и общественных работ (забота о воспроизводстве)» (см. настоящий том, стр. 221).

Выяснение особенностей структуры экономики и социального строя стран Востока позволило Марксу и Энгельсу подойти к раскрытию причин их сравнительно замедленного исторического развития в период перехода от феодализма к капитализму. В письме Энгельсу от 14 июня 1853 г. Маркс указывает на характерные для Индии и ряда других азиатских стран изолированность мелких сельских общин, представляющих собой особые замкнутые мирки, и сосредоточение общественных работ в руках деспотического государства, как на обстоятельства, обусловившие «застойный характер этой части Азии» (см. настоящий том, стр.

228). Концентрация значительных средств производства в руках феодального государства тормозила развитие капитализма в странах Востока. Огромный ущерб ирригации, а в силу ее особой роли на Востоке и всем производительным силам, причиняли частые вражеские нашествия. Все это явилось, отмечали Маркс и Энгельс, причиной отсталости этих некогда достигавших высокого уровня развития цивилизации стран по сравнению с капиталистическими странами Запада, что способствовало их колониальному подчинению последними.

С глубоким негодованием отзываются в своих письмах основоположники марксизма о колониальном хозяйничанье европейской, в первую очередь английской, буржуазии в покоренных ею восточных странах. Ряд замечаний и высказываний, содержащихся в переписке Маркса и Энгельса за данный период, дополняет их известные статьи, обличающие колониальную систему капитализма. Так, в одном из писем к Марксу Энгельс подчеркивал разрушительные последствия господства английских колонизаторов в Индии, указывая, что в результате его «индийское земледелие гибнет» (см, настоящий том,



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

стр. 221). «Вообще же говоря, - характеризует это господство Маркс, - все хозяйничанье бриттов в Индии - свинство и остается таковым по сей день» (см. настоящий том, стр. 228).

Письма, включенные в том, показывают, что одним из основных предметов теоретических исследований Энгельса, как и в предшествующий период, продолжали оставаться военные науки, история военного искусства. Ряд писем содержит обмен мнениями Энгельса по интересующим его военным вопросам с Марксом и Вейдемейером, отражает его успехи в изучении военного дела, истории войн, научные и литературные планы в этой области. Высоко ценя военные знания Энгельса, взявшего на себя освещение военных событий в корреспонденциях для «New-York Daily Tribune» и других газет, Маркс постоянно консультировался с «военным министерством в Манчестере», как он в шутку называл своего друга (см. настоящий том, стр. 252). Маркс и сам нередко приходил Энгельсу на помощь в его занятиях военным делом, особенно в сборе материала для статей на военные темы, как, например, для серии статей «Армии Европы» (см. настоящий том, стр. 376-377).

Военные занятия Энгельс тесно связывал с задачами предстоящей революции. Поэтому особое внимание он уделял истории революционных войн 1848-1849 гг., предполагая написать книгу по этому вопросу. «Я хотел бы еще успеть, - пишет Энгельс 12 апреля 1853 г.

Вейдемейеру, - до ближайшей революции досконально изучить и описать хотя бы итальянскую и венгерскую кампании 1848-1849 годов» (см. настоящий том, стр. 491). Однако осуществить это намерение ему не удалось. Поэтому весьма важное значение имеют сохранившиеся в переписке высказывания Энгельса, раскрывающие особенность революционных войн и содержащие критический анализ и оценку как положительного опыта военных действий революционных армий в 1848-1849 гг., так и допущенных ими ошибок и промахов (см. письма Энгельса Марксу от 6 июля 1852 г., 10 июня 1854 г. и другие). Определенный интерес представляет также и ряд других высказываний Энгельса по военным вопросам, в частности о возможности вторжения континентальных армий в Англию, о сражении при Идштедте во время войны в Шлезвиг-Гольштейне в 1850 г. и т. д. (см. письма Энгельса Марксу от 9 мая 1854 г. и Вейдемейеру от 23 января 1852 г.), а также его критические замечания относительно предложенного Лассалем плана развертывания операций на Дунайском театре войны (см. письмо Энгельса Марксу от 23 марта 1854 г.). Для понимания роли Энгельса как критика буржуазной военной науки чрезвычайно важными являются



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

оценки, данные им ряду буржуазных военных теоретиков и писателей - Клаузевицу, Виллизену, Жомини, Нейпиру и т. д. (письма Энгельса Марксу от 9 мая и 10 июня 1854 г. и другие). Письмо Энгельса редактору «Daily News» Г. Дж. Линкольну от 30 марта 1854 г. показывает, какие высокие требования в отношении точности и объективности в описании военных событий, тщательного отбора и проверки достоверности используемых источников предъявлял он к военной литературе. Высказывания Энгельса по истории войн и военному искусству, содержащиеся в письмах данного периода, отражают важный этап в развитии взглядов выдающегося военного теоретика пролетариата.

В область научных интересов Маркса и Энгельса входила также лингвистика, изучение европейских и азиатских языков. Так, в этот период в связи со своими занятиями историей Испании Маркс приступает к изучению испанского языка, читает в оригинале Сервантеса, Кальдерона и других классиков испанской литературы. Энгельс в эти годы занимается преимущественно изучением славянских языков, прежде всего русского языка. «Сам я этой зимой, - пишет он Вейдемейеру 12 апреля 1853 г., - заметно усовершенствовал свои знания славянских языков... и к концу года буду более или менее понимать по-русски и поюжнославянски» (см. настоящий том, стр. 486). Отмеченные самим Энгельсом в письме Марксу от 18 марта 1852 г. (см. настоящий том, стр. 30-31) мотивы, побудившие его к занятиям славянскими языками, свидетельствуют о том, что Энгельс исходил при этом как из научного интереса, так и из практических задач революционной деятельности. В эти же годы Энгельс приступает к изучению восточных языков, в частности персидского, проявив, при этом блестящие лингвистические дарования. Отношение Энгельса к проблемам языкознания раскрывается также в его ироническом замечании в адрес Вейтлинга в связи с его утопическими попытками сконструировать «язык будущего». Это замечание свидетельствует о том, что Энгельс решительно выступал против смешения законов языкознания и социологии (см. настоящий том, стр. 223).

Содержание включенных в том писем показывает то огромное значение, которое Маркс и Энгельс придавали в годы реакции публицистической деятельности как средству выразить пролетарскую точку зрения по важнейшим политическим вопросам, воздействовать на общественное мнение в интересах революционного пролетариата. Письма свидетельствуют о больших усилиях, прилагаемых основоположниками марксизма для раз-



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

вития пролетарской печати, находившейся в то время в особенно неблагоприятных условиях.

Даже в странах, где имелись возможности для легального выпуска рабочих органов печати - в Англии и США, - издание их было сопряжено с большими трудностями, связано с крупными материальными расходами, уплатой высокого штемпельного сбора и т. д. В 1852 г. Маркс и Энгельс продолжали оказывать поддержку журналу «Notes to the People», издаваемому лидером революционного крыла чартизма Э. Джонсом. В письме Вейдемейеру от 20 февраля 1852 г. Маркс дал высокую оценку этому журналу, отозвавшись о нем, как об органе, в котором можно найти «всю современную историю английского пролетариата» (см. настоящий том, стр. 414). Маркс и Энгельс сотрудничают сами и привлекают к сотрудничеству своих соратников (Эккариуса, Пипера и др.) в газете Джонса «People's Paper», начавшей выходить с мая 1852 года. Переписка свидетельствует о большой помощи, которую Маркс оказывал Джонсу в общем редактировании этого органа, в ведении отдела сообщений из-за границы, а также в урегулировании денежных дел (см. письма Маркса Энгельсу от 19 августа, 2 сентября, 23 сентября 1852 г. и 23 ноября 1853 года).

Горячую поддержку со стороны Маркса и Энгельса встретила попытка Вейдемейера наладить в Нью-Йорке издание пролетарского еженедельника «Revolution». Основоположники марксизма организовали посылку в Нью-Йорк ряда своих работ. Специально для «Revolution » были написаны такие произведения, как «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»

Маркса и статьи об Англии Энгельса. Рассматривая сотрудничество в «Revolution» как важную партийную задачу, они стремились привлечь к нему своих друзей и соратников: Вильгельма Вольфа, Веерта, Фердинанда Вольфа, Джонса, Пипера, Эккариуса, поэта Фрейлиграта. «Мой муж завербовал для Вас почти все коммунистические перья, которыми мы здесь располагаем», - писала Женни Маркс Вейдемейеру 13 февраля 1852 года (см. настоящий том, стр. 410). Однако систематический выпуск «Revolution» осуществить не удалось из-за отсутствия материальных средств. Маркс и Энгельс поддерживали все дальнейшие попытки Вейдемейера и Клусса организовать опубликование присланных для «Revolution» материалов, придавая большое значение своевременности выступлений в печати. «Если мы как партия не будем готовы нанести ответный удар, - писал Маркс Клуссу около 10 мая 1852 г., - мы всегда будем приходить post festum» (см. настоящий том, стр. 440). Ряд писем отражает стремление Маркса при посредстве Клусса



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

и Вейдемейера использовать для революционно-коммунистической пропаганды издававшуюся в 1853-1854 гг. в Нью-Йорке рабочую газету «Reform». Через Клусса и Вейдемейера Маркс оказывает влияние на направление газеты, организует посылку корреспонденций из Лондона (письма Маркса Клуссу от 17 апреля, 14 июня, середины октября, середины ноября 1853 г. и другие).

Однако влияние немногочисленных в то время органов рабочей печати ограничивалось лишь весьма узким кругом читателей. В большинстве стран пролетарской прессы вообще не существовало. В этих условиях Марксу и Энгельсу приходилось использовать для пропаганды своих идей прогрессивную буржуазную печать. Кроме того, журналистская работа была в те годы единственным источником заработка Маркса. Свой подход к сотрудничеству в буржуазной прессе Маркс ярче всего выразил в письме Клуссу от 14 июня 1853 г., в котором писал: «Мы не оказываем любезности нашим врагам,когда пишем для них. Совсем наоборот.

Мы не могли бы сыграть с ними более злой шутки» (см. настоящий том, стр. 499).

В течение всего периода 1852-1855 гг. продолжается начавшееся в 1851 г. сотрудничество Маркса и Энгельса в газете «New-York Daily Tribune». Официальным сотрудником газеты являлся Маркс, и статьи, написанные для нее по его просьбе Энгельсом, отсылались в редакцию за подписью Маркса. Выступления Маркса на страницах этой газеты, защищавшей, по характеристике Маркса, интересы американской промышленной буржуазии, представляют собой образец сочетания гибкости с высокой пролетарской принципиальностью. Маркс нередко заставлял газету пропагандировать идеи, прямо противоположные взглядам ее редакторов (см. об этом письма Маркса Энгельсу от 14 июня 1853 г. и 3 мая 1854 г.).

Статьи Маркса и Энгельса в «New-York Daily Tribune» вызывали широкий интерес, способствуя росту популярности и авторитета газеты. На них ссылались ученые и политические деятели (см. настоящий том, стр. 227, 235). Военные обзоры, которые писались Энгельсом по следам событий Крымской войны и печатались без подписи, широкая публика приписывала известным военным специалистам (см. настоящий том, стр. 268- 269). Сама редакция газеты неоднократно официально признавала заслуги Маркса и Энгельса. В частности, в номере газеты от 7 апреля 1853 г. была напечатана приводимая Марксом в письме к Энгельсу от 26 апреля 1853 г. статья, в которой редакция, отмечая свое несогласие со многими взглядами Маркса, называет в то же время его корреспонденции одним



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

«из наиболее поучительных источников информации по великим проблемам современной европейской политики» (см. настоящий том, стр. 201). Это, однако, не мешало редакции «Tribune» весьма бесцеремонно обращаться со статьями Маркса, которые она нередко искажала произвольными добавлениями и изменениями и систематически публиковала без подписи, в виде собственных передовых. ««Tribune» стала за последнее время снова давать все мои статьи в виде передовых, а мое имя ставить только под всяким хламом... К тому же бахвальство твоими военными статьями стало «узаконенным» явлением», - пишет Маркс Энгельсу 22 апреля 1854 года (см. настоящий том, стр. 292). Протесты Маркса оставались безрезультатными. Действуя вполне в духе нравов американской буржуазной печати, редакция «New-York Daily Tribune» безжалостно эксплуатировала своих корреспондентов. Напряженный труд Маркса для газеты оплачивался грошовым гонораром, выплаты которого к тому же приходилось ждать месяцами.

Помимо «New-York Daily Tribune» важное место в публицистической деятельности Маркса занимало сотрудничество в 1855 г. в буржуазно-демократической немецкой «Neue Oder- Zeitung». Несмотря на связь с либералами, на цензурные рогатки, эта газета из всех печатных органов, выходивших в то время в Германии, занимала наиболее прогрессивные позиции.

«По моему убеждению, - писал Маркс 11 сентября 1855 г. редактору «Neue Oder-Zeitung»

Эльснеру, - газета Ваша, в трудных условиях и в тех узких рамках, в которые Вы поставлены, велась очень умело и с большим тактом, давая возможность понимающему читателю читать между строк» (см. настоящий том, стр. 526). Для Маркса и Энгельса выступление на столбцах этой газеты было единственной возможностью непосредственного обращения к немецкому читателю.

В публицистической деятельности Маркса и Энгельса особенно ярко проявилось их повседневное творческое сотрудничество. Переписка между ними показывает как бы творческую лабораторию, в которой создавались публицистические произведения основоположников марксизма. Она дает наглядное представление о той постоянной помощи, которую Энгельс оказывал Марксу в его корреспондентской работе. Формы этого сотрудничества были весьма разнообразны. Взяв на себя написание для «New-York Daily Tribune» статей о германской революции 1848-1849 гг., Энгельс одновременно переводил на английский язык корреспонденции Маркса для этой газеты, первоначально писавшиеся по-немецки. В январе 1853 г. Маркс впервые начинает писать статьи для печати на



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

английском языке, а уже вскоре после этого Энгельс с высокой похвалой отзывается об их литературных достоинствах. «Прими мои поздравления, - пишет он Марксу 1 июня 1853 года. - Английский язык не просто хорош, он прямо блестящ» (см. настоящий том, стр.

212). Чутко откликаясь на просьбы Маркса, Энгельс нередко писал вместо него очередные корреспонденции, когда какие-либо обстоятельства-партийные дела, научные занятия, болезнь или домашние невзгоды - мешали Марксу это сделать. В ходе сотрудничества в печати между друзьями сложилось своеобразное разделение обязанностей в соответствии со сферой непосредственных научных интересов каждого из них в данный период. Маркс, как правило, в эти годы посвящал свои статьи экономическому положению, внутренней и внешней политике европейских государств, рабочему движению, колониальным проблемам, революционным событиям в Италии и Испании. Энгельс - помимо военных тем - освещал вопросы о судьбах народов, подвластных Турции, о положении в Швейцарии, о панславизме и т. д.

Нередко та или иная корреспонденция являлась по существу произведением обоих авторов.

Письма показывают, как план, а иногда и содержание многих статей разрабатывались Марксом и Энгельсом в тесном контакте. Весьма характерным в этом отношении является письмо Маркса Энгельсу от 31 января 1855 г., содержащее подробные данные о деятельности коалиционного кабинета Абердина, обработанные затем Энгельсом для печати в статье «Последнее английское правительство», а также ряд других писем Маркса и Энгельса, которые служили частично или целиком основой для соответствующих статей (см., например, настоящий том, стр. 278-279).

В переписке Маркса и Энгельса содержатся важные материалы, существенно дополняющие опубликованные за этот период статьи. В письмах имеется, например, глубокая оценка не только экономического, но и политического положения Англии, служившего предметом многих корреспонденций Маркса за эти годы. Характеризуя английский политический строй, Маркс дает в своих письмах оценку основным политическим партиям Англии. Он показывает процесс разложения старых партий буржуазно-аристократической олигархии - тори и вигов (см. Маркс - Энгельсу 13 июля, Маркс - Клуссу 20 и 30 июля 1852 г.), отмечает непоследовательность оппозиционных выступлений фритредеров - представителей промышленной буржуазии, их страх перед рабочим классом и готовность к компромиссу с аристократией. «Всякое дальнейшее демократическое завоевание, как, например, тайное голосование, -



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

это уступка, которую они делают рабочим, разумеется, только в случае необходимости», - писал о фритредерах Маркс Энгельсу 23 февраля 1852 года (см. настоящий том, стр. 21). В ряде писем Маркс подчеркивает антидемократический характер английской избирательной системы, лишавшей большинство народа избирательных прав (см., в частности, письмо Маркса Клуссу от 20 июля 1852 года). Разоблачению английской правительственной системы, политики английской олигархии в лице ее наиболее типичных представителей были посвящены памфлеты Маркса «Лорд Пальмерстон» и «Лорд Джон Рассел», история создания и публикации которых отображена в переписке основоположников марксизма (см. письмо Маркса Энгельсу от 7 августа 1855 г. и письма Маркса Лассалю от 6 апреля и 1 июня 1854 г.).

Особое внимание уделяется в письмах Маркса и Энгельса английскому рабочему движению. Вожди международного пролетариата внимательно следили за всеми сколько-нибудь значительными выступлениями пролетарских масс Англии. В их письмах нашли самый живой отклик и стачечное движение английского пролетариата, достигшее большого размаха во второй половине 1853 г., и развитие чартистской агитации в это время, и бурные демонстрации рабочих против антинародных законов английского парламента летом 1855 года (см., например, письма Маркса Энгельсу от 30 сентября 1853 г., от 26 июня и 3 июля 1855 г.).

Значительный интерес представляет собой характеристика бонапартистской Франции в письмах Маркса и Энгельса. В них глубоко вскрывается сущность и характерные черты антинародного режима Второй империи, дается яркая картина биржевых махинаций и спекулятивного ажиотажа, пронизывающих всю экономическую жизнь страны и охватывающих все правительственные сферы, сомнительных социальных мероприятий, проводимых правительством в демагогических целях и сопровождавшихся грубым полицейским террором по отношению ко всем оппозиционным элементам. В ряде писем Маркс и Энгельс подчеркивают опасность для мира в Европе, которую таила в себе авантюристическая политика правительства Наполеона III. Вскрывая непрочность бонапартистского режима, Маркс и Энгельс предсказывали его неизбежный крах. Они предвидели, что экономическая политика правительства Луи Бонапарта должна в конце концов вызвать хаос в экономике и усугубить тяжелые последствия ближайшего экономического кризиса. «Бонапарту, как никому другому, - писал Маркс Энгельсу уже 27 октября 1852 г., - удается содействовать



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

тому, чтобы на этот раз торговый кризис принял во Франции еще более острый характер, чем в Англии» (см. настоящий том, стр. 140). Во многих письмах Маркс и Энгельс отмечают рост недовольства бонапартистским режимом со стороны широких масс населения. Энгельс указывает на разочарование французского крестьянства в Бонапарте (см. настоящий том, стр.

489). Главной силой, призванной ниспровергнуть Вторую империю, основоположники марксизма считали французский пролетариат. Так, отмечая приток французских рабочих в столицу Франции из-за более дешевых цен на хлеб, Маркс указывает, что Париж таким образом «рекрутирует армию революции» (см. настоящий том, стр. 255). Обращая внимание в письме Клуссу от 25 марта 1853 г. на участие значительного числа парижских рабочих в похоронах жены видного революционера Распайля, которые были по существу превращены в антибонапартистскую демонстрацию, Маркс пишет: «Как видишь, пролетарский лев не умер» (см. настоящий том, стр. 484).

В связи с Крымской войной значительное место в своей публицистике и письмах Маркс и Энгельс уделяют внешней политике господствующих классов европейских стран. «Я рад, - писал Маркс Энгельсу 2 ноября 1853 г., - что случай заставил меня поближе ознакомиться с внешней политикой - с ее дипломатической стороной - за двадцать лет. Этот момент мы совсем упускали из виду, а ведь надо же знать, с кем приходится иметь дело» (см. настоящий том, стр. 259).

Вопросы международной политики Маркс и Энгельс рассматривали под углом зрения интересов европейского пролетариата и демократии. Они надеялись на то, что неизбежный конфликт между великими державами в так называемом восточном вопросе перерастет рамки столкновения интересов господствующей верхушки европейских государств, приведет к подъему демократических и национально-освободительных движений, к европейской революционной войне против царизма и других контрреволюционных сил и в конечном счете вызовет новую революцию, которая сметет антинародные режимы в Европе и разрешит задачи, оставшиеся нерешенными в результате поражения революций 1848-1849 годов. Только народная революция, по мнению Маркса и Энгельса, способна была также дать подлинное решение и восточному вопросу, вопросу о судьбах угнетенных национальностей Турции.

Поэтому Маркс и Энгельс считали своей задачей критику узкокорыстных целей, преследуемых западными державами в Крымской войне, и соответствующего этим целям образа действий, направленного на то, чтобы локализовать войну и воспрепятствовать



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

развитию народных движений. «Локальная война может быть только симуляцией войны, - писал по этому поводу Энгельс, - европейская же война должна стать реальностью» (см. настоящий том, стр. 509).

Вскрывая причины конфликта держав в восточном вопросе, Маркс обращает внимание Энгельса в письме от 10 марта 1853 г. на следующие факторы: «Посягательства России в отношении Турции. Аппетиты Австрии. Амбиция Франции. Интересы Англии. Торговое и военное значение этого яблока раздора» (см. настоящий том, стр. 190). В другом своем письме Маркс указывает на глубокие противоречия между Англией и Францией, выступающими в качестве союзников в Крымской войне. Первая из этих держав, отмечает он, добивалась прежде всего уничтожения русской морской мощи и отторжения от Российской империи Крыма, Кавказа и т. д., в результате чего было бы установлено исключительное господство Англии в этом районе и на морских путях; при этом для нее было бы выгодно сохранение русского могущества на суше для противопоставления его другим континентальным державам. «Наоборот, для Франции с момента уничтожения русских военно-морских сил... настоящая борьба еще только бы начиналась» (см. настоящий том, стр. 334). Политика бонапартистской Франции, подчеркивал Маркс, определяется стремлением ее правящей верхушки к гегемонии в Европе, к подчинению своему диктату всех соперничающих держав, не исключая и Англии, к усилению могущества Второй империи не только посредством завоевательной политики на Ближнем Востоке, но и путем расширения ее территории за счет соседних стран.

В противовес завоевательным целям английской и французской буржуазии, обнаружившимся в восточном конфликте, Маркс выдвигал подлинно революционную и демократическую платформу для решения восточного вопроса, главным пунктом которой было предоставление независимости славянским и другим народам Балканского полуострова, попавшим под владычество Турецкой империи, образование на Балканах самостоятельных государств.

«Неизбежный распад мусульманской империи», - так формулирует этот пункт Маркс (см. настоящий том, стр. 190). Этой же точки зрения придерживался и Энгельс, называвший выдвинутый западноевропейской дипломатией тезис о целостности угнетательской Турецкой империи «старой филистерской ерундой» и «дипломатической пакостью» (см. настоящий том, стр. 187).

Обмен мнениями в переписке являлся для Маркса и Энгельса одной из форм выработки тактики пролетарских революционеров,



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

в том числе их тактики в период Крымской войны. Письма этого периода показывают, что вожди пролетариата были страстными противниками и обличителями русского царизма, что они видели в нем оплот европейской реакции, одного из главных душителей революционных движений в Европе. В письмах содержится материал, разоблачающий завоевательную внешнюю политику царизма и происки царской дипломатии. Отмечая, что войны России с Турцией объективно способствовали делу освобождения славянских и других народов Балканского полуострова от турецкого гнета, они в то же время считали весьма важным разоблачение в европейской и американской печати попыток царизма использовать в своих завоевательных целях освободительное движение и искренние симпатии этих народов к русскому народу.

Основоположники марксизма придавали большое значение раскрытию реакционной сущности панславистских идей, игравших роль орудия внешней политики русского самодержавия (см. настоящий том, стр. 351, 373, 523).

В эти годы Маркс и Энгельс ближе знакомятся и с внутренним положением России, что позволило им уточнить позиции по ряду вопросов. Так, например, Энгельс в 1853 г. решительно высказывается против вынашиваемых в аристократическо-шляхетских кругах польской эмиграции планов отторжения от России и присоединения к Польше белорусских и украинских земель: «Что касается бывших польских провинций по эту сторону Двины и Днепра, то я о них и слышать не хочу с тех пор, как узнал, что все крестьяне там украинцы, поляками же являются только дворяне и отчасти горожане, и что для тамошнего крестьянина, как и в Украинской Галиции в 1846 г., восстановление Польши означало бы восстановление старой дворянской власти во всей ее силе» (см. настоящий том, стр. 487- 488). В борьбе против царского самодержавия Маркс и Энгельс все больше стали возлагать надежды на внутренние революционные силы в самой России. Указывая на вероятные социальные последствия для России революционной войны против царизма, Энгельс писал, что «дворянскобуржуазная революция в Петербурге с последующей гражданской войной внутри страны вполне возможна» (стр. 487). Маркс и Энгельс внимательно следили за русской революционной литературой, издававшейся за границей, отметив, в частности, основание А. И. Герценом в Лондоне в 1853 г. «Вольной русской типографии» (см. настоящий том, стр. 226). Однако близость Герцена к враждебным пролетарским революционерам мелкобуржуазным эмигрантским кругам, а также развиваемые им некоторые ошибочные утопические идеи («обновление» Европы посред-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

ством русской крестьянской общины) заставляли Маркса и Энгельса относиться к нему весьма настороженно. Этим объясняются порой довольно резкие высказывания в его адрес в их переписке.

Интерес к внешнеполитическим проблемам побуждает Маркса заняться историей дипломатии. В его письмах за период 1852-1855 гг. сохранился ряд важных характеристик и оценок деятелей буржуазно-дворянской дипломатии. Подвергая, например, обстоятельному разбору книгу французского писателя и дипломата Шатобриана о Веронском конгрессе, Маркс клеймит этого реакционера и интригана, способствовавшего принятию конгрессом решения об интервенции в Испанию (см. настоящий том, стр. 338-343). В другом письме Маркс разоблачает антинациональный характер дипломатии английского и французского правительств в период Семилетней войны (см. настоящий том, стр. 334-335). Разоблачение внешней политики английской буржуазно-аристократической олигархии составляет основное содержание упомянутого выше памфлета Маркса «Лорд Пальмерстон». Некоторые выводы, перекликающиеся с этим памфлетом, содержатся и в переписке. Маркс разоблачает Пальмерстона как ярого реакционера, который «пожертвовал Польшей», «выдал на расправу Италию и Венгрию» (см. настоящий том, стр. 513, 514). В своем стремлении развенчать этого «истинно английского министра» Маркс иногда допускал и известные преувеличения.

Так, нельзя считать истинным в буквальном смысле слова высказывание Маркса о том, что Пальмерстон был агентом царской России. Однако в данной Марксом характеристике Пальмерстона глубоко верно схвачена общность контрреволюционных устремлений буржуазноаристократических дипломатов Запада и дипломатии царской России, их общая ненависть к революционно-демократическим силам, готовность западно-европейских политиков опереться на царизм при подавлении революционных движений.

Переписка содержит также прямые свидетельства, опровергающие вульгарные представления о совпадении взглядов Маркса по вопросам внешней политики со взглядами известного английского реакционного публициста и дипломата, туркофила Уркарта. Маркс и Энгельс постоянно высмеивают идеализацию султанской Турции Уркартом, подчеркивают реакционность его воззрений (см. настоящий том, стр. 186-187, 274-275, 293). В письме к Лассалю от 1 июня 1854 г. Маркс указывает, что он сходится с Уркартом только в оценке Пальмерстона; «во всем остальном, - писал Маркс, - я придерживаюсь диаметрально противоположных мнений... Он романтик-реакционер, настоящий турок



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

и хотел бы переделать весь Запад на турецкий лад...» (см. настоящий том, стр. 515). В 1853 г.

Маркс снабдил Клусса материалами для выступления в американской печати с разоблачением реакционных взглядов Уркарта.

Самое пристальное внимание Маркс и Энгельс уделяли народным движениям в Европе.

Они рассматривали их прежде всего как симптом приближающейся новой революции.

Именно так оценивают они миланское восстание в феврале 1853 года. В связи с этим восстанием Маркс указывал, что «система грабежа», введенная австрийцами, «превращает Италию в тот «революционный кратер», которого никогда не создал бы Мадзини всеми чарами своей декламации» (см. настоящий том, стр. 182). С особым интересом следил Маркс за развитием революционных событий в Испании в 1854 году. Раскрывая характер и ход испанской буржуазной революции 1854 г., Маркс в серии статей «Революционная Испания» и в своих письмах Энгельсу подверг анализу также и историю революционного движения испанского народа в прошлом, начиная с периода его освободительной войны против наполеоновского господства в 1808-1814 годах (см., например, настоящий том, стр. 327).

Большой материал дает переписка 1852-1855 гг. для характеристики практической деятельности Маркса и Энгельса по руководству пролетарскими революционерами, их борьбы в эти годы за пролетарскую партию. В период реакции, когда большинство революционных деятелей вынуждено было эмигрировать из стран европейского континента в Англию или в Америку, особенное значение приобрела борьба Маркса и Энгельса за сохранение и идейное воспитание первых кадров пролетарских революционеров. Письма отражают заботу Маркса и Энгельса об их товарищах по Союзу коммунистов, их постоянное внимание к своим друзьям и соратникам, стремление оказать им материальную и духовную поддержку, приобщить их к публицистической революционной деятельности, побудить к серьезным теоретическим занятиям. В то же время они предъявляли к своим соратникам высокие требования, решительно осуждая малейшее проявление малодушия, апатии, растерянности, обывательских настроений. Значительное место в томе занимает переписка Маркса и Энгельса с Вейдемейером и Клуссом - членами Союза коммунистов, эмигрировавшими в США и развернувшими там большую работу по пропаганде идей научного коммунизма. Маркс и Энгельс оказывали Клуссу и Вейдемейеру постоянную помощь в их деятельности. В ряде писем они давали им практические советы, обстоятель-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXV

ное изложение своих взглядов по тому или иному вопросу, помогая занять правильную позицию в сложившейся обстановке.

Яркой страницей партийной деятельности Маркса и Энгельса в 1852 г., нашедшей отражение во многих письмах, явилась их борьба против организаторов сфабрикованного прусской полицией кёльнского процесса коммунистов. В течение многих месяцев, начиная с ареста в мае 1851 г. ряда деятелей Союза коммунистов в Германии, усилия Маркса, Энгельса и их соратников были направлены на то, чтобы привлечь внимание общественности к этому акту произвола прусских властей. Письма показывают, что Маркс и Энгельс не оставляют попыток нарушить «заговор молчания», которым окружила кёльнских заключенных буржуазная, в том числе либеральная и демократическая печать. Внимательно следя за официальными сообщениями, поддерживая постоянную связь со своими сторонниками в Кёльне, Маркс и Энгельс регулярно информируют своих друзей о ходе следствия по делу членов Союза коммунистов. Особенно напряженной становится деятельность Маркса и Энгельса в защиту своих товарищей по партии в октябре- ноябре 1852 г., во время хода судебного разбирательства в кёльнском суде присяжных. В эти месяцы Маркс и Энгельс фактически сосредоточивают в своих руках организацию защиты обвиняемых на кёльнском процессе. Картину огромной работы, которую провели в эти дни Маркс, Энгельс и их соратники по Союзу коммунистов, дает публикуемое в приложениях к настоящему тому письмо Женни Маркс Клуссу от 28 октября 1852 года (см. настоящий том, стр. 542-544). Маркс и Энгельс организуют доставку в Кёльн материалов, опровергающих обвинения, выдвинутые прокуратурой против подсудимых, посылают документы, доказывающие тенденциозность процесса, дают в руки защитников средство разоблачить гнусную систему полицейских провокаций, лжесвидетельств и подлогов, с помощью которых был сфабрикован процесс. Переписка между Марксом и Энгельсом показывает историю создания боевого памфлета Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Придавая большое значение опубликованию и распространению этого произведения, изобличающего всю прусскую правительственную систему, Маркс писал Клуссу 25 марта 1853 г., что «в настоящий момент это самый чувствительный удар, который может быть нанесен нашим милейшим пруссакам» (см. настоящий том, стр. 483).

После вынесения приговора членам Союза коммунистов кёльнским судом Маркс организует через Клусса сбор в Америке



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVI

денежных средств для оказания помощи осужденным представителям пролетариата и их семьям. Посылая 7 декабря 1852 г. Клуссу написанное им воззвание о сборе средств, Маркс писал: «здесь дело идет не о попрошайничестве именем революции в духе Кинкеля и др., а об определенной партийной задаче, выполнить которую рабочая партия обязана по долгу чести» (см. настоящий том, стр. 470-471).

В сложившихся в Европе условиях продолжать деятельность тайной организации после кёльнского процесса оказалось нецелесообразным. 19 ноября 1852 г. Маркс сообщил Энгельсу о том, что 17 ноября на собрании Лондонского округа Союза коммунистов по его предложению было принято решение о роспуске Союза. Однако и после роспуска Союза коммунистов Маркс, Энгельс и их соратники в других формах продолжали свою партийную деятельность по сплочению рядов пролетариата и по пропаганде идей научного коммунизма.

Переписка, в частности, показывает, что и в годы, последовавшие за прекращением деятельности Союза коммунистов в Европе, Маркс и Энгельс поддерживали связи с представителями пролетарского движения в разных странах - Англии, Германии, США, что они оказывали помощь руководителям различных, немногочисленных в то время, рабочих организаций, содействовали изданию органов рабочей печати. Важнейшей задачей рабочих организаций они считали сохранение классовой самостоятельности. Именно такого рода рекомендации дает Маркс обратившемуся к нему в 1853 г. за советом бывшему члену Союза коммунистов Клейну: «Фабричные рабочие должны держаться исключительно в своей собственной среде» (см. настоящий том, стр. 244).

Будучи убеждены, что материальные предпосылки для создания массовой пролетарской партии наиболее созрели в тот период в Англии (высокий уровень развития промышленности, наличие многочисленного, организованного в тред-юнионы пролетариата и т. д.), Маркс и Энгельс считали одним из путей к осуществлению этой задачи борьбу за реорганизацию и укрепление возглавляемой Джонсом Национальной чартистской ассоциации, за расширение ее влияния на пролетарские массы. Переписка дает большой материал, свидетельствующий о стремлении Маркса и Энгельса помочь Джонсу и другим представителям левого, революционного крыла чартизма возродить чартизм на социалистической основе. Письма показывают, с какой настойчивостью Маркс и Энгельс отстаивали принцип самостоятельности чартистского движения, с каким осуждением относились они к переходу другого чартистского лидера -



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVII

Гарни на позиции буржуазного радикализма. Внимательно следя за борьбой, происходившей в то время внутри чартистского движения, Маркс и Энгельс высоко оценивали деятельность Джонса, твердо противостоявшего в то время попыткам реформистских элементов лишить чартистское движение его пролетарского характера. «Джонс стоит на вполне правильном пути, - писал Энгельс Марксу 18 марта 1852 г., - и мы можем смело сказать, что без нашего учения он никогда не выбрался бы на верную дорогу» (см. настоящий том, стр. 31).

Поддерживая Джонса и его агитацию среди английских рабочих, в частности, инициативу, проявленную им при созыве в Манчестере Рабочего парламента (март 1854 г.), отдавая должное его достоинствам как подлинного пролетарского лидера, Маркс и Энгельс в то же время подвергают его критике, когда в дальнейшем, в связи с ростом реформистских тенденций в рядах английского рабочего класса, Джонс стал обнаруживать неустойчивость и колебания. Так, в 1855 г. Маркс осуждает Джонса за его слишком тесные связи с мелкобуржуазной эмиграцией, за участие в ее митингах, представлявших собой .«пустую шумиху».

Маркс считал, что подобные действия могут скомпрометировать все дело чартистов. «Когда у него нет возможности вести настоящую агитацию, - писал в то время Маркс Энгельсу о Джонсе, - он гонится за видимостью агитации, импровизирует одно движение за другим (причем, разумеется, все стоит на месте) ... Я предостерегал его, но напрасно» (см. настоящий том, стр. 364).

В письме Вейдемейеру от 12 апреля 1853 г. Энгельс ясно сформулировал задачи пролетарских революционеров в период реакции, подчеркнув важность теоретической подготовки, извлечения уроков из прошлых боев, очищения партийных рядов от случайных и чуждых элементов. Говоря о перспективах борьбы за партию, он выразил уверенность, что с началом нового революционного подъема пролетарские революционеры получат пополнение за счет революционной молодежи, что в новых условиях формирующаяся пролетарская партия проявит еще большую идейно-теоретическую зрелость и стойкость. «... Наше выступление на исторической сцене, - пророчески писал Энгельс, - вообще будет теперь куда внушительнее, чем в прошлый раз. Во-первых, в отношении личного состава мы счастливо отделались от всех старых шалопаев - Шапперов, Виллихов и их сподвижников; во-вторых, мы все же в известной мере усилились; в-третьих, мы можем рассчитывать на молодое поколение в Германии (достаточно одного кёльнского процесса,



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVIII

чтобы нам это гарантировать), и, наконец, все мы многому научились в изгнании» (см. настоящий том, стр. 491).

Решительно осуждали Маркс и Энгельс всякого рода ренегатов и отщепенцев в рабочем движении. Письма показывают, например, непримиримое отношение Маркса и Энгельса к сектантской группе Виллиха-Шаппера, отколовшейся в 1850г. от Союза коммунистов и фактически превратившейся в придаток мелкобуржуазной эмиграции. Особенно резко выступили основоположники марксизма против главаря этой группы Виллиха, который вел себя как заскорузлый догматик, полностью игнорирующий реальную обстановку. Маркс и Энгельс подвергли уничтожающей критике авантюристические «революционные» затеи Виллиха, фактически наносившие вред рабочему движению и ставившие под удар полицейских репрессий его участников (см., в частности, письма Маркса Энгельсу от 30 августа и Клуссу от 3 сентября 1852 года). Клеветнические заявления Виллиха в печати против пролетарских революционеров побудили Маркса выступить с сатирическим произведением против него - брошюрой «Рыцарь благородного сознания».

Считая, как и в предыдущие годы, одной из важнейших задач ограждение пролетарских революционеров от буржуазного и мелкобуржуазного влияния, отстаивание чистоты идейных и самостоятельности тактических позиций пролетариата, Маркс и Энгельс в своих письмах много внимания уделяли критике различных мелкобуржуазных эмигрантских групп и организаций, превративших политическую деятельность в поприще для карьеризма, склок и интриг, принижавших великое дело революции. Именно в это время было создано совместное произведение Маркса и Энгельса - памфлет «Великие мужи эмиграции», бичующий представителей немецкой мелкобуржуазной эмиграции (Кинкеля, Руге, Гейнцена и других).

Эмиграция «совершенно обанкротилась», - таков, по мнению Маркса и Энгельса, был итог бесплодной и шумной деятельности мелкобуржуазных эмигрантских кругов (см. настоящий том, стр. 182-183). Критической оценке подвергли основоположники марксизма элементы заговорщичества и авантюризма, преобладавшие в тактике итальянского буржуазного революционера Мадзини, а также узость его социальной программы, не учитывавшей материальные интересы итальянских трудящихся. Они резко осуждали заигрывание венгерского революционера Кошута с бонапартистскими кругами, а также беспочвенные действия Ф. Пиа и других французских мелкобуржуазных эмигрантов в Англии (см. настоящий том, стр. 119- 120, 185, 310, 454-456).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIX

Переписка содержит ценнейший биографический материал о Марксе и Энгельсе, помогая восстановить живой облик вождей пролетариата, условия их жизни в эти годы, запечатлевающиеся черты их беспримерной дружбы. Она рисует нам крайне тяжелые материальные условия, в которых протекала жизнь семьи Маркса в эмиграции. Маркс постоянно испытывал, как он писал, все «гадости мещанского существования»: жестокие материальные лишения, острое безденежье, преследование со стороны кредиторов. «... Все самое необходимое полностью перекочевало в ломбард, - пишет он Энгельсу 8 октября 1853 г., - и моя семья совершенно обносилась, так что вот уже 10 дней, как у меня в доме ни гроша» (настоящий том, стр. 253). Не будь самоотверженной помощи Энгельса, семье Маркса, как об этом красноречиво говорят многие письма, не раз угрожала бы полная нищета. Тяжелым ударом для Маркса была смерть его горячо любимого сына Эдгара. И эти скорбные дни ему помогает пережить дружба Энгельса. «При всех ужасных муках, пережитых за эти дни, - пишет Маркс, - меня всегда поддерживала мысль о тебе и твоей дружбе и надежда, что нам вдвоем предстоит сделать еще на свете кое-что разумное» (см. настоящий том, стр. 371). Страницы переписки воссоздают мужественный образ двух великих мыслителей, отдавших свою жизнь борьбе за дело пролетариата, за счастливое будущее всего человечества.

* * *

В настоящий том включено 15 писем Маркса и Энгельса, не вошедших в первое издание Сочинений; 9 из них вообще публикуются впервые. Кроме того, ряд писем дается в более полном виде по сравнению с первым изданием. В числе документов, впервые публикуемых в данном томе, - письмо Маркса Энгельсу от 7 августа 1855 г., восполняющее пробел в их переписке. Большой интерес представляет вновь включаемая группа писем Маркса Клуссу, написанных на протяжении 1852-1853 гг. и сохранившихся в виде выдержек в письмах Клусса к Вейдемейеру. Эти письма дают представление о конкретном руководстве со стороны Маркса и Энгельса деятельностью членов Союза коммунистов, эмигрировавших после революции 1848-1849 гг. в США. Включенное в том письмо Маркса члену Союза коммунистов Имандту от 27 августа 1852 г. отражает борьбу Маркса и Энгельса против мелкобуржуазной эмиграции. Впервые публикуемое в составе Сочинений приложение к письму Энгельса Марксу от 23 сентября 1852 г.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXX

дает представление о подходе основоположников марксизма к переводческой работе.

В приложениях к тому публикуются письма, написанные по поручению Маркса его женой Женни Маркс, а также отрывки из писем Клусса Вейдемейеру, в которых излагается содержание ряда не дошедших до нас писем Маркса Клуссу. 7 из включенных в приложения документов публикуются впервые.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА ЯНВАРЬ 1852 - ДЕКАБРЬ 1855


1

Часть первая ПЕРЕПИСКА МЕЖДУ К. МАРКСОМ и Ф. ЭНГЕЛЬСОМ ЯНВАРЬ 1852 - ДЕКАБРЬ 1855


3
3

1852 год 1

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 6 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Надеюсь, что ты сейчас уже совершенно оправился от своей болезни. Надеюсь также, что твоя жена не будет больше сердиться на меня за тот coup d'etat*, который поверг тебя на два дня в такую глубокую меланхолию1. Во всяком случае, прошу тебя передать мой самый сердечный привет ей и детям.

К пароходу, уходящему в пятницу, я приготовлю статью для Вейдемейера2, а от тебя надеюсь получить для «Tribune» какую-нибудь статью на злобу дня, которую я немедленно переведу. Для этой газеты, право же, нечего особенно стараться3. Барнум представлен на ее столбцах во всей его красе, а ее английский язык ужасен. Но все же она имеет и некоторые хорошие качества, которые, впрочем, не относятся к нашему отделу. Если ты сможешь прислать статью мне сюда до четверга - хотя бы со второй почтой, - то получишь перевод обратно своевременно к субботнему пароходу, то есть в пятницу со второй почтой. На следующей неделе нужно будет взяться за статьи о Германии и быстро их закончить4.

Пошлая манера, с которой австрийцы подражают Л[уи]-Н[аполеону], поторопившись также отменить свою конституцию, просто отвратительна5. Теперь и в Пруссии скоро начнется свистопляска, - нет никакого сомнения, что Австрия предала и продала Пруссию, и если последняя тоже не отменит конституцию, она очень легко может быть раздавлена русско-австро-французской коалицией6.


* - государственный переворот; здесь иронически, в смысле: пертурбация, нарушение заведенного порядка. Ред.


4
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ЯНВАРЯ 1852 г.

В 1851 г. английская хлопчатобумажная промышленность потребляла еженедельно 32000 кип хлопка вместо 29000 кип, потреблявшихся в 1850 году. Весь излишек - и даже значительно больше - ушел в Ост-Индию и Китай; заполнение этих двух рынков и сбыт на внутреннем рынке - почти только этим и живет сейчас Манчестер, так как на континент идет очень мало. Это не может долго длиться. Положение здесь обостряется до крайности; уже достаточно показательно, например, что при неслыханно богатом урожае цены на хлопок безудержно растут только в связи с ожиданием еще большего спроса.

От Веерта я получил сегодня несколько строк из Брадфорда - он осведомляется о несуразном Людерсе, который написал ему письмо. Если ты можешь сообщить мне что-нибудь о том, принимал ли этот старый осел участие в тамошних интригах и в какой мере, то я буду очень рад, а впоследствии, быть может, это окажется и полезным. Больше здесь ничего нового нет, в делах у нас затишье, тумана и дыму - масса.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 января 1852 г. 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Лишь вчера я встал с постели и только сегодня снова начал писать.

Пипер с тем энтузиазмом, который он обычно проявляет в первые 10 минут, вызвался учесть вексель, так как я не в состоянии был выходить из дому, да и в мои планы не входило идти к Чапмену. На следующий вечер он приносит мне деньги, но заявляет, что пошлет вексель тебе, чтобы учесть его в Манчестере. Мы с женой объяснили ему, что, насколько нам известно, ты этого сделать не можешь. Но у него письмо было уже готово, и поскольку он мне довольно ясно дал понять, что я, как ему кажется, по неизвестным мотивам создаю ему затруднения, 7


5
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

я предоставил ему свободу действий, послав его к черту, тем более, что был уверен, что ты отошлешь ему обратно эту бумажонку. Однако теперь, когда он мне сообщает этот факт, оказывается, что он вовсе не так спешил, а только хотел напустить на себя важности. Для меня эта история была неприятна потому, что ты мог подумать о нескромности с моей стороны.

Во Франции дела идут превосходно. И я надеюсь, что для прекрасной Франции эта школа не окажется слишком поверхностной, а что ей придется пройти более продолжительный курс обучения. Война, несколькими месяцами раньше или позже, кажется мне неизбежной. Мы уже имели Наполеона мира, Луи* никоим образом не может подражать Луи-Филиппу. Ну, а дальше что?

Кёльнцы8, как ты знаешь, не переданы суду присяжных под предлогом, будто дело это настолько трудно, что следствие должно начаться заново.

Мадье был только что здесь и доказывал мне в самой обывательской манере, что французы к завтраку могут взять Лондон и в течение пяти часов высадиться на всех побережьях Англии. Испытываешь слишком большую жалость к этим беднягам и поэтому молчишь, когда они болтают чепуху.

Напиши поскорее.

Твой К. М.

Как твоя коммерция?


* - Луи Бонапарт. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии», Статья VII. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 3

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 22 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю седьмую статью для «Tribune»**. Восьмая и т. д. будут готовы завтра вечером, сегодня я приготовлю что-нибудь для Вейдемейера. Я оставил за собой для В[ейдемейера] 9


6
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

прежде всего Англию10, так как не могу решиться читать немецкие газеты и писать что-либо о Германии. Не можешь ли ты уговорить Лупуса*, который, надеюсь, снова здоров, написать что-нибудь «По стране»11? - Веерт на будущей неделе тоже даст кое-что для В[ейдемейера], на этой неделе он не может. Послезавтра я надеюсь увидеть его здесь, и возможно, что через неделю или две он приедет в Лондон, так как ему опять не терпится, словно он сидит на горячих угольях.

Так как вчера из Нью-Йорка прибыл «Пасифик», то возможно, что завтра я получу от В[ейдемейера] обещанные экземпляры**, - однако я не рассчитываю на это, поскольку он, может быть, дожидался регулярного английского почтового парохода. Он, впрочем, должен посылать меньше, 50 экземпляров слишком много, и пересылка будет, вероятно, стоить бешеных денег; да и кому должны мы посылать все эти экземпляры? Я хочу посмотреть, каковы расходы, и в крайнем случае, если он не может устроить это дело дешевле через экспедиционные агентства, то вполне хватит и 10 экземпляров; ведь на подписчиков в Европе он не может рассчитывать. Быть может, наберется несколько человек в Лондоне и кое-кто в Гамбурге. Для этого также ведь требуется агентство, а оно себя не окупит.

Надеюсь, что ты мне теперь скоро пришлешь для перевода статью для «Tribune».

Джонс писал мне, требует статей. Я постараюсь сделать все возможное и обещал ему прислать12. При всем том я то и дело отрываю от занятий часть свободного времени, и это скверно. Постараюсь как-нибудь устроиться и надуть контору. Дж[онс] пишет о подлости, совершенной Г[арни] по отношению к нему13, и о 15 ф. ст., на которые тот его надул; он говорит, что ты мог бы сообщить мне об этом подробнее. В чем дело? Он был, конечно, очень занят и писал отрывистыми фразами и с восклицательными знаками.

Что касается пиперовского трюка с векселем, то мне, конечно, вся спекуляция была очень ясна, и наш красавчик, вероятно, понял, что ему нужно действовать гораздо напористее, если он хочет выманить у меня 8 фунтов. Так как мне хорошо известно было состояние его финансов на 2 января, то я посмеялся над его мнимой денежной нуждой, предостерег его от жуликоватых и несолидных биржевых маклеров в Лондоне, объяснил ему, что вексель этот все же должен быть как можно скорее отослан, и, наконец, посоветовал ему учесть


* - Вильгельма Вольфа. Ред.

** - журнала «Die Revolution». Ред.


7
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

его через Вейдемейера - тогда он опять попадет в твои руки и при получении извещения об оплате, которое опять-таки придет на твое или на мое имя, даст совершенно естественный повод осуществить новую учетную операцию с этим молодым торговым домом. Я должен Пиперу 2 ф. ст., которые он также хотел получить, но и это я обещал ему только в начале февраля.

Что бравый Луи-Наполеон должен начать войну, это ясно, как день, и, если он сможет прийти к соглашению с Россией, он, наверное, затеет драку с Англией. Это имело бы свои хорошие и свои плохие стороны. Самоуверенность французов, убежденных, будто они могли бы в течение пяти часов завоевать Лондон и Англию, совершенно неопасна. Что они в настоящий момент действительно могут сделать, это организовать внезапные пиратские нападения с 20000, самое большее с 30000 человек, которым нигде не удалось бы добиться чего-нибудь серьезного. Брайтон - единственный город, находящийся под серьезной угрозой;

Саутгемптон и другие города лучше, чем всякими укреплениями, защищены своим местоположением, - тем, что они расположены в глубоких бухтах, в которые можно попасть только во время прилива и только с помощью местных лоцманов. Наибольший успех, которого мог бы добиться французский десант, это разрушение Вулиджа; но даже и тогда им следовало бы весьма остерегаться продвижения на Лондон. Если бы даже весь континент готовился к серьезному нападению, то англичане узнали бы об этом, по крайней мере, за год, а для Англии совершенно достаточно шести месяцев, чтобы подготовиться к отражению любого нападения. Нынешняя тревога сознательно преувеличена, и виги всячески способствуют этому.

Если англичане отзовут обратно дюжину линейных кораблей и пароходов, вооружат другую дюжину судов всех типов, находящихся уже в полуготовом виде в гаванях, если они увеличат на 25000 человек свою армию, организуют волонтерские батальоны стрелков, вооруженных винтовками Минье, прибавят еще к этому немного милиции и немного подучат свою волонтерскую кавалерию, то они на первое время в безопасности. Но вообще поднятая тревога весьма полезна, правительство действительно чрезвычайно запустило это дело, а теперь. это прекратится; и тогда, если что-нибудь произойдет, англичане будут так подготовлены, что смогут отразить всякую попытку высадки и немедленно взять реванш.

Вообще же, у Л[уи]-Н[аполеона], как мне представляется, есть лишь две возможности развязать войну: 1) против Австрии, то есть против всего Священного союза, или 2) против Пруссии,


8
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ЯНВАРЯ 1852 г.

если Россия и Австрия это допустят. Между тем, последнее весьма сомнительно, а осмелится ли он затеять драку со Священным союзом - это еще вопрос; Пьемонта, Швейцарии и Бельгии ни Англия, ни Священный союз ему не уступят. Дело настолько запутано, что в конечном счете все решит чистая случайность.

А во внутренних делах какое блестящее развитие! Покушения становятся уже повседневным явлением, а мероприятия все великолепнее. Если бы хоть, наконец, слетел г-н де Морни, который все еще разыгрывает из себя добродетельного героя, и если бы наш благородный друг* конфисковал имущество Орлеанов!14

Нельзя лучше подготавливать почву для правительства Бланки, чем это делает этот осел.

Твой Ф. Э.


* - Луи Бонапарт. Ред.

** - составу преступления, изложению сути дела. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. DritteAbteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 января 1852 г. 28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Пишу лишь несколько строк, так как только что пришло письмо от Бермбаха из Кёльна, и я хочу, чтобы ты уже завтра получил его. Необходимо, чтобы ты 1) прислал мне письмо «Редактору газеты «Times»» о кёльнском деле с несколькими строчками, которые я предпошлю corpus delicti**; 2) написал такое же письмо от своего имени в «Daily News», хотя само corpus delicti, то есть само заявление, будет подписано «Пруссак» или как-нибудь в этом роде. Мне кажется, что для «Times» больше подойдет «Доктор», а для «Daily News» - «Манчестерский купец», то есть будет больше шансов, что письмо напе-


9
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 ЯНВАРЯ 1852 г.

чатают. Называй людей их титулами: д-р Беккер, д-р (!) Бюргерс, д-р Даниельс, д-р Клейн, д-р Якоби, Отто (хорошо известный в Германии благодаря своим научным достижениям в области химии), Рёзер и Нотъюнг. Кёльнский обвинительный сенат - это nec plus ultra* трусости. Впрочем, по новому дисциплинарному закону судьи уже тоже больше не являются «несменяемыми» или, по крайней мере, являются таковыми лишь номинально.

Твоя статья для Дана** превосходна.

Со времени твоего пребывания здесь я, конечно, смог послать бедному Вейдемейеру еще лишь одну статью15. Геморрой потряс меня на сей раз больше, чем французская революция.

Постараюсь изготовить что-нибудь на будущей неделе. Ходить в библиотеку мне еще не позволяют мои «задние» обстоятельства.

Конфискация орлеанских наворованных и выклянченных имений! Отставка Фульда! Персиньи! Браво! Дело идет на лад16.

Поразительно, до чего прогнили армия, флот, колониальное ведомство, инженернофортификационное дело и управление в целом при этом удивительном режиме господства аристократической клики, которую английские буржуа, начиная с 1688 г., упорно ставят по традиции во главе исполнительной власти17. После стольких проявлений английского высокомерия, после либерального воя под эгидой Кошута и космополитически-филантропически- коммерческих гимнов в честь мира во время выставки18, словом, после этого периода буржуазного самовозвеличения отрадно видеть, как эти канальи теперь находят, что не «что-то», а «все» гнило в королевстве датском***. И кроме того эти господа уж слишком беспечно поглядывают на борьбу, происходящую на континенте.

Привет!

Твой К. М.

Оба прилагаемых письма, по крайней мере письмо Клусса, верни мне поскорее.


* - верх, крайняя степень. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья VII. Ред.

*** Шекспир. «Гамлет», акт I, сцена четвертая. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


10
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 ЯНВАРЯ 1852 г.

5

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 28 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Прилагаю письмо для «Times»*. Ты припишешь к нему только следующее: «Милостивый государь, я полагаю, что предание гласности скандальных фактов, содержащихся в прилагаемом письме, поможет пролить некоторый свет на положение дел на континенте. Достоверность этих фактов я гарантирую» и т. д. Фамилия и адрес.

Мое письмо в «Daily News» будет отправлено сегодня вечером со второй почтой; если и ты сразу отошлешь это, тогда оба письма придут почти одновременно в обе редакции и смогут появиться в газетах в пятницу19. Но сдай это письмо на Черинг-Кросс, потому что в небольших почтовых отделениях письма слишком долго залеживаются.

Возвращаю письма Клусса и Бермбаха. На твоем субботнем письме** печать опять в плачевном состоянии; прилагаю ее. Как обстоит дело с этим?

Я подпишусь в «Daily News» просто: Немецкий купец.

Напиши поскорее.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Письмо редактору газеты «Times»». Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 января 1852 г.

Дорогой Маркс!

Очень досадно, что нельзя ни на кого полагаться и приходится все делать самому. Из-за глупости нашего рассыльного мое письмо в «Daily News» вчера не было отправлено; теперь слишком поздно. Я могу его, таким образом, только задержать, 20


11
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 ЯНВАРЯ 1852 г.

пока не увижу, помещено ли твое письмо в завтрашнем или в субботнем номере «Times».

Если нет, оно немедленно будет отправлено. Пока что одно соображение. Не будет ли Фрейлиграт подходящим человеком для «Daily News»? Если бы он написал туда, я мог бы попытаться написать в «Weekly Press» и в «Sun». Мы оба уже раз потерпели неудачу в «Daily News».

Прилагаю очередную статью для Дана*, Может быть, ее можно было бы разделить на две части (в том месте, где кончаются польские дела), но все же было бы лучше, если бы она осталась цельной. Если ты ее разделишь, то можешь все равно отослать обе части с одним пароходом, так как всю неделю, начиная с завтрашнего дня, пароходов не будет. Я постараюсь теперь двигаться вперед довольно быстро, писать, скажем, по две статьи в неделю, чтобы довести дело до конца. В целом же это составит 15-16 статей.

От Вейдемейера не получил ни экземпляров**, ни писем. Это меня удивляет. Я сегодня вечером опять приготовлю для него статью***.

Французы - настоящие ослы. Мадье обратился ко мне по одному коммерческому делу, а так как мой зять****, который знает все эти хитрости, был как раз здесь, я дал Мадье очень полезные указания и советы. Теперь эта скотина, наслушавшись глупой болтовни какого-то негодяя, который ничего в этом деле не понимает, пишет, что он намерен повести дело иначе - и причем самым неделовым образом, - а я должен не для него, а для его компаньона, человека, которого я никогда не видел, получить от своего зятя (который теперь, к счастью, на континенте) рекомендательные письма! Ты помнишь, М[адье] рекомендовал нам ситцепечатника, который ехал в Манчестер. Этот парень приходил ко мне; я всячески старался быть ему полезным, делал все, что только мог, обращался с ним в высшей степени уважительно, и в награду эта скотина вдруг исчезает, и я даже не знаю, что с ним случилось. Ничего себе порода людей!

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статьи VIII- IX. Ред.

** - журнала «Revolution». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Англия. - II». Ред.

**** - Бланк. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


12
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

7

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 2 февраля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Помнишь ли ты некоего эмигранта Рихтера из Торгау (Прусская Саксония), седельного мастера и обойщика, - который прежде был в Лондоне? Этот человек, которого, насколько я помню, я видел в Лондоне, - высокого роста, блондин, с манерами эмигранта, - внезапно является сюда ко мне, якобы на обратном пути из Бармена, где он, по его словам, некоторое время работал без документов, и передает мне привет от Хюнербейна и т. д. Я совершенно ничего не могу о нем вспомнить, кроме того, что я его видел. Наши списки эмигрантов или хорошая память Пфендера или Рингса дадут о нем во всяком случае более подробные сведения. У меня есть некоторое подозрение, что этот субъект - один из клики Виллиха21. Если это так, то я его немедленно вышвырну. Кстати, он уже нашел здесь работу.

О кёльнской истории в «Times» до сих пор ничего не появляется*. Я жду лишь ответа от тебя, чтобы немедленно, если это нужно, написать в «Daily News». Американский пароход прибыл, но, к моему большому удивлению, ни писем от Вейдемейера, ни экземпляров** нет, по крайней мере до настоящего момента. Однако возможно, что они еще придут завтра.

Твой Ф. Э.

Скажи Пиперу, что я на днях отошлю ему его 2 ф. ст., так как начался новый месяц.


* См. настоящий том, стр. 10. Ред.

** - журнала «Revolution». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


13
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

8

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 февраля 1852 г.* 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Веерт сегодня утром уехал в Голландию. Куда он отправится оттуда - я не знаю, и сам Веерт, вероятно, также не знает. Он был, как всегда, чрезвычайно недоволен своей судьбой, а что касается нашей, то в ней ему казалось неудачным лишь то, что мы должны сидеть в Лондоне вместо того, чтобы отправиться в Кадис, Сарагосу или в какую-нибудь другую дыру в Испании. Ибо с тех пор как Веерт опять пожил в Йоркшире, он заявляет, что свое лучшее время он провел в Испании. Он утверждает, что не может переносить английский климат, и поэтому голландский покажется ему, наверное, весьма благоприятным. Пожелаем ему счастливого пути и посмотрим, сдержит ли он свое слово и не забудет ли о Вейдемейере.

В прошлый четверг, то есть вот уже почти неделю тому назад, я послал в «Times» «Письмо редактору». По-видимому, эта газета, сделавшая для себя профессию из полемики против Бонапарта, считает теперь необходимым щадить Пруссию. Ты должен, следовательно, обратиться в «Daily News». Если не удастся и это, чего я не думаю, тогда остается «Spectator».

Это почти наверняка.

Вчера Дж. Дж. Гарни прислал мне первый номер своего возрожденного и несколько увеличенного в размере «Friend of the People»23. Ну, если уж ради этого он на восемь месяцев удалился от мира и похоронил себя в меланхоличной Шотландии! Впрочем, достаточно одной фразы, чтобы дать тебе представление о вкусе этого восхитительного плода: «Справедливость - неизменная, всеобщая, вечная - провозглашается высшим принципом, который будет одновременно нашей путеводной звездой, правилом нашего поведения и критерием и т. д.»24.

Куда больше! А Бонапарта он достаточно наказал уже тем, что назвал его «Луи Низкий».

Не знаю, прислал ли мне «экс-дражайший» свой листок, чтобы вызвать у нас сострадание, или же из чувства злобы к нам он стал еще в большей степени вульгарным демократом,


* В оригинале описка: «1851». Ред.

22


14
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

чем мы могли предполагать. Впрочем, наряду с пошлостью и «неизменной справедливостью» там имеются и бесстыдные выходки профессионального демагога. Против Джонса он прибегает к помощи краснобая Масси, «духа свободы»*, секретаря ассоциации портных с Касл-стрит, человека, пресмыкающегося перед попами, которые содержат эту лавочку, герольда всех без разбора маленьких великих мужей, выброшенных с континента, клеветника, очернившего Джонса, супруга какой-то авантюристки, убедившей его в том, что она ясновидящая. Посредством этого Масси Гарни распространяет апологию ассоциаций вообще и особенно Объединенного общества, что угрожает растянуться на много номеров25. А ведь Родомонт**-Гарни сам говорил Джонсу, что по существу он разделяет его взгляды на ассоциации.

В то же время он анонсирует статью «Прием, оказанный Кошуту в Соединенных Штатах, и его путешествие по стране»26, хотя в одном письме к Джонсу он назвал К[ошута] шарлатаном. Таковы эти господа с их «высшим принципом». Я не знаю, что такое принципы, если это не правила, которые в собственных интересах предписывают другим. Гарни на некоторое время удалился от дел и в отношении популярности дал Джонсу с его бешеным темпераментом наплевать в суп и затем самому съесть его. Но если он даже повредит Дж[онсу], сам он ничего не добьется. Этот молодец окончательно выдохся как литератор и, как мне рассказывал Лупус***, слышавший его речь на Джон-стрит27, как оратор, а прежде всего как человек.

Черт бы побрал эти народные движения, и в особенности, если они мирные. Участвуя в этой чартистской агитации, О'Коннор сошел с ума (читал ли ты о его последней сцене перед судом?), Гарни опошлился, а Джонс обанкротился. Таков конечный итог жизни тех, кто участвует в народных движениях.

Вчера у меня был «полковник Бандья». Между прочим, он рассказал - Кошут произнес следующую речь перед собравшимися у него в Лондоне венгерскими эмигрантами: «Я буду заботиться о вас всех, но я требую, чтобы вы все были мне верны, преданны и придерживались моих взглядов. Я не так глуп, чтобы кормить людей, которые интригуют против меня с моими противниками. Я требую, чтобы каждый безоговорочно заявил об этом». Такие речи этот скромный Кошут ведет за кулисами. Затем я узнал от Б[андьи], что Семере, Казимир Баттяни


* Иронический намек на журнал «Spirit of Freedom» («Дух свободы»), редактором которого был Масси. Ред.

** - герой поэмы Ариосто «Неистовый Роланд». Ред.

*** - Вильгельм Вольф. Ред.


15
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

и Перцель (генерал) приезжают в Лондон для организации контркомитета против Кошута. И наконец, что руководителем всей этой интриги является синьор Мадзини. Он использует К[ошута] в качестве своего рупора и немножко разыгрывает из себя в своем кабинете Макиавелли. Этот господин держит в своих руках нити, но не знает, что марионетки, которых он заставляет плясать, являются героями только в его собственном воображении и ни в чьем более. Так, например, он написал Кошуту, чтобы тот завязал близкие отношения с Кинкелем.

Он-де лично не мог этого сделать, так как на его плечах другая часть важных немецких деятелей. Кошут, по-видимому, действительно состоит в дружеских отношениях с Кинкелем, а Кинкель в каждом письме пишет о своем достойном, своем выдающемся, своем «не уступающем ему» друге Кошуте. Кошут, в свою очередь, воображает, что, с одной стороны, опирается на диктатора Германии, Кинкеля, с другой стороны - на диктатора Италии, Мадзини, и что с тыла он наверняка будет иметь союзного диктатора Франции - Ледрю. Бедняга пал очень низко.

Меня посетил один француз по имени Массоль. Был короткое время сотрудником «Reforme » при Ламенне. До этого он был среди цивилизаторов, которых Мухаммед-Али выписал себе из Галлии28. Это один из немногих hommes d'esprit*, которых еще можно встретить среди французов. По его мнению, пребывание Сазонова в Париже (который он, впрочем, должен теперь покинуть) вполне объясняется очень солидным фальшивым паспортом и связями с некоторыми кокотками, которые имеют влияние в высших кругах. Массоль тебе понравится.

Кроме того, я видел граждан Вальера (старого приверженца Барбеса и баррикадного офицера), Бианки и Сабатье. Последний довольно изыскан, но, в общем, не выше среднего уровня.

Дронке, как я слышал, в Савойе.

Бандья предложил мне сотрудничество Семере и Перцеля для Вейдемейера. Какие моменты венгерской истории (военной или вообще) следует главным образом предложить освещать этим господам? Само собой разумеется, что им нельзя писать под своим собственным именем, так как мы не хотим отождествлять себя ни с какой кликой. Но Перцель по крайней мере хороший республиканец и многое знает.

Будь так добр - и не забудь, пожалуйста, - прислать мне номера «Tribune». Джонсон, друг Фрейлиграта, хочет прочесть


* - людей тонкого ума. Ред.


16
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

статьи о Германии*. Лупус хочет написать для В[ейдемейера] статью против Кошута.

Что касается торговых дел, то я уже больше ничего не понимаю. То кризис как будто уже у порога, Сити в подавленном состоянии, то опять все идет в гору. Я знаю, что все это не предотвратит катастрофы. Но для того, чтобы следить за ходом современного развития, Лондон в данный момент не подходит.

Привет!

Твой К. М.

С печатью дело очень подозрительно. Сегодняшнюю, которую я тщательно осмотрел, пришли мне обратно.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья X. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 12. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung. Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 9

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], пятница, 6 февраля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Только что получил твою статью**.

Пишу тебе только пару строк, так как время не терпит, отправляется почта в Америку, и я только после этого смогу выйти, чтобы осведомиться о «Рихтере»***.

Мне было бы во всех отношениях удобно, если бы ты эти 2 ф. ст. прислал почтовым переводом пока мне. На будущей неделе я получу немного денег и тогда передам П[иперу] эти 2 фунта от твоего имени. Но для меня важно иметь эти деньги в начале недели, что для него может быть безразлично, так как он пока еще достаточно обеспечен.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого Дом в Лондоне (22, Дин-стрит, Сохо), в котором жил К. Маркс с 1850 по 1856 г.


17
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ФЕВРАЛЯ 1852 г.

10

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 17 февраля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Ты будешь на меня сердиться, что я отвечаю так кратко, но, черт меня побери, от всей этой работы и коммерции у меня просто голова кругом идет. Вот как обстоят дела: 1) Чарлз* уехал в Германию и свалил на меня не только всю свою работу, но еще и изрядное количество работы, связанной с подведением итогов года; 2) баланс минувшего года сводится с чистым убытком для моего старика**, что хотя и очень полезно для него, но зато доставит мне бесконечное количество неприятных дел, подсчетов, возни и т. д.; 3) один из Эрменов*** объявил о расторжении договора, и ты можешь себе представить, сколько с этим связано интриг и переписки. Одним словом: сегодня вечером я сижу в конторе до 8 часов и после этого, вместо того, чтобы писать тебе подробное письмо, должен буду еще написать своему старику и отнести письмо на почту до 12 часов ночи; завтра вечером я должен что-нибудь сделать для Джонса29, а послезавтра хочу постараться приготовить статью для «Tribune»****. О свободном времени до 7-8 часов вечера пока что нечего и думать, а самое скверное, что я должен теперь посвящать этой проклятой торговле всё свое внимание, иначе все здесь пойдет кое-как и мой старик приостановит выплату мне жалованья.

2 ф. ст. ты, вероятно, уже получил. Поскорее дай знать о себе, даже если я не найду времени подробно ответить на твое последнее письмо.

Судя по сегодняшнему номеру «Daily News», Л[уи]-Наполеон готовится чуть ли не выкопать останки Каспара Хаузера и через посредство своей тетки Стефании объявить себя наследником баденского престола. Вот важные новости для гражданина Зейлера, звезда которого теперь будет непрестанно восходить. Не можете ли вы побудить великого историка деяний К[аспара] Х[аузера]30 написать Л[уи]-Н[аполеону] и предложить ему воспользоваться его важными источниками для этого дела? На этом можно неплохо сыграть.

Твой Ф. Э.


* - Рёзген. Ред.

** - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.

*** - Готфрид Эрмен. Ред.

**** - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.


18
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 17 ФЕВРАЛЯ52 г.

Чем объяснить, что Вейдемейер не дает о себе знать? Если завтра утром пароход «Арктик» не привезет мне письма, то я писать для него брошу. Очевидно, там что-то случилось.

Насколько мне известно, он с 5 января ни разу не написал; по крайней мере, я об этом ничего не слышал.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 февраля [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho В субботу я напишу тебе подробно. Сегодня лишь несколько строк.

Я еще не получил денег, обещанных мне из дому, и потому не мог передать Пиперу твои 2 фунта, но я сказал ему, что получил от тебя несколько строк, в которых ты сообщаешь, что пришлешь мне для него деньги. Надеюсь, что смогу отдать деньги еще на этой неделе.

Если твое время так ограничено, то пиши лучше для Дана, чем для Джонса. Из прилагаемого письма Вейдемейера ты еще яснее увидишь, как важно не прерывать этих статей*. Теперь стоит удвоить в «Tribune» атаки на франкфуртскую левую, особенно когда ты дойдешь до «Мартовского союза»31. Я посылаю тебе сегодня в помощь книгу Бауэра, в которой, по крайней мере, имеются некоторые факты32.

Я еще раз прошу тебя прислать мне как можно скорее номера «Tribune», так как Джонсон единственный англичанин, к которому я при крайних обстоятельствах - а я постоянно нахожусь на краю бездны - могу обратиться. Не забудь этого хоть на сей раз.

Чем объяснить, что В[ейдемейер] не получил ни одной твоей статьи?33 Ты должен это расследовать.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


19
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ФЕВРАЛЯ 1852 г.

12

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 19 февраля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Несмотря на чрезвычайные усилия - я получил твое письмо только сегодня утром, - я до сих пор, а уже 11 часов вечера, не окончил статью для Дана*. Книгу Бауэра** я получил - очень кстати. Теперь, что бы ни случилось, ты получишь от меня к пароходу, идущему во вторник, две статьи для Д[ана]. Будь добр, отправь немедленно прилагаемое письмо В[ейдемейеру]***, так как твои письма доходят до него, а мои нет. Это странная история. Два или три письма к моему старику**** тоже, кажется, не дошли. Тут что-то неясно.

Скажи Джонсу или напиши ему, что для номера, который выйдет на будущей неделе*****, я ему что-нибудь напишу. Черт знает что такое - на мою шею свалилось сразу столько обязательств, что я ни за что не в состоянии взяться. Но в субботу и воскресенье я запрусь и тогда надеюсь что-нибудь приготовить.

Почему этот проклятый Вейдемейер не присылает статью Симона34, чтобы мы сами могли ее посмотреть? При помощи колкой контрстатьи мы уж показали бы Дана, что он зря помещает статьи против нас.

Твой Ф. Э.

Напиши мне хоть раз точно адрес, по которому ты писал Вейдемейеру.


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** Б. Бауэр. «Конец Франкфуртского парламента». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 411-412. Ред.

**** - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.

***** имеется в виду очередной номер журнала «Notes to the People». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


20
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

13

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 февраля [1852 г.]

Дорогой Фредерик!

Я еще раз вынужден напомнить тебе о «Tribune», так как Джонсон ежедневно пристает ко мне*. Если ты получил от Вейдемейера какие-нибудь материалы, прошу их прислать также и мне. Адрес В[ейдемейера], который есть у тебя, совершенно правилен.

Кстати, этот штраубингер36 Рихтер, по словам Пфендера, - креатура Виллиха.

Э. Джонс ужасно разрекламировал твою корреспонденцию**, не называя, конечно, твоего имени. Он вынужден к этому рыночному зазыванию конкуренцией со стороны Гарни, который, дьявол его знает откуда, раздобыл деньги и пустил по Сити большие рекламные повозки с надписью: «Читайте «The Friend of the People»!»; его газету можно прочесть и купить во всех заведениях, имеющих отношение к социалистам.

Номер «Tribune», в котором г-н Симон сам себя рекламирует, я достану и пришлю тебе.

Что за глупое школярство! Он все еще подписывается «Симон из Трира». Этот парень никак не решается отказаться от благородного парламентского звания. Зейлер читал «Staatszeitung », в которой переведена эта дрянь. Ты знаешь, что из его сообщения никогда нельзя ничего понять. Я из него заключаю следующее: Людвиг Симон из Трира выступает от имени швейцарской эмиграции, считая великий вопрос об отношениях между «Агитацией» (название, за которым Руге и К° скрывают свое затхлое и пустое существование) и «Эмиграцией»37 необыкновенно важным вопросом, question brulante*** Европы и взирая на все с «высоты Альп». В связи с этим - причем имеются ссылки и на Виллиха как на человека, играющего чрезвычайно важную роль, и приводятся многословные рассуждения о ценном приобретении в лице этого героя - Симон переходит к третьей опасной партии в Лондоне, «партии октроирования», главарями которой являются Энгельс и Маркс. Мы-де хотим насильственно октроировать народам «свободу». Мы - худшие тираны, чем император России. Мы


* См. настоящий том, стр. 15-16, 18. Ред.

** Ф. Энгельс. «Действительные причины относительной пассивности французских пролетариев в декабре прошлого года». Ред.

*** - жгучим вопросом. Ред.

35


21
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

были первыми, кто отнесся с «иронией и презрением» к «всеобщему избирательному праву» и т. д. Мы уже и раньше губили все нашими «стремлениями к октроированию». Бедный малый! Разве это мы октроировали немцам прусского короля, Мартовские союзы, имперского регента Фогта?38 Ему мы октроируем пинок. Даже Бонапарт ничему не научил этих ослов.

Они все еще верят во «всеобщее избирательное право» и заняты лишь жалкими расчетами, как бы им еще раз октроировать немецкому народу свои ничтожные персоны. Не веришь своим ушам, когда слышишь, как эти молодцы беспрестанно заводят старую шарманку. Это - настоящие скоты, твердолобые ослы. Каким образом этот маленький тщеславный негодяй попал в «Tribune», - мне совершенно ясно. Гражданин Фрёбель был, по-видимому, посредником. Он давно связан с Дана.

Прилагаю письмо от Рейнхардта, в котором содержатся любопытные сплетни.

Рассел пал забавнейшим образом39. Я хочу только, чтобы к власти пришел Дерби. Ты видел во время этой короткой сессии, как жалки манчестерцы40, когда их не гонит сила обстоятельств. Я не ставлю им этого в вину. Всякое дальнейшее демократическое завоевание, как, например, тайное голосование, - это уступка, которую они делают рабочим, разумеется, только в случае необходимости.

Вчера я разговаривал с одним французским купцом, который только что приехал из Парижа. Коммерческие дела идут скверно. И знаешь, что этот осел говорит? «Бонапарт хуже, чем республика. Раньше дела шли лучше». Это просто счастье, что французские буржуа постоянно делают свое правительство ответственным за торговые кризисы. Б[онапарт], очевидно, виновен и в безработице в Нью-Йорке, и в банкротствах в Лондоне.

Еще один очень интересный (ты чувствуешь здесь влияние знаменитого Зейлера) факт о Бонапарте. Бандья, как я тебе писал*, связан с Семере и Баттяни. Он - агент Баттяни. Он сообщил мне по секрету, что Баттяни и Чарторыский интригуют с Бонапартом и видятся с ним почти ежедневно. Бонапарт хочет за спиной России и Австрии обеспечить себе союзников среди аристократической эмиграции и приобрести влияние в Польше и в Венгрии. Кроме того, он вполне определенно заявил им, что он, наперекор Николаю и всем прочим, нападет на Бельгию и, может быть, на Баден, и даже в ближайшее время.


* См. настоящий том, стр. 15. Ред.


22
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

Эвербек прислал мне 12 экземпляров своего толстенного труда: «Германия и немцы».

Один экземпляр для тебя. Ничего подобного свет еще не видал и не слыхал. Историческая часть, начинающаяся ab ovo*, - это копия устаревших школьных учебников. О его достижениях в области современной истории ты можешь судить по следующему: Ф. Лист ввел в Германии учение о свободной торговле, а Руге - социальную науку. Гегель обеспечил себе бессмертие тем, что просветил немцев относительно категорий качества, количества и т. д. (дословно), а Фейербах доказал, что люди в своем познании не могут выйти за пределы человеческого разума. Педро Дюзар (брат жены Струве) - один из величайших борцов за немецкую свободу, а Фрейлиграт приобрел известность благодаря своему сотрудничеству в «Neue Rheinische Zeitung». К тому же стиль - лопнешь со смеху. Например: подобно тому, как воины Ясона выросли из зубов дракона, так и германские племена постоянно дрались друг с другом. Ромул Августул был «милый и приятный молодой человек», а немцы в течение трехсот лет привыкли к тому, что соседи называют их дураками.

Читал ли ты глупую и подлую речь Мадзини?

Твой К. М.


* - буквально: с яйца, то есть с самого начала. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XI. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 февраля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Я вижу, что в прошлый раз забыл послать тебе письмо Рейнхардта. Статью для Дана** отослал, но от него ответа на мою просьбу указать мне в Лондоне банкирский дом еще


23
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

не получил. Моя старуха*, несмотря на свое обещание, еще не дает о себе знать. На письма к знакомым в Германии я также до сих пор не получил никакого ответа. Вот уже неделя, как я дошел до такого приятного положения, что больше не выхожу из дому, так как мои сюртуки унесены в ломбард, и из-за отсутствия кредита не имею больше возможности есть мясо. Все это ерунда, но я боюсь, что однажды эта гадость кончится скандалом. Единственное хорошее известие получили мы от моей свояченицы-министерши**, - это известие о болезни дяди моей жены***, обладателя несокрушимого здоровья. Если этот негодяй теперь умрет, то я выйду из тяжелого положения.

Я не пишу сегодня подробно, так как занят - диктую статью для В[ейдемейера]****, занимаюсь исправлением и отправкой остальных материалов для него.

В «Аугсбургской газете***** я прочитал (благодаря услужливости Зейлера), что г-н Штирнер выпустил в свет «Историю контрреволюции»41. Он собирается доказать, что революция погибла, так как была «святой», а контрреволюция победила, так как вела себя «эгоистически».

25 февраля французы устроили собрание в честь февральской революции, или, скорее, банкет без вина с чаем и сандвичами в качестве приправы. Мы с женой были приглашены.

Остальная публика платила за вход 1 франк. Так как я не мог и не хотел туда идти, я послал туда жену с одним французом. Ледрю, Пиа, Торе, Мартен Бернар и т. д., словом, вся клика Роллена, от которой исходила инициатива, не явилась, так как им показалось слишком пошлым, что за вход взимается плата в пользу эмигрантов. Л. Блан тоже прислал записку, что не придет. Присутствовали только подонки эмиграции, которые по большей части называют себя бланкистами. Но потом появился маленький фальшивый корсиканец******, сидевший, очевидно, где-нибудь поблизости в отдельном кабинете и убедившийся через своих шпионов в отсутствии Ледрю и К°; несмотря на полное отсутствие таланта и авторитета, этот кокетливый фрак стального цвета был встречен восторженными аплодисментами. Его речь, после произнесения которой он немедленно удалился, привела в восхищение его врагов. Пленила их. Покорила их.


* - Генриетта Маркс, мать Маркса. Ред.

** - Луизы фон Вестфален. Ред.

*** - Генрика Георга фон Вестфалена. Ред.

**** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Глава V. Ред.

***** - «Allgemeine Zeitung». Ред.

****** - Блан. Ред.


24
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1852 г.

А что сказал этот маленький человечек, этот Джонни Рассел социализма? Здесь, за границей, удивляются странным событиям во Франции; а он сильнее, чем когда-либо, верит в звезду отечества. А почему? Я хочу, сказал он, объяснить вам историческое развитие и т. д. А именно, в жизни всех великих военных деятелей, например Фридриха Великого, Наполеона Великого, имеются великие победы и великие поражения. Так вот, Франция - нация военная. Она имеет свои подъемы и свои катастрофы. Quod erat demonstrandum*. Все же она всегда осуществляла то, чего желала. В 1789 г. она прогнала феодалов, в 1830 г. - королей. Кого она хотела свергнуть в 1848 году? Ты думаешь, быть может, буржуазию? Ничего подобного, - нищету, отвратительную нищету. Затем следует социалистический поток слез по поводу нищеты. Нищета это не что-то определенное и осязаемое, и тем не менее в новой революции французская нация победит нищету, и тогда матери не будут больше уничтожать собственными руками плод своего чрева, а маленькие семилетние девочки не будут «сосредоточиваться» под машинами, и множество других подобных глупостей. При этом он в своей речи щедро отпустил целых три остроты. Он назвал Бонапарта 1) авантюристом, 2) незаконнорожденным и 3) обезьяной своего дяди**. Последняя новость довела присутствующих до настоящей пляски святого Витта. Что ты на это скажешь? Можно прийти в отчаяние от этих crapauds***. Их история в общем меткая эпиграмма, настоящее художественное драматическое произведение, но эти типы! Боже мой! Нападки г-на Блана напомнили мне анекдот, который рассказал мне Массоль. Ежедневно после двенадцати часов ночи Бонапарт напивается пьяным в обществе «самцов и самочек», которых он собирает вокруг себя во время своих оргий. При этом он так и сыплет всевозможными ругательствами, и вот одна из дам его окружения, желая его оправдать, произносит: «Но ведь он же солдат»! Прощай.

Твой К. Маркс


* - Что и требовалось доказать. Ред.

** - Наполеона I. Ред.

*** - французских обывателей. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


25
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

15

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 2 марта 1852 г.

Дорогой Маркс!

Ты, вероятно, уже получил билет в 5 ф. ст., половинку которого я вчера послал прямо тебе, а половинку - в конверте на имя Лупуса*. Поздравляю с известием о болезни брауншвейгского старика**, являющегося препятствием для получения наследства, и надеюсь, что катастрофа наконец произойдет.

Штирнеровская «История реакции», по словам аугсбургской «Allgemeine Zeitung», - жалкая компиляция или, вернее, собрание кусков из напечатанных и ненапечатанных газетных статей Штирнера, «отвергнутые листочки и цветочки», обо всем на свете и еще кое о чем; это два тома, которые кончаются угрозой, что третий будет содержать «принципы и основы учения». Очень далекие от того, чтобы подняться до уровня «святости», его собственные комментарии предназначены скорее для женских гимназий.

Маленький Симон из Трира, вероятно, страшно оскандалился в глазах Дана, приписывая нам столь смехотворную нелепость, в то время как Дана читает наши статьи, которые содержат все что угодно, только не это. Досадно, что Дана не присылает нам ни «Tribune», ни денег для тебя. Я думаю, что лучше всего было бы напустить на него Вейдемейера, который мог бы, по крайней мере, прислать нам «Tribune» и вместе с тем путем личных переговоров уладить денежные дела. Безразлично, укажет ли тебе Дана какой-нибудь банк в Лондоне или пришлет вексель. Статья, которую я готовил к саутгемптонскому пароходу, не попадет на него, так как я ошибся на один день относительно времени его отплытия; но к пятнице она будет в твоем распоряжении вместе с еще одной, которая доводит изложение до конца 1848 года***. Затем пойдут прусские палаты, кампания за имперскую конституцию, далее прусскоавстрийские трения 1850-1851 гг.42 и, наконец, заключение - все вместе составит, быть может, еще шесть - восемь статей, a summa summarum**** - 17-20 статей. - Через две недели


* - Вильгельма Вольфа. Ред.

** - Генриха Георга фон Вестфалена. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статьи XII и XIII. Ред.

**** - в общей сложности. Ред.


26
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

Чарлз* будет опять здесь, и тогда у меня будет больше времени. Джонс должен до того времени потерпеть.

Итак, г-н Дерби прямо заявляет, что он, по примеру сэра Дж. Грехема, будет выдавать австрийцам и их сообщникам возможных будущих Бандьера43. Следовательно, снова массовая перлюстрация писем. Пострадают от этого главным образом Мадзини и венгры. Нас это мало затронет.

Однако бесстыдство Дерби действительно велико. «Настоящим заявляю вам, что я при первом удобном случае наложу пошлину на хлеб. Когда - об этом могу судить только я один. И если вы, большинство нижней палаты, не хотите быть бунтовщиками, то вы должны оставить меня в покое до тех пор, пока я настолько укреплюсь и до такой степени подчиню страну влиянию тори, что смогу с полным душевным спокойствием свести на нет весь прогресс последних 20 лет»44. Бедная палата общин! Вместо министерства, бывшего в относительном меньшинстве, она получает теперь министерство, находящееся в абсолютном и постоянном меньшинстве; и она даже не смеет составить ему оппозицию. Но трусы фритредеры этого вполне заслужили. Эти молодцы выиграли сражение, завоевали новую стратегическую линию и не позаботились о том, чтобы занять и укрепить ее, чтобы воспользоваться плодами победы и даже просто преследовать врага. Теперь им приходится давать сражение еще раз на том же самом месте. Но приход к власти тори сразу сделал вопросы предельно ясными для этих молодцов. Теперь для фабрикантов вопросом жизни является парламентская реформа, и притом такого масштаба, при котором по крайней мере были бы навсегда отстранены от власти тори и виги в чистом виде, и промышленникам было бы обеспечено большинство в кабинете и в парламенте. Здесь эти джентльмены опять очень активны. В настоящий момент созвана Лига против хлебных законов45 и обсуждается вопрос, должна ли она снова сорганизоваться. Кобден, Брайт, М[илнер] Гибсон и т. д. здесь. Вероятно, они снова сколотят хотя бы костяк организации. Однако настоящая передряга начнется только в том случае, если дело дойдет до роспуска парламента. А это должно скоро произойти, коллизии неминуемы, несмотря на мягкие слова и миролюбиво-примирительные намерения Дерби.

К сожалению, мало надежды на то, что одновременно с роспуском парламента разразится и торговый кризис. Торговля здесь идет по-прежнему блестяще. Известия из Америки в высшей степени благоприятны. Кризис отодвигается и может еще


* - Рёзген. Ред.


27
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

на некоторое время быть отодвинут в силу следующих обстоятельств: 1) Калифорния - как сбыт туда, так и массы золота, поступающие в обращение, а также переселение туда, словом, все влияние, которое оказывает Калифорния на Соединенные Штаты в целом. 2) Узда, которую высокие цены на хлопок в 1849 и 1850 гг. наложили на хлопчатобумажную промышленность, начавшую быстро развиваться только с весны 1851 года. 3) Резкое падение цен на хлопок- почти на 50% - за прошедшие 11/2 года. В Новом Орлеане хлопок (миддлинг, средний сорт) стоил 1 сентября 1850 г. 131/2 цента = 73/4 пенса в Ливерпуле; теперь миддлинг стоит в Новом Орлеане 75/8 цента = 47/8 пенса в Ливерпуле и одно время стоил 7 центов. Это, конечно, должно значительно увеличить потребление. В прошлом году-в январе и феврале - здесь, в хлопчатобумажном округе, еженедельно потреблялось 29000 кип, в этом году - 33000, и это только одного американского хлопка, не считая суратского, египетского и т. д. - Если так будет продолжаться, Англия потребит в этом году 800-850 миллионов фунтов хлопка. 4) Всеобщая боязнь спекуляции, отбивающая охоту серьезно заняться даже золотыми приисками и пароходством. Судя по всему, что я наблюдаю, я могу полагать, что еще 6 месяцев такого форсированного производства, как теперь, будет достаточно, чтобы завалить товарами весь мир; затем еще около 4 месяцев пройдет, пока товары прибудут на место назначения и будут получены известия об окончательном переполнении рынков, а также пока не закончится та промежуточная стадия, когда люди еще не сознают происшедшего, до того, как их охватывает паника. Таким образом, период с ноября 1852 до февраля 1853 г. был бы наиболее вероятным временем начала кризиса. Впрочем, все это только предположения, и мы с таким же успехом можем иметь его уже в сентябре. А кризис будет изрядный, ибо никогда еще не были -брошены на рынок такие массы всякого рода товаров и никогда еще не было в наличии таких колоссальных средств производства. Глупая забастовка машиностроительных рабочих46 наверняка задержит его по крайней мере на целый месяц; машины теперь почти не изготовляются, а требуются в очень большом количестве. Хибберт, Платт и сыновья имеют сотни заказов как Для Англии, так и для заграницы и, конечно, не могут выполнить ни одного. Если эта торговая буря к тому же застигнет г-на Дерби врасплох, плохо ему придется!

Последний баланс, по которому мой старик*, несмотря на всеобщее процветание, потерял деньги, чертовски расстроил


* - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.


28
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАРТА 1852 г.

его, и он, вероятно, расторгнет договор (то есть его компаньонский договор с Эрменами).

Тогда здешняя фирма уже в будущем году прекратит свое существование. Эти дела сейчас до крайности осложнились, и из-за этого у меня масса работы.

Книгу Эвербека* не присылай мне. Она не заслуживает и 6 пенсов расходов по пересылке.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.


* Г. Эвербек. «Германия и немцы». Ред.

** - Вильгельм Вольф. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XII. Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Письмо редактору газеты «Times»». Ред.

***** - Союза коммунистов. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 16

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 3 марта [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

В понедельник я получил 5 фунтов, хотя Лупус** живет на Брод-стрит 3, а не 4. Получил сегодня также статью для Дана***, очень удачную.

Твой пакет для «Revolution» и «Tribune» был вскрыт, даже не дали себе труда снова заклеить его.

Из прилагаемого письма ты можешь видеть, как обстоят наши дела с полицией. Факты неверны, за исключением того, что Лупус председательствовал вместо меня 5 февраля и что доносчик спутал наше письмо в «Times»**** с ответом г-же Даниельс. Шпион - некий Гирш из Гамбурга, которого мы еще две недели тому назад вышвырнули из Союза*****. Он был принят в Союз в Германии, и так как я никогда не доверял ему полностью, то в его присутствии никогда не говорил ничего такого, что было связано хотя бы с малейшим риском.

В связи со статьей В[ейдемейера] против Гейнцена Джонс посылает ему уходящее с сегодняшней почтой официальное письмо, в котором он отзывается о Гейнцене с величайшим 47


29
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

презрением и преподает ему урок в отношении «классовой борьбы»48. Позавчера Национальная лига реформы49 устроила большой митинг; присутствовало по меньшей мере 2000 человек. Джонс надлежащим образом отделал гг. Юма, Уолмсли и К° и имел настоящий триумф. Лондон и Манчестер, по-видимому, произвели между собой такое разделение труда, что там буржуа больше ведут свои политические, а здесь коммерческие атаки.

Несколько дней тому назад мне попал в руки написанный по-итальянски манифест синьора Мадзини. Он выступает в нем в качестве святого буржуа, не считающегося ни с чем, и поносит «нечестивых» французских буржуа. Он переносит инициативу из Парижа в Рим. «Il materialismo» и «il egoismo»*, говорит он, погубили Францию. Рабочие унаследовали оба эти порока от буржуазии. С 1815 г. Франция перестала быть страной инициативы. Теперь избранными странами являются Италия и Венгрия.

Распекая в роли Петра Пустынника порочных французов, «синьор Мадзини» в то же время пресмыкается перед английскими фритредерами, которые, разумеется, воплощают в себе «преданность» и «веру». Глупец!

Прилагаемое письмо прошу прислать мне обратно. Сегодня пишу так мало потому, что у меня уйма хлопот с отправкой в Америку.

Твой К. Маркс


* - «Материализм» и «эгоизм». Ред.

** - Дронке. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 17

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 18 марта 1852 г.

Дорогой Маркс!

Возвращаю обратно письмо гнома**. В настоящий момент я совершенно без денег и не смог бы - по крайней мере в этом месяце - раздобыть 2 фунта; кроме того, его письмо датировано 50


30
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

5-м, и совершенно неизвестно, застанут ли его деньги еще там. К тому же всегда рискованно посылать деньги Эвербеку: этот парень способен предъявить потерявшие силу за давностью претензии за бог знает какие старые расходы по пересылке и конфисковать все или большую часть денег. По всем этим причинам я не могу в данный момент помочь гномику, тем более, что сомневаюсь, что он вырвет у мосье Эвербека за один раз больше 5 су. Поскольку же piccolo* приехал из Женевы в Париж, то он приедет также и в Лондон, хотя и претерпевая некоторые «невзгоды»; и тогда мы узнаем, что означали его настойчивые требования денег.

Когда Малыш приедет, тебе будет стоить известного труда сдерживать его воинственный темперамент, наверняка очень усилившийся вследствие «долгих невзгод»; потасовки и дуэли обходятся нам здесь слишком дорого, чтобы можно было позволить это таким людям, как он. Лучше всего будет, если ты поручишь его Пиперу, который сможет давать ему уроки политической экономии. То, что ты писал о Массоле**, очень интересно, и если он останется там, я жажду познакомиться с ним.

Меня очень радует то, что ты пишешь о Джонсе, - только у меня сейчас чертовски мало времени, иначе я посылал бы ему больше статей. Но Чарлз*** еще не вернулся из Германии, а писать регулярно каждую неделю и для Джонса, и для Вейдемейера, помимо статей для «Tribune» и еженедельного отчета моему старику****, когда ты целый день надрываешься в конторе, - это уж чересчур. К тому же я должен, наконец, покончить со своими славянскими занятиями51. Прежним дилетантским способом я за целый год ни к чему не пришел, а так как я уже начал и слишком далеко зашел, чтобы бросить это дело, то я должен теперь некоторое время регулярно заниматься этим. Последние две недели я старательно зубрил русский язык и теперь почти покончил с грамматикой, еще 2-3 месяца дадут мне необходимый запас слов, и тогда я смогу приступить к чему-нибудь другому. Со славянскими языками я должен в этом году покончить, и, в сущности, они совсем не так трудны. Помимо лингвистического интереса, который представляют для меня эти занятия, сюда присоединяется также то соображение, что при следующем лицедействе по крайней мере хоть один из нас будет знать языки, историю, литературу и особенности социальных институтов как раз тех народов,


* -малыш. Ред.

** См. настоящий том, стр. 15. Ред.

*** - Рёзген. Ред.

**** - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.


31
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

с которыми придется немедленно вступить в конфликт. Собственно говоря, Бакунин добился кое-чего только благодаря тому, что ни один человек не знал русского языка. А старый панславистский прием превращать древнеславянскую общинную собственность в коммунизм и изображать русских крестьян Прирожденными коммунистами опять получит весьма широкое распространение.

Вообще Джонс очень хорошо делает, что теперь, когда старый О'Коннор окончательно сошел с ума, он натягивает вес струны. Сейчас шансы в его пользу, и если к тому же отпадет гражданин Гип-Гип-Ура*, то успех Джонсу обеспечен. Судя до всему, что я наблюдаю, чартисты находятся в состоянии такого полного разложения и распада и в то же время им так не хватает способных людей, что либо они совсем разбредутся в разные стороны и распадутся на отдельные клики, то есть превратятся практически в настоящее охвостье сторонников финансовой реформы52, либо какой-нибудь дельный человек реорганизует движение на совершенно новой основе. Джонс стоит на вполне правильном пути, и мы можем смело сказать, что без нашего учения он никогда не выбрался бы на верную дорогу и не додумался бы до того, как можно, с одной стороны, не только поддерживать у рабочих инстинктивную классовую ненависть к промышленным буржуа - этот единственно возможный базис для реорганизации чартистской партии, - но даже усиливать и развивать ее и класть ее в основу просветительной пропаганды, а с другой стороны, стоять на прогрессивных позициях, выступать против реакционных вожделений рабочих и их предрассудков. Г-ну Гарни придется еще удивиться, если он будет продолжать в том же духе: клика восторженных почитателей, которая его поддерживает, весьма скоро отвернется от него, и его не спасут даже портреты Костюшко и других «патриотов», которые он помещает даже на своей туалетной бумаге.

Что касается Наполеона, то разве этот человек, отправляясь во Францию, не сказал Л.

Блану: «Когда я стану президентом, я осуществлю на практике ваши идеи»? Впрочем, видно, как финансовая нужда может толкать даже такого «истинного социалиста», как Л[уи]- Н[аполеон], на такие образцово-буржуазные финансовые мероприятия, как конверсия ренты53. За одну эту экономию в 18 миллионов лавочник и мелкий промышленник прощают ему двадцать социалистических экспериментов, и «Daily News» восхищается этим мероприятием.


* - Гарни. Ред.


32
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 МАРТА 1852 г.

Вообще об этой истории нельзя высказаться более глупо и пошло, чем это делает «Debats».

Все та же старая песня: почтовая реформа = социализм! Конверсия ренты = социализм! Свобода торговли = социализм! Я боюсь только того, что господин Наполеон, который, несмотря ни на что, в своих собственно социалистических мероприятиях действует очень робко и в истории с ипотеками также не выходит за пределы буржуазно-прусских кредитных институтов, в конце концов, под давлением обстоятельств, превратит все свои социалистические потуги в обыкновенные буржуазные реформы, и тогда нас может спасти только нужда в деньгах, которой ему не избежать. «Daily News» права, что конверсия ренты есть крайне миролюбивая мера и, кроме того, весьма фатальный симптом того, что Л[уи]-Н[аполеон] все больше вступает на путь буржуазного здравого смысла. Однако разве можно было когда-нибудь управлять Францией при помощи здравого смысла, и какое сложное сплетение обстоятельств необходимо для того, чтобы привести к здравому смыслу какого-нибудь Л[уи]- Н[аполеона]! Во всяком случае, атмосфера на континенте кажется мне не очень революционной, хотя гномик, наверное, привезет совсем другие известия.

Я не думаю, чтобы Дерби получил большинство, хотя Манчестер, где все становятся единодушными, когда речь заходит о хлебных законах54, плохой пункт для наблюдения. Я, впрочем, хотел бы, чтобы он получил большинство, тогда дело пошло бы, как ты говоришь.

Он, кстати, поступает глупо, что сразу не распускает парламент. Чем дольше он тянет, тем больше он рискует довести дело до того, что выборы совпадут с торговым кризисом, и тогда он получит парламент из фанатичных тори, которые слишком неистовы даже для него самого, и из находящихся под угрозой банкротства решительных, жаждущих наживы манчестерцев; последних, вероятно, будет большинство, и тогда они будут решающим элементом.

Наша фирма здесь распадется, вероятно, уже в этом году. Если это произойдет, то я прежде всего, при ликвидации дела, буду гораздо более свободен и меньше занят постоянной конторской работой. Впоследствии, пишет мне мой старик, я смогу занять лучшее положение. Я предполагаю, что он согласится на мой старый план: поселиться в Ливерпуле и закупать там для него хлопок. Это было бы превосходно, и в таком случае, после того как ты закончишь подготовительную работу для «Политической экономии»55, ты переедешь со всей своей семьей на 6 месяцев туда - мы будем жить в Нью-Брайтоне у моря, и к тому же ты еще сэкономишь деньги. Во всяком случае, я получаю прибавку, это ясно. - К сожалению, мне сегодня


33
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 МАРТА 1852 г.

некогда написать статью для «Tribune»; но так как в ближайшую среду отходит американский пароход, ты получишь ее в понедельник или во вторник, а к пароходу в пятницу я приготовлю еще одну.

Привет всем.

Твой Ф. Э.

На этот раз печать на твоем письме впервые оказалась совершенно не поврежденной.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 30 марта 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Только что получил твою статью*. Вместе с этим письмом ты получишь целый пакет американских новинок, которые я выслал бы тебе еще раньше, если бы с части их не нужно было снять копии и показать членам Союза**.

Здесь много нового. Готфрид Христос Кинкель посылает или, вернее, уже послал студиоза Шурца и Шиммельпфеннига, чтобы раструбить о созыве в середине апреля в Лондоне конгресса представителей Швейцарии, Парижа, Германии и Бельгии с целью гарантировать революционный заем57, окончательно урегулировать управление этим фондом и организовать демократическое правительство in partibus***. Ты должен, однако, отослать мне эту пачкотню назад до субботы.


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.

*** - in partibus infidelium - вне реальной действительности, за границей (буквально: «в стране неверных» - добавление к титулу католических епископов, назначавшихся на чисто номинальные должности епископов нехристианских стран). Ред.

56


34
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 МАРТА 1852 г.

Кошут, разоблаченный Семере в Америке и совершенно поссорившийся с покинутым им лондонским комитетом58, здорово удивится, узнав, какие расколы произошли за это время среди демократической братии.

А именно, г-н Мадзини, являющийся вот уже два года папой демократической церкви in partibus, счел, наконец, своевременным дать выход накопившемуся у него яду против социализма и Франции, сделав это на французском языке в брюссельской «Nation», купленной им, с согласия Ледрю, за 10000 франков из итальянского фонда. Там он сваливает на социалистов 2 декабря, занятие Рима59, словом, всю контрреволюцию, и в своем высокопарном доминиканском стиле столь же рьяно обрушивается на еретиков, секты, материализм, скептицизм, французский Вавилон, как в Лондоне пресмыкается перед английскими либеральными буржуа. Франция, якобы, потеряла революционную инициативу. Peuple-roi* уже более не существует. Теперь на первом месте другие народы и т. д. Словом, форменная булла об отлучении, которая удостоилась чести быть принятой в «Patrie» и в «Constitutionnel». Французы сочли, что это уж чересчур. Маленький Л. Блан, который в то же время увидел в этом возможность снова реабилитировать себя и выдвинуться на первый план, в спешном порядке созвал Кабе, Пьера Леру, Бианки, Надо и Васбентера (прудониста). В «Morning Advertiser» они самым грубым образом напали на г-на Мадзини. Теоретическая часть их ответа почти так же слаба, как выпады Мадзини. Та же часть, которая относится к его личности, - этот материал доставил Леру Массоль, - уничтожает этого высокомерного theopompos**.

С своей стороны, Ледрю, чтобы не потерять всякое влияние, увидел себя вынужденным выйти из Европейского центрального комитета. Он тоже ответил в «Nation» на нападки против Франции. Это жалкая статья, лишенная всякой логики. Он отстаивает «революционную инициативу Франции», но как! Тошно читать! Ледрю, говорят, хочет теперь отправиться в Соединенные Штаты.

Таким образом, с одной стороны, идиот Руге теряет свой Европейский центральный комитет, с другой стороны - Кинкель, который в Америке держит себя раболепно, как собака, по отношению к своему конкуренту Кошуту, обнаруживает, что всеобщее «смешение», то бишь слияние*** всех демократических


* - Народа-короля. Ред.

** - посланника бога. Ред.

*** Игра слов: «Konfusion» - «смешение», «путаница»; «Fusion» - «слияние». Ред.


35
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 МАРТА 1852 г.

претендентов под знаменем опошленных со времени 1848 г. фраз о «демократической республике», «всеобщем избирательном праве» и т. д., не осуществилось. Бравый Виллих, таким образом, вступает с ними в конфликт также и в качестве «коммуниста».

Тем временем английское правительство еженедельно в массовом порядке отправляет в Америку за государственный счет французскую эмигрантскую чернь. Жалкий маленький Блан хочет использовать неожиданную общую демонстрацию против Мадзини, чтобы утвердиться в качестве бесспорного главы ecclesia pressa*. Чтобы помешать его мелким интригам, я натравлю Массоля на Пьера Леру. Наконец, чтобы довершить эту путаницу, сюда является Прудон.

Как глубоко падение официальных знаменитостей, ты увидишь из того, что сладкий Феликс Пиа, этот homme artiste**, - этим термином французы приукрашивают всякие слабости того или иного индивида, всякое отсутствие у него характера или ума - переработал декабрьские дни в мелодраматическую пьесу. Он нашел английского предпринимателя и вместе с ним поставит в Нью-Йорке и т. д. эту гадость: сцены убийств, изгнаний, ссылки и т. д. и т. д. Можно ли более низким образом спекулировать на несчастье своей страны? И этот осел считает подобное проституирование французских бедствий патриотическим актом.

Так как интриги составляют самую интимную тайну лицедейства здешних эмигрантских политиков, то Зигварт***-Кинкель занялся сводничеством и сосватал студиоза Шурца с сестрой г-жи Ронге, которая, говорят, богата.

Неприятно только, что эти ослы своим бахвальством и происками постоянно дают новый материал полиции и ухудшают положение наших друзей в Германии.

Твой К. М.


* - гонимой церкви. Ред.

** - человек искусства, художественная натура. Ред.

*** - герой романа И. М. Миллера «Зигварт. Монастырская история». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса. 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


36
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 АПРЕЛЯ 1852 г.

19

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 1 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Письмо твое получил сегодня утром, и притом неповрежденным. По-видимому, новый адрес хорош.

Забавные документы об эмиграции будут отосланы обратно завтра - я сделаю из них некоторые выписки.

Маленький Дронке, по-видимому, действительно попался в Париже, иначе было бы слышно о нем. Действительно ли в кафе Д., как пишет «Kolnische Zeitung», собирались некоторые члены «марксовой секты»? Не знаю, откуда эти обломки могли бы появиться? Во всяком случае, для Др[онке] непростительно, если он так открыто появлялся среди этих людей в кафе. Но если он еще на свободе и с ним можно списаться, необходимо теперь сделать все, чтобы помочь ему добраться до Лондона: он был выслан, и за самовольное возвращение эти молодчики способны сослать его в Алжир. Поэтому, если возможно будет разузнать что-нибудь более подробно, то я постараюсь достать 2 ф. ст., чтобы доставить этого малого в безопасное место, Напиши мне, если что-нибудь узнаешь о нем.

Я сейчас иду домой, чтобы закончить еще одну статью для Дана*; если она будет готова, я отошлю ее тебе со второй почтой. На прошлой неделе я страшно простудился» да и сейчас еще простужен, так что несколько вечеров я абсолютно ни на что не был способен. Иначе уже было бы готово больше.

Передай Джонсу, что на следующей неделе он кое-что получит от меня**. К сожалению, все мои статьи, написанные для него, имеют жалкий вид, так как из-за незначительных размеров каждой из них и ничтожности отводимого для них места я систематически забываю, что писал на прошлой неделе. К тому же я должен писать быстро и бегло и совершенно не имею времени собрать и привести в порядок материал о последних французских событиях.

Вечное высасывание из пальца деморализует.


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** Речь идет о 3-м разделе работы «Действительные причины относительной пассивности французских пролетариев в декабре прошлого года», писавшейся Энгельсом для журнала «Notes to the People». Ред.


37
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 АПРЕЛЯ 1852 г.

Если сегодня вечером я не закончу статью для Дана, то это главным образом потому, что я должен еще просмотреть изрядную часть «Neue Rheinische Zeitung» за апрель и март 1849 г., так как надо использовать этот случай, чтобы основательно разделать франкфуртцев. Здесь одного Бауэра* мало.

Твой Ф. Э.


* Б. Бауэр. «Конец Франкфуртского парламента». Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.

*** - по-видимому, Гессом. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 5 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Прилагаю вновь полученные материалы от Клусса, которые должны быть возвращены мне к среде (день заседаний Союза**).

На следующий день после того, как ты отослал мне обратно первое письмо Дронке, он написал из тюрьмы Фрейлиграту, о чем я забыл сообщить тебе. Ф[рейлиграт] немедленно отправил это письмо Лассалю, чтобы тот послал Дронке денег в Париж; это, вероятно, было нетрудно сделать, так как Л[ассаль] мог обратиться с этим письмом ко всем либеральным буржуа Дюссельдорфа. К сожалению, «Patrie» сообщает, что у Дронке найдены компрометирующие письма. Неужели он был настолько глуп, чтобы таскать с собой доказательства своей связи с бестолковым лионцем*** и другими лицами?

Луи Блан, как я и предвидел, хочет использовать общее выступление против Мадзини для того, чтобы создать новую «организацию действия» и пробиться вперед в качестве главы революционной партии. Он даже решил притянуть и меня к своему союзу всех «французских» социалистов и предложил мне встретиться. Разумеется, я даже не удостоил его ответом и дал только понять посреднику, что удивлен этой 60


38
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 АПРЕЛЯ 1852 г.

назойливостью. Так как сюда приезжает Прудон, то малютке был бы теперь очень кстати союз со мной.

Дана, наконец, написал мне и уплатил 9 фунтов, по числу напечатанных статей*. Одновременно он просил меня в связи с тем, что в настоящее время президентские выборы занимают все столбцы газеты, уместить то, что осталось, в пятитести статьях и в последней изложить главным образом перспективы революционной Германии. Это дало бы отличный повод для того, чтобы заклеймить эмиграцию, и в одном из последующих писем я подробно изложу тебе свои взгляды на этот счет.

Семере посылает мне теперь свою рукопись о «Кошуте, Гёргее и Людвиге Баттяни», в 3- 4 частях (на немецком языке). Вейдемейер должен издать ее в Америке61, что для него является отличным делом, тем более, что он, вероятно, сможет получить от этого 500 долларов для своей газеты**.

Но еще до отсылки немецкого текста в Америку она должна быть переведена здесь, в Англии, на английский язык, чтобы после появления этой вещи в Америке на немецком языке издать ее в виде брошюры для здешней публики. Ты вряд ли найдешь для этого время, если даже несколько отложишь работу для Дана. В таком случае я должен буду передать эту вещь Джонсу. За перевод будет уплачено по 1 фунту с листа.

Я познакомился здесь с полковником Серельмеем; это очень образованный человек. Он участвовал в 17 сражениях в Венгрии. Будучи вместе с тем отличным живописцем, он выпускает теперь роскошное издание, содержащее описание сражений и иллюстрации к тексту.

Наброски сделал он сам, а рисунки выполнены лучшими французскими художниками. Он обещал мне один экземпляр. Эта вещь будет стоить 10 фунтов. Итак, ты получишь вклад в свою военную библиотеку.

Твой К. М.

Ты видишь, что Кинкель занимается октроированием почище Луи Бонапарта. Сначала он назначает членов своей палаты депутатов - конгресса поручителей62. Затем, убоявшись своего собственного творения, не соблюдает ни назначенного дня, ни места, а созывает собрание в такой день и в таком месте, что только семь человек могут принять в нем участие.

Шесть из этих семи выражают ему вотум доверия. С ними он составляет


* Речь идет о серии статей Энгельса «Революция и контрреволюция в Германии», публиковавшихся в «New- York Daily Tribune» за подписью Маркса. Ред.

** - «Revolution». Ред.


39
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АПРЕЛЯ 1852 г.

проект своей конституции; они назначают его представителем Америки и перед ними он делает ответственным составленный им комитет.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd, 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 21

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 14 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Пишу тебе только эти две строчки, чтобы сообщить, что ребенок* умер сегодня в четверть второго.

Твой К. М.


* - Франциска Маркс, дочь Маркса. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 20 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

С прискорбием узнал я, что мои опасения насчет твоей маленькой дочки слишком скоро оправдались. Если бы только можно было переселить тебя и твою семью в более здоровую местность и в более просторное помещение!

Я охотно послал бы тебе немного денег, но я истратил в Лондоне64 гораздо больше, чем рассчитывал, так что теперь сам должен перебиваться здесь до конца этого месяца, а в следующем месяце я должен уплатить сразу 12 ф. ст. по счетам и за книги, заказанные в Германии. Но все-таки я постараюсь, если только будет малейшая возможность, достать для тебя немного денег в самом начале мая. Если бы я раньше знал, как обстоят дела в Лондоне, я отказался бы тогда от этой 63


40
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 АПРЕЛЯ 1852 г.

по существу совершенно излишней поездки и тем самым был бы менее стеснен.

Пиндар здесь, так как в Ливерпуле он не сумел устроиться, Он ищет службу или частные уроки, и я, разумеется, буду за него хлопотать. Чтобы доказать ему свое расположение, я стал брать у него уроки русского языка. Но чтобы я мог здесь рекомендовать его, я должен знать о нем немного больше, а так как от таких людей, как он, можно вырвать что-либо лишь с величайшим трудом, то я бы очень хотел, чтобы ты написал мне, что ты знаешь о нем и о его возможностях, откуда ты его знаешь и т. д. Впрочем, я не думаю, чтобы он при своей необщительности мог здесь хорошо устроиться.

В теперешних торговых перспективах, особенно по отношению к Ост-Индии, нельзя упускать из виду одного пункта*. Несмотря на постоянно возрастающий в течение вот уже 3 лет колоссальный ввоз английских промышленных товаров в Ост-Индию, оттуда с некоторого времени опять приходят довольно благоприятные известия; запасы постепенно распродаются и притом по более высоким ценам. Это может иметь свою причину только в том, что в провинциях, завоеванных англичанами в последнюю очередь, в Синде, Пенджабе и т. д., где до сих пор сохранялось почти исключительно местное ремесло, оно теперь, наконец, задавлено английской конкуренцией, - потому ли, что здешние фабриканты лишь недавно научились вырабатывать ткани, подходящие для этих рынков, или потому, что местные жители принесли, наконец, свое предпочтение местных тканей в жертву более доступным ценам английских тканей, обычно экспортируемых в Индию. Возможно, что весьма существенно содействовал этому последний индийский кризис 1847 г. и связанное с ним значительное обесценение английских товаров в Индии; еще старый Гюлих свидетельствует, что даже в той части Индии, которая была завоевана англичанами в его время, еще долго сохранялось ее собственное старое производство, основанное на ручном труде65. Только этим можно объяснить, что недавно, в Калькутте и Бомбее повторилась в более сильной форме история 1847 года. Положение изменится тогда, когда 3000000 кип хлопка последнего урожая поступят на рынок, будут переработаны и в виде готовых товаров в большей своей части будут отправлены в Ост-Индию. Хлопчатобумажная промышленность сейчас весьма процветает; несмотря на то, что сбор хлопка в этом году на 300000 кип превосходит сбор 1848-1849 г., цены на хлопок поднимаются как в Америке, так


* Ср. также настоящий том, стр. 433-434. Ред.


41
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 АПРЕЛЯ 1852 г.

и здесь; американские фабриканты закупили уже на 250000 кип больше, чем в прошлом году (когда они потребили всего только 418000 кип), а здешние фабриканты начинают уже утверждать, что даже сбор хлопка в 3 миллиона кип не удовлетворил бы их потребности. До сих пор из Америки вывезено в Англию на 174000, во Францию на 56000, в остальные страны континента на 27000 кип больше, чем в прошлом году (считая период с 1 сентября по 7 апреля каждого года). При таком процветании, разумеется, легко объяснить, почему Луи- Наполеон так просто может подготавливать свою bas empire66. Превышение прямого ввоза хлопка во Францию в 1852 г. над ввозом 1850 г. составляет до сих пор 110000 кип (302000 против 192000), то есть свыше 33%.

По всем правилам, кризис должен наступить в этом году, и, по-видимому, так оно и будет.

Но когда подумаешь о теперешней, совершенно неожиданной емкости ост-индского рынка и о пертурбациях, вызванных Калифорнией и Австралией, а также о дешевизне большей части сырья, понижающей и цены на продукты промышленности, и об отсутствии всякой крупной спекуляции, то почти впадаешь в искушение предсказывать теперешнему периоду процветания необычайную продолжительность. Во всяком случае возможно, что история эта продлится до весны. Но, в конце концов, надежнее всего в течение приблизительно шести месяцев в той или иной мере руководствоваться старыми правилами.

Сердечно кланяюсь твоей жене, напиши поскорее.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. I, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 23

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 24 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

На прошлой неделе я пережил такую гнусную историю, какой ты даже не можешь себе представить. В день похорон*


* - дочери Маркса Франциски. Ред.

67


42
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 АПРЕЛЯ 1852 г.

обещанные со всех сторон деньги не были получены, так что в конце концов я был вынужден побежать к соседям-французам, чтобы заплатить этим английским собакам за похороны.

И в довершение несчастья пришло еще письмо от Вейдемейера, судя но которому и в Америке все надежды, по-видимому, потерпели крушение. Клусс, письмо которого ты получишь на будущей неделе, обещает теперь более благоприятные перспективы. Хотя я человек крепкий, но на этот раз эта мерзость сильно потрясла меня.

Прилагаю письмо от собаки Эвербека, который никогда не наклеивает марок и всегда крадет у ближнего последние 10 пенсов. Посылаю также статью Б. Бауэра из «New-York Daily Tribune»68. Твоя статья* привлекла туда всякую дрянь. Ты посмеешься над открытиями Бауэра об «армиях». Если ты собираешься посылать мне теперь статьи для Дана, то можешь подождать, пока их наберется несколько, я отошлю их тогда сразу.

Г-н Теллеринг издает в Нью-Йорке ежемесячник или еженедельник, первый номер которого - чистейшую чушь, написанную на уровне ученика четвертого класса, - этот негодяй сам прислал мне.

Хейзе (из «Hornisse») теперь интимный друг Виллиха; спят на одной кровати. Что случилось с парнем? Они опять бахвалятся, что замышляют путч в Германии.

Дронке настоящий идиот. Четыре ф. ст., которые мы добыли ему на Рейне, возбудили у него аппетит; поэтому он отправился в Кобленц, чтобы выжимать деньги. Этот осел не сообразил, что он дает новый материал против кёльнцев**. Этот субъект, в самом деле, ведет себя недостойно.

Кстати, не забудь немедленно послать в Лондон следующие 2 бумажонки: 1) доверенность для Либкнехта на получение от Хайна 1 фунта стерлингов; 2) напиши самому Хайну небольшое письмецо, в котором ты в двух строках сообщишь «дорогому другу», что, узнав о том, что его дела недурны, ты поручил Либкнехту получить с него 1 фунт стерлингов. Нельзя допустить, чтобы возникла какая-нибудь вражда.

Дело вот в чем. Вчера, когда один из наших знакомых, который до сих пор ночевал у Либкнехта, был вышвырнут за дверь его квартирными хозяевами, и никто из нас не мог дать бедняге ни одного пенни, я написал Либкнехту записку, что ты поручил ему получить у Хайна 1 фунт стерлингов.


* Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** - арестованных и находившихся под следствием в Кёльне членов Союза коммунистов. Ред.


43
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АПРЕЛЯ 1852 г.

Г-н Хайн, по-видимому, отнесся к этому несколько недоверчиво и потребовал, чтобы Либкнехт сначала показал ему твое письмо.

Пришли мне несколько марок, так как я должен послать тебе массу вещей.

Твой К. М.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 25 апреля 1852 г Дорогой Маркс!

От Хайна я получил вчера вечером записку, которую отослал тебе вчера же вместе с ответом на нее. Думаю, что после этого г-н Хайн уже заплатит.

Прилагаю несколько марок; скоро пришлю побольше» Отсылаю также обратно и документы. Письмо Эвербека вполне подстать его книге*. «Помогите же мне против Риббентропа! Я разоблачу его перед демократией как лицемера и развратника». Этот человек совсем впал в детство.

Приятель Бруно тоже не сделал успехов в познании бога и не стал мудрее**. Стоило из Берлина приводить в движение американскую прессу для того, чтобы этим окольным путем возвестить изумленному миру, что континентальные армии служат для поддержания внутреннего порядка. Г-н Бруно все еще представляет гегелевскую диалектику в стадии ее глубочайшего застоя. На этой стадии развития вся глубина понимания истории сводится к тому, чтобы с помощью соответствующей дозы пафоса и видимости анализа пространно излагать Самые банальные общие места, а затем выдавать их за совершенно новое открытие - результат исследовательского труда. Все это еще терпимо, пока речь идет о давно минувшем, но когда подобной мистификации подвергается непосредственная современность, то это уже чересчур, и любой осел должен заметить,


* Г. Эвербек. «Германия и немцы». Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.

69


44
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 25 АПРЕЛЯ 1852 г.

что за этим ничего не скрывается. Или вот эта глубокая истина: правительства правы по отношению к революциям, ибо последние еще незрелы, но революции тоже правы по отношению к правительствам, ибо они, хотя и в эмбриональной и незрелой форме, но по существу представляют идеи будущего. Это старый гегелевский каламбур, который, конечно, не может сойти за новость даже в Америке! И эта вечная болтовня о «подавленности», «недовольстве», «полнейшем равнодушии» «гражданина». «В некоторых странах борются классы против классов, в других же нации против наций». Эта сверхмудрая фраза есть, в сущности, все, чему Бруно научила революция.

Г-н Теллеринг, очевидно, изгнан из Франции как бездомный и бродяжничающий представитель люмпен-пролетариата, непригодный даже для Общества 10 декабря70.

Если ты не знаешь точно, что Др[онке] отправился в Германию добровольно, то мне кажется более вероятным, что он, как уже однажды высланный из Франции, был на этот раз отправлен не на любую границу по выбору, а на немецкую. Этот глупец, между тем, благополучно пробрался в Нассау. Почему же он едет в Кобленц, когда гораздо лучше было бы поехать в Гамбург, - где его никто не знает и где он встретил бы Веерта и Штрона, а следовательно получил бы и деньги, - и оттуда в Англию! Но из Нассау, поскольку это так близко, его, очевидно, потянула в Кобленц надежда на деньги, и уж если бы он пробрался туда, то наверняка затем отправился бы в Кёльн. Для кёльнцев*, однако, хорошо, что они уже прошли через обвинительный сенат, в противном случае арест Др[онке] дал бы повод для нового шестимесячного следствия. Его очень скоро отправят в Кёльн, и, быть может, попытаются заставить выступить в качестве свидетеля перед судом присяжных. Ему самому на сей раз это поделом! Если ему и нужны были деньги, то он безусловно мог достать их во Франкфурте или устроить так, чтобы Лассаль прислал их ему куда-нибудь; но нет, этот молодчик должен был поехать непременно в Кобленц, где его знает каждый жандарм и каждая уличная собака. Пока что он крепко влип.

Твой Ф. Э.


* - арестованных и находившихся под следствием в Кёльне членов Союза коммунистов. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


45
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 АПРЕЛЯ 1852 г.

25

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 27 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю новости от Вейдемейера, несколько более благоприятные. Твою статью71 я пока задерживаю здесь, чтобы 1) прочесть ее и 2) быть может, потом перевести ее на английский язык, что довольно легко, если опустить некоторые риторические украшения, понятные только немцам.

Итак, в «Kolnische Zeitung» напечатан приказ об аресте Мозеса Гесса по обвинению в государственной измене. Я готов дать себя повесить, если это не результат того, что у папаши Дронке были обнаружены идиотские бумаги, относящиеся к их «важным» женевским историям. Стоило огород городить! А пока Мозес вновь становится мучеником, что очень украсит его otium cum dignitate*, Возможно, что Дронке скоро отправят в Лондон - неужели мы никогда не избавимся от этого растяпы! Во всяком случае, все это может оказаться очень неблагоприятным для бедняг в Кёльне и дать новый повод для оттягивания их процесса; если бы они действительно уже были переданы суду присяжных, мы все-таки узнали бы об этом.

Фрейлиграт написал мне относительно рекомендательного письма к моему зятю** - сегодня я отсылаю ему это письмо; итак, он все-таки хочет во что бы то ни стало найти место.

Самый сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.

Превосходно вчерашнее вечернее голосование по поводу билля о милиции72. Если бог даст еще пару таких голосований, то новые выборы будут отложены до сентября или октября. И поделом вигам, а также и сторонникам финансовой реформы73! Я вижу, что Джонс все же хочет немедленно приступить к изданию своей газеты. Поведение Гарни в истории со «Star» - низость, но хорошо, что Джонсу не досталась эта старая, дискредитированная, приходящая в упадок газета74. Пусть Гарни похоронит ее и себя вместе с ней.


* - отдых после достойно выполненных обязанностей (Цицерон. «Речь в защиту Секстия», гл. 45). Ред.

** - Бланку. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


46
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 АПРЕЛЯ 1852 г.

26

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 апреля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю тебе новое письмо Вейдемейера. Газет я не получил. Между тем, согласно телеграммам, «Атлантик» должен прибыть сегодня утром, так что завтра утром они, наверное, прибудут. Вейдемейер, по-видимому, неправильно понял некоторые практические советы, которые я ему дал по поводу упаковки и пересылки его материалов для того, чтобы он не нес лишних почтовых расходов. Однако я ему уже написал о его ошибке.

Итак, кобленцская история с piccolo* оказалась-таки чистым вымыслом, и, если верить «Kolnische Zeitung», папаша Дронке теперь уже в Лондоне, и этим закончились его приключения. Тем лучше для него. Но тогда необъяснимой становится история с приказом об аресте Мозеса**. Во всяком случае, это означает, по-видимому, новые каверзы против кёльнцев***.

Бог знает, какие старые бумажонки опять попали в руки полиции. Бедный Мозес, так ужасно post festum**** сделаться мучеником in partibus infidelium*****!

На следующей неделе я приготовлю подряд несколько статей для Дана****** и постараюсь довести историю до конца кампании за имперскую конституцию76. Чтобы мы могли после этого поскорее закончить, было бы хорошо, если бы ты составил мне коротенькую записку для последних статей о революционных перспективах в Германии и о положении нашей партии во время и после революции. Как раз эта заключительная часть наиболее важна, и, кроме того, такая записка дала бы мне возможность приготовить статью не только лучше, но и гораздо скорее. Таким образом, мне удалось бы при некотором напряжении закончить все остающиеся 5-6 статей в течение двух недель, а за это время ты мог бы уже начать переписку с Дана относительно новой серии, на более злободневную тему: либо


* - малышом (имеется в виду Дронке). Ред.

** - Гесса. Ред.

*** - арестованных и находившихся под следствием в Кёльне членов Союза коммунистов. Ред.

**** - задним числом. Ред.

***** - в стране неверных, в чужих краях. Ред.

****** Речь идет о статьях из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

75


47
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

о Франции, либо об Англии. Так как брошюра, которую издает Вейдемейер, теперь, пожалуй, скоро выйдет, то уже нельзя продать Дана «Восемнадцатое брюмера», хотя бы и в измененном виде; он сможет получить его даром и перевести собственными силами. Но все-таки ты запросил бы Д[ана], не хочет ли он иметь переработку или перевод, рассчитанные на англоамериканскую публику; тогда можно было бы значительно сократить предысторию до 2 декабря 1851 г. и в конце довести изложение непосредственно до современного момента, так, чтобы за этим могли последовать регулярные еженедельные или двухнедельные отчеты о Франции.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 27

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 30 апреля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Одновременно с этим письмом ты получишь массу присланного из Америки материала. Я получил сегодня также письмо от Клусса, из которого ниже привожу выдержки, - оно мне еще понадобится до следующей недели.

Дронке прибыл сюда цел и невредим. Он понравился мне больше, чем я ожидал. Подрос и раздался также в ширину. Благодаря этому приобрел больше апломба. Пока он живет припеваючи у Аншюца, который принял его с распростертыми объятиями. Он начнет здесь небольшое дело, имея из Парижа предложение продавать здесь портсигары и портмонэ. Вознаграждение - 10%. И через Аншюца он сейчас же завяжет необходимые для этого предприятия связи.

От него я узнал, что «благородный» Техов послал в Швейцарию характеристику, в которой изрядно нас ругает, особенно тебя. Военные завидуют тебе как конкуренту. И я думаю, что в один прекрасный день ты оправдаешь их предчувствия. Кроме того, Шили потребовал из Женевы, чтобы эти господа помирились с нами. На это последовал документ, подписанный 77


48
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

Виллихом, Теховым, Шаппером и Шиммельпфеннигом, в котором, между прочим, говорилось: 1) они полностью порвали с этой совершенно бессильной партией; 2) среди нас имеются полицейские шпионы, которые передают обо всем прусскому правительству.

Я не знаю, писал ли я уже тебе, или ты слышал, еще будучи здесь, что в конечном счете господа Кинкель и К° имеют только 3000 долларов наличных денег, что все почтенные лица, вроде Лёве фон Кальбе, устранились, что Виллих в очень натянутых отношениях с Кинкелем и Рейхенбахом и что вся эта пакость расстраивается.

Записку о Германии* ты получишь.

Вчера у этих негодяев было здесь заседание поручителей. Они избрали постоянный комитет. Г-н Руге написал письмо, в котором выразил протест. Виллих не присутствовал. Рейхенбах с самого начала отказался от всякого участия в этой грязной истории. Члены комитета будут получать вознаграждение. Избраны Кинкель, Виллих (сомнительно, согласится ли он), Лёве фон Кальбе (наверняка откажется), Фиклер, Ронге, Шюц из Майнца и еще один. Они пополняются путем кооптации. Руге в своем послании нападает на Кинкеля как на агента принца Прусского и франкмасона.

Из письма Клусса следующее.

Хуцель (не путать с Хуцельвитом), друг Клусса, [присутствовавший]** на кинкелевском конгрессе в Цинциннати78 в качестве [поручителя]**, пишет Клуссу, между прочим: «Кинкель самым подлым образом хотел настроить меня против Маркса и Энгельса. Мне удалось добиться того, что я хотел. Я так прижал его к стенке, что он теперь надолго в моих руках. Чтобы обезопасить себя, он просил меня дать ему честное слово, что я буду молчать об этом случае и воздержусь от разглашения, дабы не вовлечь его в «склоку»... Некий Теллеринг ругает Маркса, как извозчик, в одном письме к Аннеке».

Далее Клусс пишет сам: «В Нью-Йорке, на том великолепном собрании, о котором я вам писал в своем последнем письме, многочисленные гимнастические общества конституировались отдельно и заявили о своей солидарности с моим протестом и статьей Вейдемейера против меморандума Кинкеля»79.

Кстати. Я дал Бандье для Семере несколько набросков о великих немецких мужах в Лондоне, Это письмо, не знаю


* См. настоящий том, стр. 46. Ред.

** В этом месте рукопись повреждена. Ред.


49
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

каким образом, было прочитано одному немецкому издателю, которому имя мое не было названо. Он требует теперь «литературных портретов» этих господ и, как говорит Б[андья], готов заплатить 25 ф. ст. за несколько печатных листов. Конечно, анонимно или под псевдонимом. Что ты думаешь об этом? Собственно говоря, такие юморески нам следовало бы писать вместе. У меня есть некоторые колебания. Если ты считаешь, что мне стоит заняться этой пакостью, тогда ты должен сделать из моих писем и из других имеющихся у тебя материалов подборку соответствующих отрывков, в которых можно найти что-либо для характеристики этих негодяев. Во всяком случае, ты должен прислать мне несколько заметок о Виллихе во время «действия»80 и «в Швейцарии».

Среди вещей, которые я тебе посылаю, ты найдешь набросок рекламы для иллюстрированного издания с описанием сражений, подготовленного старым Серельмеем. Он хочет, чтобы набросок был немного отшлифован и переработан в рекламу на английском языке, за что он обещает каждому из нас по одному экземпляру книги. Я думаю, что стоит устроить это небольшое шарлатанство.

Что г-н Кэри издаст экономическую книгу о «гармонии интересов», я предвидел уже тогда, когда познакомился с его первым печатным произведением81.

Но что ты скажешь, дорогой мой, о Руге, который в посылаемом тебе «Janus» пытается присвоить себе коммунизм как новейший продукт своего «гуманистического мышления»? И как! Бог мой!

Читал ли ты о петушином бое между Гарни и Джонсом? Если нет, я пришлю тебе их взаимные филиппики82. Оба они, один добровольно, а другой вынужденно, опускаются при этом до уровня полемики немецких эмигрантов.

Твой К. М.

Читал ли ты когда-нибудь большую бессмыслицу, чем статья Б. Бауэра в «Tribune»: «Упадок Англии»? Самым характерным для неисправимого старого теолога является следующее место: «В то время как английский парламент до сих пор проводил римскую политику и использовал жизненный инстинкт народа и дух предприимчивости нации для основания своего мирового господства и одновременно в старо-римском духе использовал внутренние разногласия в самой Англии, Как, например, разногласия между англиканской церковью, шотландским пресвитерианством и ирландским католицизмом, для выработки и усовершенствования своего аристократического искусства господствовать, теперь он в ходе развернувшейся на континенте борьбы между народами и


50
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АПРЕЛЯ 1852 г.

правительствами стал партией, и как партия выступает в защиту конституционализма как раз в такой момент, когда последний идет к своей неминуемой гибели».

Коль для клопов уж это не годится, То хуже вряд ли даже и приснится*.


* Немецкая поговорка, распространенная в Рейнской области. Ред.

** - Дронке. Ред.

*** - друга в беде - истинного друга (английская пословица, соответствующая русской: «друзья познаются в беде»). Ред.

**** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 48-49. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 28

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 1 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю денежный перевод на 30 шилл., все, что я могу в настоящий момент уделить тебе. Хотя ты и не сможешь получить их завтра - в воскресенье, но, по крайней мере, ты знаешь, что имеешь их. Если у меня будет возможность в течение этого месяца послать тебе второй денежный перевод, то будь уверен, что это непременно будет сделано, но пока я еще не могу судить, представится ли такая возможность.

Очень хорошо, что Малыш** благополучно прискакал и изменился к лучшему; недурно также и то, что он пока что нашел в лице Аншюца a friend in need, a friend indeed***. В течение лета он должен приехать ко мне, после того как у меня погостит здесь мой старик****.

Что касается упомянутых тобой биографических очерков о великих мужах*****, то самое забавное, что с некоторых пор у меня появилась идея составить подобным же образом в алфавитном порядке коллекцию таких биографий, которую постоянно можно было бы пополнять и держать наготове до великого момента «начала», когда их нужно было бы внезапно 83


51
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 МАЯ 1852 г.

пустить в обращение. Что касается предложения издателя, то 25 ф. ст. кое-чего да стоят, но надо принять во внимание, что, несмотря на все анонимы и псевдонимы, все же всякому будет ясно, откуда пущены эти стрелы, и ответственность падет на нас обоих. Эта вещь, напечатанная в Германии при теперешнем режиме, выглядела бы как поддержка реакции, и никакие проникнутые самыми лучшими чувствами предисловия в мире не помешали бы этому. А это всегда рискованно. Если бы ограничиться только несколькими, скажем, дюжиной наиболее известных ослов - Кинкелем, Геккером, Струве, Виллихом, Фогтом и подобными, это бы скорее сошло; отсутствие наших собственных имен не очень бросилось бы в глаза, и эту штуку могли бы рассматривать как исходящую непосредственно от реакции. Во всяком случае, мы должны, насколько это возможно, сделать эту вещь вместе. Подумай, что, по-твоему, лучше всего сделать, и мы посмотрим. 25 ф. ст. valent bien un peu de scandale*.

Письмо Клусса отошлю обратно на будущей неделе. То, что нужно для Серельмея**, я сделаю. Сегодня до обеда американские материалы еще не прибыли; но может быть, сейчас они уже лежат у меня дома.

Твой Ф. Э.


* - стоят небольшого скандала (Энгельс перефразирует слова Генриха IV: «Paris vaut bien une messe» - «Париж стоит обедни», - сказанные им в 1593 г. в связи с обещанием парижан признать его королем при условии перехода его из протестантства в католичество). Ред.

** См. настоящий том, стр. 49. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 29

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 4 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Твой толстый американский пакет еще не получен. Я поручил навести справки у Пикфордов, так как на моей улице дома перенумеровываются заново и из-за этого происходит путаница.

84


52
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 МАЯ 1852 г.

Но у Пикфордов не оказалось пакета для меня. Или ты еще не отослал эту вещь, или, если послал по почте, то, может быть, не в установленной форме, или вообще что-нибудь произошло. Наведи поэтому справки, что случилось с этим пакетом.

На этой неделе я увижу здесь своего старика*, а затем будет покончено со всей этой деловой дрянью, и также выяснится и мое положение. Или контракт будет возобновлен и фирма будет здесь функционировать дальше, что, правда, не очень вероятно, или же я попытаюсь добиться, чтобы мой старик самое позднее в конце года, а может быть, уже в конце июня, вышел из дела. Тогда все будет ликвидироваться ко всем чертям; но через 6-8 месяцев все будет более или менее закончено, и тогда я возьмусь за что-нибудь другое: либо поеду в Ливерпуль, либо бог знает что еще. Через две недели это будет наверняка решено. Я рад, что мой старик уже скоро приедет, потому что тогда можно будет наибыстрейшим образом покончить со всей этой пакостью, от которой никуда не денешься, и выяснится окончательно мое положение.

Возвращаю также письмо Клусса. Статьи Джонса у меня здесь есть, но нет статей Гарни; при случае пришли мне их, чтобы я мог познакомиться с точкой зрения обеих сторон и увидеть папашу Гарни в его новой роли. Прилежный Джонс очень скоро возьмет верх над этим ленивым негодяем, если только ему удастся продержаться некоторое время. И он в состоянии будет довести тираж** до 4000 еженедельно, что уже приносит доход (3600 экземпляров покрывают расходы).

Из-за приезда моего отца мои планы в отношении Дана***, разумеется, откладываются на неделю или две. Но ты мог бы тем временем через Семере продолжать вести переговоры с издателем относительно очерков и пока просматривать для характеристики наших будущих героев свою корреспонденцию и «Neue Rheinische Zeitung» (особенно их голосования и речи в Национальном собрании), и, если договоренность будет достигнута, ты приехал бы на неделю сюда, и мы бы изготовили эту вещь****. Я все же думаю, что это можно будет сделать так, что авторство не будет открыто, и даже если бы это случилось, то это не повредило бы делу.

Как мне пишет Эбнер, он все еще ведет переговоры о твоей «Политической экономии»85 с Лёвенталем, который хочет обос-


* - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.

** - газеты «People's Paper». Ред.

*** Речь идет о работе Энгельса над серией статей «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.


53
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАЯ 1852 г.

новаться в Брюсселе, а пока остается еще компаньоном франкфуртской фирмы.

Как у Фрейлиграта дела с моим зятем*? Напиши же мне о Пиндаре, это скучный и довольно неопределенный субъект. Состоит ли он в Союзе**?

Номера «Turn-Zeitung», о посылке которых писал Вейдемейер, все еще не прибыли; он наверняка что-нибудь напутал.

Отвечай поскорее.

Твой Ф. Э.

На пакетах, которые идут не почтой, лучше пиши в адресе вместо старого номера - 70 - оба номера, старый и новый, вот так: Nr. 44/70, Great Ducie Street, Strangeways, Manchester.

Работу для Серельмея*** сделаю, если будет возможность, завтра.


* - Бланком (см. настоящий том, стр. 45). Ред.

** - Союзе коммунистов. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 49. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 30

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 6 мая 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Пакет не был тебе отослан, так как Пикфорд потребовал у моей жены 21/2 шиллинга. Вся эта дрянь того не стоит.

Прилагаемая забавная записка, которую ты получишь, это - наскоро снятая копия с циркуляра, адресованного гг. Кинкелем - Виллихом членам их секций87. Самое комичное то, что один из руководителей этих секций каждый раз приносит эти бумажки прусскому генеральному консулу Хебелеру, который платит за это. Разумеется, прусское правительство точно так же имеет ключ к этим псевдоважным мистериям, как и Кинкель - Виллих. А Виллих все же принял 86


54
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАЯ 1852 г.

пост в постоянном комитете, несмотря на все принципиальные сомнения: у кого деньги - у того и Виллих.

Нет сомнения, что замышляется какой-то путч. Генерал Клапка уже отправился на Мальту, имея в кармане подписанный Кошутом и Мадзини приказ о назначении его главнокомандующим венгерско-итальянской армией. Я полагаю, что они намерены начать выступление в Сицилии. Этим господам бывает не по себе, если они дважды в год не терпят поражений и не бывают побитыми. Они никак не хотят признать, что мировая история развивается без их содействия, без их вмешательства, причем - официального вмешательства. Если дело провалится, что несомненно, у г-на Мадзини найдется новый повод придать себе вес при помощи негодующих писем к какому-нибудь Грехему88. Эта история не повредит его пищеварению.

Я поправляю сейчас сделанный Бандьей перевод «Характеристик», написанных Семере по-венгерски*. Оригинал, содержание которого приходится с большим трудом восстанавливать по дрянному, часто почти непонятному, совершенно не считающемуся с грамматикой и с consecutio temporum** переводу, должно быть, замечательный. Из содержания явствует следующее: низложение австрийской династии, провозглашенное в такой момент, когда это было политически неправильным и вредным, было проведено г-ном Лайошем Кошутом для того, чтобы обеспечить себе пост правителя. Он опасался, что позже, если он промедлит, он вынужден будет без сопротивления уступить этот пост победоносному Гёргею. Ошибка, состоявшая в том, что предприняли штурм Офена*** вместо похода на Вену, также была допущена Лайошем, которому не терпелось победоносно вступить вместе с семейством триумфатором в столицу89.

Кстати. Я только что получил письмо от Бандьи. Издатель в Берлине сделал теперь окончательное предложение: 25 ф. ст. за 5-6 листов литературных портретов с получением бесплатно 24-х экземпляров. Я получу от Б[андьи] деньги, как только отдам ему рукопись. Но издатель торопит.

Мой план состоит в следующем: сначала я с Дронке (благодаря чему мой стиль более или менее исчезнет) составлю черновой набросок. А через две недели, может быть, и будет возможно закончить эту вещь**** вместе с тобой. Во всяком случае, ты должен еще в твоих ближайших письмах сообщить мне кое-что о Виллихе (во время кампании90 и в Швейцарии).


* Б. Семере. «Граф Людвиг Баттяни, Артур Гёргей, Людвиг Кошут». Ред.

** - согласованием времен. Ред.

*** - Буды. Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.


55
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 МАЯ 1852 г.

Прилагаю письмо Клусса.

Вчера я вместе с Фрейлигратом был у книготорговца Трюбнера. Он надеется пристроить некоторое количество экземпляров «Revolution»* здесь, в Лондоне, а другую часть считает возможным распространить в Германии через Кампе. Поэтому. как только от В[ейдемейера] прибудут экземпляры, перешли их сюда. «Turn-Zeitung», по-видимому, заблудилась.

Твой К. Маркс


* Речь идет о работе Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», изданной в Нью-Йорке в виде отдельного выпуска журнала «Revolution». Ред.

** - Против Барнума полтора Барнума (Барнум - известный американский делец и антрепренер); перефразировка французской пословицы: «a corsaire corsaire et demi» - «с разбойником по-разбойничьи» (буквально: «против одного пирата полтора пирата»). Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 31

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 7 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Возвращаю письмо Клусса. При этом мне приходит в голову, что теперь, когда г-н Дана связался с Б. Бауэром и Симоном из Трира и в то же время под предлогом президентских выборов ограничил место, которое отводилось для тебя, было бы уместно предпринять против г-на Дана некоторые шаги в духе янки. Клусс и еще кто-нибудь должны из разных мест написать г-ну Дана и спросить, почему эти бесподобные статьи появляются так редко, с такими большими перерывами, и что это, надо надеяться, зависит не от редакции, которая, как можно ожидать, в состоянии будет это изменить и чаще давать статьи Карла Маркса и т. д.

Вейдемейер очень легко мог бы это организовать; достаточно было бы только указать ему на тот мотив, что Д[ана] хочет ограничить место для тебя и что поэтому подобная демонстрация уместна ради того, чтобы сохранить для нас доступ в этот орган. A Barnum Barnum et demi**.

91


56
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 МАЯ 1852 г.

Если ты согласен, то я могу с ближайшим пароходом написать Вейдемейеру об этом.

Циркуляр конвента к секциям - смехотворный. Я готов дать себя повесить, если секции С.-Петербурга, Варшавы, Берлина, Рима и т. д. расположены на расстоянии больше 4 миль от Черинг-Кросс92. Это карбонарское выступление, полное напускной важности и показной энергии и напоминающее военный приказ, показывает, как сильно эти господа снова заблуждаются относительно своих якобы организованных сил. Замышлять в настоящий момент путч - это глупость и подлость. Но, конечно, «должно же что-нибудь случиться, надо же что-нибудь предпринять!» Нужно было бы пожелать главарям, которые должны руководить этим делом, чтобы они все были пойманы и расстреляны. Но, конечно, великие мужи будут соблюдать осторожность, и герой Виллих будет спокойно сидеть в Лондоне, пока еще есть деньги в кассе, кредит у Шертнера, даровая одежда и сапоги ad libitum* в «портняжной и сапожной мастерских». Именно так г-н Виллих понимает организацию довольствия в армиях!

Дело с литературными портретами** подвигается вперед. Через месяц эта вещь может быть готова. Позаботься только о надежном человеке, который переписал бы ее начисто, чтобы был совершенно незнакомый почерк. Когда ты приедешь сюда, захвати американские газеты, комплект «Neue Rheinische Zeitung» и необходимые письменные документы. Мой старик*** приедет завтра и едва ли сможет пробыть здесь больше 8-10 дней.

Я, наконец, получил из Германии свои книги по военным наукам. До сих пор я прочел из них совсем немного. Столь прославленный г-н Густав фон Хофштеттер представляется мне пока вовсе не Наполеоном, а лишь недурным командиром батальона, пригодным для небольшого сражения, или чем-нибудь в этом роде. Но я еще не прочел его книгу93 до конца.

Зато превосходная вещь - брошюра о новых фортификациях в их общих чертах, написанная прусским капитаном инженерных войск Кюнцелем94; она больше проникнута историческим и материалистическим духом, чем что-либо, что я читал до сих пор in militaribus****. - Что же касается г-на Виллизена, то нужно сказать, что при Идштедте не датчане победили шлезвиг-гольштейнцев, а обыкновенная тактика здравого чело-


* - по желанию. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

*** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

**** - по военным вопросам. Ред.


57
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 МАЯ 1852 г.

веческого смысла одержала победу над гегелевской спекуляцией95. Собственно говоря, книга Виллизена96 должна была бы называться: «Философия большой войны». Поэтому само собой разумеется, что в книге больше философствования, чем военной науки, что вещи, большей частью сами по себе понятные, конструируются a priori* с пространной и весьма солидной основательностью, а в промежутках попадаются самые что ни на есть педантичные рассуждения о простом и сложном и тому подобных противоположностях. Что можно сказать о такой военной науке, которая начинает с понятия об искусстве вообще, устанавливает затем, что и поваренное искусство есть искусство, распространяется подробно об отношении между искусством и наукой и, наконец, сводит все правила, соотношения, возможности и т. д. военного искусства к одному абсолютному положению, что более сильный всегда должен побить более слабого! Кое-где встречаются недурные замечания и приемлемые выводы из простых принципов; было бы совсем плохо, если бы и этого не было. До его практических выводов я еще не дошел; но не очень-то в пользу Виллизена говорит тот факт, что крупнейшие успехи Наполеона достигались каждый раз с полным презрением к виллизеновским основным правилам, - результат, который правоверный гегельянец сможет, впрочем, очень хорошо объяснить себе таким образом, что правила при этом ни в малейшей степени не пострадают.

Как я вижу, только что вышли мемуары Гёргея97 - но они стоят 6 талеров, и поэтому я сейчас не смогу еще приобрести их. С их появлением можно считать, что имеющийся материал о военной стороне венгерской войны является до поры до времени исчерпывающим. О венгерской войне я обязательно кое-что напишу, а может быть и о всех войнах 1848-1849 годов98. Как только я покончу с историей прежних войн, я буду искать себе издателя, который мог бы также взять на себя большую часть расходов по приобретению источников.

30 шиллингов, высланные тебе в прошлую субботу, ты, наверное, уже получил.

Твой Ф. Э.


* - заранее, независимо от опыта. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


58
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 МАЯ 1852 г.

32

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 мая [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Пишу тебе сегодня только несколько строк. Старый Серельмей, приготовивший уже свою первую тетрадь, ежедневно пристает ко мне по поводу рекламы для его книги о сражениях*.

Если сейчас у тебя нет возможности это сделать, то по крайней мере срочно пришли мне обратно его черновой набросок.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 49. Ред.

** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается но рукописи Перевод с немецкого 33

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 19 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Дела идут хорошо. Завтра или послезавтра мой старик** опять уезжает, очень довольный своими делами. Здешнее предприятие совершенно реорганизуется и будет продолжаться на новых началах. Прибавка жалованья благополучно завоевана, и как только контракты будут подписаны и мой старик исчезнет, банковский билет, о котором упоминалось раньше, появится у тебя. При этом самое хорошее то, что я ничего не подписываю; мой старик настолько умен, что не вполне доверяет мне в политическом отношении и поэтому принимает все предосторожности, чтобы не попасть впоследствии из-за меня в новые неприятные истории.

Точно так же, в случае необходимости, я смогу, не нарушая приличий, устроить так, чтобы меня заменил один из моих братьев, и, таким образом, мой старик ничего не потеряет от моего ухода, кроме, пожалуй, 99


59
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 21 МАЯ 1852 г.

некоторых иллюзий, и приносящим жертву буду я, а не он. Напиши мне поскорее, как у тебя обстоит дело с набросками характеристик*. Так как из-за всех этих перемен на меня свалилась в настоящий момент куча работы, то я вряд ли в ближайшее время могу рассчитывать основательно поработать совместно с тобой; но все-таки мне было бы очень приятно увидеть тебя здесь и как можно скорее. Было бы хорошо, если бы ты смог вместе с Дронке настолько подготовить эти вещицы, чтобы мы здесь могли за несколько вечеров совершенно закончить их; я бы тогда до твоего приезда сделал из находящихся здесь документов необходимые выписки о предполагаемых лицах (ты должен мне их назвать), чтобы мы могли быстро двигаться вперед. Мне как раз пришло в голову, что лучше всего было бы тебе приехать на троицу, вернее, накануне ее - в пятницу (то есть через 9 дней), когда здесь будут всеобщие праздники. Если погода будет хорошая, мы поедем на остров Мэн или еще куда-нибудь, а при плохой погоде будем работать. Но постарайся приехать один. Дронкиуса попозже я был бы очень рад видеть, но пока еще он мне не нужен, а при работе он все же будет мешать.

Между прочим, самое важное в новом договоре то, что с 1 июля мое жалованье не только увеличивается, но и целиком принадлежит мне, так что я больше никому не обязан давать отчета в его употреблении. Подробности при встрече.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Вd.. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 34

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 21 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Мой старик** уехал. Все в порядке. Посылаю первую половинку десятифунтового билета.

В конце следующей недели


60
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 21 МАЯ 1852 г.

надеюсь увидеть тебя здесь. Возможно, что сейчас у меня дома лежит письмо от тебя, но мне некогда сходить туда. Вторая половинка билета последует или сегодня со второй почтой, или завтра.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 35

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 22 мая 1852 г.

Дорогой Маркс!

Пишу тебе сегодня только для того, чтобы на всякий случай сообщить, что вчера с первой почтой я послал по твоему адресу половинку десятифунтового билета, а вторая половинка была одновременно послана в конверте на имя Лупуса* для передачи тебе; надеюсь, ты получил все в исправности.

Здесь сейчас развивается активная предвыборная деятельность - двое виговфритредеров, которых тори выдвинули в кандидаты для того, чтобы они свалили Брайта и Гибсона, занимаются здесь только тем, что обрабатывают и спаивают избирателей. Разумеется, эти молодцы не имеют никаких шансов, и это будет стоить им немалых денег.

Как я ожидал, недели три тому назад усилилась спекуляция на хлопковом рынке; но так как шансы еще недостаточно определились, и здешние прядильные фабриканты и торговцы противодействовали ей, то эта история сразу же снова заглохла. Однако спекуляция очень скоро начнется опять, как только будет получен весь урожай в Америке. Шерсть также - изза внезапного упадка австралийского овцеводства - может стать превосходным предметом спекуляции, и вообще есть все основания ожидать, что к осени спекуляция будет в полном расцвете. Железнодорожные и другие акции также начинают опять повышаться - лучшие из них дают больше, чем те 1-11/2%, которые теперь еще можно получить на капиталы, вложенные в банки. В Америке спекуляция хлопком уже 6 недель в са-


* - Вильгельма Вольфа. Ред.

100


61
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 МАЯ 1852 г.

мом разгаре, и многочисленные новые своеобразные акционерные общества, которые теперь основываются повсюду, доказывают, как настойчиво капитал ищет мест сбыта на всех крупных денежных рынках. Таким образом, буревестники видны теперь уже несколько более отчетливо и в большем числе. Это будет отлично.

Надеюсь, что не позже завтрашнего утра получу от тебя письмо.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском, языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 36

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 22 мая [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Сегодня утром получена первая половинка десятифунтового билета.

Я думаю уехать отсюда в пятницу пароходом до Ливерпуля, а оттуда в Манчестер.

Кстати. Гражданин Шрамм* отправляется через Ливерпуль в Америку. Этот субъект намерен, как он нам доверительно сообщил, посетить тебя в среду или в четверг. Подумай, каким образом ты сможешь увильнуть от него.

С Виллихом случилась великолепная история. Г-же фон Брюнинг, у которой он пользовался бесплатным столом, доставляло удовольствие кокетничать с этим старым козлом, как и с другими экс-лейтенантами. Однажды кровь ударила в голову нашему аскету, он грубо, как животное, бросился на мадам и был с треском выброшен из дому. Погибшая любовь! Потерянный стол! Nous ne voulons plus de jouisseurs**.

Шерваль, о подвигах которого перед парижским судом присяжных по делу о немецкофранцузском заговоре102 ты читал,


* - Конрад Шрамм. Ред.

** - Нам не нужно больше жуиров. Ред.

101


62
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 МАЯ 1852 г.

сказочно-смелым образом улизнул из рук тюремной стражи, как ты, быть может, тоже читал в английских газетах («Morning Advertiser»). Впоследствии обнаружилось, что это было проделано с согласия полиции, которой он выдал все, что знал. Даже люди с Грейт-Уиндмилл103, которые носились с ним в Лондоне, вынуждены были вышвырнуть этого героя.

Кёльнцы*, наконец, переданы обвинительным сенатом суду присяжных. Если не будет назначена чрезвычайная сессия суда присяжных, суд состоится не раньше июля.

Дронке кланяется.

Твой К. М.


* - Арестованные и находившиеся под следствием в Кёльне члены Союза коммунистов. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и. на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 37

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 24 мая [1852 г.]

Дорогой Маркс!

Если ты только в пятницу выедешь из Лондона морем через Ливерпуль, то попадешь сюда не раньше понедельника вечером, а может быть только во вторник утром. Если ты во что бы то ни стало хочешь ехать морем, то постарайся ехать через Гулль. 3-4 раза в неделю из Сити в 8 часов утра отходит пароход, и поездка продолжается не так долго - тебе надо было бы выехать в среду утром, самое позднее в четверг утром; проезд стоит 6 шилл. 6 пенсов до Гулля, а от Гулля сюда в 3-м классе примерно 7-8 шиллингов. Ты должен быть в пятницу после обеда здесь, чтобы мы могли еще в тот же вечер, около 6 часов, поехать в Ливерпуль.

Парламентский поезд104 прямо из Лондона отходит слишком поздно, чтобы ты мог поехать с ним уже в пятницу. Морем через Ливерпуль ты можешь проехать обратно.

Итак: каким бы путем ты ни ехал, нужно, чтобы ты был здесь в пятницу в 4 часа дня105.

В ожидании более подробных сообщений твой Ф. Э.


63
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮЛЯ 1852 г.

История с Виллихом очень забавна. Итак, судьба все же настигла эту благородную, чистую личность!

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 38

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 30 июня 1852 г.

Дорогой Маркс!

Одно из двух - или вы там чересчур усердно переписываете рукопись*, или произошла какая-то неприятность, иначе я бы уже получил от тебя вести. Пока прилагаю письмо и вырезки от Вейдемейера.

Твой маленький бумажник с кёльнским письмом отыскался, - я его сегодня не взял с собой, а то послал бы тебе его вместе с этим письмом.

Сердечный привет - спешу.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

** Перефразированные слова из трагедии Шиллера «Пикколомини» (действие I, явление 1). Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 39

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 июля 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Я прихожу поздно, но я прихожу**. Причину задержки ты поймешь из следующего рассказа.

106


64
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮЛЯ 1852 г.

В Лондоне рукопись* была немедленно переписана. В понедельник в полдень она была окончательно готова. Я диктовал попеременно моей жене и Дронке. В среду в полдень я получил деньги. Бандья вычел 7 ф. ст., о которых тебе известно. Кроме того - долг Дронке за его участие в работе. Таким образом, осталась сумма, которой не хватило даже на домашние расходы. Штрон не в состоянии был платить. К тому же еще прибавились неожиданные неприятности.

Жену Клозе, давно болевшую и угасавшую в больнице, эти негодяи выписали оттуда как раз в момент последнего кризиса; три дня тому назад она умерла дома. Денег - ни гроша, а тут расходы по погребению и т. д. Фрейлиграт ничего не мог сделать, так как он исчерпал все свои знакомства, чтобы отправить жену и ребенка Хейльберга обратно в Бреславль**, содержать его самого и, наконец, отправить его в больницу. Таким образом, это дело легло на меня и причинило несказанные хлопоты, пока не удалось все уладить. Теперь - снова покой.

«Банда» ломает себе голову по поводу нашей брошюры. Особенно мейенский жук*** в смертельном страхе. Он «просто не может вспомнить, чтобы он когда-либо хоть в чем-нибудь провинился против нас». Виллих попытался через третьих лиц выпытать у меня, фигурирует ли также история с Брюнинг. Это сильно беспокоит его.

«Действительный ход» этой великолепной истории был таков: Сначала, как тебе известно, Виллих абсолютно все отрицал. Его второе заявление гласило: «Брюнинг хотела развратить его политически, она то и дело называла его г-ном фон Виллихом и использовала другие средства развращения». Из «моральных соображений» он таким образом и покусился на ее честь.

Но теперь наш предводитель партизан опять излагает этот казус иначе. «Брюнинг (это ему раньше рассказывал Имандт) - русская шпионка. Она старается завлекать молодых эмигрантов. Старый Виллих мешал ей, поэтому она сочинила этот анекдот, чтобы погубить его в глазах эмиграции. В какой мере этот «анекдот» является преднамеренной, политической, дьявольской выдумкой, видно уже из того, что собственный муж Брюнинг всюду разглашает ее позор исключительно с целью скомпрометировать Виллиха».


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

** - Вроцлав. Ред.

*** - Мейен (см. настоящее издание, т. 8, стр. 329). Ред.


65
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮЛЯ 1852 г.

Но этим дело еще не кончается. Рыцарственный Шиммельпфенниг заявляет, что Виллих распустил слух о шпионаже, чтобы замаскировать бунт своей плоти. Теперь дело обстоит так, что в историю замешаны оба этих благородных мужа, и Виллих, вынужденный нанизывать одну ложь на другую, окончательно себя компрометирует.

По поводу рогоносца Брюнинга мне припоминается недурная шутка, которую я на днях прочел в одной из комедий Макиавелли: Nicia (рогоносец): Chi e San Cucu?

Ligurio: E el piu onorato santo che sia in Francia*.

Виллих и Кинкель охвачены великой тревогой относительно того, как им сделать революцию с 1200 фунтами стерлингов; Шурц, Шиммельпфенниг, Штродтман и т. д. все больше отходят от Кинкеля. Виллиха даже при помощи 100 лошадиных сил нельзя было бы оторвать от кассы. Неделю тому назад Кинкель является к Имандту, зная, что тот встречается со мной, и заявляет следующее: жаль, что моя «Политическая экономия» все еще не вышла в свет, с ее появлением была бы, наконец, приобретена положительная основа. И[мандт] спрашивает его о стихотворении Фрейлиграта107. «Таких вещей я не читаю», - отвечает Годофредус.

Забавнее всего, что после того как эти мерзавцы годами только и делали, что осыпали нас бранью, они теперь заявляют, что писать такие сплетни ниже «нашего достоинства» и «положения». Негодяи!

Между тем перед безутешными Виллихом - Кинкелем, которые должны сделать революцию, открывается новая перспектива. Господа Родбертус, Кирхман и другие честолюбивые кандидаты в министры послали легата в Лондон. Эти господа хотят, в подражание фогтовским французам, организовать немецкое общество карбонариев. Предполагаются связи также и с самыми крайними партиями. Для расходов в Германии должны быть выпущены бумажные деньги. Так как они всячески стараются сохранить свою шкуру, то эти бумаги должны подмахнуть лица из эмиграции, притом принадлежащие ко «всем» партиям.

Шаппер через Имандта передавал мне о своем раскаянии и зондировал почву насчет возвращения. В ответ было заявлено:


* - Нича: Кто это святой рогоносец?

Лигурио: Это самый чтимый святой, какой только есть во Франции. (Макиавелли. «Мандрагора». Акт четвертый, явление IX.) Peд.


66
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮЛЯ 1852 г.

сначала он должен публично порвать с Виллихом, дальнейшее будет видно. Это - conditio sine qua*.

Ты, наверное, уже читал о новых арестах в Париже108. Этим идиотам (на этот раз из клики Руге) нужно было, разумеется, снова затеять болтовню о мнимом заговоре. Как мне уже давным-давно сообщили, их корреспондент в Париже, англичанин, явный полицейский агент (в Париже), передает, конечно, каждое их письмо немедленно в полицию. Не довольствуясь этим, французская полиция посылает сюда Симона Дейча, чтобы выведать у Таузенау все, что можно. Л[уи]-Н[аполеону] во что бы то ни стало нужен заговор.

Но над ним висит один заговор, о котором он, по-видимому, и не подозревает. Это заговор семьи Орлеанов, агентом которой является ныне г-н Бандья (но с согласия венгерских «радикалов»). План: в один прекрасный вечер изловить Бонапарта] у дешевенькой проститутки, к которой он бегает тайком от англичанки. Один из главных агентов полиции подкуплен.

Они заручились поддержкой двух генералов. Сам герцог Немурский был две недели тому назад в Париже. Израсходованы большие суммы для распространения памфлетов против Л[уи]-Н[аполеона].

Как ты думаешь? Если еще раз один из Орлеанов поедет в Париж и стало бы примерно известно, когда, то не лучше было бы, если бы «настоящего принца» тем или иным способом навели на след «лжепринца»? Сообщи мне твое мнение об этом.

Негодяй Шерваль передал пруссакам также письмо Пфендера к нему.

До свидания.

Твой К. М.

От бесподобного Вейдемейера никаких известий. Бонапарт, пожалуй, скорее окажется в Америке, чем моя брошюра о нем** прибудет в Европу. Если возможно, пришли мне поскорее статью для Дана***.

Сообщаю тебе следующее вступление к «Любовным сомнениям» Пьетро Аретино, праотца Кассаньяка (но только более остроумного).


* - непременное условие. Ред.

** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

*** Речь идет об очередной статье из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.


67
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮЛЯ 1852 г.

Prefazione Magnifico utriusque Ser Agnello, Voi qui scribere scitis quare, quia, Espelle, volte fatte col' cervello, Di Bartolo et Baldo notomia, E le leggi passate col' castello, Nella vostra bizarra fantasia, Questi dubbii, di grazia, mi chiarite Ch'oggi in Bordello han mosso un gran lite.

Vi sono genti fottenti, e fottute;

E di potte e di cazzi notomie.

E nei culi molt'anime perdute etc*.


* - Вступление О Вы, вдвойне достойный Сер Аньелло, Вы, знающий, где, что и почему!

И Бартоло скелет, и Бальдо тело Всегда доступны острому уму.

Война, законы - это ваше дело, А я, скажу вам, погружен во тьму.

Прошу вас разрешить мои сомненья, От них в борделях светопреставленье: Не странно ль: тот кладет, а та ложится, И есть у всех орудия греха, Опасность и в задах для душ таится и т. д. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

*** - Черт возьми, это сильно сказано. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 40

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 6 июля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Хорошо, что рукопись** уже отослана. Будем надеяться, что через 3-4 недели прибудут экземпляры брошюры. Тебе, вероятно, опять пришлось иметь дело с порядочной дрянью, если в качестве противоядия ты избрал непристойности Пьетро Аретино. Cazzo di Dio, queste sono forti***.

109


68
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮЛЯ 1852 г.

Я здесь по горло занят работой. Мне предстоит еще сегодня написать 11 деловых писем, а уже 7 часов. Тем не менее, я хочу, по возможности, еще сегодня, и уж самое позднее завтра вечером, приготовить статью для Дана*.

Я сейчас занимаюсь г-ном Гёргеем. В свое время мы на основании австрийских сводок удивительно верно изобразили в «Neue Rheinische Zeitung» ход венгерской войны и блестяще, хотя и осторожно, делали предсказания110. Книга Гёргея** - низкая и подлая, вряд ли существует что-либо, в такой же мере проникнутое мелкой завистью и позорной пошлой ограниченностью. Военная сторона хороша, Гёргей как живой; это - талантливый бывший лейтенант, который быстро становится генералом, но с которого еще не соскочила яичная скорлупа ротной службы и элементарных тактических мелочей. Венгры, утверждающие, что Г[ёргей] не мог этого написать, ослы. В книге так же легко отличить элемент истинно гёргеевский от австрийского, как и два разнородных элемента у Шеню111. Но, вообще, как источник эту книгу вполне можно использовать, хотя и с осторожностью. Злобная ограниченность этого молодца заходит настолько далеко, что под ее влиянием он дискредитирует самого себя, как например, воспроизведением истории с вайценской*** прокламацией112, - в которой он упрекал Кошута в том, что тот на деле был умнее, чем в своих трескучих речах, - да и вообще всем своим изложением, совершенно беспомощным, компрометирующим автора независимо от его воли. Эта ограниченность никогда не позволяет Г[ёргею] дать настоящую характеристику кому бы то ни было, но тем не менее в книге имеются правильные замечания о Кошуте и многих других и отдельные комментарии по этому поводу. Несмотря на эту ограниченность озлобленного человека, Г[ёргей] все-таки - это видно по всему - превосходил всех. Что же представляют собой все остальные!

О венгерской войне я напишу во что бы то ни стало113.

Парижский заговор114, по-видимому, - судя по фактам, - исходит скорее всего от нашего прямолинейного и вызывающе мрачного Бартелеми и других; в авантюристической затее с изготовлением артиллерии есть кое-что, за двадцать миль пахнущее Виллихом. Что Руге и другие также в этом замешаны,


* - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** А. Гёргей. «Моя жизнь и деятельность в Венгрии в 1848 и 1849 годах». Ред.

*** - вацской. Ред.


69
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ИЮЛЯ 1852 г.

весьма возможно. Но эти пушки из газопроводных труб, обтянутые брезентом, - гогенцоллернского происхождения.

Твой Ф. Э.

По поводу Орлеанов, А почему бы и нет? Подвергнуть бравого Жуанвиля или кого-нибудь ему подобного участи герцога Энгиенского115 было бы великолепно, и почему бы племяннику* тоже не расстрелять своего Бурбона?


* - Луи Бонапарту. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 41

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 июля 1852 г.

Дорогой Энгельс!

Так как писем от тебя нет, то я заключаю, что почтенный Вейдемейер, несмотря ни на что, упорно придерживается своей «системы». Дело действительно начинает становиться непонятным и вдобавок, не говоря уже о весьма чувствительной для меня именно теперь потере денег, я становлюсь из-за этого посмешищем всей эмигрантской сволочи и книготорговцев, к которым я обращался по этому злополучному делу.

Статью о выборах я не написал, так как, по-моему, необходимо подождать общего результата выборов117. По тому, что я видел до сих пор, мне кажется, что прежний парламент будет целиком воспроизведен, с выигрышем для вигов в 5-6 голосов. Эти молодцы находятся в порочном кругу, из которого им не выбраться. Единственные, которые до сих пор много потеряли, это - пилиты118. Тем не менее «Morning Chronicle» заявляет в апологии Грехема, что остается только один выход. Виги так же ни на что не способны, как и тори. Единственными способными людьми, кроме Грехема и его сторонников, являются Кобден, Брайт и К°, и они должны совместно управлять.

116


70
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ИЮЛЯ 1852 г.

Знаменательно то, что на следующий день в «Times» также была помещена статья, восхваляющая Грехема119; ты, наверное, ее уже видел.

Великий Техов вместе с мадам Шмидт-Штирнер отправляется на будущей неделе в Австралию. Но еще больше, конечно, огорчит тебя то обстоятельство, что «сам» Дамм тоже устремляется на австралийские золотые прииски. Еще несколько месяцев затишья, и все наши подрыватели мировых основ ради этой пакости будут рыться* в австралийской грязи. Только Виллих, прикованный к кассе, остается при своем девизе: жить, но ни в коем случае не работать.

Бандья теперь очень близок с орлеанистским интриганом «де Ремюза». Какой-то венгр предостерегал его от человека, который в немецко-французском заговоре120 «предал» немцев. У Ремюза есть агенты в парижской префектуре. И он им пишет, не говоря ни слова г-ну Бандье, чтобы они дали ему сведения об этом господине. Ответ, который был сообщен мне, - Бандья абсолютно вне подозрений. Он вовремя удрал, иначе его бы также схватили.

Предатель - «некий Шерваль, именуемый Франком, настоящая фамилия которого Кремер».

Этот Шерваль с самого начала действовал с ведома полиции. Более того. Ремюза получил подлинные письма Ш[ерваля], адресованные в прусское посольство; в них он заявляет, что после обещаний, сделанных ему этим посольством в Мазасе121, и после того, как он доказал свою приверженность «принципу» порядка, оно должно было бы считать своим «долгом» дать ему необходимые «средства». Но прусское посольство заявило, что так как он как шпион получает плату от французской стороны, а служить сразу двум хозяевам не полагается, то он ни на что не может претендовать со стороны Пруссии. И вот, его послали в Лондон следить за немецкими эмигрантами и кроме того «не терять из виду Клэрмонт»122. В качестве исполнителя последней миссии он и явился к Ремюза, предложив свои услуги как агент.

Р[емюза], осведомленный из Парижа, делает вид, что соглашается, и как посредник указывает ему одного камердинера в Клэрмонте, который на самом деле имеет задание направлять через Шерваля французскую полицию во ложному следу. - Орлеанистская агитация так хорошо организована, что эти господа обладают устроенными по всем правилам постоянными пунктами для переправки контрабанды, через которые так же надежно посылать во Францию письма,


* В оригинале: «Weltumwuhler wuhlen» - «подрыватели мировых основ будут рыться»; намек на прозвище «Wuhler» («смутьяны»), которым в 1848-1849 гг. в Германии буржуазные конституционалисты называли демократов-республиканцев. Ред.


71
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 ИЮЛЯ 1852 г.

пакеты, брошюры, как и не вызывающие подозрения вещи по почте.

Самым важным для меня было добиться получения одного из подлинных писем Шерваля, из которого видна его связь с прусским посольством. Один такой документ может опрокинуть все построения обвинительного акта123.

Я условился с Бандьей, что как только будет готова еще одна копия, ты, в рукописи получишь брошюру Семере*. Это документ, без которого ты не можешь обойтись в своей работе, так как он содержит нигде не опубликованные письма Гёргея, Кошута и других.

Моя жена очень больна, она худеет и кашляет. Однако врач сказал, что болезнь не опасна, и велел ей, помимо лекарств, пить много портера.

Если ты сможешь прислать к пятнице еще одну статью**, я попытаюсь учесть у Джонсона 5 ф. ст., которые будут мне тогда причитаться с Дана.

Кстати, «Влюбленный Роланд» в изложении Доменики - это переработка. Оригинал - очень редкая книга, его можно найти только в больших библиотеках вроде здешней. Даже издание Доменики встречается редко. Общедоступное издание - это «Роланд», переработанный Берни124.

Твой К. М.


* Б. Семере. «Граф Людвиг Баттяни, Артур Гёргей, Людвиг Кошут». Ред.

** Речь идет об очередной статье из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 42

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 15 июля 1852 г.

Дорогой Маркс!

Твое предположение относительно Вейдемейера было совершенно правильно. От него не получено ни строчки. С тех пор как мы ему подробно написали, каким образом он должен 125


72
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 ИЮЛЯ 1852 г.

посылать вещи сюда, он, кажется, считает своим долгом вообще не сообщать о себе. Впрочем, дела у него, вероятно, довольно плохи, и он, в конце концов, занят добыванием средств к жизни.

Читал ли ты 2-3 дня тому назад статью в «Morning Herald» о различных лидерах оппозиции? Она могла быть написана только самим Дизраэли. Великолепна фраза: «Теперь же выйди вперед, о муж «неприкрашенного красноречия», Ричард Кобден!». Мистер Джон Брайт совершенно правильно признан в этой статье единственным опасным человеком, хотя эти господа создают себе также иллюзии насчет Грехема. Как раз теперь этот бессовестный старый честолюбец очень опасен для господ тори.

Счастливого пути патриотическим золотоискателям! Наконец-то слово «подрыватель» получит свое истинное значение и содержание*.

Новая связь, с г-ном Ремюза, великолепна. Письмо Шерваля прусскому посольству было бы решающим документом в этом процессе. Не упусти возможности получить его. Какую гримасу скорчит наш старый друг, столь важничающий молодой Зедт, когда от пятидесяти листов его обвинительного акта, о котором уже возвещено миру благодаря аугсбургской «Allgemeine Zeitung»126, из-за какой-то бумажки останется одна шелуха! Имеет ли уже Р[емюза] эти письма? Впрочем, из газетных сообщений видно не только то, что г-н Мантёйфель намеревается воспользоваться кёльнским процессом для грандиозного лицедейства, за которым должен скрываться какой-то политический удар, но также и то, с другой стороны, что абсолютно отсутствуют какие-либо доказательства виновности, а многочисленные полицейские сплетни и шпионские измышления лишь маскируют бессилие обвинения. Не слыхал ты что-нибудь еще о Б[андье]? Я прилагаю здесь письмо этого благородного мужа, которое я раньше забыл послать тебе.

Если ты получишь письмо Шерваля, будет ли у тебя, однако, возможность засвидетельствовать его подлинность? В противном случае иной председатель суда в состоянии отказать даже в зачтении документа.

Как раз теперь, поскольку, как мне известно, 28-го начинается судебный процесс, важно иметь побольше надежных связей с Кёльном. Если бы только мы знали, насколько можно полагаться на деятельность Б[ермбаха]. Письма ему можно было бы без всякого риска отправлять через Брадфорд. Если бы знать, что Веерт в Гамбурге, дело было бы сделано, Я напишу


* См. настоящий том, стр. 70. Ред.


73
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 ИЮЛЯ 1852 г.

об этом еще сегодня Штрону. Одновременно можно, в случае необходимости, использовать даже Наута. Этот агент одной маленькой брадфордской еврейской фирмы, ушедший от Эмануэлей, против всякого ожидания достал мне необыкновенно быстро некоторые книги по военным вопросам у одного кёльнского антиквара. Загадка, правда, разрешается тем, что он, видишь ли, хочет сделаться агентом фирмы Э[рмен] и Э[нгельс] и, кроме того, просил меня помочь ему устроиться агентом одной здешней прядильной фирмы. Я обещаю ему все это сделать и рекомендую его своему старику*. Поэтому, пока продолжаются эти переговоры, можно положиться на его исполнительность.

Военные книги, которые достал мне Наут, - очевидно, библиотека какого-то отставного артиллерийского офицера - пришлись мне очень кстати, особенно потому, что они относятся главным образом к низшим военным наукам, к фактической службе и т. д. Именно этого мне и не хватало. Кроме того - превосходные вещи о фортификации и т. п. Я скоро настолько продвинусь, что смогу рискнуть выступить перед публикой с независимым суждением по военным вопросам.

Вещь Семере** мне очень пригодится; все же я еще не могу думать о завершении работы.

Прилагаю статью для Дана***. Я теперь быстро доведу дело до конца; но приготовь и ты что-нибудь об Англии. Если мы будем выжимать из этого молодца по 3 ф. ст. в неделю, то только сам черт может помешать нам отправить твою жену еще до конца этого лета на некоторое время в деревню. Это поможет ей лучше, чем всякий портер. Во всяком случае, я рад, что ее болезнь не опасна.

Дай мне покорпеть над военными науками еще только один год, и демократическим лейтенантам придется-таки чертовски удивиться.

Привет твоей жене и детям, Дронке и Лупусу**** от твоего Ф. Э.


* - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.

** Б. Семере. «Граф Людвиг Баттяни, Артур Гёргей, Людвиг Кошут». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XV. Ред.

**** - Вильгельму Вольфу. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


74
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ИЮЛЯ 1852 г.

43

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 20 июля* 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Дронке привезет тебе с собой рукопись о Гёргее**, правда, жалкую и запутанную, а также «Племянника Рамо» и «Жака-фаталиста»127 в оригинале.

Из Кёльна получил вчера письмо от Бермбаха. Самое важное в нем следующее: «В последнее время в различных местах у всякого рода людей искали письма от Вас, которые рейнские демократы получают якобы именно через этих людей. Ваши кёльнские друзья, наконец-то, предстанут перед судом присяжных. Обвинительный акт, весьма солидное произведение, уже предъявлен, публичное разбирательство дела назначено на 28-е этого месяца, и обычная подготовка уже идет полным ходом. Их будут судить на основании Code penal, так как их преступление совершено еще до издания нового прусского кодекса128. Насколько я могу судить об этом деле, оно с юридической стороны обстоит в высшей степени хорошо, но известно, что у присяжных перевешивают моральные соображения, а с этой стороны невозможно отрицать опасность для некоторых из обвиняемых. Главные обвиняемые: Рёзер, Бюргерс, Нотъюнг и Рейф - признали слишком много. Они признали существование общества, имеющего определенные цели и существующего уже некоторое время; они рассказали о приеме новых членов, обставленном определенными формальностями и связанном с известными обязательствами, и о тому подобных вещах. Все это само по себе не составляет еще преступления, но при определенных обстоятельствах может неблагоприятно повлиять на присяжных, которые избираются большей частью из крестьян, - особенно когда обнаруживается так мало почтения к господу богу и земельной собственности. Организация защиты также столкнется с значительными трудностями. Господа адвокаты ничего не смыслят в подобных делах, являются в большинстве своем принципиальными противниками обвиняемых и с ужасом думают о 10-дневной сессии, назначенной для этого дела. Фрейлиграт будет подвергнут казни in contumaciam***. - Я только что читал обвинительный акт, который содержит не меньше 65-70 страниц. Если обвиняемые застрянут в тюрьме, то этим они обязаны исключительно своим собственным показаниям. Нет больших ослов, чем эти немецкие рабочие. Показания Рейфа носят характер прямого доноса; так же неуклюже вели себя другие. Теперь совершенно ясно, как опасно устанавливать с рабочими связи, которые должны оставаться секретными. И не приходится удивляться, что этих людей так долго мучили; чем дольше их держали поодиночке, тем более подробные показания они давали. Вообще никаких фактических доказательств


* В оригинале ошибочно: «августа». Ред.

** Б. Семере. «Граф Людвиг Баттяни, Артур Гёргей, Людвиг Кошут» (речь идет о части рукописи). Ред.

*** - заочно. Ред.


75
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ИЮЛЯ 1852 г.

не имеется, и если бы сами обвиняемые в большинстве своем не дали столь милых показаний, налицо не было бы ничего. Между прочим, обвинительный акт содержит всякого рода подробности, из которых следует, что определенные взаимоотношения и лица были довольно хорошо известны благодаря перехваченным письмам и шпионажу».

Так пишет Бермбах.

Виллих взял назад сказанное им о Б[рюнинг] Шиммельпфеннигу. Последний распространяет теперь версию, будто Виллих посредством гипнотического воздействия пытался заставить добродетельную Брюнинг пасть. Высоконравственный Виллих!

Некий Кёрдеруа (впрочем, горячий республиканец)*, который уже опубликовал маленький памфлет против Мадзини, Ледрю, Л. Блана, Кабе и т. д., издает теперь целую книгу о всей французской эмиграции129.

Прудон выпускает в свет новое сочинение130. Так как писать о религии, государстве и т. д. стало уже невозможно, остаются только еще «индивидуумы». В этом открытии он подражает Штирнеру.

Из-за непростительной медлительности осла В[ейдемейера] я настолько стеснен в деньгах, что сегодня не могу даже наклеить марку на это письмо.

Твой К. М.


* Игра слов: Coeurderoy - фамилия, «coeur de roi» - «сердце короля». Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XVI. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 44

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 22 июля 1852 г.

Прилагаю статью для Дана**. Сообщения Бермбаха неприятны; хоть бы выпутались те, по крайней мере, которые не болтали! Вообще процесс направлен в такой же степени против нас, как и против кёльнцев; нам тоже достанется на орехи, тем более, что молодой Зедт надеется теперь безнаказанно взять реванш131.


76
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ИЮЛЯ 1852 г.

Не можешь ли ты достать мне сочинения Кёрдеруа - конечно, если они стоят этого и содержат больше, чем обыкновенную декламацию.

Как я узнал из книги Смита132, наш Ворцель был действительно графом и одним из главных участников восстания на Волыни, где он отличился тем, что, будучи отрезанным от своих, в течение 3-4 недель предводительствовал в лесах чем-то вроде разбойничьей шайки, пока Ружицкий не провел его в Польшу; наш Шнайде, насколько я успел узнать до сих пор, некоторое время командовал отрядом кавалерии, ничем не отличившись. Смит очень хвалит сочинение Мерославского о польской кампании, вышедшее в Берлине в 1847 году133. Этот Мерославский все же самый выдающийся из всех поляков и еще сделает карьеру.

Не забудь об английской статье!

Дрункеля* я ожидаю вместе с книжным багажом сегодня вечером. Особенно необходима мне сейчас «Neue Rheinische Zeitung». Надеюсь, что он ее привезет.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.


* - Дронке. Ред.

** - Зедта. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 45

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 августа 1852 г.

Дорогой Энгельс!

Прилагаю безделицу для Дана135. Атаковать этого парня со всех сторон тем более необходимо, что А. Руге, этот старый шут, в одном из последних номеров тоже поместил одно из своих стилистических испражнений.

Судебное разбирательство кёльнского дела опять отложено на 3 месяца по требованию государственного прокурора**. У него сбежали его главные свидетели: Хаупт удрал в Бразилию, а один портновский подмастерье - в неизвестном направлении.

134


77
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 АВГУСТА 1852 г.

Как ты думаешь, не остановит Дана одинаковое название английских и американских вигов?136 Завтра, возможно, напишу подробнее.

Твой К. М.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 46

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 5 августа 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Не забудь же прислать мне до вторника конец статьи*. Одной только части о тори** слишком мало. На этот раз Дана нельзя послать несолидную порцию по двум причинам: 1)

Негодяй Гейнцен выступил в Цинциннати за вигов против демократов, справедливо считая, что это предвыборное время является самым подходящим для того, чтобы продать себя. Грили изложил в «Tribune» его тамошнюю речь и при этом похвалил Гейнцена137. Итак, с этой стороны мне угрожает буря. 2) Так как в течение нескольких недель, а особенно последних двух, я должен был бегать ежедневно по 6 часов, чтобы достать 6 пенсов на жратву, и к тому же еще меня снова терзает домохозяйка, то мне не оставалось ничего другого, как написать вчера Джонсону и запросить его, согласен ли он учесть мой вексель на «Tribune». Если он настолько войдет в мое положение, что согласится, а это еще in dubio***, то я должен написать об этом Дана. А если Дана получит маленькие статьи, он расценит это как грабеж и вышвырнет меня, так как у него есть теперь более чем достаточное подкрепление в лице Гейнцена, Руге и Б. Бауэра. В довершение всех бед я еще увидел сегодня из «Times», что «Daily Tribune» - сторонница протекционизма. Итак, положение становится весьма угрожающим,


* К. Маркс. «Чартисты». Ред.

** К. Маркс. «Выборы в Англии. - Тори и виги». Ред.

*** - под сомнением. Ред.


78
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 АВГУСТА 1852 г.

Надо как можно скорее отослать этому молодцу статьи, пока он не отменил своего заказа.

Свое послание я еще не мог приготовить, так как у меня ужасные головные боли и притом вовсе не от пива.

Очень скверно, что Дронке в субботу не будет здесь. В этот день Гёгг созывает общее собрание эмигрантов, на котором Малыш был бы очень полезен, потому что Пипер для этого совершенно не та фигура. Во всяком случае, Д[ронке] должен постараться быть здесь, когда прибудет сброд из Берлина, чтобы мне не пришлось одному возиться здесь с этими негодяями.

Мне нужно послать тебе также различный материал от Клусса; ты получишь его, как только пришлешь мне несколько марок; иначе эта дрянь будет стоить тебе вдвое больше, а я в настоящий момент не могу уделить на это ни одного пенни.

Привет!

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 47

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], пятница, 6 августа 1852 г.

Дорогой Маркс!

Первую половину статьи* на английском и немецком языках ты, наверное, уже получил вчера вечером. Вторую** ты получишь во вторник утром. Что касается опасений, что нас вышвырнут из «Tribune», то не беспокойся об этом. Мы там слишком крепко засели. К тому же янки все-таки настолько дилетанты в области европейской политики, что у них побеждает тот, кто лучше пишет и проявляет больше ума. Гейнцен нам не опасен; если виги его купят, то он будет им повиноваться, а не командовать ими. Руге, Бауэр и др. рядом с нами обеспечивают «Tribune» ее «всесторонность». Что касается про-


* К. Маркс. «Выборы в Англии. - Тори и виги». Ред.

** К. Маркс. «Чартисты». Ред.


79
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 АВГУСТА 1852 г.

текционистских настроений «Tribune», то это не беда. Все американские виги - сторонники промышленного протекционизма, но от этого они далеко еще не становятся аграрноаристократическими протекционистами типа Дерби. Они также не настолько глупы, чтобы не знать так же хорошо, как Лист, что для английской промышленности наиболее подходит свобода торговли. Впрочем, я могу, если это необходимо, там, где говорится о фритредерах, кое-где вставить об этом словечко, что ты, кстати, сможешь вычеркнуть, если тебе не понравится. Но вообще это даже не нужно.

Я полагал, что ты уже давно уладил дело с учетом векселей у Джонсона, и очень надеюсь, что тебе это удастся. Что касается меня, то я с каждым днем все больше запутываюсь в денежных делах. Хотя визит папаши Дронке мне очень приятен, но так как из-за этого приходится вечера тратить не на работу, то проматывается изрядная сумма денег; кроме того, текущие расходы, помимо 20 фунтов долга фирме, - это хоть кого посадит на мель. На будущей неделе (в начале) Дронке хочет уехать обратно, и тогда я некоторое время буду усердно работать: материала у меня здесь достаточно. К тому же я еще до конца сентября опять получу в свое распоряжение некоторую сумму денег - несколько фунтов в сентябре наверняка. В довершение несчастья, в недобрую минуту у меня еще взял взаймы г-н Пиндар, который все еще бегает по трем урокам и производит впечатление трогательно влюбленного, - бедняга, надо было видеть его во власти более или менее девственных чувств. К тому же я в последних числах июня по разным причинам не мог добиться у моего старика* получения некоторой дополнительной суммы, которая теперь мне причитается. Мы, между прочим, сейчас сводим баланс, и хотя он меня не касается, но все же я по состоянию баланса смогу судить, на что я могу рассчитывать. Если он будет благоприятный - что я буду знать через 4-6 недель, - тогда я могу кое-чем рискнуть, и тогда ты тотчас же получишь некоторую сумму. Но в этом месяце я прочно сижу на мели из-за 20 или 25 ф. ст., которые я должен фирме.

Я не знаю, как мне устроить, чтобы написать статью о Германии для Дана втайне от Др[онке], который не в курсе дела138; в конторе я теперь занят по горло до 7 часов вечера и позже, и поэтому там не могу сделать этого. Однако увидим.

Сердечный привет твоей жене и детям от твоего Ф. Э.


* - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.


80
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 АВГУСТА 1852 г.

Посылаю марок на 9 шиллингов и несколько пенсов.

Др[онке] поручает мне сообщить тебе, что он приедет, вероятно, в начале следующей недели.

Впервые опубликовано в книге: «Der Brefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 48

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 6 августа 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Прежде всего об истории с Иоганном Готфридом Кинкелем*.

Из одного из прилагаемых писем Клусса ты увидишь, что г-н Кинкель в Цинциннати заявил в буржуазном кругу, что «Маркс и Энгельс - не революционеры, а два негодяя, которые в Лондоне были выброшены рабочими из трактиров». Поскольку я знаю нашего Готфрида, то я послал ему прежде всего следующую записку, в которой делаю вид, будто не совсем уверен в этом факте, дабы побудить его сделать новые двусмысленные заявления. «22 июля 1852 г.

5, Suttonstreet, Soho, Office of «The People's Paper»

Г-ну д-ру Иоганну Готфриду Кинкелю Как мне сообщили, Вы в Цинциннати в присутствии Аннеке или других немцев осмелились будто бы сделать следующее заявление» (следует текст). «Жду от Вас немедленного объяснения. Молчание я буду рассматривать как подтверждение.

Д-р К. Маркс»**

Кинкель немедленно прислал следующую записку: «Г-ну д-ру Карлу Марксу С тех пор как при Вашем содействии была опубликована во время моего заключения статья обо мне140, я с Вами не имею ничего общего.


* Маркс иронически называет Готфрида Кинкеля Иоганном по имени его жены Иоганны Кинкель, игравшей большую роль в его деятельности. Ред.

** См. также настоящий том, стр. 452-453. Ред.

139


81
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 АВГУСТА 1852 г.

Если Вы можете доказать, опираясь на свидетельство Аннеке и других порядочных людей, а не на анонимную инсинуацию, что я сказал или напечатал какую-нибудь ложь, оскорбительную для Вашей или г-на Энгельса чести, то я должен указать Вам, как и всякому другому, с кем я не поддерживаю отношений ни в личной, ни в политической жизни, на обычный путь, который закон предоставляет всякому против оскорблений и пасквилей. Помимо этого пути я в дальнейшем не буду иметь с Вами никакого дела.

Готфрид Кинкель»

Так как из этой бумажонки я понял, что г-н Готфрид не примет писем с почтовым штемпелем Soho и не допустит нарочного, я попросил Лупуса* сдать в Виндзоре на почту письмо следующего содержания, написанное на бумаге формата любовных записок, с напечатанным на ней раскрашенным букетиком роз и незабудок: «Г-ну д-ру Иоганну и пр. Кинкелю Сопоставляя лежащее передо мной письменное заявление Вашего поручителя Хуцеля, которого Вы трусливым образом заставили в Цинциннати дать честное слово молчать о пущенной там Вами лживой сплетне, - обещание, данное, впрочем, Хуцелем только условно, - с также имеющимся у меня собственноручным письмом г-на Готфрида Кинкеля, адресованным несколько ранее его экс-поручителю Клуссу141, в котором этот же самый Кинкель хвастается политическими связями, которые он хотел бы установить со мной, я должен заметить, что Ваше письмо дает новое неопровержимое доказательство - а именно с этой целью Вас и вынудили его написать, - что упомянутый Кинкель в такой же степени низкий, как и трусливый поп.

Д-р К. Маркс»142

Последнее г-н Иоганн и пр. молча проглотил и уже самым тщательным образом избегал подавать какие-нибудь признаки жизни.

Секретный циркуляр Кошута, о котором Клусс пишет в своем последнем письме, ты найдешь по-английски в выходящем завтра номере газеты Джонса143. Поэтому я его не прилагаю.

Во вторник, 3 августа, происходило кинкелевское собрание поручителей. Главный вопрос был следующий: Рейхенбах охраняет сокровище, как Цербер, 200 ф. ст., которые Кинкель


* - Вильгельма Вольфа. Ред.


82
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 АВГУСТА 1852 г.

и Виллих уже истратили, они взяли взаймы у Герстенберга и т. д. с гарантией уплаты за счет революционных вкладов. Согласно уставу, право распоряжаться этими вкладами имеют только назначенные поручителями лица, которых должно быть не менее трех. И Рейхенбах настаивает на выполнении этой формальности. Чтобы выйти из затруднения, Кинкель и Виллих решили добиться, чтобы третьим был назначен Техов. Правда, Техов через 3 недели уезжает в Австралию, но по уставу организации займа комитет, если он имеет в своем составе всех 3 членов, может собственной властью назначить двух новых. Техов, таким образом, должен был послужить только для того, чтобы: 1) Рейхенбах передал сокровище; 2) они потом смогли ввести в комитет на место Техова двух подставных лиц. Но собрание тут же высказалось против Техова, считая, что он служит только ширмой, поскольку он уезжает в Австралию. Кинкелю и Виллиху было заявлено, что собрание недовольно тем, как они ведут дела, не питает к ним доверия, что они должны дать подробный отчет об истраченных 200 ф. ст., прежде чем этот расход может быть утвержден. Это утверждение расхода, а также принятие других решений должны состояться сегодня, в пятницу, 6-го, на вторичном собрании поручителей.

На заседании 3-го Рейхенбах предложил положить 1000 ф. ст. в Английский банк и не трогать их до самого начала революции. Лёве (в союзе с Руге) предложил передать деньги Революционному союзу в Америке144. - Хотя в прилагаемом письме к Хуцелю Кинкель сам заявляет, что Руге подозревал его в том, будто он является агентом принца Прусского; хотя он на собрании поручителей в мае этого года дал честное слово, что никогда не согласится войти в один комитет с Руге, тем не менее Готфрид, «ради дела», заявляет теперь о своей готовности действовать сообща с Гёггом, Руге и т. д. и сообща заведовать деньгами, для того чтобы вообще быть допущенным к заведованию. Виллих же, который теперь убедился, что от 1000 ф. ст. ему ничего к рукам не пристанет, не в пример истраченным 200 ф. ст., должно быть, решил переселиться в Америку, куда уже раньше него поспешили отправиться верные Геберт и Диц.

Папаша Гёгг на прошлой неделе опять созвал свой Агитационный союз145. При точном подсчете оказалось, что он состоит ровно из 8 человек, а именно вместо исчезнувших Зигеля и Фиклера в него вступили Освальд и Дралле. Кроме того оказалось, что хотя Гёгг за истекшее время приобрел широкую славу в качестве подручного Кошута и внес «достойный вклад» как агитатор Революционного союза, он не привез с собой


83
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 АВГУСТА 1852 г.

суммы, достаточной даже для того, чтобы покрыть долги, сделанные в связи с путевыми издержками. При таких критических обстоятельствах «агитаторы»* увидели себя вынужденными попытаться заключить союз с Кинкелем, чтобы, соблюдая все приличия, добраться до 1000 фунтов стерлингов. Кинкель точно так же видит в этом последнюю возможность помешать окончательному расторжению своего брака с этими 1000 фунтами стерлингов. С тайной целью содействовать осуществлению этого плана Гёгг созывает на завтра, 7-е, общее собрание эмигрантов у Шертнера под предлогом отчета о своих великих деяниях, а на самом же деле для того, чтобы, получив одобрение собрания, вступить в союз с Кинкелем и добраться до 1000 фунтов стерлингов. Но это им, пожалуй, не удастся.

Но тут обнаруживается еще третья пакость, непосредственным результатом которой может оказаться удаление обеих сторон - и Кинкеля и Гёгга - от «сокровища». А именно: с одной стороны, наш Эдуард Мейен агитирует за то, чтобы употребить деньги на издание в Лондоне большой еженедельной газеты. С другой стороны, едва только «критический»

Эдгар Бауэр услыхал о трудном положении, в котором находятся 1000 ф. ст., как и он выполз наружу, чтобы за спиной Шили, Имандта, Шиммельпфеннига и др. в свою очередь также ходатайствовать о газете; Имандт и др. считают это единственным путем спасти деньги от Кинкеля и Гёгга. Эдгар Бауэр в отношении этих господ принимает вид «безобидного юмориста».

О сегодняшнем заседании я получу подробный отчет, так как Имандт теперь член Союза**. Относительно заседания 3-го числа надо еще прибавить следующее. Когда покончили с высокой политикой, встал рыцарственный Шиммельпфенниг и заявил: некоторые лица заподозрили г-жу Брюнинг в том, что она шпионка; он заявляет, что они подлые клеветники.

Кинкель: он, с своей стороны, никогда не делал такого заявления (он, безусловно, заявил это блудливому Камму из Бонна, который был здесь проездом). Виллих, на которого обращены все взоры, сидит молча. Техов: но еще более подло, когда подобные подозрения распространяются людьми, которые в течение целого года пользовались гостеприимством г-жи Брюнинг. Они-то в первую очередь были обязаны опровергать подобные слухи, когда они доходили до них. - Все взоры обращаются на Виллиха. Виллих сидит неподвижно и в течение всего этого заседания, на котором рассеялось столько «золотых» грез,


* - то есть члены Агитационного союза. Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.


84
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 АВГУСТА 1852 г.

вынужден изображать собой классический пример «несчастного сознания».

Но довольно на сегодня этой дряни.

Только что получил прилагаемое письмо Фрейлиграта, из которого следует, что эта собака Джонсон ни на что не соглашается. Таким образом, я уже совершенно не знаю, что мне делать, и положение становится отвратительным.

Итак, бравый Гёгг приглашает Фрейлиграта! От него они еще не могут отказаться, но, в конце концов, им придется это сделать.

Привет гному*.

Твой К. М.

Писем от тебя сегодня, по-видимому, не будет, так как уже 2 часа дня.

Прилагаю письма от Клусса: 1. От 20 июня.

2. От 4 июля.

3. От 8 июля с циркуляром Кинкеля.

4. Циркуляр Кинкеля от 2 августа.

5. Письмо Кинкеля к Хуцелю, Цинциннати, 6 апреля.

6. Письмо Хильгертнера к Хуцелю.

7. Письмо Клусса от 22 июля.


* - Дронке. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 49

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], понедельник вечером [9 августа 1852 г.]

Дорогой Маркс!

Я сделал глупость. «Daily News» в своем расписании почтовых пароходов не указывает на среду американского парохода, я поддаюсь столь естественной для коммерсанта воскресной


85
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 АВГУСТА 1852 г.

лени, а сегодня из одного коммерческого бюллетеня узнаю, что на самом деле послезавтра пароход идет. Я начал работать*, но ничего не готово. Сегодня вечером у меня будет Пиндар, но если я даже отправлю его домой, сомневаюсь, что успею хоть что-нибудь сделать за несколько часов, которые остаются до закрытия почты. Итак, мы с тобой введены в заблуждение. Но второй раз такого случая, чтобы я поверил даже коммерческим сведениям буржуазной газеты, уж не произойдет.

Твой Ф. Э.


* По-видимому, над переводом на английский язык статьи Маркса «Чартисты». Ред.

** См. настоящий том, стр. 81. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 50

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 10 августа 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Во-первых, прилагаю оригинал секретного циркуляра Кошута**.

Теперь отчет: 1) о заседании поручителей от 6 августа; 2) о собрании, устроенном Гёггом 7 августа.

К 1) Присутствовали: Кинкель, Виллих, Рейхенбах, Лёве фон Кальбе, Мейен, Шурц (Техова на этот раз не было), Шиммельпфенниг, Имандт, об остальных не знаю. Да, чуть не забыл Шертнера.

В Америке и Швейцарии Кинкель добился избрания необходимого третьего члена комитета (Техова). Оставалось лишь заставить участвовать в выборах 12-15 лондонских поручителей. Как я тебе уже сообщал, здесь Техов провалился, после чего он объявил, что не может принять поста, так как уезжает в Австралию.

Кинкель предлагает вновь приступить к выборам третьего члена, но опять терпит неудачу.

146


86
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 АВГУСТА 1852 г.

Лёве фон Кальбе: Во-первых: «Немецкий заем провалился, так как политические перспективы (май 1852 г.147), в расчете на которые он был предпринят, уже не существовали, и предполагавшаяся сумма в 20000 долларов не была собрана». Во-вторых: «Деньги следует отослать обратно американским комитетам».

Первая часть его предложения принимается, вторая отвергается.

Имандт: «Имеющиеся деньги должны быть употреблены на издание немецкой газеты в Лондоне, если таково же мнение большинства остальных поручителей». «Рейхенбах остается распорядителем фонда!» «Должен быть избран комитет в составе Рейхенбаха, Леве и Шиммельпфеннига, которому Кинкель и Виллих должны передать список поручителей в Америке и Швейцарии; прежний комитет больше не должен иметь никакого отношения к этому делу; новый комитет сообщит поручителям из других стран о принятых решениях и узнает их мнение».

Рейхенбах поддерживает предложения Имандта, которые полностью принимаются. Кинкель и Виллих протестуют, заявляя, что распоряжение деньгами не является компетенцией одних лишь поручителей. Правом распоряжаться деньгами пользуются только те, кто их внес, то есть учрежденные в Америке финансовые комитеты.

Sic transit gloria*. Виллих тверже, чем когда-либо, решил ехать в Америку, если только ему удастся добыть денег на проезд.

К 2) Собрание, созванное вернувшимся из Америки без финансов министром финансов Гёггом.

Присутствовали: председательствующий «сам» Дамм (еще не удравший в Австралию), Гёгг, Ронге, д-р Штраус, Зигель второй**, Франк (из Вены), Освальд, Дралле (это все «агитаторы»***), Кинкель, Шурц, Мейен, Виллих, Имандт, Шили, Беккер, кельнер от Шертнера, спившийся люмпен-пролетарий Хервег из Нейсса, кандидат Хенце из Кёнигсберга, Гарте и юноша (неизвестный) из Вены.

Гёгг открывает собрание и рассказывает о своей деятельности в Америке, приведшей к созданию Революционного союза148. Это акт, в результате которого американская республика должна быть обобрана до нитки ради создания немецко-баденской, а американским демократам будет обеспечена


* - Sic transit gloria mundi - так проходит слава мира (слова из ритуала избрания папы). Ред.

** - Франц Зигель. Ред.

*** - то есть члены Агитационного союза. Ред.


87
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 АВГУСТА 1852 г.

победа над вигами и т. д. К тому же этот скромный молодой человек заявил (и это подтвердил только что приехавший кандидат философии Хенце), что в Америке немцы из всех углов Германии со взорами, обращенными к Лондону, ждут того важного момента, когда все присутствующие на данном собрании бросятся друг другу в объятия, и готовы по этому поводу прокричать «ура», которое перенесется тысячеголосным эхом через океан. Поэтому он требует, чтобы собрание конституировалось как отделение Революционного союза, дабы не заставлять бедных соотечественников долее томиться в этом состоянии ожидания.

Имандт благодарит Гёгга за его сообщение об американских делах. Впрочем, он предлагает распустить собрание, так как принимать решения правомочно только общее и официально созванное собрание эмигрантов.

Дамм лишает его слова.

Кинкель (этот чувствительный поэт-мученик еще во время красноречивого выступления Гёгга закатыванием глаз выражал свою полную готовность раскрыть объятия для примирения): Он тоже знает, что Германия смотрит на них. Он расположен пожать руку, протянутую для примирения. Во имя дела он приносит жертву и забывает нанесенную ему тяжкую обиду. Он также знает, что в их руках находится не только освобождение Германии, но и преобразование Америки. Выше всех тот, сказал он, намекая этим на ругевского «агента принца Прусского», кто преодолел самого себя. Однако он потребовал, с своей стороны, чтобы Революционный союз тоже гарантировал его заем. С «честным» Виллихом он также расходится в политическом отношении; однако, как ему кажется, объединившись, они совершили бы великие дела.

Имандт: Он уважает христианское смирение Кинкеля, который предал забвению, что Руге обозвал его агентом принца Прусского, и подавил из чистой любви к революции негодование в пламенной груди, побудившее его 2 месяца тому назад (в мае) в присутствии поручителей торжественно заявить следующее: «Будучи горячим республиканцем, он вынужден рассматривать предложение действовать совместно с Руге - наглым клеветником - как оскорбление чести и предпочитает совершенно отказаться от всякой политической деятельности, чем примириться с подлым Руге». Из христианского смирения Кинкель испил до дна горькую чашу, поднесенную ему Фиклером в виде ужасно оскорбительных писем (в одном из этих писем Фиклер называл его «индюком, распускающим хвост на навозной куче»); он стал кроток сердцем, - как утверждали друзья


88
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 АВГУСТА 1852 г.

Гёгга, он всегда был таким, - коль скоро решился упасть в объятия своих американских соперников. Прекрасное зрелище - «союз» между господами Кинкелем и Гёггом; хотя этот союз в сущности и не имеет иных целей, кроме стремления первого удержать при помощи второго в своих руках заведование деньгами, собранными по займу, и желания второго при помощи первого быть допущенным к этому заведованию, - тем не менее благодаря мирному союзу двух столь великих мужей будет достигнуто примирение также и политических партий всего мира: конституционалист протянет руку республиканцу и социалист протянет руку республиканцу, а пролетарии отныне не будут больше эксплуатироваться буржуазией, одним словом - все бросятся друг другу на шею и воскликнут: ура! То, что Кинкель, несмотря на свой союз с «честным» Виллихом, заявил в Америке, что он рассматривает пролетариев как пушечное мясо (так же, как и то, что он некогда в Бонне и Кёльне восторгался Кавеньяком), - ничуть не меняет дела. Опасаться приходится, самое большее, лишь такой мелочи, что Кинкеля - как и всех тех, которые вместо того, чтобы изучать различия между отдельными партиями и их действительные интересы и отстаивать эти интересы, несут путаную чепуху об объединении противоположных элементов, - могут упрекнуть в полной беспринципности и т. д. Впрочем, он обращает внимание Кинкеля на то, что договоры он вправе заключать только от своего имени, а никак не от имени всех поручителей. И, наконец, Имандт предложил оставить Революционный союз в Америке в покое и разойтись по домам.

После этого Имандт ушел.

Инциденты. Дамм поминутно прерывает Шмандта] и хочет лишить его слова. Пьяный Хервег полагает, что как уроженец Рейнской провинции он обязан, пока И[мандт] здесь, выражать ему свое одобрение, и наводит свою трубку, как лорнет, на присутствующих, в то время как Шмандт] говорит о «великих мужах». Художник Франк, когда разговор зашел о пролетариях, в негодовании поднялся и закричал: «Я не могу больше этого выдержать. Я рычу». Шмандт] ответил ему, что это делают также и другие животные, после чего Ф[ранк] дал тягу. Кинкель отказывался от слов насчет «пушечного мяса». Шмандт] рассказал всю историю с Шнауффером и с «Wecker», в ответ на что К[инкель] промолчал. Далее он перебил его при упоминании о Кавеньяке: «Гражданин Имандт, когда выходила «Bonner Zeitung»?»

И[мандт]: «Для него не имеет значения, выходила ли она до или после июньского восстания149. Он читал это собственными глазами».


89
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 16 АВГУСТА 1852 г.

Заключение. Заседание продолжается еще 2 часа. Гёгг умолял хотя бы временно вступить в Революционный союз. Вышеупомянутый юнец из Вены объявил «изменником отечества» всякого, кто отложит вступление хотя бы на один час. Тем не менее после того, как большинством голосов было отклонено каждое, буквально каждое предложение, вся эта публика разошлась по домам, так и не основав отделения американо-европейско-австралийского Революционного союза.

Твой К. М.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском, языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 51

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 16 августа 1852 г.

Дорогой Маркс!

Сегодня вечером мне обещали вернуть 2 ф. ст., которые я некоторое время тому назад дал взаймы; если я их получу, я завтра же утром пошлю их тебе почтовым переводом и также напишу тебе подробнее.

Так как мы не имеем больше никаких сведений от Вейдемейера, а, судя по письмам Клусса, вещи* все-таки, наконец, отправлены, то, может быть, стоило бы навести справки в Ливерпуле у Эдуардса, Сэнфорда и К°, не получили ли они пакета. Если ты и дальше ничего не узнаешь (вчера вечером пароход еще не прибыл), то я, во всяком случае, мог бы это сделать.


* Экземпляры выпуска «Revolution» с работой Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

150


90
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 16 АВГУСТА 1852 г.

Из твоего отчета следует, что решениями, принятыми 3 августа, деньги, по-видимому, пока вырваны из рук г-на Кинкеля*.

Г-н Имандт выглядит в своем роде неплохо. Просто забавно - когда от нас ускользают такие, как Шаппер**, такие, как Имандт, обязательно приходят к нам. Но, во всяком случае, он - deus minimorum gentium, canis domesticus communismi germanici*** и как таковой может быть полезным, так как мы научились теперь сдерживать подобных людишек.

Велика должна быть мировая скорбь в груди благородного Виллиха после того, как с удалением его от денежного сундука эмиграции лопнул последний обруч, который еще сдерживал его благородное сознание. Он, впрочем, давно уже, видимо, сообщил своим приверженцам за океаном о своем прибытии, так как они, на основании важного письма Виллиха, уже созывали там экстренные большие общие собрания. Г-н Виллих станет там главой бродяг и головорезов и таким образом найдет особый случай отличиться. К тому же он встретит там также своего заклятого врага Шрамма; это вызовет недурные скандальчики.

То, что г-н Кошут уже отдал распоряжение обучать отряды, а Наполеон-Зигель разыгрывает из себя наставника рекрутов, - просто великолепно. Этот К[ошут] - неслыханный аферист. Одним из наибольших успехов Клусса является то, что он выгнал его из Америки151.

Между прочим, теперь я уже скоро кончу заниматься венгерской кампанией и еще на этой неделе напишу прямо Брокгаузу. Если он не доверяет моим военным талантам, я приготовлю сначала несколько соответствующих статей для «Gegenwart», и он сможет тогда увидеть, с кем имеет дело. Связь Дронке с Брокгаузом очень полезна и надо ею воспользоваться. В конце концов Бр[окгауз] один из самых сговорчивых книгоиздателей. Посмотрим, что из этого выйдет.

Статью для Дана**** я писал еще в прошлый четверг, но меня прервали, зато на этой неделе постараюсь написать две. Жду также от тебя опять что-нибудь об Англии. На прошлой неделе нечего было и думать о работе. Во время пребывания


* См. настоящий том, стр. 81-82. Ред.

** В оригинале игра слов: «echapper» - «ускользать», Schapper - фамилия. Ред.

*** - самый младший бог, домашняя собака немецкого коммунизма. Ред.

**** - очередную статью из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.


91
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1852 г.

здесь Д[ронке] я запустил многое из того, чем занимался. Теперь я постепенно опять вхожу в колею. Привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 52

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 19 августа 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Получил через Дронке 10 шиллингов и вчера по почте - 2 фунта стерлингов. Деньги пришли весьма кстати, но мне очень досадно, что ты для меня отрываешь от себя последнее, и еще в такой момент, когда сам довольно основательно сидишь на мели.

Для венгерской войны тебе, пожалуй, хорошо было бы просмотреть еще книгу: Полковник Сигизмунд Тали. «Крепость Комаром (Коморн) во время войны за независимость в Венгрии». Перевод (с немецкого) Уильяма Раштона. Джемс Мадден, Лиденхоллстрит.

Так как ты хочешь основательно изучить все военное дело, я перечислю еще следующие книги по этому вопросу на случай, если та или другая из них тебе покажется стоящей того, чтобы ее достать: Каррион-Ниса. «Очерки общей истории военного искусства и т. д.». Париж, 1824.

Кауслер. «Военная история всех народов». Ульм, 1825, а также «Словарь» и «Атлас битв», 1825 и 1831. (Эти две книги - единственные общие пособия по военной истории. Похоже на то, что довольно скудные.)

Жерар. «Энциклопедия военного искусства». Второе издание. Вена,1833.

«Библиотечка для офицеров по всем отраслям военной науки, для посвященных и непосвященных». Издана Обществом прусских офицеров. Берлин, 1828.

152


92
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1852 г.

А. И. М-р (Миттербахер). «Военное дело у римлян по античным памятникам», систематизировано Оттенбергером. Прага, 1824.

Лёр. «Военное дело у греков и римлян». Второе издание, Вюрцбург, 1830.

Блессон. «История осадной войны». Берлин, 1821.

Хойер. «История военного искусства». Гёттинген, 1797.

Шамбре. «Об изменениях в военном искусстве с 1700 по 1815 год». На немецком языке.

Берлин, 1830.

Штенцель. «История организации военного дела в Германии преимущественно в средние века». Берлин, 1820.

Бартольд. «Георг фон Фрундсберг». Гамбург, 1833.

От Клусса получил сегодня письма, которые пришлю тебе, как только с ними ознакомится Лупус* и члены Союза**.

Что касается Вейдемейера, то Клусс пишет следующее: «В ответ на мои настоятельные вопросы В[ейдемейер] недавно написал мне, что он должен серьезно взяться за Корфа, который говорил, что уже отослал 50 экземпляров «Брюмера»***. Я полагаю, что у В[ейдемейера] имеется за Корфом маленький должок и что он именно поэтому поручил ему отослать эти брошюры, то есть оплатить расходы по пересылке. - Остальные 300 экземпляров «Брюмера»... еще не отосланы... Он утверждает, что 500 экземпляров находятся еще в виде залога у типографа, он не мог еще их выкупить и т. д. ... Денег я в данный момент ни при каких условиях не могу внести, отчасти же и не хочу, если бы даже и мог. Мне всегда говорили, что такая-то сумма может все уладить, когда же сумма доставлялась, то оказывалось, что это не помогало делу. Когда стал выходить журнал «Revolution», говорилось о доверии и требовалась срочная присылка аванса. Я тотчас же посылаю 10 долл. подписной платы, которые, конечно, я же потом потерял... Затем было сказано, что журналу необходимо помочь, и я должен добыть для этого 20 долларов; тотчас же были посланы от меня лично 15 долл. и 3 долл. подписной платы - 18 долларов. Вместо использования их на продолжение дела они были употреблены на оплату каких-то старых глупостей, то есть двух первых номеров, выпущенных лишь для видимости. Прибыло «Брюмера». В[ейдсмейер] был в отчаянии; я сказал, что тотчас же даю 25-30 долл., если этим можно помочь делу, а в противном случае пусть он мне вышлет рукопись. Он ответил, чтобы я прислал 25 долларов. Я их послал. Через некоторое время оказывается, что на имеющиеся деньги можно напечатать только 500 экземпляров; я заявляю, что это не годится, и спрашиваю, сколько надо добавить, чтобы напечатать 1000 экземпляров. Мне отвечают, что нужны еще 20 долларов. На следующий день деньги уже в дороге. - Теперь прибывают стихотворения****; они должны быть напечатаны в Нью-Йорке. Когда я настаиваю на том, чтобы был положен конец пустым разговорам и начато печатание, стихи отсылают мне, так как они, к сожалению, пока еще не могут быть напечатаны в Нью-Йорке. Я тотчас же даю


* - Вильгельм Вольф. Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.

*** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

**** Ф. Фрейлиграт. «Иосифу Вейдемейеру (стихотворные послания I и II)». Ред.


93
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1852 г.

их печатать и переплести приблизительно за 15 долл. (1000 экз.) и спешно отсылаю их, чтобы распространить на происходящем как раз в Нью-Йорке празднике певческих обществ. Их распространял один-единственный разносчик*, который действительно сбыл 60 (!) экземпляров. Печатание второй тысячи (я велел сохранить набор), для чего В[ейдемейер] обещал добыть денег и уже сообщил мне об этом, было, конечно, приостановлено.

Все это дело с тех пор находится в его руках и остается в прежнем состоянии, на точке замерзания... - Я напишу В[ейдемейеру], что, поскольку я в этом деле участвую деньгами, я желаю, чтобы вы употребили их в Европе для дальнейших публикаций в интересах партии или для чего-нибудь другого по твоему усмотрению; таким образом, поскольку я участвую во всем этом, никаких денег в Америку посылать не надо. В деле со стихотворениями участником являюсь я один, поэтому только я имею право решающего голоса по этому вопросу. - Я приму самые решительные меры для немедленной отсылки вещей»153.

Разве это не настоящее второе издание нашей брюссельско-вестфальской авантюры154? На прошлой неделе я написал относительно издания «Брюмера» в Кобург Ф. Штрейту, который занимается подобными вещами155.

Кстати. Номер 15** напечатан в «Tribune». - Гейнцен сейчас для разнообразия выступает в Сент-Луисе в роли «аристократа духа» (буквально). Он занимается бестолковым пережевыванием идей Фейербаха - Штирнера, заимствованных с чужих рук, и так как затея с Революционным союзом терпит крах, у «аристократа духа» возникает замысел о «гуманистическом» союзе.

Дополнительно сообщаю еще следующее: 3-го произошел формальный развод между Кинкелем и денежным сундуком. Рейхенбах положил деньги в Английский банк на свое имя.

Кинкель на этом заседании сделал вид, как будто он ничего не знает о собрании, созываемом Гёггом, и публично потребовал от Имандта огласить приглашение, которое тот получил.

Но 6-го Гёгг сказал, обращаясь к К[инкелю]: «по договоренности, достигнутой мною с Вами у Вас дома». Виллих не присутствовал.

Кандидат Хенце подкреплял все свои рассуждения следующими словами: «Это мне, разумеется, известно, как доктору философии». - Гёгг распространялся о том, как его Революционный союз: 1) составляет опору для немцев в Америке; 2) может оказывать влияние на американскую политику своим воздействием на выборы, а также побудить Соединенные Штаты к политике вмешательства. И в материальном отношении положено начало - еженедельные взносы в один цент, кружки для


* - Хельмих. Ред.

** Ф. Энгельс.. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XV. Ред.


94
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АВГУСТА 1852 г.

пожертвований во всех трактирах. Готфрид заявил, что он со всем согласен. Но только он думает, что взносы долларами лучше, чем взносы центами, так как в Америке никто не обладает достаточным чувством патриотического самопожертвования, чтобы считать центы. Он высказался также против кружек.

Глядя в упор на Имандта, великий Кинкель сказал: «Несмотря на распространяемую обо мне клевету, я со всей прямотой могу заявить, что я ни о ком, включая сюда моих сограждан-изгнанников, никогда не говорил ничего дурного».

Результат. Так как Кинкель мог принести в приданое лишь свою собственную почтенную персону и никаких денег, то, несмотря на все его заискивания и все проявленное им смирение, персона его была отвергнута. Восемь наследников организовались на собственный страх и риск в Революционный союз, не привлекая в него Кинкеля. Несчастный!

Говорят, что Шмольце, прирожденный живописец, нарисовал целый ряд великолепных карикатур: Кинкеля он изобразил в виде короля Лира, а Виллиха - в виде шута*. Кроме того он нарисовал еще карикатуру - Виллих, в виде ленивца, сидит на фруктовом дереве, а г-жа Шертнер внизу трясет дерево, чтобы сбросить с него ленивца.

Виллих имел глупость применить остракизм также и по отношению к честному старому г-ну «Шили» и за всякого рода мнимые преступления выбросить его из своего жалкого союза156. Ш[или] апеллировал к общему собранию; сегодня состоится суд божий. Ш[или], с своей стороны, заявляет, что В[иллих] «явный сумасшедший», и сегодня вечером в доказательство этого прочитает письмо Хейзе, считающегося другом Виллиха, из Ливерпуля, в котором Х[ейзе] называет В[иллиха] душевнобольным.

Газета нашего друга Джонса** была на прошлой неделе на волосок от гибели. Еженедельный дефицит. Он поссорился с Комитетом157 и двумя гражданами, ссужавшими его до сих пор деньгами. Неожиданное спасение. Мак-Гоуен взял на себя печатание, он покрывает дефицит за прошлую неделю, и Джонс обитает теперь в помещении редакции старой «Northern Star». Мак-Гоуен вышвырнул Гарни, и сей осел купил у него за 40 ф. ст. старую «Star».

Во Франции, по сообщениям «Gazette agricole», будущий урожай ожидается на одну треть ниже среднего, что для Франции, по мнению Ж. Б. Сэя, равносильно голоду158. В Германии


* - действующие лица трагедии Шекспира «Король Лир». Ред.

** - «People's Paper». Ред.


95
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 АВГУСТА 1852 г.

урожай средний. В Англии уже начался отлив золота из Английского банка в связи с закупками зерна. Притом бешеная спекуляция в Сити. На прошлой неделе на фондовой бирже имели место банкротства. Наконец, в Северной Америке, как я вижу из «New-York Herald», самая бешеная спекуляция в железнодорожном, банковском деле, в жилищном строительстве, неслыханное расширение кредитной системы и т. д. Не является ли это наступающим кризисом? Революция может начаться раньше, чем это нам желательно. Нет ничего хуже, когда революционеры должны заботиться о хлебе насущном.

Твой К. М.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. l, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 53

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 24 августа 1852 г.]

Дорогой Маркс!

Сегодня вечером будет переведено окончание твоей статьи160, завтра или в четверг будет готова статья о Германии*. Чарлз** уехал на несколько дней, у меня много работы в конторе, так что часто по вечерам у меня полная каша в голове.

Благодарю за указанные вещи по военной истории***. Не можешь ли ты при случае справиться в Британском музее****, имеются ли там: 1) австрийский «Militarische Zeitschrift» с 1848 года; 2) прусский «Militar-Wochenblatt», берлинская «Wehr-Zeitung»; 3) и другие военные журналы, в особенности обозрения, - также и французские - с 1848 года. - Есть ли там также комплект аугсбургской «Allgemeine Zeitung», в особенности с 1850 года? Эти вещи мне очень нужны,


* - очередная статья из серии «Революция и контрреволюция в Германии». Ред.

** - Рёзген. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 91-92. Ред.

**** - библиотеке Британского музея. Ред.

159


96
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 АВГУСТА 1852 г.

и, если получится, я постараюсь найти время, чтобы там поработать над ними, когда дело у меня как следует продвинется.

Выдержка из письма Клусса показывает нам папашу Вейдемейера в еще более вестфальском свете, чем мы когда-либо могли ожидать. Билефельд чистой воды. Это переходит всякие границы.

Конец Иоганна Готфрида* очень хорош. У этого благородного мужа остается только неутешительное сознание, что он выполнил свой долг и увеличил запасы золота в Английском банке. К тому же и документ «Morning Chronicle», на основании которого он связывал свою новую дату освобождения мира не с какими-то неопределенными торговыми кризисами, а с бесспорным, непреложным фактом, оказался фиктивным!

Фарс Виллиха - Шили, вероятно, прошел весело. Бедный Виллих, как часто, вероятно, хочется ему от ополчившихся на него филистеров уйти обратно в общество Красного Вольфа**!

Звезда свободы*** Гарни, значит, закатилась?

Кризис, по-видимому, действительно надвигается, если даже последние банкротства были только предвестниками его. К сожалению, виды на урожай в Северо-Восточной Германии, Польше и России сносны, а местами даже хороши. Хорошая погода в последнее время и здесь произвела свое действие. Но Франция не может вылезти из затруднений, а это уже много значит. - Небольшая паника на денежном рынке, по-видимому, проходит, консоли и железнодорожные акции опять быстро повышаются, денежные ссуды обходятся дешевле, спекуляция все еще в большой степени распространяется на зерно, хлопок, пароходы, горное дело и т. д. Но спекуляция с хлопком становится уже очень рискованной: несмотря на вести об отличном урожае, цены постоянно растут, исключительно вследствие большого потребления и возможности того, что на короткое время, до нового подвоза, возникнет недостаток в хлопке. Я, впрочем, не думаю, чтобы на этот раз кризису предшествовала широкая спекулятивная горячка, и если вообще обстоятельства сложатся благоприятно, то несколько плохих сообщений из Ост-Индии, паника в Нью-Йорке и т. д. очень скоро покажут, что некоторые добродетельные граждане втихомолку занялись всякого рода мошенничеством. А ведь эти плохие известия с переполненных рынков, решающие дело,


* - Готфрида Кинкеля (иронически назван Иоганном по имени его жены Иоганны Кинкель, игравшей большую роль в его деятельности). Ред.

** - Фердинанда Вольфа. Ред.

*** В оригинале «Gestirn der Freiheit» - «Звезда свободы» (перевод на немецкий язык названия газеты Гарни «The Star of Freedom»). Ред.


97
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 АВГУСТА 1852 г.

вскоре должны последовать. В Китай и Ост-Индию беспрерывно посылаются массы товаров, и все же известия неблестящи: Калькутта уже явно переполнена товарами, местные торговцы то там, то здесь становятся банкротами. Я не верю в процветание дольше, чем до октября или ноября, - даже Петер Эрмен начинает беспокоиться.

Впрочем, приведет ли кризис немедленно к революции -немедленно, то есть через 6-8 месяцев, - зависит от его интенсивности. Плохой урожай во Франции производит впечатление, что там что-то должно произойти; но если кризис станет хроническим, а урожай в конечном счете окажется лучше, чем ожидается, то это может еще затянуться до 1854 года. Я сознаюсь - мне хотелось бы иметь еще один год для моей зубрежки, мне надо еще многое сделать.

Австралия также мешает. Во-первых, непосредственно из-за золота и прекращения всякого другого экспорта из нее, а также из-за вызванного этим усиления ввоза всяких товаров, затем из-за выезда туда здешнего избыточного населения в количестве 5000 человек в неделю. Калифорния и Австралия - это такие два случая, которые не были предусмотрены в «Манифесте»*: создание новых больших рынков из ничего. Это придется учесть.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т.. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 54

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 августа 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Посылаю вместе с этим письмом: 1. Письмо Массоля ко мне. Человек, на которого он имеет влияние, - Прудон, а книга, которую он считает счастливым (!) плодом этого влияния, это - новая книга Прудона


98
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 АВГУСТА 1852 г.

о Луи Бонапарте*. О ней я напишу тебе в одном из следующих писем.

2. Письмо Клусса, из которого ты уже получил выдержку**.

3. Крайне интересное письмо Якоба Хуцеля о Годофредусе***.

4. Болтовню Гёгга в «Schweizerische National-Zeitung». 5 и 6. Проект «договора о союзе» между Кинкелем, Виллихом и Гёггом и циркуляр вышеупомянутых господ к их американским комитетам и поручителям.

Все в целом - вопль отчаяния Кинкеля - Виллиха. Они хотят: 1) отстранить от святого Граля161 непреклонного Рейхенбаха, дабы «срочно» истратить деньги; 2) так как Кинкель уже не имеет за собой армии, он хочет вступить в так называемый Революционный союз, имея за собой 1000 фунтов стерлингов; от Союза же он ждет, чтобы тот в благодарность избрал его в свой верховный комитет.

3) Виллих, положение которого шатко и который не может терять ни минуты, хочет уехать в Америку, как только он, по его словам, «разрешит еще одну задачу». Эта задача заключается в том, чтобы передачей 1000 ф. ст. Революционному союзу и вступлением в этот Союз «подготовить» себе в Америке рыцарское положение, обеспечивающее паразитическое существование.

Подробнее в следующий раз. Привет!

Твой К. М.


* П. Ж. Прудон. «Социальная революция в свете государственного переворота 2 декабря». Ред.

** См. настоящий том, стр. 92-93. Ред.

*** - Готфриде Кинкеле. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 55

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 30 августа 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Из посланных мною тебе документов ты видел, как действуют Кинкель-Виллих. В своем непосредственном окруже- 162


99
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АВГУСТА 1852 г.

нии они делают вид, будто равнодушны к тому, что смещены своими поручителями, и стараются хитростью заполучить голоса отдельных лиц, для чего Шурц сразу после 12-го и отправился в Америку. (Он имеет еще другую цель - основать там детские сады «Друзей света»163.) На самом деле эти господа стремятся к тому, чтобы пробраться, наконец, к заведованию фондом, угрожая совсем не участвовать в этом, если им не пойдут на уступки. Побудительные причины заключаются в следующем. Эти молодцы истратили 200 ф. ст., такой расход вряд ли будет здесь утвержден. Отсюда их попытка получить непосредственно из Америки и при этом «срочно» полномочия производить денежные траты или привлечь третьего члена, чтобы они могли действовать как конституированный комитет. Они взялись за дело по-своему весьма хитро. Сначала послали документы в Америку и в Швейцарию за спиной лондонских поручителей. Затем 26-го вручили последним письма (хотя и датированные 11-м и 12-м) с указанием, что молчание будут считать знаком согласия.

Но так как не исключено, что большинство поручителей в Америке и в Швейцарии может проголосовать против этих господ, то они исподтишка созывают на 14 и 15 сентября в Антверпене собрание благожелательных по отношению к Кинкелю поручителей, с тем чтобы решением мнимого конгресса оградить себя от всякого рода случайностей.

Каковы те «сильные» организации в Германии, которыми они хвастают, ты увидишь из следующего.

Ты знаешь, что Геберт якобы уехал в Америку. Все думают так. Но дело обстоит следующим образом.

В начале этого месяца Кинкель - Виллих послали в Гер-манию эмиссара, id est* спившегося портновского подмастерья Геберта. В Магдебурге он собрал так называемую общину коммунистов; три дня подряд происходили совещания при участии 26-30 членов; председателем был некий Хаммель; против Маркса и Энгельса выступали с большим ожесточением; наряду с многочисленными административными и организационными вопросами был затронут и вопрос, как и каким образом устроить типографию. Нашелся небогатый типограф, имеющий типографию в Магдебурге или поблизости от него; с ним был заключен договор.

Он предоставляет свою типографию для целей пропаганды, причем сохраняется прежняя фирма. За это ему уплачивают немедленно 100 талеров и выдается вексель на 350 талеров, сроком на один год с настоящего момента.


* - а именно. Ред.


100
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АВГУСТА 1852 г.

Полиция знала все, начиная с отъезда Геберта отсюда. Она сделала так, что его постоянно сопровождали. На собрании остолопов в Магдебурге присутствовал ее осведомитель. Она решает арестовать Геберта только после того, как он выполнит свою миссию и втянет в беду возможно большее число людей. Для наших кёльнских заключенных это дело очень неприятно. Если Геберт будет арестован и т. д., я сочту уместным публично разоблачить молодчиков и предостеречь публику от этих субъектов, которые ради показной агитации и для того, чтобы придать себе пущую важность, из своего безопасного убежища действуют на руку немецким правительствам, особенно прусскому. Я немедленно сообщил об этом в Кёльн. Каким образом я все это узнал, я могу сообщить тебе только устно. Почтовая тайна и здесь - вещь проблематическая.

Виллих совершенно опустился. Никто не дает ему взаймы под ожидаемую «революцию».

Его друг Шертнер на днях coram publico* заявил ему, что «бесплатная» жратва и пьянство теперь прекращаются. Он покраснел, как индюк, а неумолимый Шертнер заставил его, тотчас же переходя от теории к практике, заплатить наличными за только что съеденные блюда.

Некоторую поддержку, но недостаточную, Виллих находит еще, прелюбодействуя со своей старой домохозяйкой-филистершей, у которой он живет. Но и это стало уже общеизвестным.

Никто больше не верит в аскетизм этого Санчо Пансы. Если он пишет вместе с Иоганном и пр.** «время пера миновало, настало время меча», то на обыкновенном немецком языке это значит: «настало время попрошайничества»***.

Революционный генерал Техов только через несколько дней уезжает в Австралию с мадам Штирнер**** и со своей невестой. Он, как тебе известно, жил здесь довольно долго у Штирнер. Но тут приезжает его невеста, состоятельная особа. Узнав об этом, Шмидт заявляет, что отказывается от него. Но после того, как невеста узнала, что Техов жил со Шмидт, она, в свою очередь, заявляет, что не хочет его больше знать, и выписывает своего резервного жениха, фермера из Восточной Пруссии. Тем не менее, Техов живет у нее в доме, а жених (другой) - на расстоянии часа езды от Лондона. Несчастный Буридан-Техов!


* - при всем народе. Ред.

** - Кинкелем (иронически назван так по имени его жены Иоганны Кинкель, игравшей большую роль в его деятельности). Ред.

*** Игра слов: «Fechten» означает «попрошайничество», а также «бой», «состязание в фехтовании». Ред.

**** - названа так здесь по литературному псевдониму мужа, настоящая фамилия которого была Шмидт. Ред.


101
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АВГУСТА 1852 г.

Несколько дней тому назад Пиа (Феликс) созвал поддерживающих его французов на собрание и предложил им программу, которая теперь должна быть опубликована. Разумеется, в ней был и «бог». Один из присутствующих протестовал против того, чтобы давать «богу» место в революционной программе. Пиа, согласно принципу «прямого народовластия», поставил вопрос на голосование. «Бог» прошел большинством в семь голосов. Всевышний спасен еще раз. Прежде говорили: бог не оставляет своих слуг. Теперь надо сказать: слуги не оставляют бога. Рука руку моет.

Генерал Феттер исчез на длительное время из Лондона, и никто не знал куда. Тайна открылась. Феттер путешествовал с американским паспортом, в котором он значился художником, со своей любовницей, певицей по имени Ференци. Он разъезжал в качестве художника. Она давала во всех крупных городах концерты, и таким образом они добрались из Генуи и Милана до Рима, Неаполя и Палермо. Пароли и рекомендации он имел от Мадзини - Кошута. Таким образом, ему, с одной стороны, был обеспечен доступ в тайные итальянские общества, а его мнимая профессия открывала ему возможность проникнуть и в высшие круги. Некоторое время тому назад он возвратился сюда и сделал доклад перед «европейским»

Центральным комитетом164. (Между прочим: Дараш умер и на прошлой недело похоронен.)

Суть этого дела, к великому огорчению «благочестивого» Мадзини, сводится к следующему: Италия целиком впала в материализм. Там говорят только о торговле, делах, шелке, масле и других низменных земных вещах. Буржуа с чрезвычайной озабоченностью и тщательностью подсчитывают убытки, причиненные им мартовской революцией, и думают только о том, как бы теперь возместить их себе. Что касается революционной инициативы, то они счастливы предоставить ее французам, этому легкомысленному и чувственному народу. Они боятся только одного - как бы французы не слишком поторопились.

Ты можешь себе представить, мой дорогой, каким громом среди ясного неба было это для архангела Мадзини. Генерал Феттер, уже назначенный верховным главнокомандующим армии Мадзини - Кошута, заявил им, что при таком положении вещей он не видит лучшего выхода, как уехать со своей любовницей в Америку. В конце концов злополучный Мадзини договорился с Кошутом предоставить французам революционную инициативу.

Однако не «vile multitude»*, а Бонапарту.


* - «презренной толпе». Ред.


102
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 АВГУСТА 1852 г.

Из Парижа мне пишут об этом, между прочим, следующее: «Киш, посланец Кошута, установил здесь связи не только с орлеанистами, но и с бонапартистами. Киш знаком с сыновьями Жерома*. Опираясь на это обычное знакомство, он сумел уговорить Кошута вступить в сношения с французским правительством в интересах Венгрии. Обуреваемый фантазиями агитатор попался на удочку, и для этой цели послал Киша, снабженного гульденами, сюда, в Париж. Киш развлекается вкафешантанах и других заведениях, толчется время от времени в передней у Пьера Бонапарта, пускает ему пыль в глаза, пишет Кошуту великолепные отчеты, и освобождение Венгрии уже вне всякого сомнения. Эти революционеры par excellence** посылают агентов, чтобы заключить с «тираном» союз до гроба».

Но это еще не все.

Из верного источника я знаю, что здесь были старый дурак Лелевель и Тадеуш Гожовский от имени польской Централизации165. Они предложили Кошуту и Мадзини план восстания, решающим условием которого является содействие Бонапарта, Эти старые ослыконспираторы зарываются с каждым днем все больше и больше. В качестве здешнего агента они имели и имеют некоего графа Ланцкоронского или что-то в этом роде. Этот субъект (живет по адресу: 7 Харингтон-стрит, Хэмпстед-род) является русским агентом, и их план восстания удостоился чести быть предварительно просмотренным и исправленным в Петербурге166.

Твой К. М.


* - Жерома Бонапарта. Ред.

** - по преимуществу, в истинном значении слова. Ред.

*** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и французского 56

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 сентября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Из прилагаемого жалкого письма великого Вейдемейера ты увидишь, как обстоят дела.

Эта скотина прислал сюда всего 10 экземпляров***.


103
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

От г-на Ф. Штрейта я еще не имею никакого ответа*, что является очень плохим предзнаменованием. Итак, мне остается лишь некоторая надежда, хотя и слабая, что один лондонский книгоиздатель согласится издать эту вещь на английском языке. Для пробы я должен предварительно дать ему первую главу. Поэтому я дал перевести ее Пиперу. Перевод кишит ошибками и пропусками. Тем не менее, исправление ошибок доставит тебе меньше хлопот, чем скучная переводческая работа. Ты должен также написать мне английское предисловие строк в 10, не больше. Первоначально это сочинение писалось с конца декабря до начала февраля в форме газетных статей; 1 мая оно вышло в виде брошюры в Нью-Йорке, а теперь должно появиться вторым изданием в Германии167; это - первое из выпущенных против Б[онапарта] сочинений. Некоторые устаревшие детали объясняются временем его появления.

Э. Джонс - в высшей степени эгоистичный шалопай. В течение 2 месяцев он водил меня за нос обещанием перевести эту работу (для своей газеты**). Причем от меня он получал только помощь. Несмотря на свои собственные денежные затруднения, я целыми днями таскался вместе с ним от Понтия к Пилату по денежным делам его газеты. Все заграничные сообщения, которые получала его жалкая газетка, шли от меня. Когда бы он ни садился в лужу со своими комитетами168, противниками и т. д., он всегда обращался ко мне и благодаря моим советам всегда выпутывался из затруднений. Наконец, когда его газета сделалась уж чересчур жалкой, я в течение нескольких недель оказывал ему редакторскую помощь, и, действительно, число абонентов этой дрянной газеты в Лондоне увеличилось на несколько сот.

Он же, напротив, даже не проявлял обычного внимания. Ты можешь сегодня помочь ему составить его газету, а завтра он забудет прислать тебе экземпляр, и эта забывчивость будет повторяться регулярно раз в неделю, так как газета его раз в неделю и выходит.

Я сказал ему, что само по себе не так уж плохо, что он такой эгоист, но пусть уж он проявляет свой эгоизм в цивилизованной, а не в такой глупой форме.

Так как тем не менее газета является единственным чартистским органом, то я не порву с ней, но несколько недель пусть он сам управляет своим кораблем.

Твои К. М.


* См. настоящий том, стр. 93. Ред.

** - «People's Paper». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


104
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

57

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], вторник, 7 сентября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Перевод Пипера причиняет мне много хлопот. Как раз начало трудно для перевода, и любезный кандидат П[ипер] дал полную волю своему очаровательному легкомыслию. Если только удастся, пришлю тебе перевод в четверг.

С Пиндаром здесь приключился роман. Недавно я прихожу к нему домой - не знаю, писал ли я тебе об этом - и встречаю там его мать, очень почтенную старую английскую леди, и молодую даму, совершенно не похожую на англичанку, которую я поэтому принял за русскую. В прошлую пятницу я спросил Пиндара, кто эта krasnavitza (красавица) - его жена или сестра? «Ни то, ни другое», - ответил он. В понедельник его мать приходит ко мне домой: ее любимый Эдуард уехал, исчез. Меня не было дома, но, узнав об этом, я тотчас же пошел туда. Я нахожу почтенную мать в слезах и узнаю следующее: Пиндар в Петербурге влюбился в шведку (или финку) и, очевидно, удрал с ней после смерти своего отца. В Англии он женился на ней - это и есть вышеупомянутая krasnavitza. В Лондоне он познакомился с одной француженкой, по утверждению старухи (которая, конечно, очень плохо о ней отзывается), бывшей парижской проституткой и любовницей какого-то английского сочинителя комедий по имени Тейлор. Пиндар дает ей уроки, и тихий кандидат вступает с ней в любовную связь. Его жена узнает об этой истории (старуха, между тем, приехала из Кронштадта, привезла деньги и примирилась с шведкой) и, чтобы удалить П[индара] от француженки, вся семья переезжает в Ливерпуль. Но он выписывает лоретку и туда, и шведка, обладающая, очевидно, большим терпением и настойчивостью, опять узнает об этом. Новое переселение в Манчестер, где старуха, наконец, обосновывается и даже покупает два дома (она живет на остатки нажитого торговлей лесом ц фарфором и промотанного ею состояния Пиндарастаршего). Но П[индар] и сюда выписывает свою француженку. Три раза наверняка она была здесь, я знаю это потому, что он тогда очень аккуратно занимал у меня деньги, а затем так же аккуратно возвращал их. Но чтобы положить конец этой истории, он в прошлую субботу удрал с ней, по словам его матери, в Австралию, но вероятнее, как мне кажется, либо в Нью- Йорк, либо просто в Париж. Он взял из капитала 190 ф. ст., которые при- 169


105
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

надлежали ему, но уже в омнибусе потерял 20 ф. ст. (кельнер в отеле, где жила француженка, считает, что это она вытащила их у пего). У этого парня было достаточно денег, мать полностью содержала его, и у него еще имелось 100 ф. ст. карманных денег.

Шведка вчера поехала за ним вдогонку в Ливерпуль. Мне интересно, чем это кончится.

Бедняга терпит и будет всю жизнь терпеть ужасные последствия своей глупой ранней женитьбы на шведском идеале - вот что всегда тяготило его. При несколько большем опыте и ловкости он - со своими 100 ф. ст. - мог бы очень хорошо содержать здесь француженку, но откуда взять опыт парню, который в 21 год влюбился в шведку, бежал с ней и как обыватель вступил с ней в законный брак! Если бы только этот болван рассказал мне эту историю, то было бы очень нетрудно уладить дело. Но впутаться за границей во вторую, более или менее продолжительную и, во всяком случае, серьезную историю с француженкой и бежать с ней, - какая глупость! Она еще покажет ему, вот увидишь! В особенности, если он в самом деле поехал в Австралию. И к тому же его старуха очень добродушная и слабая особа, от которой он мог бы добиться всего, чего угодно. Но подобно тому, как Кинкель в обручении*, так Пиндар в бегстве, очевидно, видит истинную сущность всякой любовной связи.

Твои сообщения о Феттере и т. д. и лондонцах великолепны. Посылаю тебе обратно письмо Массоля, а также и письмо Вейдемейера. - Письмо Клусса я оставляю здесь до нового распоряжения. Как обстоит дело со статьями для Дана? Отсутствие Пиндара сохраняет мне время, я больше занимаюсь теперь русским языком con amore**, sine ira et studio*** и уже коечему научился. Militaria**** в данный момент отложены в сторону. Работа в конторе очень оживленная.

Как только я смогу, то есть через несколько дней, я пошлю тебе 2 ф. ст., - это все, что я могу выслать в настоящий момент.

Твой Ф. Э.


* Намек на высмеянную в памфлете «Великие мужи эмиграции» черту биографии Кинкеля (см. настоящее издание, т. 8, стр. 260). Ред.

** - с удовольствием. Ред.

*** - без гнева и пристрастия (Тацит. «Анналы», книга I, гл. 1). Ред.

**** - Военные вопросы. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях.

К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


106
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

58

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 8 сентября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Твое письмо попало сегодня в весьма возбужденную атмосферу.

Моя жена больна, Женничка больна, у Ленхен* что-то вроде нервной лихорадки. Врача я не мог и не могу позвать, так как у меня нет денег на лекарства. В течение 8-10 дней моя семья питалась хлебом и картофелем, а сегодня еще сомнительно, смогу ли я достать и это.

Разумеется, при теперешних климатических условиях эта диета не была полезна.

Статью для Дана я не написал, так как не имел ни одного пенни на чтение газет. Впрочем, как только ты пришлешь № 19**, я изложу в письме мое мнение насчет № 20, который должен содержать общий обзор теперешнего свинства170.

Когда я был у тебя171 и ты сказал мне, что сможешь до конца августа достать мне несколько большую сумму, я написал об этом жене, чтобы успокоить ее. Твое письмо, присланное 3-4 недели тому назад***, показало, что перспектива не особенно благоприятна, но все-таки оставляло некоторые надежды. Поэтому я отсрочил на начало сентября уплату всем кредиторам, которым, как ты знаешь, все время выплачивались лишь небольшие части долга.

Теперь меня атакуют со всех сторон.

Я испробовал все, но тщетно. Сначала эта собака Вейдемейер надувает меня на 15 фунтов стерлингов. Затем я пишу в Германию Штрейту**** (потому что он в Швейцарии писал Дронке). Эта скотина даже не отвечает. Я обращаюсь к Брокгаузу***** и предлагаю ему для «Gegenwart» статью безобидного содержания. Он в очень вежливом письме отклоняет мое предложение. Наконец, я-в течение последней недели бегаю целые дни с одним англичанином******, который хотел устроить учет моих векселей на Дана. Pour le roi de Prusse*******.


* - Елены Демут. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XIX. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 79. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 93. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 458-459. Ред.

****** - Пенишем. Ред.

******* - Буквально: «в пользу короля Пруссии»; в переносном смысле: «впустую», «даром». Ред.


107
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Самое лучшее и желательное, что могло бы случиться, это - если бы хозяйка дома вышвырнула меня из квартиры. Тогда я расквитался бы, по крайней мере, с суммой в 22 фунта стерлингов. Но такого большого одолжения от нее вряд ли можно ожидать. К тому же еще булочник, торговец молоком, чаеторговец, зеленщик, старый долг мяснику. Как я могу разделаться со всей этой дрянью? Наконец, в последние 8-10 дней я занял несколько шиллингов и пенсов у кое-каких обывателей, что мне неприятнее всего; но это было необходимо, чтобы не подохнуть с голоду.

Из моих писем ты, наверное, уже заметил, что я обычно переношу эту пакость с большим равнодушием, когда мне приходится самому ее переживать, а не слышать о ней со стороны.

Однако что поделаешь? Мой дом превратился в лазарет, и положение становится столь острым, что вынуждает меня посвятить ему все мое внимание. Что поделаешь!

Между тем г-н Гёгг снова совершает увеселительную поездку в Америку в первом классе парохода. Г-н Прудон положил себе в карман несколько сот тысяч франков за своего «Анти- Наполеона»*, а папаша Массоль столь великодушен, что предоставляет мне самому копаться, рыться и т. д. Весьма ему благодарен.

Твой К. М.


* П. Ж. Прудон. «Социальная революция в свете государственного переворота 2 декабря». Ред.

** Маркс шутливо называет английские стерлинги созвучным немецким словом «Sperlinge» («воробьи»). Ред.

*** - Генриетте Маркс, матери Маркса. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 59

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 сентября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

4 фунта шперлингов** получил.

Я опять написал своей старухе*** и думаю, что это хоть в некоторой степени подействует на нее173.

172


108
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Кроме того, я сделал сегодня еще одну попытку - надеюсь, что она, наконец, увенчается успехом - получить деньги по векселю на Дана, так как это не терпит отлагательств, и я не могу терять времени.

Только что был врач и прописал рецепты всему семейству, кроме меня. Моей жене лучше, хуже всего Лаурочке.

Подумай только, какой круглый осел этот Пипер.

Каждый день он спрашивает, прислал ли ты уже обратно эту вещь* и что ты писал о его великолепной работе. Я, конечно, не мог ему об этом сказать, и вот этот дурак воображает, что я из недоброжелательства скрываю от него твои чрезвычайно хвалебные отзывы.

Сегодня, когда я шел за доктором, я встретил этого хвастуна. «Писал ли Энгельс и прислал ли он перевод?» - Еще нет, - ответил я. - «Но он это сделает, так как я сам ему написал об этом», - замечает Пипер. Если ты ему ответишь, то напиши, что ему незачем ходатайствовать перед тобой по поводу моих дел.

Прилагаю памятную записку из Парижа; она попала там в руки одному моему другу**, который прислал мне копию с нее, а я, в свою очередь, снял копию для манчестерского архива174.

Твой К. М.


* - перевод на английский язык первой главы работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», сделанный Пипером (см. настоящий том, стр. 103). Ред.

** - Зерфи. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritie Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 60

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 14 сентября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Пипер написал мне письмо и попросил немедленно отослать ему обратно исправленный перевод. Это было мне как раз 175


109
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 14 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

очень кстати, так как у меня болел живот, и я не был способен ни к какой работе. Скажи ему, что если он хочет получать от меня ответы на свои письма, то пусть, по крайней мере, пишет свой адрес: «Г-н Пипер, эсквайр» - не столь уж известное лицо в Лондоне, даже с тех пор, как он сделался приказчиком на жаловании в 25 шиллингов в неделю. Вообще же, пусть он продолжает переводить, но работает более тщательно или, если это невозможно, пусть, по крайней мере, оставляет в трудных местах пустое место: я потом заполню эти пробелы; это все же лучше, чем легкомысленно писать бессмыслицу. Впрочем, он написал мне только под тем предлогом, что он, дескать, не знает, считаю ли я его вообще способным сделать этот перевод. Он получит от меня подробный список главных ошибок с комментариями. - Сегодня и завтра вечером я думаю закончить эту вещь, так как мне лучше.

В остальном он, точно эхо, самым добросовестным образом списал мне все, что слышал в твоем доме и что, конечно, было мне уже известно.

Вероятно, Пиндар был у тебя? Он написал мне из Лондона, откуда отправился в Париж; я напишу ему сегодня вечером. Я познакомился также с его шведкой или финкой. Это - гусыня, мещанка в высшей степени, которая, по-видимому, скоро забудет свои огорчения по поводу отъезда своего супруга. Он хорошо сделал, что ушел от этого животного. Для приличия л еще зайду пару раз к его старухе, а затем брошу это дело. Противно слушать, как эта ведьмочка с рыбьей кровью поносит своего мужа.

Надеюсь, что тебе, наконец, удалось устроиться с учетом векселей и в твоем доме немного лучше. Я обдумываю сейчас новый план, как сэкономить несколько фунтов; если он удастся, надеюсь, что смогу опять послать тебе что-нибудь до начала ближайшего месяца, то есть через 14-16 дней. Отчасти это зависит от того, приедет ли сюда мой зять* и когда именно.

Прилагаю две бумажонки от Вейдемейера, из них «Litographierte»176 отошли мне при случае обратно, для архива. Памятная записка Хефнера** интересна, но написана явно для нас - это петиция.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.


* - Бланк. Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.


110
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 14 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Тебе, наверное, будет приятно узнать, что Гейнцен находится при последнем издыхании177.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т.. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 61

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 18 сентября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Если ты еще несколько дней не возвратишь перевод*, то будет окончательно потеряна возможность пристроить его. Интерес к Бонапарту, уже достигший своего апогея, теперь, как все в Лондоне, начинает вытесняться новыми темами.

История с учетом, с которой меня целую неделю водил за нос один болван из Сити, по имени Пениш, кончилась ничем. Поэтому я написал вчера Дана178. Одновременно я сообщил ему, что о Германии будут только еще две статьи, №№ 19 и 20. Как только ты пришлешь мне № 19**, я напишу свои соображения о № 20, заключительном. Через несколько дней решится также история с Таможенным союзом, без чего № 20 не может быть закончен179.

Жена моя физически ослабла больше, чем когда бы то ни было, она совсем без сил. Уже три дня она, по предписанию врача, принимает каждый час по ложке бренди. Но вообще дело идет на поправку, и она сегодня, наконец, встала с постели. Она пролежала целую неделю. Лаурочка выздоравливает, с остальными все в порядке. Написать подробно я смогу только на следующей неделе. Эта неделя ушла на бесплодную беготню по делам и отвратительные препирательства cum creditoribus***.

Твой К. М.


* Речь идет о сделанном Пипером переводе на английский язык первой главы работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XIX. Ред.

*** - с кредиторами. Ред.


111
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

На следующей неделе вместе со своим письмом отошлю обратно также документы*, Пришли мне обратно письмо Массоля.


* См. настоящий том, стр. 109. Ред.

** - перевод на английский язык первой главы работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 109. Ред.

**** - Виктор Шили. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 62

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 20 сентября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Я не знал, что перевод** нужен тебе так спешно: я относился к нему немного спустя рукава, потому что, как я уже писал***, мне нездоровилось и, кроме того, мне хотелось немного позлить П[ипера], который уж слишком приставал. Однако вчера я немедленно засел за перевод и уже покончил бы с ним, если бы около 2-х часов дня в мою комнату не ворвался старый г-н Шили****, который, имея какой-то патент на соду, намерен основать в Ливерпуле фабрику; она должна давать 400-500% чистого дохода и может приносить, в зависимости от обстоятельств, 41/2 миллиона талеров в год. Этот авантюристический план он хотел обсудить со мной - он горит желанием пуститься в эту аферу с несколькими тысячами талеров, которые хочет дать ему его брат. Г-н Хейзе также участвует в этом, но не вносит ничего, кроме своих талантов. По всей вероятности, благородный Шили после полученного им здесь разумного совета откажется от этого дела и воспользуется представляющимся ему случаем стать в Ливерпуле агентом-поставщиком живого товара для одного гаврца, который занимается аферами с отправкой эмигрантов. У г-на Хейзе был уже однажды неплохой планчик использовать деньги национального займа для этой спекуляции с содой, причем предполагалось работать в демократическом духе и полученные миллионы употребить для освобождения Европы. Жаль, что из этого проекта ничего не вышло. Дело, по-видимому, прогорело потому, что не нашлось тридцати эмигрантов, которые умели бы молчать.

180


112
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Конечно, я был обязан напоить благородного Шили - этого никак нельзя было избежать.

Уже давно не встречал я такого беззаботного дурака. Глупость, невежество и беспечность такого рода принципиального мужа переходят всякие границы. Когда он немного наклюкался, а я спорил о чем-то еще с одним немцем, двоюродным братом Чарлза*, он не переставая кричал, хотя и очень добродушно: «Не верьте же этому, Энгельс ни во что не верит, ни во что не верит Энгельс, все эти молодцы из «Neue Rheinische Zeitung» ни во что не верят, ни один человек не может понять их. Ни во что не верит Энгельс!». Я, конечно, сказал ему, что зато молодцам из «Neue Rheinische Zeitimg» ничего не стоит сейчас же понять людей, подобных ему. Сегодня утром этот бравый господин, добропорядочно обменявшись со мной рукопожатием, опять отбыл в Ливерпуль, и сегодня вечером перевод будет закончен. Но эта работа отнимает у меня страшно много времени, так как я должен заново перевести все сколько-нибудь трудные места, без исключения, - П[ипер] в таких случаях всякий раз прибегает к буквальному переводу, в результате чего получается чистейшая бессмыслица. Впрочем, некоторые места перевести почти невозможно.

Однако я приложу всё силы, чтобы закончить сегодня вечером, так что завтра ты перевод получишь.

Твой Ф. Э.

Если возможно будет, я пошлю тебе на днях еще один фунт.


* - Рёзгена. Ред.

** - перевод на английский язык первой главы работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 63

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 23 сентября 1852 г.]

Дорогой Маркс!

Позавчера я послал тебе перевод** и почтовый перевод на 1 фунт. В начале октября, то есть через 9-10 дней, последуют еще несколько фунтов. Я охотно послал бы тебе сразу большую сумму, так как это, даже если общая сумма остается такой же, 181


113
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

имеет то преимущество, что ты можешь более планомерно расходовать деньги. Но в настоящий момент мои собственные денежные дела в запутанном состоянии, так что я никогда точно не знаю, сколько потребуется мне в течение месяца, и поэтому фунты появляются по одному, а в таком случае лучше всего посылать их тебе немедленно. В следующем месяце я поставлю дело на коммерческую ногу и скоро буду в состоянии делать примерные расчеты.

Из прилагаемой записки ты увидишь, что П[ипер] сделал немало весьма грубых ошибок - ошибки грамматические и стилистические я, разумеется, не подсчитывал, этому не было бы конца. Ты можешь ее ему показать, если считаешь полезным, но если это может дать ему повод отказаться от перевода, то лучше не показывай. Если же он станет ворчать по поводу отдельных исправлений, то ты всегда можешь использовать мою записку, чтобы показать ему его недостатки.

Впрочем, отдельные места почти непереводимы. - Вообще, было бы хорошо, если бы издатель увидел также и последнюю главу, которая произвела бы на него значительно большее впечатление. Не устроить ли так, чтобы П[ипер] перевел ее и ты немедленно прислал бы ее мне; я уже просмотрел ее и несколько подготовился, так что дело пошло бы быстро. Если вещь и не может быть теперь напечатана, то все-таки перевод должен быть закончен; этот субъект* скоро станет императором, и тогда вновь представится прекрасный повод сделать постскриптум.

Сейчас я пойду домой и закончу статью для «Tribune»**, так что она уйдет со второй почтой, и ты еще сможешь отослать ее с завтрашним пароходом. Как обстоит дело с новой статьей об английских делах для Дана?

Надеюсь, что бренди опять поставил твою жену на ноги, - сердечный привет ей и детям, а также Дронке и Лупусу***.

Твой Ф. Э.

Письмо Массоля отошлю со второй почтой вместе со статьей для Дана, у меня его нет при себе.

Видел ли ты во вчерашнем номере «Times» или в позавчерашнем номере «Daily News» статистические данные фабричного инспектора Хорнера о росте хлопчатобумажной промышленности?


* - Луи Бонапарт. Ред.

** Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция в Германии». Статья XIX. Ред.

*** - Вильгельму Вольфу. Ред.


114
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

С октября 1850 по октябрь 1851 г. мощность увеличилась на 2 300 лошадиных сил во вновь построенных фабриках на 1 400 » » на старых фабриках в результате их расширения -------------------------------------- Итого: на 3 700 лошадиных сил только в Манчестерском округе.

При этом речь идет лишь о хлопчатобумажной промышленности182. Нижеследующий подсчет показывает, что в это же время строился еще ряд фабрик мощностью около 4000 лошадиных сил; сейчас они уже должны быть готовы. С тех пор, конечно, было начато строительство еще новых фабрик мощностью в 3000-4000 лошадиных сил, большая часть которых может быть готова до конца этого года. Если с января 1848 г. по октябрь 1850 г., то есть за 23/4 года, прирост оценивается только в 4000 лошадиных сил, то с 1848 до конца 1852 г. мощность паровых двигателей ланкаширской хлопчатобумажной промышленности возрастет на 3700 + 4000 + 1500 + 4000 = 13200 лошадиных сил. - Мощность паровых двигателей всей хлопчатобумажной промышленности Ланкашира составляла в 1842 г. 30000 и в 1845 г. (в конце года) - 40000 лошадиных сил; в 1846-1847 гг. увеличение было незначительным, следовательно, сейчас в действии находится около 55000 лошадиных сил, почти вдвое больше, чем в 1842 году.

Кроме того, мощность водяных двигателей - приблизительно 10000 лошадиных сил (в 1842 г.), - которая мало увеличилась, так как водяные двигатели уже давно нашли достаточно широкое применение. Отсюда видно, где оседает добавочный капитал периода процветания. Впрочем, наступление кризиса не может быть отсрочено на долгое время, хотя чрезмерной спекуляцией здесь занимаются почти только в омнибусах.

Записка по поводу перевода I главы Ad generalia*: 1) П[ипер], очевидно, больше привык просто писать по-английски, чем переводить. Тем более должен он остерегаться, когда ему недостает какого-либо слова, прибегать к самому худшему из всех известных пособий - к словарю, который в 99 случаях из 100, как правило, даст ему самое неподходящее слово и всегда бывает причиной рокового смешения синонимов, примеры чего указаны ниже.


* - Общие замечания. Ред.


115
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

2) П[иперу] следовало бы изучить элементарную английскую грамматику, в которой он делает много ошибок - особенно в употреблении артикля. Встречаются и орфографические ошибки.

3) Прежде всего П[ипер] должен стараться не впадать в мелкобуржуазную стилистическую беллетристику в духе кокни183; у него попадается несколько весьма досадных примеров такого рода.

4) П[ипер] употребляет слишком много слов французского происхождения, которые, правда, иногда удобны, так как их более абстрактное и неопределенное значение часто помогает выйти из затруднения. Но вследствие этого иногда самые лучшие обороты становятся более слабыми и часто совсем непонятны англичанам. Почти во всех случаях, когда в оригинале встречаются живые, конкретные образы, можно найти такое же конкретное, живое выражение саксонского происхождения, которое тотчас же делает предмет ясным для англичанина.

5) Если встречаются трудные выражения, всегда было бы лучше оставить незаполненное место, чем писать вещи, которые, как Шипер] сам очень хорошо знает, являясь якобы буквальным переводом, на деле представляют собой совершенную бессмыслицу.

6) Главным упреком переводу, резюмирующим предыдущие пункты 1-5, является весьма явная поверхностность. Можно указать довольно много мест, доказывающих, что П[ипер] может кое-что сделать, если он действительно постарается, но его небрежность, во-первых, потребует от него дополнительного труда, а, во-вторых, доставит мне вдвое больше работы.

Немногие отдельные места превосходны или могли бы быть таковыми, если бы он немного больше постарался.

Ad specialia*: «Обремененные долгами лейтенанты»**: «lieutenants» может здесь означать просто «заместители». «Lieutenant» на английском и французском языках не означает, как на немецком, просто комическую фигуру.

«Обстоятельства, которые непосредственно имеются налицо, даны им {людям} и перешли от прошлого»***, - переведено: «обстоятельства, непосредственно данные и порожденные»****. П[ипер] сам очень хорошо знал, что этот перевод -


* - Отдельные замечания. Ред.

** - «Schulden beladene Lieutenants» (это выражение относится к тексту, опущенному Марксом в 1869 г. во втором издании «Восемнадцатого брюмера Луи Бонапарта»). Ред.

*** - «Unmittelbar gegebene, vorhandene und Uberlieferte Umstande». Ред.

**** - «circumstances immediately given and delivered». Peд.


116
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

бессмыслица. «Delivered» здесь может означать только «accouchiert» [произведенный на свет].

«Переделывать себя и окружающее»* переведено - «революционизирование самих себя»**. Подобное революционизирование может означать только кувырканье.

«Новый язык» (в оригинале: «иностранный язык»)*** означает: «вновь изобретенный язык»****. Самое большее - «новый для них язык»*****.

«Burgerliche Gesellschaft» переведено: «общество среднего класса»******, что неправильно со строго грамматической и логической точки зрения, как если бы «феодальное общество»******* перевели - «общество дворянства»********. Образованные англичане так не говорят.

Нужно будет сказать: «буржуазное общество»********* или, смотря по обстоятельствам, - «торговое и промышленное общество»**********, причем можно дать следующее примечание: под «буржуазным обществом» мы понимаем ту фазу общественного развития, в которой буржуазия, средний класс, класс промышленных и торговых капиталистов, в социальном и политическом отношении является правящим классом; таково положение теперь в той или иной степени во всех цивилизованных странах Европы и Америки. Следовательно, мы предлагаем обозначать выражениями «буржуазное общество» и «промышленное и торговое общество» одну и ту же стадию общественного развития, хотя первое выражение больше указывает на тот факт, что буржуазия является правящим классом в противоположность тому классу, который она заменила у власти (феодальное дворянство), или тем классам, которые ей удается держать в социальном и политическом подчинении (пролетариат, или класс промышленных рабочих, крестьянство и т. д.), - между тем как выражение «торговое и промышленное общество» больше относится специально к способу производства и распределения, характеризующему эту фазу истории общества.

«Прийти к своему собственному содержанию» (в оригинале: «уяснить себе собственное содержание»)*********** может


* - «Sich und die Dinge umzuwalzen». Ред.

** - «the revolution of their own persons». Ред.

*** - «a new language» (в оригинале: «eine neue Sprache»). Ред.

**** -«eine neu erfundene Sprache». Ред.

***** - «a language new to them». Ред.

****** - «middle class Society». Ред.

******* - «feudale Gesellschaft». Ред.

******** - «nobility-society». Ред.

********* - «bourgeois-society». Ред.

********** - «commercial and industrial society». Ред.

*********** - «to arrive at its own contents» (в оригинале: «bei ihrem eignen Inhalt anzukommen»). Ред.


117
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

означать только: дойти «до содержимого своего собственного желудка»*.

Выражение «old society» (в оригинале: «старое общество»**) для англичан не подходит, оно означает, в лучшем случае. феодальное, но никак не буржуазное общество. Сочинения Оуэна забыты; и когда он говорит о старом обществе, у него всегда с последним сопоставляется план и эскиз (по возможности в красках) нового общества, так что никакой ошибки быть не может; в наше время этого ожидать не приходится.

«В оправе из огненных бриллиантов» (в оригинале: «озарены бенгальским огнем»)*** - по-английски бессмыслица, так как в обычной английской речи принято, что бриллианты сами должны быть всегда в оправе, к тому же «огненные бриллианты» все-таки слишком сильное выражение.

«Storm and pressure period» отнюдь не соответствует «периоду бури и натиска»**** в оригинале, а означает: «период бури и гнета».

«Будущее, которое должно наступить» (в оригинале: «ожидающее ее будущее»)***** - бессмыслица, как не мог не знать сам П[ипер] (всякое будущее должно наступить), совершенно в стиле фирмы «Мозес и сын», как и выше, где сказано: «души тех, кто существовал» вместо «духи прошлого»******.

«Круг должен быть увеличен» (в оригинале: «расширен», стр. 4, снизу)*******. Круг расширяется, но не увеличивается.

«The general index» (в оригинале: «общее содержание современной революции»********) - получается: «общее оглавление современной революции»! Впрочем, гражданин Пипер знал это не хуже меня.

«As it could but be» (в оригинале: «иначе и быть не могло»*********) - описка; нужно сказать: «as it could not but be»; первое выражение означало бы: «как это вряд ли могло быть».


* - «at the contents of its own stomach». Ред.

** - «alte Gesellschaft». Ред.

*** - «Setin fiery diamonds»(в оригинале:«in Feuerbrillanten gefast»). Ред.

**** - «Sturm- und Drangperiode». Ред.

***** - «A future that was to come» (в оригинале: «die Zukunft, die ihr bevorstehe»). Peд.

****** - «the spirits of those that have been» (в оригинале: «die Geister der Vergangenheit»). Ред.

******* - «The circle should be increased» (в оригинале: «erweitert werden»); здесь и ниже Энгельс ссылается на первое издание работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», вышедшее в Нью-Йорке в 1852 году. Ред.

******** - «der allgemeine Inhalt der modernen Revolution». Ред.

********* - «wie es nicht anders sein konnte». Ред.


118
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

«Неподвижность» (в оригинале: «беспомощность», стр. 5, сверху)* - это беспомощность в пассивном значении, инерция в физике, но в применении к людям значит только, что они от ожирения не в состоянии двигаться. Беспомощность в активном значении в применении к людям по-английски будет clumsiness. Этой ошибкой П[ипер] обязан словарю.

«Конституционный уровень» (в оригинале: «Национальное собрание... должно было низвести результаты революции до буржуазных масштабов»)**. Это уж чересчур смело со стороны гражданина Пипера - чтобы избежать трудности перевода слова «burgerlich», всюду вместо него употреблять «конституционный», на том основании, что выражение «конституционная республика» употребляется в том же значении, что и «буржуазная республика». Хотел бы я знать, что здесь должно означать «конституционный»? Дальше еще лучше, когда «буржуазное общество» бесцеремонно переводится как «конституционное общество». Это уж прямо никуда не годится.

«Навсегда и на продолжительное время» (в оригинале: «на все время... цикла»)***. Почему бы не «навсегда и еще на один день»****, как говорит пословица.

«Утопические фокусы» (в оригинале: «вздорные утопии»)*****. Juggles значит фокусы, а не выдумки.

«Transported without judgment» значит: «сослано вопреки здравому смыслу, без разумных оснований». Нужно сказать - суд******.

«То pass as a real event» не означает: «чтобы вообще придать им характер событий»*******, а значит: «чтобы нечто могло произойти, как действительно случившееся».

«Founded» означает не «растворившийся» [«fondu»]********, a «основанный» [«fonde»]. Нелогичное, но принятое употребление «confounded» в смысле «confondu»********* с этим ни в какой связи не стоит.

Все это П[ипер] при известной внимательности мог бы подметить не хуже меня, и, как я уже сказал, трудные вещи легче


* - «Unwieldiness» (в оригинале: «Unbeholfenheit»). Ред.

** - «Constitutional standard» (B оригинале: «Die National versammlung... sollte die Resultate der Revolution auf den burgerlichen Masstab zuruckfuhren»). Ред.

*** - «For ever and the duration» (в оригинале: «fur die ganze Dauer des... Cyclus»). Ред.

**** - «for ever and a day». Ред.

***** - «Utopian juggles» (в оригинале: «utopische Flausen»). Ред.

****** В оригинале: «Ohne Urteil transportiert» («сослано без суда»). Ред.

******* Как в оригинале: «als Ereignisse passieren zu konnen». Ред.

******** В оригинале: «aufgelost», что по контексту соответствует употребленному здесь Энгельсом французскому слову «fondu». Ред.

********* - «смешавшийся». Ред.


119
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

перевести самому, чем исправлять поверхностный набросок перевода, в котором все трудности обойдены. Если он приложит больше старания, то сможет вполне прилично переводить.

Впервые полностью опубликовано (без записки по поводу перевода) на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях. К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т.. XXI, 1929 год; записка по поводу перевода впервые опубликована на русском языке в «Архиве Маркса и Энгельса», т. X, 1948 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 64

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 сентября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Получил 1 фунт и исправленный перевод*. На перевод ты потратил слишком много труда.

Если дело пойдет (успех будет зависеть от этого № 1), ты должен отнестись к этому проще, то есть опускать риторические украшения и места, без которых можно обойтись, если они трудны для перевода.

Веерт с воскресенья находится здесь. В субботу он уезжает в Манчестер и проведет там 3-4 недели, затем скроется в Вест-Индию и т. д.

Прилагаю: 1) Письмо, написанное рукой Шурца, найденное в кармане жилета, который Кинкель подарил знакомому нам эмигранту.

2) Письмо от Клусса.

3) Две выдержки из разоблачений об эмиграции, опубликованных сначала в «Karlsruher Zeitung», а затем перепечатанных в аугсбургской «Allgemeine Zeituug» и др.185, на случай, если ты сам не видел этого.

Д-р Пиали** (из Парижа) пишет мне, между прочим, следующее: «Кошут хочет начать восстание в октябре. Киш дает ему отсюда всякого рода заверения, которые, быть может, относятся к области фантазии, но вместе с тем при фантастичности здешнего положения могут быть и


* - перевод на английский язык первой главы работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

** - Зерфи. Ред.

184


120
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

реальными. Кошут будто бы получил от Бонапарта собственноручное послание с приглашением приехать в Париж. Точная копия этого послания циркулирует будто бы во всех венгерских комитатах. В Венгрии все подготовлено для генерального выступления Кошута. Даже императорско-королевские чиновники участвуют в этом огромном заговоре...186

Графиня Кинская, урожденная Зичи, арестована за детоубийство. Отцом ребенка является доктор Хайзес» (наш знаменитый пакостник), «польский еврей и т. д. Мадам Бекман (жена полицейского агента и газетного корреспондента) будет фигурировать на процессе перед судом присяжных в качестве компаньонки».

Что касается истории с Кошутом, то весьма возможно, что Бонапарт ставит ему ловушку, чтобы заслужить расположение Австрии.

По просьбе Пиали Хефнер завязал переписку с Руге - Таузенау, так что теперь дело обстоит так, будто мы состоим в непосредственной переписке с г-ном Арнольдом. Мы, таким образом, будем узнавать тайны великих мужей из первоисточника.

Члены Народного союза187, насчитывающего восемь человек (из которого, судя по письму В[ейдемейера] к тебе, Руге с присущей ему виртуозностью образовал три комитета), рыскают теперь по Сити (в том числе Ронге и Дралле) под предлогом создания также «свободной общины». Черт побери, какое дело «немецкому католику» Ронге до «Свободных общин»188?

Некоторые купцы, принадлежащие к «немецким католикам», и особенно купцы из евреев поставили свои подписи, пусть даже только инициалы, на подписном листе и, на что, собственно, и был расчет, внесли по несколько фунтов.

Виллих, в свою очередь, теперь официально каждую субботу собирает в Обществе на Грейт-Уиндмилл189 взносы якобы на корреспондентские расходы.

Что скажешь ты об овациях, устраиваемых Б[онапарту] в провинции? Французы осрамились самым позорным образом. - Таможенный союз, мне кажется, приближается к верной гибели190. Австрийское банкротство все еще в состоянии справиться с прусским процветанием.

Дана, как я вижу, принял статью*. «Staatszeitung» (Нью-Йорк) уже приводит немецкую выдержку из нее.

Смерть старого Веллингтона наступила своевременно. Этот старый бульдог в момент кризиса стал бы еще командовать, используя традиционный авторитет. С ним и с Пилем надлежащим образом похоронен здравый смысл старой Англии.


* По-видимому, речь идет о статье Маркса «Результаты выборов». Ред.


121
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Итак, «наши» должны 4 октября предстать перед судом191! Бюргерс сознается во всем, по крайней мере, поскольку дело касается его. В соответствии со своей профессией он будет защищаться «принципиально». Во время следствия он приложил к протоколу записку на 30 страницах о «сущности коммунизма». Позор тому, кто дурно об этом подумает192. Даниельс, говорят, чувствует себя неплохо. Прокурор начнет с сен-симонистов; адвокат Шнейдер, чтобы побить его, решил начать с Бабёфа. Можно будет считать за счастье, если никто не дойдет до инков или до Ликурга193.

Пиндар, «тайны» которого меня очень развеселили, но являлся ко мне. Твои приключения со старым Шили великолепны*.

Ad vocem** Джонса. Хотя мне лично не за что особенно его хвалить, я все же - он опять осаждал меня, так как у него был кризис, - поддерживал его в последнюю неделю, как и все паши. Другая сторона созвала два или три митинга, на которых должны были быть приняты резолюции о том, «что настоящее собрание считает невозможным верить в успех какого бы то ни было демократического движения, с которым связан г-н Эрнест Джонс». Они были разбиты, и притом должным образом194. Сначала эти ослы пытались бросить на него тень в связи с какими-то денежными историями. В этом они потерпели неудачу. Тогда они напали на него, упрекая в том, за что мы его как раз и поддерживаем, - в возбуждении своей агитацией «недружелюбных чувств между различными классами». Дело в том, что Гарни, Холиок, Хант из «Leader», Ньютон (кооперативист) и tutti quanti*** объединились для образования «национальной партии». Эта национальная партия хочет всеобщего избирательного права, но не желает чартизма195. Старая сказка. Но до начала своей кампании они считали необходимым уничтожить Джонса. Они основательно просчитались. Он повысил цену своей газеты**** на 1 пенс, не потеряв ни одного подписчика.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 111-112. Ред.

** - По поводу. Ред.

*** - им подобные. Ред.

**** - «People's Paper». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


122
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

65

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 24 сентября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю тебе обратно конверт твоего письма, полученного сегодня; по-видимому, была сделана неудавшаяся попытка вскрыть его.

Перевод и письмо Массоля отосланы вчера вечером второй почтой.

Клусс очень хорошо описывает прием, оказанный Кинкелю и т. д. немецкими янки; эти молодцы точно такие же в Аллегейни, как в Шварцвальде и Таунусе.

Разоблачений в немецких газетах* я не читал, - я только вчера смог снова увидеть немецкую газету.

Crapauds** хороши. Впрочем, рабочие, по-видимому, совершенно обуржуазились благодаря теперешнему процветанию и надежде на будущую «славу империи». Потребуется суровая школа кризисов, чтобы они в скором времени опять стали способными на что-нибудь. Если следующий кризис будет умеренным, то Бонапарт может благополучно выбраться из него.

Но, по-видимому, кризис будет носить очень серьезный характер. Худший вид кризиса - это тот, когда чрезмерная спекуляция в сфере производства развивается медленно и потому для того, чтобы сказались ее последствия, требуется столько же лет, сколько в сфере торговли товарами и ценными бумагами требуется месяцев. А вместе со старым Веллингтоном похоронен не только здравый смысл старой Англии, похоронена сама старая Англия в лице своего единственного последнего представителя. Остались только личности со спортивными наклонностями, не имеющие приверженцев, вроде Дерби, и еврейские дельцы вроде Дизраэли - они точь-в-точь такие же карикатуры на старых тори, как мосье Бонапарт - карикатура на своего дядю***. Когда начнется кризис, положение здесь будет великолепно, и надо только пожелать, чтобы наступление его еще несколько задержалось и он превратился бы в такую же хроническую болезнь с острыми приступами, как это было в 1837-1842 годах.

Впрочем, в случае восстания старый Веллингтон - судя по всему, что о нем известно, - был бы до-


* См. настоящий том, стр. 119. Ред.

** - Французские обыватели. Ред.

*** - Наполеона I. Ред.

196


123
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

вольно грозным военачальником; он занимался всем, изучал очень усердно все военные труды и недурно знал свое дело. Он не остановился бы также и перед крайними мерами.

Судя по твоим сообщениям, кёльнский процесс будет страшно скучным. Несчастный Генрих* со своей принципиальной защитой! Он потребует прочтения своих 30 страниц, и если это будет ему разрешено, он погиб. Присяжные никогда не простят ему, что он нагнал на них такую скучищу. Вообще, прокуратуре не везет. Хаупт уехал в Бразилию, анонимный портновский подмастерье тоже исчез и вряд ли появится опять, а теперь еще подох полицейский советник**, из-за болезни которого дело было отложено в июле. - Но что может быть равноценно тому, что Генрих осветит вопрос с философской точки зрения!

Итак, благородный Шурц резонерствует по поводу проповедования Кошутом евангелия немедленного восстания; и это после того, как он и компания долгие годы жили этим самым евангелием! Это все очень хорошо - подложить свинью Кошуту, который поживился за их счет, но в то же время очень глупо писать о том, что давно уже всему миру известно.

Что Кошут будет делать глупости, весьма вероятно, - ведь он, несчастный, располагает поношенной упряжью, бракованными ружьями, вымуштрованными Зигелем ротами, Клапкой и Гарибальди (последний командует итальянско-венгерским флотом в Тихом океане в виде торгового корабля, который под перуанским флагом курсирует между Лимой и Кантоном).

Твой Ф. Э.


* - Бюргерс. Ред.

** - Шульц. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 66

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 28 сентября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Ты давно уже не получал от меня писем. Главная причина тому - Веерт; он отнимал у меня почти все вечернее время,


124
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

которое я обычно посвящаю писанию. И притом мне это не доставляло чрезмерной радости.

Ты знаешь, что я очень хорошо отношусь к Веерту, но мучительно, сидя по горло во всякой дряни, видеть около себя столь изысканного джентльмена, от которого нужно скрывать наиболее стыдные вещи. Такое положение создает особую неловкость; я надеюсь, что он уедет завтра в Манчестер, а когда вернется, найдет меня в таком положении, когда я опять смогу поддерживать с ним непринужденные отношения. Впрочем, я думаю, что, если не считать болезненного состояния моей жены, ему не удалось глубже проникнуть в обстоятельства моей жизни.

Я дал ему большой пакет для передачи тебе. В нем содержатся документы, которые должны находиться в архиве197, - часть их, если не большинство, ты уже знаешь.

Прилагаю выдержку из письма Бартелеми к Виллиху: Б[артелеми] дал это письмо одному французу, по имени Дюрап, для передачи его В[иллиху]. Дюран, который не смог разобрать подписи, спросил у Дронке, может ли он передать письмо В[иллиху]. Д[ронке], конечно, согласился, пришел ко мне, и Лупус* - большой специалист в этом деле - мастерски вскрыл письмо. Самое важное в этом письме Д[ронке] списал, остальное же - сущая дребедень. Что ты думаешь о храбром Бартелеми, который «считает невозможным допустить, чтобы Бонапарт спокойно наслаждался своим триумфом»? Трепещи, Византия!** Что же касается мнимого письма Бланки, то оно кажется мне мелодраматическим измышлением мрачного Бартелеми. Ибо, что сообщает он о Бланки? Что положение пленников Бель-Иля весьма плачевно.

Если Бланки не имел ничего другого сообщить ему, было бы, бесспорно, лучше, если бы он оставил при себе свои libri tristium***. Вообще же из всего письма Б[артелеми] видно, что он совершенно оторван от французской эмиграции и от французских обществ в самой Франции.

Чтобы ты мог «чуточку стать на всемирно-историческую точку зрения»****, посылаю тебе статью аугсбургской «Allgemeine» о шпионе А. Майере; здесь, в Лондоне, его «вышвырнули за дверь» даже его близкие друзья Виллих и Шаппер.

Я ведь уже писал тебе, что Герцен здесь и рассылает повсюду мемуары, направленные против Гервега198, который не только наставил ему рога, но и выманил у него 80000 франков.


* - Вильгельм Вольф. Ред.

** Из оперы Доницетти «Велизарий» (либретто Сальваторе Каммарано). Ред.

*** - скорби (намек на одноименное произведение Овидия). Ред.

**** Из речи Йордана в франкфуртском Национальном собрании (июль 1848 г.). Ред.


125
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Над статьей или хотя бы над проектом заключительной статьи о Германии* мне все еще некогда было поработать. Необходимо было писать в разные места по поводу скверного положения семьи, и это настолько поглощало все мое время, что я уже 3 недели не был в библиотеке; я оставался дома также для того, чтобы поддерживать свою жену в это столь тяжелое для нее время.

Кстати!

Определенно известно, что заговор орлеанистов с каждым днем приобретает все большую активность, все большие масштабы и шансы на успех. Эти господа вошли в соглашение с Кавеньяком, Шаррасом, Ламорисьером, Бедо. Трое из адъютантов Л. Бонапарта подкуплены, то есть для них положены в Английский банк значительные суммы. С «чистыми республиканцами» заключен следующий договор. Во-первых: образование временного правительства, состоящего исключительно из генералов. Во-вторых: Кавеньяк получает в виде гарантии Марсель, Ламорисьер - Лион, Шаррас - Париж, Бедо - Страсбург. В-третьих: временное правительство призывает народ решить в первичных избирательных собраниях, желает ли он конституцию 1830 г. с династией Орлеанов или конституцию -1848 г. с президентом. В последнем случае кандидатом будет выставлен Жуанвиль. - Еврей Фульд поддерживает постоянные сношения с Орлеанами. Для выполнения плана пока назначен март, причем, в случае необходимости, Б[онапарт] должен быть убит своими адъютантами. Однако они хотят, чтобы Б[онапарт] сначала стал императором и его авторитет еще больше упал.

Я сам говорил с агентом орлеанистов, который свободно разъезжает между Парижем и Лондоном. Он позавчера был вместе с Бандьей у герцога Омальского.

Из одного письма Пиали** я узнал, что лорд Пальмерстон поведал в Лондоне в частной беседе с одной итальянской аристократкой-эмигранткой*** много утешительного относительно Италии, а также и об «утешительной» для него самого перспективе сделаться английским «премьер-министром» не позже, чем через год. Удивительно, как старики любят врать и хвастать. Впрочем, по крайней мере по одному пункту г-н П[альмерстон] высказался без обиняков. В случае восстания Ломбардия и Венеция должны немедленно присоединиться к Пьемонту.


* См. настоящий том, стр. 110. Ред.

** - Зерфи. Ред.

*** - графиней Висконти. Ред.


126
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 СЕНТЯБРЯ 1852 г.

Мечтания же об «итальянской республике» должны быть предоставлены «будущему»199.

Дронке, обитатель образцовых меблированных комнат, извиняется, что еще не написал.

«У него есть причина».

Твой К. М.

Конверт предыдущего письма, который ты прислал мне обратно, без сомнения, пытались вскрыть. Но явно неловко и безрезультатно.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischcn F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 67

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 1 октября 1852 г.]

Дорогой Маркс!

О Веерте пока ни слуху, ни духу. Какого черта ты стесняешься этого парня? Кроме того, он ведь знает, что ты уже многие годы бедствуешь, и уже по тому, что ты продолжаешь сидеть в этой старой квартире, догадывается, в чем дело.

Я переехал, то есть переехала моя старая хозяйка и без всяких церемоний перевезла и меня вместе с собой. Это на две двери дальше, так что вместо № 70 пиши впредь № 48 (новая нумерация). Спешу.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 68

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 4 октября 1852 г.

48, Great Ducie Street Дорогой Маркс!

Посылаю 2 фунта 10 шиллингов. - 10 шиллингов отдай Дронке, который отыскал для меня очень ценную славянскую 200


127
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ОКТЯБРЯ 1852 г.

книгу, - всю скидку в цене, которую он выторгует у этого парня, пусть он возьмет себе в качестве комиссионных за находку; поскольку он коммерсант, то с ним надо вести дело на коммерческих началах. Но пусть он немедленно идет за книгой и пришлет ее мне по почте простой бандеролью, как газету, с 6 почтовыми марками, если вес меньше 1 фунта, и с 12 марками, если больше. Nota bene*, это если книга в одном томе; иначе 6 почтовых марок потребуется на каждый том, и тогда лучше послать пакетом, без оплаты, через Пикфорда и К° или через Карвера и К°. Если вы сможете разыскать контору Карвер и К° (я думаю, что у вас она называется: Чаплин, Хорн и Карвер или Чаплин, Хорн и К°), то лучше всего послать книгу через них Э[рмену] и Э[нгельсу] для передачи Ф[ридриху] Э[нгельсу] - они наши экспедиторы. Это вообще лучший путь для пересылки мне пакетов.

Как только у меня немного больше прояснятся мои возможности в этом месяце, ты получишь еще. Некоторые долги должны быть уплачены, но я еще не знаю, какие. От этого зависит сумма, которую я могу послать еще.

Веерт - в Брадфорде. Он приедет только через неделю.

Роман Пиндара принимает совершенно буржуазный оборот. У бедного малого уже началось похмелье. Так как я ему с 15 сентября ничего не сообщал о супруге и матери, то он бомбардирует меня письмами и угрожает написать им непосредственно, чтобы получить известия! Этот субъект, очевидно, воображает, что я просиживаю там целые дни, как будто финские черты лица и скандинавско-германское сердце его дражайшей половины с рыбьей кровью произвели на меня такое же магическое действие, какое когда-то производили, да и теперь еще производят, на него. Маэстро Пиндар несколько вырос в моих глазах благодаря своему бегству, но эти письма вновь глубоко разочаровали меня. Он - славянин до мозга костей, сентиментальный в своей фривольности и даже в непристойности, льстивый и высокомерный; от англичанина у него только крайняя молчаливость - как русский, он должен ее доводить до крайности. В последнее время он стал несколько разговорчивее, и когда, наконец, открылись долгое время запертые шлюзы, то обнаружилась одна только глупость. При этом у влюбленного Пиндара довольно порочные желания, и ни о чем он так охотно не говорит, как о противоестественных открытиях. Он совершенно необразованный субъект и при этом педант; он абсолютно ничего не знает, кроме нескольких языков; в области науки


* - Заметь себе. Ред.


128
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ОКТЯБРЯ 1852 г.

он круглый невежда, даже в самой элементарной математике, физике и в других предметах гимназического курса, особенно же - в самой элементарной истории. Только его упорное молчание могло заставить считать его глубоким. Он не больше, не меньше как мелкий русский мещанин со страстишками русского дворянина, ленивый дилетант, чувствительный, с большим самомнением и еще, к несчастью, прирожденный школьный ментор. Я всеми силами старался сохранить о нем хорошее мнение, но это невозможно. Что сказать о человечке, который, прочитав в первый раз романы Бальзака (да к тому же еще «Музей древностей» и «Отца Горио»), говорит об этом с беспредельным высокомерием и величайшим презрением, как о чем-то обыденном и давным-давно известном, и в то же время через неделю после своего бегства пишет из Лондона своей покинутой жене совершенно, судя по всему, серьезно: «Моя дорогая Ида, с внешней стороны все говорит против меня, но поверь мне, мое сердце по-прежнему целиком принадлежит тебе». В этом весь он. Сердце его принадлежит шведке - это доказывают также его письма ко мне, - но другой свой орган он хотел бы предоставить только француженке. Эта коллизия, это славянски-сентиментальное грубое противоречие, - именно в этом для него прелесть всей истории. Но шведка гораздо умнее: она твердит всякому, кто хочет ее слушать, что он может делать со своим сердцем все, что ему угодно, если только не унесет из дому ничего материального. У этого субъекта, впрочем, отсутствует знание света и собственное мнение, что находится в комическом противоречии с духовными претензиями, свойственными ему как русскому. Он не понял ни «Манифеста»*, ни Бальзака; это он мне довольно часто доказывал. Немецкого языка он определенно не знает, он не понимает самых простых вещей. Знает ли он французский язык, я также очень сомневаюсь. Если исчезнет таинственность, благодаря которой он казался интересным, то не останется ничего, кроме неудачника. При этом этот субъект в своих письмах старается и дальше поддерживать видимость давно разоблаченной таинственности, и это смешно. Ты увидишь, через три месяца господин** Пиндар опять будет здесь и будет снова хорошим сыном, хорошим мужем, хорошим буржуа, более молчаливым, чем когда-либо, он будет по-прежнему проматывать остаток материнского состояния, не делая ни малейшей попытки чем-нибудь заняться или что-нибудь изучать. И такой субъект бежал с бывалой парижанкой, - она еще заставит его поплакать.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.

** Слово «господин» написано Энгельсом по-русски латинскими буквами. Ред.


129
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 ОКТЯБРЯ 1852 г.

Новый обман, на который пустился правдивый Виллих*, великолепен.

Чтобы книга не пропала, пишу одновременно и Дронке201.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 120. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

*** - Уж троица прошла, и нет, все нет Мальбрука (из популярной французской сатирической «Песни о Мальбруке», сочиненной во времена войны за Испанское наследство). Ред.

**** - Рёзген. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 69

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], воскресенье, 10 октября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Мне уже надоела эта волокита с брошюрой**. Ее появление откладывалось с месяца на месяц, и все же она никак не выходит. Приводится один предлог за другим, которые потом отбрасываются. Наконец, было сказано: к осенней ярмарке она непременно выйдет. La Trinite se passe, Malbrough ne revient pas***. Напротив, нам говорят, что тот человек умер, а Бандья не знает, что стало с рукописью. Это очень странно. Мы должны, наконец, вывести дело на чистую воду. История становится с каждым днем все более подозрительной. Я не хочу, да и ты, конечно, тоже, чтобы наша общая работа попала в ненадежные руки. Мы писали для публики, а не для удовольствия лишь одной берлинской или какой-нибудь другой полиции, и если через Бандью ничего нельзя сделать, то я на собственный страх и риск предприму некоторые шаги. Наш приказчик Чарлз****, которого ты знаешь, едет на следующей неделе на континент через Гамбург и Берлин. Я поручил ему разузнать обо всем в Берлине и, если недели, которую он там проведет, будет недостаточно, привлечь к этому делу нашего тамошнего агента.


130
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 ОКТЯБРЯ 1852 г.

И я бьюсь об заклад, что мы таким образом раскроем все эти проделки. Что означает эта история с книгоиздателем Эйзерманом или Эйзенманом, которого даже нельзя найти в списке книгоиздателей! Однако «издателя бывшей «Constitutionelle Zeitung»» ведь можно найти в списке. Если дело неладно, то нам абсолютно необходимо напечатать публичное заявление, и притом во всех наиболее распространенных немецких газетах, чтобы с нами не выкинули такой шутки, какую сыграли с Бланки опубликованием документа Ташеро202. Что касается таинственности, которой окружает себя Бандья, то здесь она по меньшей мере неуместна; мне лично надоели все эти увертки, и теперь я сам буду делать то, что считаю нужным.

Папаша Кинкель приезжает сюда читать немецкие лекции под эгидой поэтических евреев третьего и четвертого ранга. Это будет великолепно. Секретарь Атенеума203 хотел и меня привлечь к подписке, причем он заметил: «Всюду, где есть нечто вроде полной превратностей жизни, если даже речь идет о спасении после кораблекрушения или о чем-нибудь подобном, всегда существует естественное и справедливое основание для симпатии». Вот к каким аргументам прибегают, чтобы выклянчить для него слушателей.

Больше ничего нового нет. Пиши, если узнаешь что-нибудь новое об истории с брошюрой, однако на мое решение относительно Чарлза это едва ли повлияет. Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. I, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 70

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 12 октября [1852 г.] 28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

О твоем письме подробнее позже.

Прилагаю: 1) контрабандой протащенный Руге - Ронге в «Advertiser» документ «Общество немецкой займовой звезды»204;


131
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 14 ОКТЯБРЯ 1852 г.

2) вырезанную из «Litographierte Korrespondenz» Вейдемейера заметку о деятельности этого опасного «общества» на его конгрессе в Уилинге; 3) статью для Дана205. Но она должна быть отправлена целиком, так как для следующего раза у меня масса политического материала. Когда я стряпал эту статью, у меня сильно болела голова. Не стесняйся поэтому при переводе обращаться с текстом вольно.

Ты, может быть, читал вчера подлую статью «Times» - корреспонденцию из Берлина.

Этот негодяй целиком списал все из «Neue Preusische Zeitung» (о кёльнском процессе) и прибавил от себя только несколько подлых комментариев206.

Твой К. Маркс Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe, Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, I изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 71

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 14 октября 1852 г.]

Дорогой Маркс!

У меня нет никакой физической возможности перевести тебе всю статью. Я получил ее сегодня утром. Весь день я был так занят в конторе, что у меня голова шла кругом. Сегодня вечером между 7 и 8 часами пил чай и только тогда прочел эту вещь. Потом сел за перевод.

Сейчас - в половине двенадцатого - я дошел до того места, где в статье естественный переход к другой теме, и посылаю тебе готовую часть*. В 12 часов она должна быть на почте.

Как видишь, ты получаешь все, что было в моих силах сделать.

Остальное** будет немедленно переведено - ты пошлешь это на будущей неделе через Саутгемптон или же отправишь в пятницу. Тем временем ты должен кончить свою следующую


* К. Маркс. «Пауперизм и свобода торговли. - Надвигающийся торговый кризис». Ред.

** К. Маркс. «Политические последствия торгового процветания». Ред.


132
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 14 ОКТЯБРЯ 1852 г.

статью; может быть, часть ее можно будет отослать уже в пятницу, а если нет, то в следующий вторник, когда опять пойдет американский пароход. Тут не о чем, следовательно, беспокоиться. Позаботься только о том, чтобы я заблаговременно получил рукопись; я ожидаю со дня на день Веерта и должен соответствующим образом распределить свое время, ибо днем я занят по горло коммерцией.

Привет твоей жене и детям, Дронке, Лупусу*, Фрейлиграту.

Твой Ф. Э.

Да, кёльнцам, видимо, все-таки не выбраться; председатель суда** - негодяй, судя по тому, как он придирался к Бюргерсу207.


* - Вильгельму Вольфу. Ред.

** - Гёбель. Ред.

*** К. Маркс. «Политические последствия торгового процветания». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 72

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 18 октября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю конец последней статьи***, Вчера получил также следующую208. Посылаемую сегодня статью ты можешь немедленно отослать через Ливерпуль почтовым пароходом Соединенных Штатов, - в среду утром отправляется «Пасифик». В пятницу ты опять получишь кое-что.

Не пиши ты больше таких длинных статей. Больше 1- 11/2 столбцов Дана не подойдет, это слишком много для одного номера. Новую статью я должен буду опять разделить на две части, но это очень трудно, и я еще даже не знаю, в каком месте ее делить. Вполне достаточно 5-7 страниц, написанных рукой твоей жены, и если для одной статьи ты дашь больше, то Дана тебе благодарен за это не будет.

Мне кажется, что для Бюргерса, Рёзера и, быть может, Отто, а также Нотъюнга дело принимает довольно скверный


133
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ОКТЯБРЯ 1852 г.

оборот. Против Даниельса, Беккера, Якоби нет, кажется, никаких улик, и потому я надеюсь, что по крайней мере эти-то будут оправданы. Беккер выпутывался с большим бесстыдством.

Но чем больше обнаружится невиновность одних, тем с большим пылом, я думаю, судьи и присяжные обрушатся на других, скомпрометированных; оскорбленная буржуазия и оскорбленное государство потребуют искупительных жертв.

Над печатями всех писем, полученных мной от тебя, кто-то повозился с горячим утюгом, но, насколько я могу судить, pour le roi de Prusse*. Клей на конверте не дает проникнуть внутрь.

Веерт здесь, привез мне пакет и кланяется вам всем. Рукопись Семере о Кошуте гораздо лучше, чем его рукопись о Гёргее. К[ошут] ему по плечу. П[ипер]овского перевода209 я не мог еще просмотреть, я слишком занят в конторе и по вечерам иной раз бываю усталым, как собака.

Сердечный привет твоей жене.

Твой Ф. Э.


* - буквально: «в пользу короля Пруссии»; в переносном смысле: «впустую», «даром». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 73

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 20 октября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Рекомендую тебе подателя сего полковника Плейеля. Хотя я лично его не знаю, но его «с лучшей стороны» рекомендует известный тебе полковник Бандья.

Твой К. Маркс Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe, Dritte Abteilung, Bd. 1. 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


134
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 22 ОКТЯБРЯ 1852 г.

74

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 22 октября 1852 г.]

Дорогой Маркс!

Если ты хочешь в будущем аккуратно получать статьи для Дана, то ты не должен присылать мне венгерских полковников и как раз в четверг вечером. Этот парень отнял у меня вчера целый вечер и хочет сегодня опять прийти; он не лишен всякого рода знаний, в том числе и военных, и является самым интересным венгром, какого я когда-либо встречал, но вместе с тем он немецко-австрийский аристократ.

Итак, мы признаны теперь «интеллигентными» людьми государством и даже полицией, teste* Штибер. Недурно! Как глупый Штибер старается сделать наших ребят ответственными за своего собственного шпиона Шерваля!210 Не знаешь ли ты что-нибудь о причинах ареста Котеса и Бермбаха? Арест именно их обоих - это зловещий признак. Но Хаупта мы накажем211. Веерт узнает, где он находится в Южной Америке, и когда приедет туда, разоблачит его. Для этого необходимо достать «Kolnische Zeitung» или какую-нибудь другую газету, где имеются его показания. Не можете ли вы позаботиться об этом? Приложите все старания; как хорошо было бы дать этому негодяю почувствовать силу «Neue Rheinische Zeitung» даже в Бразилии.

На днях напишу подробнее, а также вышлю и переводы212.

Твой Ф. Э.


* - свидетельство тому. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischcn F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 75

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 октября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Насчет нашей переписки мы должны принять меры. Несомненно, что в министерстве Дерби у нас есть компаньон по чте- 213


135
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ОКТЯБРЯ 1852 г.

нию наших писем. Кроме того перед моим домом опять ставят (по вечерам) охрану, по крайней мере, в порядке опыта. Поэтому я не могу писать тебе абсолютно ничего такого, что не считаю желательным довести в настоящий момент до сведения прусского правительства.

Дана обращается со мной весьма грубо. Около 6 недель тому назад я прямо написал ему, как обстоят мои дела, и попросил его немедленно прислать деньги за отосланные статьи. Но он регулярно печатает статьи, а деньги все еще не присылает. Конечно, я вынужден, несмотря на это, продолжать аккуратно писать. В противном случае наказанным окажусь опять-таки я.

Вот уже 5 недель, как я успокаиваю своего домовладельца этой надеждой на Америку.

Сегодня этот тип явился ко мне и учинил домоправительнице и мне отвратительный скандал.

Он удалился сегодня - так как я, в конце концов, прибег к ultima ratio*, то есть к грубости, - с угрозой, что, если я не внесу денег в течение этой недели, он выбросит меня на улицу, но предварительно пришлет ко мне брокера214.

4-5 дней тому назад от Клусса прибыли 130 экземпляров «Брюмера»**. Однако до сих пор я не мог взять их с таможни, так как при этом нужно уплатить 10 шиллингов 9 пенсов.

Как только я эту ерунду выкуплю, я пошлю ее в известное тебе место и тотчас же выдам под это вексель. За эту вещь и за статьи для Дана я должен в настоящее время получить больше 30 ф. ст., и при этом мне приходится часто терять целый день из-за одного шиллинга. Уверяю тебя, что когда я вижу страдания моей жены и сознаю свое бессилие, я готов запродать душу дьяволу.

Котес и Бермбах арестованы потому, что я послал последнему через посредство первого одну необходимую для защиты вещь, которая оказалась довольно объемистой (несмотря на тонкую бумагу и очень мелкий почерк)215. Правительство думало, что заполучило отличнейшую добычу. Но при ближайшем рассмотрении молодой Зедт наверняка пустит в ход все средства, чтобы как-нибудь замять это дело, так как эта вещь содержит неожиданные весьма едкие суждения относительно его талантов и т. д., и, если присяжные с ней ознакомятся, она сможет только содействовать оправданию обвиняемых.


* - последнему доводу. Ред.

** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.


136
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ОКТЯБРЯ 1852 г.

В «Neue Preusische Zeitung» «Г. Веерт» назван членом Центрального комитета в Кёльне, и это цитируется из обвинительного акта.

Скажи Веерту, что от Дункера я ничего не узнал216.

Твой К. М.

Как только процесс закончится, каков бы ни был его результат, мы оба должны напечатать «Разъяснения для публики» размером в 1 или 2 печатных листа. Более благоприятный момент обратиться ко всей нации не повторится. Кроме того, мы должны во что бы то ни стало рассеять смешное впечатление от этого процесса - впечатление, которого не могли уничтожить даже моральное достоинство и научная глубина кроткого Генриха*.

Шерваль сам написал в лондонское Общество немецких рабочих, что он шпион, но в благородном смысле «куперовского шпиона»»217. Я через надежные руки отправил одному из адвокатов нужные разъяснения.

Относительно упомянутой выше публикации о «кёльнском процессе» необходимо навести справки уже теперь. Мне кажется, что лучше всего было бы, если бы ты написал Кампе; он должен указать тебе солидного комиссионера, в случае, если сам он слишком труслив. Так как ты человек кредитоспособный, то комиссионеру можно сказать, что он получит деньги, скажем, через три месяца (по векселю), в случае, если до того времени не покроет своих расходов продажей (что обеспечено). Вообще расходы на печатание такой ерунды составят самое большее 25 талеров.

Vale**. И подумай об этом деле. Мы не можем молчать, и если своевременно не обеспечим себе возможности печатания, то опять не успеем выступить в нужный момент. Следует, разумеется, позаботиться о том, чтобы комиссионер не оказался просто обманщиком, так как это дело будет выгодным даже и в «коммерческом» отношении.


* - Бюргерса. Ред.

** - Будь здоров. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


137
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 ОКТЯБРЯ 1852 г.

76

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 26 октября [1852 г.]

Дорогой Энгельс!

Завтра утром, то есть одновременно с этой запиской, Веерт получит от меня по адресу Штейнталя письмо, внутри которого лежит другое письмо - к Шнейдеру II; вы должны его немедленно отправить. Дело это - в высшей степени важное, и его нельзя откладывать ни на минуту. Я прошу вас поэтому не приниматься за ваши обычные дела, пока вы этого не прочтете и не отправите.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 77

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 27 октября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Когда я тебе вчера писал218, я прочел показание Штибера лишь очень бегло, и потому был сегодня весьма приятно поражен, увидев, что твой документ* придает делу такой оборот, что у меня теперь нет больше никаких сомнений в оправдании всех обвиняемых. Действительно, Штибер будет посрамлен полностью. Я снял здесь с этой вещи еще одну копию и двумя различными, очень надежными путями отправил в Кёльн; я также прикрепил печатями к оригиналу две записки, написанные рукой Гирша219, - что следовало бы сделать еще в Лондоне, - и удостоверил это обстоятельство своей подписью, так что, в худшем случае, они могут быть утаены только вместе со всем материалом. Я нашел еще некоторые пути для сношений с Кёльном; поэтому хотя первые два пути (которые, однако, не могут быть использованы повторно) гарантируют на 99% точную доставку материалов в тот же день Шнейдеру, все-таки было бы хорошо, если бы я получил от тебя еще третий,


* См. предыдущее письмо. Ред.


138
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 ОКТЯБРЯ 1852 г.

удостоверенный тобой экземпляр с новыми образцами почерка Гирша, чтобы отправить его туда еще и другим путем. Вообще пруссаки не могут конфисковать эту вещь, это повлекло бы за собой уголовную ответственность причастных лиц.

Твое сегодняшнее письмо ко мне было вскрыто, судя по тому, что не все четыре уголка конверта были хорошо запечатаны. Было ли вскрыто также письмо на адрес Шт[ейнталя], трудно сказать, так как фирма вскрыла наружный конверт. Но распечатывать его было так легко, что я почти уверен, что оно уже было вскрыто раньше. Итак, штейнталевский адрес также больше уже не годится. Пиши нашему старому Джемсу Белфилду по адресу: «Golden Lion», Deansgate, Manchester, внутри конверт с надписью «Ф. Э.», и больше ничего. Для очень важных и опасных вещей делай так, как я сейчас делаю: отправляй пакет любого содержания, внутрь которого вложено твое письмо, по очереди через фирму Пикфорд и К° на мою квартиру и через фирму Чаплин, Хорн и Карвер на адрес фирмы Эрмен и Энгельс для меня, не оплачивая пересылку. Это вполне надежно. Но адреса, в частности, на письмах, отправляемых по почте, пусть пишут попеременно различными почерками, и пакеты, посылаемые через экспедиционную контору, должны сдаваться не одним и тем же отправителем и не в одном и том же месте. Тогда последний путь вполне надежен. Затем, пришли мне либо надежный адрес в Лондоне в таком же роде, либо пусть кто-нибудь, чей домохозяин не отличается подозрительностью, примет вымышленное имя вроде Уильямс; либо же сообщи мне, живет ли еще Лупус* на Брод-стрит 4, а Др[онке] в «образцовых меблированных комнатах», и вообще где живут наши люди, на которых можно положиться, чтобы я мог менять адреса.

Все эти средства, использованные попеременно, обеспечат нам достаточную надежность.

Кроме того, чтобы не привлекать к себе внимания, пиши мне прямо по почте письма нейтрального содержания, как буду делать и я.

Снятие копий с документов потребовало от меня столько времени, что я просто не знаю, смогу ли полностью сдержать свое слово относительно Дана и парохода, уходящего в пятницу. Кое-что получишь во всяком случае. Прими во внимание, что из-за довольно целомудренного образа жизни в течение продолжительного времени я испытываю кое-где такое возбуждение, что мне подчас бывает трудно сидеть; нужно положить этому конец.


* - Вильгельм Вольф. Ред.


139
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ОКТЯБРЯ 1852 г.

Заявление старого советника юстиции Мюллера заставит Штибера наложить в штаны от страха за его «подлинную книгу протоколов»220. Из этого заявления также видно, что юристы вообще там мечут громы и молнии по поводу полицейских подлостей, о которых Штибер с истинно старопрусским незнанием рейнских законов, судопроизводства и рейнского общественного мнения столь бесстыдно трезвонит повсюду, радуясь, как ребенок, своей хитрости. Это - хорошее предзнаменование.

Недурно: полиция крадет, совершает подлоги, взламывает письменные столы, приносит лжеприсяги, лжесвидетельствует и ко всему этому еще претендует на привилегии по отношению к коммунистам, которые стоят вне общества! Все это, а также и та манера, с которой самая подлая из полиций присваивает себе все функции прокуратуры, оттесняет Зедта на задний план, использует никем не удостоверенные бумажки, непроверенные слухи, доносы, россказни в качестве действительных судебных доказательств, в качестве улик, - это уж слишком! И это должно оказать свое действие.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 78

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 27 октября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Я писал тебе*, что собираюсь составить «литографированный циркуляр» о «кёльнском процессе». Из «литографированного циркуляра» получается теперь памфлет приблизительно в 3 печатных листа221. Литографировать теперь эту вещь не стоит по двум причинам: вопервых, издание столь обширного сочинения в литографированном виде будет стоить слишком дорого, а между тем оно не даст никакого дохода, так как неудобно продавать подобного рода литографированные циркуляры.


* См. настоящий том, стр. 136. Ред.


140
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ОКТЯБРЯ 1852 г.

Во-вторых, ни один человек не станет читать - да и нельзя даже требовать этого - литографированных изданий объемом в 3 печатных листа.

Итак, не остается ничего другого, как напечатать эту вещь. В Германии это невозможно.

Лондон - единственно возможное место. Можно будет также получить кредит, если только я буду в состоянии оплатить часть авансом. Прошу тебя посоветоваться об этом с Веертом и Штроном. Но нельзя терять ни одного дня. Если вещь не выйдет сейчас, она уже не будет представлять потом никакого интереса. Моя брошюра - это не защита принципов, а памфлет, клеймящий прусское правительство на основе изложения фактов и хода дела, Я сам, конечно, не в состоянии достать для этого дела хотя бы один сантим. Вчера я заложил сюртук, полученный из Ливерпуля, чтобы купить писчей бумаги.

Империя быстро развивается. Бонапарту, как никому другому, удается содействовать тому, чтобы на этот раз торговый кризис принял во Франции еще более острый характер, чем в Англии.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 79

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 октября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Получил деньги и сегодня пакет с письмом*. В своем последнем письме к тебе и Веерту** я нарочно не писал ничего такого, что могло бы, если бы письма были вскрыты, дать прусскому правительству новые сведения о предпринятых против него шагах. Сегодня сообщаю об этом подробно. Я думаю, что мы заложили контрмину, от которой взлетит на воздух весь правительственный обман. Господа пруссаки должны увидеть, что они имеют дело с более сильным противником.


* См. настоящий том, стр. 137-139. Ред.

** См. настоящий том, стр. 137. Ред.

222


141
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

В понедельник Шнейдер II получил через Дюссельдорф письмо от меня (адресованное одному купцу, знакомому Фрейлиграта), содержание которого вкратце следующее: 1) Шерваль был принят в Союз* в Лондоне г-ном Шаппером и по предложению Шаппера в 1847 г., когда я был в Брюсселе, а не мною в Кёльне в 1848 году. 2) С конца весны 1848 до лета 1850 г. Шерваль безвыездно жил в Лондоне, что может быть доказано его домохозяевами.

Следовательно, в течение этого времени он не находился в качестве пропагандиста в Париже. 3) Лишь летом 1850 г. он переселился в Париж. Захваченные у него бумаги и его показания перед парижским судом присяжных доказывают, что он был агентом Шаппера - Виллиха и нашим врагом. - Что Шерваль - полицейский шпион, доказывает следующее: 1)

Странное бегство его (вместе с Гипперихом) из парижской тюрьмы сразу же после вынесения приговора. 2) Беспрепятственное пребывание в Лондоне, хотя он считается уголовным преступником. 3) Г-н фон Ремюза (я уполномочил Шнейдера в случае необходимости назвать его) рассказал мне, что Ш[ерваль] предлагал ему свои услуги в качестве агента принца Орлеанского и что он написал после этого в Париж и получил (на несколько часов для снятия копии) документы (показанные мне в копии), из которых следует, что Ш[ерваль] был сначала прусским полицейским агентом, а теперь он бонапартистский агент. Прусская полиция отказалась платить ему, так как он служит «двум сторонам» и оплачивается французами223. - Наконец, я дал Шнейдеру некоторые простые теоретические разъяснения, благодаря которым он сможет отличать документы Ш[аппера] - Виллиха от наших и доказать их различие.

Одновременно с письмом к Шнейдеру II, которое ты переслал**, тот же документ отправлен через Франкфурт-на-Майне (где старый Эбнер сдал его на почту и получил расписку) адвокату фон Хонтхейму; это было во вторник. Этот же пакет содержит: 1) письмо Беккера ко мне, имеющее почтовые штемпеля Лондона и Кёльна, из которого видно, что наша переписка касалась прежде всего издательских дел; 2) два письма Даниельса, приложенные к письму Беккера ко мне; в них он говорит только о своей рукописи224; 3) два отрывка из протоколов, написанных Гиршем225; 4) вырезку из «People's Paper», в которой Шерваль сам, к счастью, указывает свое местопребывание; 5) письмо г-на Штибера ко мне (подлинник) времен


* - Союз коммунистов. Ред.

** См. настоящий том, стр. 137. Ред.


142
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

«Neue Rheinische Zeitung», помещенное на 3-й странице этого письма.

Во вторник вечером получено с оказией письмо от Шнейдера, из которого видно, что его первое письмо, посланное по почте, задержано. Зато он получил заказное письмо отсюда, которое я поручил написать Дронке и в котором ему было сообщено, что Хенце 6-8 недель тому назад был здесь у Виллиха, что Виллих имел с ним беседу и сам хвастал здесь тем, что дал Х[енце] инструкции, как ему выступать против нас. Шнейдер пишет, что все адвокаты убеждены в подложности документов; он настоятельно просит послать ему доказательства, в частности, того, что г-жа Даниельс никогда не писала мне.

В среду я не мог бы предпринять ничего из-за отсутствия денег, если бы, к счастью, не подоспели твои 2 фунта стерлингов. Итак, я дал удостоверить перед полицейским судьей на Марльборо-стрит (г-ном Уингамом, судьей столичного округа, который расспросил об этом деле и горячо высказался за нас, против прусского правительства) две вещи: 1) образцы почерков Рингса и Либкнехта, которые, как сообщает Шнейдер II, якобы подписали почти все протоколы Гирша. Ты знаешь, что Рингс еле умеет писать, следовательно очень хорошо, что Гирш приписал как раз ему ведение протоколов.

2) По моей просьбе, хозяин помещения, где мы собирались, показал, что, начиная с марта, «Общество д-ра Маркса» (этот парень знает только меня), около 16-18 человек, собиралось регулярно и только один раз в неделю, а именно по средам, и что ни он, ни его кельнеры ни разу не замечали, чтобы мы написали хотя бы одну строчку. То, что собрания проходили по средам, засвидетельствовал также один из его соседей, немецкий булочник и домовладелец226.

Оба документа, с печатями полицейского суда, изготовлены в двух экземплярах. Первый экземпляр я отослал через ...* Г. Юнгу, который, к счастью, написал мне три дня тому назад, что он живет во Франкфурте-на-Майне, и дал свой адрес. Юнг сам отвезет эти вещи в Кёльн или пошлет туда курьера. Письмо, которое он получил, предназначено Шнейдеру II и содержит, помимо указанных документов, засвидетельствованных полицейским судом, следующее: а) копию первого письма к Шнейдеру вместе с двумя другими отрывками из протоколов, написанных Гиршем; б) выдержку из одного письма Беккера ко мне, где, к счастью, на оборотной стороне имеются лондонский и


* В этом месте рукопись повреждена. Ред.


143
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

кёльнский почтовые штемпеля. Беккер пишет буквально следующее (кроме этого посланный мной туда отрывок ничего не содержит): «Виллих пишет мне забавнейшие письма; я не отвечаю; но он не может удержаться от того, чтобы не изложить мне свои новые революционные планы. Меня он предназначил для революционизирования кёльнского гарнизона!!! Мы недавно от смеха надорвали себе животики. Своими глупостями он вовлечет в беду еще множество людей, так как одного такого письма достаточно, чтобы на три года обеспечить жалованье сотне судей над демагогами227. Если бы я устроил революцию в Кёльне, он не отказался бы взять на себя руководство дальнейшими операциями. Совсем по-дружески! Братский привет.

Твой Беккер»228; в) три письма Бермбаха ко мне, показывающих характер нашей переписки, из которых одно (от марта) вместе с тем содержит ответ на мое письмо относительно Гирша, доноса на г-жу Даниельс и произведенного у нее обыска. Это письмо доказывает, что она никогда не состояла со мной в переписке; г) копию письма Штибера; д) инструкцию Шнейдеру, в которой я сообщаю ему, в частности, что удостоверенные документы (или дубликат их) будут в четверг (28 октября) отправлены к нему прямо по его адресу заказным письмом из Лондона и что одновременно он получит из Дюссельдорфа от купца В. квитанцию. Следовательно, если правительство на этот раз перехватит письмо, мы с доказательствами в руках поймаем его на месте преступления, а ему при этом не удастся отнять у защиты ничего кроме дубликата.

В будущую субботу (30 октября) ты найдешь в «Advertiser» краткое заявление по поводу подлых статей «Times» и «Daily News». Оно подписано: Ф. Энгельс, Ф. Фрейлиграт, К.

Маркс, В. Вольф. То же - в ряде еженедельников229.

Я думаю, что на этот раз прусское правительство оскандалится так, как это ни разу еще не случалось даже с ним, и убедится в том, что ему приходится иметь дело не с какими-нибудь болванами демократами. Вмешательством Штибера оно спасло наших людей. Даже арест Бермбаха - удача. Без этого мы не могли бы переслать туда его письма. Он воспротивился бы этому, чтобы не подвергнуться хотя бы временному аресту. Теперь, когда он сидит, все в порядке.

Папаша Бартелеми, рожденный для каторги, на этот раз, для разнообразия, будет изучать Вандименову землю230. Низость этого молодца состоит в том, что он упорно отказывается признать фактическую сторону и таким образом еще глубже запутывает секунданта. Между тем, двое уже заявили,


144
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

что они были секундантами Курне. А третий, вероятно, когда перспектива виселицы окажется не столь далекой, прекратит самопожертвование и также признается, что был секундантом.

Несколько дней тому назад состоялось заседание поручителей у Рейхенбаха. Присутствовали все, за исключением более или менее вытесненных Кинкеля и Виллиха, а именно: Рейхенбах, Лёве фон Кальбе, Имандт, Шиммельпфенниг, Мейен, Оппенхейм. Рейхенбах, а с ним и другие решили отослать жертвователям обратно их деньги. Как на главную причину этого Рейхенбах указал на следующее: «Виллих и Кинкель занимаются прямым мошенничеством. В Америке циркулировали еще тысячи облигаций за его (Рейхенбаха) подписью, которые они учли, через своих агентов прямо инкассировали и употребили для личных целей».

По его словам, только ликвидация всей этой грязной истории даст ему необходимый предлог разоблачить публично все это мошенничество, которое ведется от его имени, и помешать дальнейшему вымогательству. Ты видишь, до чего дошли добродетельные Виллих и Кинкель, Мошенники... вот последнее слово.

Сердечный привет Веерту.

Твой К. М.

О надежных лондонских адресах сообщу в следующий раз.

«В № 177 «Neue Rheinische Zeitung» помещено корреспондентское сообщение из Франкфурта-на-Майне от 21 декабря, в котором содержится гнусная ложь, будто я отправился в качестве полицейского шпиона во Франкфурт, чтобы установить убийц князя Лихновского и генерала Ауэрсвальда. Я действительно 21-го был во Франкфурте, я находился там всего один день с единственной целью урегулировать частное дело здешней жительницы г-жи фон Швецлер, как Вы можете видеть из прилагаемого при сем документа; я давно вернулся в Берлин, где я уже много времени тому назад возобновил свою адвокатскую деятельность. Впрочем, я отсылаю Вас к официальному опровержению, появившемуся именно в этой связи в № 338 «Frankfurter Oberpostamts- Zeitung» от 22 декабря и в № 248 здешней «National-Zeitung». Полагаю, что при Вашей любви к истине я могу ожидать, что Вы тотчас же поместите прилагаемое опровержение в Вашей газете и назовете мне автора лживого сообщения, как это Вы обязаны сделать по закону, ибо я не могу оставить безнаказанной подобную клевету и, к сожалению, принужден буду сам принять меры против высокочтимой редакции.

Я думаю, что за последнее время демократия никому не обязана больше, чем именно мне. Не кто иной, как я, вырвал сотни обвиняемых демократов из сетей уголовной юстиции. Не кто иной, как я, даже при введенном здесь осадном положении, когда трусливые и жалкие людишки (так называемые демократы) давно бежали с поля сражения, бесстрашно и неутомимо выступал против властей и продолжаю делать это и теперь.


145
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

Если демократические органы обходятся со мной подобным образом, то это мало поощряет дальнейшие усилия.

Но что в этом деле поистине великолепнее всего, это - тупоумие, проявленное демократическими органами. Слух о том, что я поехал в качестве полицейского агента во Франкфурт, был сначала пущен «Neue Preusische Zeitung», этим пользующимся дурной славой органом реакции, с целью подкопаться под мою адвокатскую деятельность, мешавшую этой газете. Другие берлинские газеты давно опровергли это. Но демократические газеты столь бездарны, что повторяют подобную глупую ложь. Если бы я хотел поехать в качестве шпиона во Франкфурт, то об этом, конечно, заранее не писали бы во всех газетах; да и зачем Пруссии посылать полицейского чиновника во Франкфурт, где достаточно знающих дело чиновников? Глупость всегда была пороком демократии, ловкость же приносила победу ее противникам. Точно так же гнусной ложью является утверждение, будто я много лет тому назад был в Силезии полицейским шпионом. Я был тогда официально назначенным полицейским чиновником и как таковой исполнял свой долг. Обо мне распространяли гнусную ложь. Пусть хоть один человек выступит и докажет, что я пытался втереться к нему в доверие. Лгать и утверждать может всякий.

Итак, я жду от Вас, - а Вас я считаю честным и порядочным человеком - немедленного и удовлетворительного ответа. Демократические газеты у нас дискредитировали себя массой лжи, не преследуйте и Вы такой же цели.

Преданный Вам Штибер, д-р права и пр.

Берлин, Риттерштрассе, 65

Берлин, 26 декабря 1848 г.»231

«Настоящим свидетельствую, что на прошлой педеле г-н д-р Штибер ездил по моему поручению во Франкфурт и Висбаден для устройства моих частных дел в судебных учреждениях.

Вдова президента Швецлер фон Лектон Дама ордена Луизы»*

Печать Я прошу тебя написать Шнейдеру следующие строки и немедленно отослать их ему в Кёльн третьим путем, о котором ты писал в своем письме**.

«Правда, 14-16 документов, принадлежащих клике Виллиха - Шаппера, были куплены Штибером, но вместе с тем они были и украдены им. А именно, он за наличные деньги подговорил некоего Рейтера совершить кражу. Рейтер был с давних пор вовсе не «полицейским чиновником», а тайным агентом прусского посольства, оплачиваемым сдельно от случая к случаю. Ни к одному коммунистическому обществу, даже


* Текст письма Штибера написан рукой Женни Маркс; под письмом рукой Маркса написано в скобках «Verte» («Смотри на обороте»). Ред.

** См. настоящий том, стр. 137-138. Ред.


146
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

к открытому Обществу немецких рабочих в Лондоне232, он никогда не принадлежал. Рейтер жил в том же доме, что и Диц, секретарь и хранитель архива виллих-шапперовского центрального комитета233. Рёйтер взломал письменный стол Дица и передал кому-то, Штиберу или Шульцу, документы. Это дело было давно уже раскрыто перед кёльнским судом присяжных. Штехану во время его заключения в Ганновере были предъявлены следователем несколько писем, написанных им Дицу, как секретарю Эмигрантского комитета, председателем которого был Шаппер234. Как известно, Штехан бежал из тюрьмы. По прибытии в Лондон он написал в Ганновер, требуя присылки этих писем, чтобы он мог возбудить перед английским судом дело против Рейтера по обвинению: 1) В краже со взломом.

2) В подлоге. А именно, он утверждает, что в его письме, - предъявленном также теперь Штибером кёльнским присяжным, - текст изменен полицией, вставившей слова «530 талеров, 500 для руководителей». Он послал тогда в Лондон только 30 талеров и ни слова не писал о руководителях.

Ганноверский суд, конечно, не удовлетворил требования Штехана. Тот же Рёйтер украл все документы, взломав письменный стол Дица. Диц и вся шапперовская клика узнали об этом только после прибытия Штехана сюда»235.

Только что, дорогой Энгельс, получил я ваш пакет. Таким образом, не требуется, чтобы ты переписывал приведенное выше. Я сам пошлю это прямо в одном из полученных мной конвертов.

Скажи Веерту, что он теперь навсегда обеспечен одной из «министерских» должностей, которые Штибер отдает в мое распоряжение, если он не предпочтет предназначенного для него поста посла в Париже236.

Твой К. М.

Если тебе нужно написать мне о важных вещах, делай это по адресу: Г-ну А. Джонсону, эсквайру (Английский банк, отдел слитков).

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung. Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса. 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


147
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

80

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 28 октября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Вчера я послал тебе один том Дюро де Ла Маля237 и письмо через Карвера и К°*. Посылаю различные пакеты коммерческого типа с вложенными в них конвертами для Хонтхейма и Эссера I, которые вызывают меньше подозрений у обывателей, чем Шнейдер. Если эти пакеты покажутся тебе подходящими, ты можешь еще вложить запечатанный конверт для Шнейдера. Я, кстати, не понимаю, почему бы тебе время от времени не посылать несколько строк также другим защитникам, чтобы убедить их в важности их роли. Также прилагается коммерческая печать. Твоя старая вейдемейеровская гербовая печать и неуклюжее S никуда не годятся. Употребляй также и на письмах в Манчестер какую-нибудь другую шестипенсовую печать.

Время от времени посылай Шнейдеру заказные письма, менее важные, чтобы ввести этих молодцов в заблуждение и заставить их думать, что мы отказались от посылки писем конспиративным путем из-за отсутствия адресов.

В том, что люди, адреса которых ты получаешь вместе с этим письмом, доставят письма, куда нужно, не может быть никакого сомнения.

Обрати, однако, внимание адвокатов на явные преступления и нарушения закона со стороны полиции и добейся, чтобы они потребовали ареста Штибера за лжеприсягу и лжесвидетельство; с твоим письмом Котесу этот подлец, действительно, совершил клятвопреступление238.

Сегодня вечером почтой напишу подробнее о более нейтральных вещах.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 137-139. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


148
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 ОКТЯБРЯ 1852 г.

81

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 28 октября 1852 г. со второй почтой Дорогой Маркс!

Посылаю статью для Дана - ее нельзя было оборвать в другом месте*. Если мне удастся сегодня вечером закончить все, я сдам остальную часть** на почту позже. Пока посылаю это, чтобы ты получил вовремя хоть кое-что. Впрочем, Д[ана] для разнообразия может один раз удовлетвориться примерно 3/4-4/5 газетного столбца, особенно, раз он платит с такой задержкой.

Я нисколько не буду удивлен, если кёльнский процесс продлится еще месяц. В понедельник, кажется, не было заседания - возможно, что заболел кто-нибудь из обвиняемых или несколько присяжных, или же все нуждались в двухдневном отдыхе. Особенно при всех этих великолепных свидетелях, которые не знают, что показывать. Г-н Хенце здорово приперт к стене. Веерт встретил эту благородную личность в Гамбурге, причем Хенце страшно ругал тебя - это освобождает тебя от всяких обязательств по отношению к нему. Он также совершенно откровенно подтвердил обывательский мотив своей ярости. Напиши же прямо одному из адвокатов - заказным письмом - и обрати их внимание на то, что обвинение целиком перешло из рук г-на Зедта в руки шпиона Штибера, который, с молчаливого согласия прокуратуры, выдвигает совершенно новые юридические теории, а именно: 1) что преступлением является, если кто-нибудь, морально имеющий отношение к процессу, посылает адвокатам из-за границы документы и прочие сведения в интересах обвиняемых и доказывает, что полицейская ложь какого-нибудь Штибера есть все-таки ложь; точно так же является преступлением получать подобного рода письма; 2) что, напротив, полиция вправе позволять себе всевозможные преступления и даже открыто хвастать ими перед судом и перед публикой, а именно: а) кражу со взломом - взлом письменного стола Дица и похищение оттуда документов; б) подстрекательство к этому, совершенное, согласно их собственному признанию, путем обещания денег; также и подкуп;


* К. Маркс. «Политические партии и перспективы». Ред.

** К. Маркс. «Попытки создать новую оппозиционную партию». Ред.


149
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ОКТЯБРЯ 1852 г.

в) кражу документов, принадлежащих защите, когда от твоей записки для адвокатов отрезали и скрыли одну часть; о вскрытии писем я уже не хочу говорить, так как эти подлецы постарались, по крайней мере, задним числом прикрыть это законными формами; г) лжесвидетельство и лжеприсягу, когда г-н Штибер намеренно выставляет кёльнцев соучастниками и сотоварищами Шерваля, что, как ему самому отлично известно и как он впоследствии сам признает, является ложью; когда он, далее, в частности, дает присягу, что лишь 19 октября в Кёльн прибыло по почте письмо, которое было там уже 15-го; когда он выдумывает все свои небылицы об экстренном курьере и т. д.; д) подлог, когда полиция сама смастерила так называемые протоколы и представила их в качестве подлинных, в то время как мы были лишены всякой возможности передать в руки защитников доказательство противного.

И так далее.

Если адвокаты будут действовать решительно и умело, то дело может кончиться не осуждением кёльнцев, а арестом г-на Штибера за лжеприсягу и прочие прусские преступления против безбожного французского Code penal239.

Я хотел написать тебе еще о чем-то другом, но совершенно забыл - о чем, заболтавшись с Веертом, который только что пришел.

Только что узнал от него, что г-жа Даниельс тоже вызывается в качестве свидетельницы защиты. Тем лучше. История с протоколами кончится отлично. Бедный Бермбах, повидимому, также сразу же бесцеремонно посажен на скамью подсудимых; и чего только они хотят от этого невиновного бедняги!

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 82

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 31 октября 1852 г.]

Дорогой Маркс!

При том обороте, который дело теперь приняло, оно не может кончиться неудачно. Письмо Штибера* - это такая


* См. настоящий том, стр. 144-145. Ред.

240


150
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ОКТЯБРЯ 1852 г.

находка, которая дороже всех золотых россыпей Австралии. Какое счастье, что злополучный Нотъюнг сохранил эти старые документы «Neue Rheinische Zeitung» и прислал их тогда в Лондон! Я надеюсь, что оно попадет по назначению, - ведь перехватить такой документ не счел бы за преступление сам верховный прокурор. Было бы лучше, если бы ты послал это письмо не заказным, а как-нибудь иначе. Между Франкфуртом и Кёльном еще может случиться какое-нибудь несчастье, и хотя даже копия является серьезным доказательством, но все-таки оригинал гораздо важнее. Кто-нибудь должен отвезти его в Кёльн лично или переслать через курьера. Однако я надеюсь, что все будет в порядке.

Другие документы также очень хороши, и мы теперь поднимем колоссальный шум.

Для верности я послал вчера фон Хонтхейму письмо, которое будет сдано на почту в Амстердаме. В нем я сообщил ему вкратце содержание твоего письма, предназначенного для Шн[ейдера]*, а также известил его о неполучении письма, адресованного Шнейдером Дронке. Итак, четыре копии и одно резюме.

Другим путем я пошлю сегодня в Кёльн еще одну копию с письма Штибера; также пошлю в Рейнскую провинцию в виде вырезок статью, опубликованную в «Advertiser» в пятницу241, и заявление из субботнего номера «Advertiser»** и вообще заметки о преступлениях полиции для распространения среди буржуа.

Теперь следующие предложения: 1. Так как единственные свидетельские показания в пользу обвинения имеют характер в высшей степени двусмысленный, а кое в чем, как мы должны теперь доказать, недвусмысленно лживый, то очень важны твое показание, а также показания Лупуса***, Пипера и др., если они будут даны под присягой и удостоверены. Пусть прокуратура говорит все, что ей угодно, это не повредит; присяжные все-таки считают нас и обвиняемых людьми порядочными. Ну, а ведь нет ничего легче, как двоим или троим из вас отправиться к Уингаму и там засвидетельствовать под присягой известные всем вам вещи, касающиеся Лондона. Так, например: а) что не существует никакого Г. Либкнехта, а есть, насколько вам известно, только В.

Л[ибкнехт], и вы никогда не знали Г. Л[ибкнехта];


* См. настоящий том, стр. 137. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Заявление и редакции английских газет». Ред.

*** - Вильгельма Вольфа. Ред.


151
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ОКТЯБРЯ 1852 г.

б) что г-жа Даниельс никогда тебе не писала; в) что кроме собраний по средам вы не имели никаких других собраний по четвергам также и в каком-либо другом помещении; г) что вы объявляете абсолютной ложью имеющееся в протоколах Гирша изложение речей, докладов и т. д., которые вы якобы произносили; д) что сопроводительное письмо к «Красному катехизису», которое прокуратура считает написанным твоей рукой, не исходит от тебя - и все то еще, что вам покажется нужным опровергнуть как ложь из сказанного в последних судебных заседаниях и в первых показаниях Штибера242.

Все это, заявленное в присутствии Уингама под присягой, последний оформит в виде обычного affidavit*, - вы можете прямо принести с собой черновик на английском языке, - и вы попросите его отдать это полисмену, который пойдет вместе с вами в Сити к прусскому консулу Хебелеру; последний обязан заверить подпись Уингама, иначе он лишается своей экзекватуры**. Изготовленное таким образом в двух копиях показание это может затем пойти в Кёльн и не преминет оказать там свое действие. Я считаю это в высшей степени важным, так как при этом будут соблюдены все законные формы, и эта вещь превратится в судебный документ. Если Хебелер все-таки откажет в своей подписи, идите к любому официальному нотариусу, который заверит документ (этот путь был в аналогичном случае указан моему старику*** прусскими властями).

2. Вчера получил от Др[онке] длинное сообщение о Бандье. Я должен сказать тебе, что после жалкого вранья по поводу нашей рукописи****, после письма Дункера, которое Веерт послал тебе во вторник, и если правда, что Бандья писал адрес на предпоследнем письме Котесу243, у меня почти не остается сомнения, что он прусский шпион. Его связь с венграми не является доказательством обратного: если у нас он ссылается на венгров, то у венгров он ссылается на нас. Это дело необходимо во что бы то ни стало немедленно расследовать. И если г-н Бандья в двадцать четыре часа не представит


* - заявления перед судьей, равносильного показанию под присягой. Ред.

** - разрешения на право осуществлять консульские функции, выдаваемого консулу местным правительством. Ред.

*** - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.


152
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ОКТЯБРЯ 1852 г.

удовлетворительных объяснений о месте нахождения рукописи, не сообщит нам прежнего адреса мнимого Эйзермана, улицы и номера дома, не даст объяснений по поводу в высшей степени загадочных источников своего существования, то я сильно склоняюсь к тому, чтобы кёльнские адвокаты прямо задали г-ну Штиберу вопрос, что он знает о некоем полковнике Бандье, После уже имевших место разоблачений г-н Штибер не решится больше давать ложных показаний, так как он не может знать того, что за этим последует. В то же самое время следовало бы сообщить Шн[ейдеру] историю с рукописью, чтобы он рассказал об этом на судебном заседании; тогда не понадобятся никакие дополнительные объяснения.

3. Несколько человек из штехановского рабочего общества244, члены комитета и т. д., могли бы также отправиться к полицейскому судье, - не с маленькими записками, а с целыми страницами или, по возможности, с большими документами, написанными рукой Гирша, - и показать под присягой, что это почерк Гирша. Это будет неизмеримо лучше, чем простые незаверенные вырезки.

В понедельник мы опять пошлем вам немного денег, чтобы у вас не было затруднений изза этого. Твое показание под присягой можно было бы послать к самому концу - это имеет свои хорошие стороны; надо только позаботиться о том, чтобы все прибыло туда до окончания допроса свидетелей.

Не забудь прислать мне как можно скорее несколько надежных адресов.

Показание Штехана о подлоге* должно быть также дано под присягой перед полицейским судьей. Это может иметь блестящие результаты.

Кинкель сегодня расхаживал по манчестерской бирже в сопровождении толпы здешних немецких евреев. Мы, между тем, уже кое о чем порассказали публике, и Веерт уж постарается несколько отравить ему существование как здесь, так и в Брадфорде.

Не могли ли бы вы добыть от Рейхенбаха через Имандта или другим путем прямые доказательства мошенничеств Кинкеля и прислать копии этих документов в здешний «Examiner and Times», «Guardian» или «Courier», а также в брадфордские газеты? Конечно, настолько прямые доказательства, чтобы этим молодцам не приходилось опасаться процесса по обвинению в клевете. Вы могли бы послать это также д-ру Дж. У. Хадсону, секретарю манчестерского Атенеума245.


* См. настоящий том, стр. 146. Ред.


153
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ОКТЯБРЯ 1852 г.

Штрон опять в Брадфорде, он немного болен и приедет сюда в среду или в четверг. Я пишу ему сегодня настолько полные инструкции, что если ты пошлешь ему что-нибудь, то можешь рассчитывать на умелое, не противоречащее моим действиям, выполнение порученного. Главное, чтобы все коммерческие адреса использовались только по одному разу.

Мы должны довести дело до того, чтобы в будущем имя Штибера всегда употреблялось как синоним жульничества*.

Среди защитников имеется адвокат Шюрман. Его адрес тоже может быть использован для отправки пакетов. Адрес Шнейдера, действительно, слишком опасен.

История с Бандьей важна еще по следующей причине: предположим, что «подлинная книга протоколов» написана не рукой Гирша, а переписана. Что тогда? Ведь Штибер и без того заявил под присягой, что вовсе не знает Гирша.

Если кёльнцы все же будут осуждены - что я, однако, считаю почти невозможным, коль скоро мы по-прежнему будем прилагать все усилия, чтобы доставить туда все сведения и документы, - то мы, безусловно, должны будем написать кое-что. Если же нет, то я думаю, что это только ослабило бы эффект поражения правительства. Однако даже и тогда это будет зависеть от целого ряда обстоятельств. Прежде всего со всех документов, affidavits и т. д. должны быть сохранены точные копии, юридически заверенные по всем правилам и т. п., так как тогда эти вещи составят блестящую серию оправдательных документов .

Дронке просил у меня 10 шилл., потому что он болен и в затруднительном положении.

При следующем получении денег, то есть во вторник, дай ему эту сумму или немного больше.

Адреса пошли мне лучше всего через Пикфорда или Карвера.

Привет всем и напиши поскорее.

Твой Ф. Э.

Мы ведем здесь точный список всех отсылаемых документов с указанием даты, способа отправки и т. д.


* В оригинале слово «Stieberei», образованное от фамилии Stieber, и созвучное с ним слово «Dieberei» («жульничество», «мошенничество»). Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritie Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


154
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 НОЯБРЯ 1852 г.

83

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 2 ноября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Получил твое письмо вместе с 5 фунтами стерлингов; 10 шиллингов отдал Дронке.

Теперь уже позади то время, когда нам приходилось опасаться открыто переписываться непосредственно по нашим адресам. В субботу (30 октября) адвокаты получили множество документов, в воскресенье - второе письмо из Франкфурта, вчера - мое последнее письмо с заявлением, сделанным перед полицейским судьей. Сегодня я отослал заказным письмом прямо Шнейдеру II появившееся в сегодняшнем номере «Morning Advertiser» заявление*, не столько потому, что оно еще теперь необходимо для защиты, сколько для того, чтобы показать прусскому правительству, что мы имеем средства заставить его почту быть честной, а в противном случае - разоблачить ее перед лондонской публикой.

Адвокаты получили все необходимое своевременно, а именно до окончания речи обвинителя. В настоящий момент я считаю, что больше ничего посылать в Кёльн не нужно, если только процесс не затянется из-за какого-нибудь нового инцидента и не потребуется новое вмешательство с нашей стороны.

Прилагаю письмо Имандта Клуссу, в котором содержатся подробности о мошеннических проделках Кинкеля - Виллиха. У меня до сих пор не было времени прочитать это письмо, и я ограничился тем, что дал Пиперу переписать его для тебя. В прошлую пятницу оно отправлено в Вашингтон.

Купец Флёри из Сити заявляет, что, как он может засвидетельствовать, Виллих - Кинкель предлагали ему и другим купцам купить облигации займа.

В настоящий момент этот шарлатан Виллих живет за счет русского Герцена.

Как мне вчера сообщил Фрейлиграт, Кинкель перед своим отъездом в Манчестер снова с удвоенным рвением пресмыкался в качестве просителя, краснобая и домашнего учителя перед сборищем олдерменов247 Сити, купцов и т. д.


* К. Маркс. «Заявление редактору газеты «Morning Advertiser»». Ред.

246


155
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 НОЯБРЯ 1852 г.

Что касается ложно приписываемого мне письма248, то мне недостает только адреса Мозеса Гесса, который проживает в Люттихе*. Я напишу ему следующее: «Скажи мне, кому ты отдал экземпляры «Катехизиса» и кто распространял их в Германии, иначе я объявлю тебя в «Independance» подделывателем документов». Мозесу придется сказать правду, и если на этот раз окажется, что не полиция, а Кинкель - Виллих подделывали мой почерк, то я привлеку их к здешнему суду за подделку чужого почерка.

Не забудь прислать мне конец статьи для Дана**. В четверг собирается парламент. Статья уже теперь несколько устарела. А после пятницы она потеряет всякую ценность.

Сердечный привет Веерту и Штрону.

Твой К. М.

Купец Флёри далее показывает, что Виллих почти каждую неделю вымогал у него и его английских друзей фунты под предлогом помощи эмигрантам. А ведь можно доказать, что Виллих - Кинкель грубо отказывают всем эмигрантам, заявляя, что у них нет ни сантима для таких целей. Виллих говорит им, что у него самого нет куска хлеба; Кинкель с умилением показывает им своих детей и, в лучшем случае, дарит им поношенные жилеты покойного Юлиуса, уехавшего Шурца или своей собственной важной персоны.


* - Льеже. Ред.

** К. Маркс. «Попытки создать новую оппозиционную партию». Ред.

*** Письмо написано рукой Женни Маркс; рукой Маркса поставлена подпись и вписан год со знаком вопроса. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritie Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 84

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ***

В МАНЧЕСТЕР Лондон, 4 ноября 1852 г. (?)

Дорогой Энгельс!

Сегодня я вынужден продиктовать несколько слов тебе, так как проклятый геморрой не дает мне сидеть.


156
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 НОЯБРЯ 1852 г.

Прилагаю письмо от Шнейдера, полученное вчера вечером, и письмо Кольмана Бандье, которое я прошу прислать мне обратно.

Ты видишь, что Семере хочет получить обратно свою рукопись*.

Фезе рассказал мне вчера, что Веерт вызвал его в Лондон, неправильно назначив время, по поводу чего я дал ему надлежащие объяснения.

Твой К. М. [Приписка Женни Маркс]

Сердечный привет от секретаря, супруги Маркса.

Кошут обозлен на Маркса за то, что Маркс сообщил о его плутнях с Бонапартом, Феттером и т. п. Дана, который превратил эти заметки в громовую статью**.


* Б. Семере. «Граф Людвиг Баттяни, Артур Гёргей, Людвиг Кошут». Ред.

** К. Маркс. «Действия Мадзини и Кошута. - Союз с Луи-Наполеоном. - Пальмерстон». Ред.

*** Год вписан Энгельсом позднее. Ред.

**** К. Маркс. «Попытки создать новую оппозиционную партию». Ред.

***** См. настоящий том, стр. 144-145. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 85

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 5-6 ноября] 1852 г.***

Пятница Дорогой Маркс!

Мне приятно узнать, что не я один страдаю. Третьего дня и вчера здесь был Штрон; конечно, было изрядно выпито, он ушел от меня сегодня в 3 часа утра и, надо надеяться, сегодня уедет. Это совершенно доконало меня, и я сегодня никуда не гожусь. По этой же причине ты сегодня не получишь перевод. Но это, впрочем, не беда, так как будет какой-нибудь саутгемптонский пароход, с которым эта вещь**** может быть отправлена, а раньше 11-го в парламенте не будет произнесена даже тронная речь.

Итак, документы благополучно прибыли, в том числе и подлинник письма Штибера*****.

Теперь дело пойдет весело, как 249


157
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5-6 НОЯБРЯ 1852 г.

только благородный прокурор закончит. Даже при самой напряженной тяжелой работе мысли нельзя было бы произвести на свет что-либо более нелепое, чем то, что говорит Зеккендорф. За то, что Энгельс где-то напечатал, что лучшие коммунисты были и самыми храбрыми солдатами, Бюргере должен быть осужден как участник заговора. Вопрос к присяжным сформулирован таким образом: имел ли обвиняемый намерение - suspect de suspicion d'incivisme*, - и потому совершенно безразлично, является ли обвиняемый членом Союза** или нет. Итак, г-н Зеккендорф, отчаявшись в возможности вынесения обвинительного приговора Даниельсу и К°, прямо требует от присяжных оправдания также Бюргерса и Рёзера! Должно быть, этот молодчик тянул крепкий бренди с содовой по меньшей мере восемь ночей подряд, прежде чем у него могло так перепутаться в голове. Да и во всей этой каше нет ни одного слова, сказанного впопад. Вообще, с тех пор, как председатель суда*** зачитал вопрос к присяжным, я уже более ни одной минуты не сомневаюсь в оправдательном приговоре также для Бюргерса и др. Жалкий манифест Бюргерса и его турне невозможно превратить в «предприятие», имеющее целью свержение существующего строя и т. д.250 Или же в анналах истории должно быть записано: в мае 1851 г., когда в Лондоне открылся Хрустальный дворец251, портной Нотъюнг отправился из Берлина в Лейпциг с целью ниспровергнуть прусский государственный строй и начать гражданскую войну. Кроме того книга протоколов отвергнута, и, как утверждает Штрон, среди присяжных фон Рат, фон Бианка, Левен, Лейден, Херштадт и еще один расположены вполне благоприятно.

Исходя из теперешнего хода дела, я считаю, что мы при всех обстоятельствах должны опубликовать кое-что. Было бы хорошо и даже необходимо, чтобы после процесса Шнейдер и кто-нибудь из обвиняемых приехали в Лондон, - я постараюсь тогда приехать туда на субботу и воскресенье и, когда мы все обсудим, ты поедешь вместе со мной сюда, и рукопись будет готова в несколько дней. За это время запроси старого Эбнера, не может ли он пристроить эту брошюрку у Лёвенталя, - я согласен, чтобы мы участвовали в прибылях и убытках в половинном размере.

Что касается Бандьи, то самое главное подозрение против него отпадет само собой, если будет установлено, что он не надписывал адрес на предпоследнем письме Котесу****. То, что


* - подозревается в подозрительном отношении к гражданскому долгу. Ред.

** - Союза коммунистов. Ред.

*** - Гёбель. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 151. Ред.


158
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5-6 НОЯБРЯ 1852 г.

Бандья, как мне сообщил Др[онке], писал адрес на предпоследнем, следовательно на последнем правильно дошедшем письме, меня сильно озадачило. Но как может этот сумасбродный Малыш выдумывать подобные историйки? Однако история с Кольманом также подозрительна. Это письмо К[ольмана] определенно написано тем же почерком, как и прежние эйзермановские письма. Я завтра отошлю тебе его обратно, но я придерживаюсь того мнения, что его следует задержать у себя. Здесь что-то неладно. Через Веерта мы скоро узнаем, в чем дело с Кольманом. Пока все-таки потребуй от Бандьи объяснений, каким образом г-н К[ольман] решается подписываться вымышленным именем и т. д., почему и как произошло, что «этот человек» (и что это за человек), который якобы умер, теперь вдруг опять оказался в живых. Потребуй также от г-на Б[андьи], чтобы он назвал тебе «комиссионера» в Лондоне, которого он «знает» по одному письму. Пусть Дронке, с своей стороны, примет участие в этом деле и справится у какого-нибудь немецкого книгоиздателя о Кольмане.

Очень странно, что все письма приходят с оказией, никогда на них пет почтового штемпеля, все они написаны в таком легком, небрежном тоне, что дело выглядит в высшей степени подозрительно. Это письмо опять-таки написано «в гостинице у друга». Все это носит неделовой характер, так же как и его глупая отговорка: дескать, его дело, когда печатать рукопись*. Если даже Б[андья] настолько честен, насколько может быть честным изолгавшийся славянин, то мне во всяком случае кажется, что его друг в Берлине - явный мошенник. Но теперь дело должно разъясниться, так как на этот раз г-н К[ольман] выступает как владелец рукописи и как издатель. Если не существует книгоиздателя с такой фамилией, то дело ясно.

Теория, будто издатель может долгие годы держать у себя в столе рукопись, есть нечто совершенно новое и не очень-то согласуется с книгоиздательской практикой. Историю с детскими книгами я также считаю выдумкой. В Англии к рождеству подобная ерунда вообще не выходит; к тому же это сказано так неясно и неопределенно, что Б[андья] ни в коем случае не мог этого понять как определенное поручение. В гостинице не пишут также на такой грязной бумаге, которая больше подходит для прусской конторы. Словом, посмотрим.

Впрочем, я отсюда совершенно не могу писать к Б[андье], так как не знаю никаких подробностей относительно того, что


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.


159
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5-6 НОЯБРЯ 1852 г.

произошло между ним и тобой, что он тебе говорил, какие письма он, может быть, показывал тебе еще и т. д. Но мы теперь держим его в руках.

Суббота, 6 ноября Вчера я физически не смог отослать написанного выше. С тех пор я опять прочел в «Kolnische Zeitung» новую штибериаду. Итак, «подлинная книга протоколов» забракована, но зато Г. Либкнехт восстал из мертвых в образе денежной расписки. Мосье Гирш и К° - ибо их должно было быть несколько человек - по-видимому, выманили изрядную сумму денег у глупых прусских полицейских. Стоило посылать в Лондон полицейского лейтенанта*, чтобы собрать эти небылицы и получить сверх того сведения о совершенно секретном заседании у тебя!252

Но что это за история с Флёри, другом Дронке, которого здесь прямо и открыто называют полицейским агентом? Это несколько охладит гнев Малыша против Б[андьи]. Очевидно, кто-то болтал также по поводу письма Штибера, но это не беда. Тот способ, каким Шт[ибер] сам привлекает внимание к этому документу и говорит о «низкой клевете», только усилит эффект.

Веерт в Ливерпуле, вернется только через несколько часов, так что я должен задержать письма Шнейдера и Бандьи** до завтра.

«Бюргерс сознался, что был сотрудником «Neue Rheinische Zeitung»»!253

Этого, конечно, достаточно, чтобы приговорить его к виселице. Ничего подобного я еще не видывал!

Сегодня вечером «Kolnische Zeitung» принесет, конечно, первые известия о том, что дело принимает новый оборот. Адвокаты поступили очень правильно, что держали все при себе, раз они только теперь по-настоящему берутся за дело.

Твой Ф. Э.

Не забудь срочно прислать мне экземпляры стихотворений Фрейлиграта о Кинкеле***. В Брадфорде у нас уже есть люди, которые хотят ему предложить прочитать их публично.


* - Гольдхейма. Ред.

** См. настоящий том, стр. 156. Ред.

*** Ф. Фрейлиграт. «Иосифу Вейдемейеру (стихотворные послания I и II)». Ред.


160
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5-6 НОЯБРЯ 1852 г.

Гирш, вероятно, еще здесь; во всяком случае он определенно был здесь на прошлой неделе, когда я его видел в Атенеуме254. Другой парень, похожий на него, как две капли воды, был тоже здесь и вначале сбил меня с толку. Не знаю, служит ли он здесь, или ищет место.

Впрочем, когда ты был здесь в последний раз255, нам как-то повстречался какой-то человек в Бротоне, который крикнул: «Здравствуйте, Маркс!». Мы не могли тогда сообразить, кто это; это и был Гирш. Парень, следовательно, путешествует с художественными целями. Как только процесс кончится, надо будет его поколотить.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 86

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 ноября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Прилагаю отчет моей жены о вчерашнем митинге в память Роберта Блюма257. Она была вместе с Имандтом на галерее «Франкмасонской таверны», где происходил митинг.

Что касается истории с Б[андьей], то задержи только письмо Кольмана. Если он будет меня о нем спрашивать, то я буду отговариваться тем, что все забываю попросить тебя прислать его обратно. Если бы со стороны Б[андьи] имел место преднамеренный обман, то он сам дал бы нам улики против себя. Это ясно. Б[андья] первоначально был обвинен в том, что он выдал парижский заговор258, а затем в том, что нечестно вел себя в кёльнском деле. В обоих случаях обнаружилось противоположное. Адрес Котеса*, судя по письму Шнейдера, был выдан одним из знакомых самого Котеса. Наконец, что касается нашей брошюры**, то, вероятно, Веерт уже предпринял кое-что по поводу адреса Кольмана, и это дело должно разъяс-


* См. настоящий том, стр. 151. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

256


161
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 НОЯБРЯ 1852 г.

ниться. Я дал Б[андье] письмо к Кольману, в котором я ему указываю, что его срок выпуска брошюры определен в договоре, и заявляю, что договор не запрещает нам напечатать оригинал рукописи, которым мы еще владеем, в Брюсселе или Нью-Йорке, если нам это будет угодно. Точно так же договор не запрещает нам выпустить через две недели вторую часть этой брошюры, уже готовую и представляющую законченное целое, у другого книгоиздателя под другим заглавием и т. д.

Теперь о кёльнском деле.

На месте Бюргерса я никоим образом не позволил бы г-ну Беккеру так бесстыдно выставлять себя за счет всех остальных как homme superieur* и, к торжеству демократов, так принижать значение всего процесса. Одно дело - защищать себя, а другое дело - заниматься самоапологией за чужой счет. Беккер - один из эпигонов революции, он очень хитер, но недостаточно умен и все рассчитывает, как ему окольными путями пробиться в великие люди.

Все его таланты - это таланты чрезвычайно незначительного человека.

Как ты уже знаешь, правительство с отчаяния прибегло к героическим средствам в дополнительном показании Гольдхейма259, но снова попалось в ловушку.

Показание Гольдхейма дало два факта: «Грейф» и «Флёри».

Поэтому я предпринял розыски Грейфа (для этой цели даже нанял одного прусского шпиона). Таким путем я добыл его адрес и узнал, что он живет в № 17, Виктория-род, Кенсингтон. Но это - дом г-на Флёри. Итак, было установлено, что Грейф живет у Флёри. Далее обнаружилось, что Г[рейф] фигурирует здесь официально не в качестве «полицейского лейтенанта», а как атташе прусского посольства. И, наконец, что в субботу, 6 ноября, он уехал отсюда на несколько недель, вероятно, в Кёльн. Он сам заявил, что уезжает из страха перед «марксианами». Флёри, дескать, обманул его и т. д.

Итак, теперь ясно, что Грейф - начальник Флёри, а Флёри - начальник Гирша. Так выяснилось все дело.

С другой стороны, в пятницу 5 ноября Имандт и Дронке отправились к Флёри с «Kolnische Zeitung» в руках. Он, разумеется, разыграл удивление, уверял, что не знает никакого Грейфа, изъявил готовность сделать любые заявления перед полицейским судьей, но выразил желание прежде поговорить со своим адвокатом. Он назначил им два свидания в субботу 6 ноября: одно на 2 часа, другое на 4 часа, но, конечно, не явился и устроил так, что полиция выиграла еще один день,


* - выдающегося человека; человека, превосходящего всех остальных. Ред.


162
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 НОЯБРЯ 1852 г.

в течение которого мы ничего не могли предпринять, кроме посылки нескольких предварительных писем в Кёльн. Наконец, в воскресенье 7 ноября Дронке и Имандт заставили его написать заявление, которое ты прочтешь в «Kolnische Zeitung»260. Я пошлю тебе копию с него, которую, однако, в данный момент никак не могу найти. Имея его заявление в кармане, они заявили ему, что он - шпион, что Грейф живет у него, что мы все это знали и играли с полицией, в то время как она думала, что играет с нами. Он, конечно, продолжал клясться в своей невиновности.

Наконец, я послал нескольких молодцов (в частности, спившегося генерала Хервега) разыскивать местожительство Гирша. Оказалось, что он живет недалеко от Флёри, также в Кенсингтоне.

Еще одно, прежде чем продолжать рассказ. Все показание Гольдхейма станет тебе очень ясным, если ты примешь во внимание: 1) что 30 октября (в субботу) Гольдхейм был здесь и вместе с секретарем прусского посольства Альбертсом посетил Грейфа и Флёри; 2) что утром того же 30 октября в пяти английских газетах появилось наше заявление о предстоящих разоблачениях*; 3) что того же 30 октября Флёри имел свидание с Имандтом и Дронке, так как Дронке должен был вместо Имандта давать Флёри уроки французского языка; 4) что еще до того, как Штибер дал свое второе показание относительно открытий, сделанных в Лондоне, я сейчас же после его первого показания о Шервале и т. д. послал заявление в «Kolnische Zeitung», «Frankfurter Journal» и «National-Zeitung», в котором уже угрожал Штиберу опубликованием его письма ко мне**. Правда, это заявление не появилось ни в одной из газет, но несомненно, что почта н полиция приняли его к сведению261.

Так весьма прозаически объясняется «ясновидение» Штибера и исключительная осведомленность его полицейских агентов в Лондоне. Все остальное, сказанное Гольдхеймом, - были fabulae***. Необходимые разъяснения об этом я послал в Кёльн различными путями наряду с заявлением Флёри.

Но тут-то начинается самое интересное.

Разумеется, моей целью было добиться распоряжения об аресте Гирша, для чего я и разыскивал его жилище. Но я получил адрес только в субботу. Я был уверен, что если у меня будет распоряжение об аресте Гирша, он впутает в дело Флёри, а Флёри - Грейфа.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Заявление в редакции английских газет». Ред.

** См. настоящий том, стр. 144-145. Ред.

*** - басни. Ред.


163
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 НОЯБРЯ 1852 г.

Что же произошло? В пятницу Виллих, втайне от всех, отправляется с Гиршем в сопровождении Шертнера в полицейский суд на Боу-стрит, заставляет Гирша, в документе, изготовленном, по-видимому, в трех экземплярах, дать показания, что он и Флёри приблизительно полгода тому назад сфабриковали подложные протоколы, посылает эти три документа: 1) Гёбелю, председателю суда присяжных, 2) Шнейдеру, 3) в «Kolnische Zeitung», дает Гиршу деньги для того, чтобы он мог скрыться, и даже сам усаживает его на пароход, якобы для того, чтобы Гирш мог лично дать показания в Кёльне.

Мы узнали об этом только в результате наблюдения, установленного нами за Гиршем, и отчасти на Боу-стрит, где Мы хотели раздобыть распоряжение о его аресте. Шаппер сам рассказывал Либкнехту, что Виллих ни слова не сообщил ему обо всем этом. Так г-н Виллих вырвал у нас из рук основание для процесса, который мы хотели устроить в самом Лондоне!

Для какой цели? Это очень просто, если учесть, что уже в течение года он был homme entretenu* у купца Флёри и что, во всяком случае, обнаружились бы очень компрометирующие вещи, если бы мы добились ареста этого Флёри.

Как высоко вообще ценят демократы этого Флёри (я никогда не видел его): Техов, отъезжая в Австралию, написал ему уже с парохода письмо, в котором уверял его в высоких качествах его ума и сердца.

Деньги, которые Виллих дал Гиршу для отъезда, он наверняка сам получил от Флёри для этой цели.

Гирш сознался, что он пытался подделать почерк Либкнехта и работал под руководством купца Флёри (сей подлец к тому же богат и женился на девушке из очень респектабельной английской квакерской семьи), и что сам Флёри был подчинен Грейфу. Так подтвердилось абсолютно все, что я заранее вывел на основании изложенного в «Kolnische Zeitung» содержания и датировок «подлинной книги протоколов» и чего до сих пор ни один из адвокатов не использовал надлежащим образом262.

По-моему, не подлежит никакому сомнению, что кёльнские обвиняемые все без исключения будут выпущены.

Пожалуйста, напиши Штрону, что он очень обяжет меня, если немедленно пришлет несколько фунтов. Из 4 фунтов 10 шиллингов, полученных мной от тебя, около 3 фунтов потрачено на беготню, шпиков и т. д. Конечно, наши бедные друзья


* - лицом, находящимся на содержании. Ред.


164
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 НОЯБРЯ 1852 г.

по Союзу* воспользовались всеми этими бесконечными хлопотами, свиданиями и т. д. для того, чтобы потратить немалую сумму на faux frais de production**, то есть на пиво, сигары, омнибусы и т, д., что я, разумеется, вынужден был покрыть, Стихотворения Фрейлиграта*** ты получишь.

Кстати. Рейхенбах послал во все американские газеты «литографированное заявление», в котором сыграл дурную шутку с Виллихом - Кинкелем, Из этого заявления следует, что Кинкель, между прочим, только на свое путешествие потратил 200 фунтов стерлингов. Я добуду этот документ и передам в архив263.

Твой К. М.

Привет [Веерту]****. Фезе уехал вчера. Я уже написал во Франкфурт о нашей брошюре264.

Если мы не напишем, Беккер использует всю эту историю ad majorem gloriain Веckeri*****.


* - Союзу коммунистов. Ред.

** - непроизводительные издержки производства. Ред.

*** Ф. Фрейлиграт. «Иосифу Вейдемейеру (стихотворные послания I и II)». Ред.

**** В этом месте рукопись повреждена. Ред.

***** - для вящей славы Беккера. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 87

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 16 ноября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Если сможешь, напиши к пятнице статью для «Tribune» о кёльнском деле265. Теперь ты не хуже меня знаешь весь материал, а я вот уже 4-5 недель из-за общественных дел так забросил всю дрянь, которой мне приходится заниматься дома, что на этой неделе, при всем желании, еще не смогу работать.


165
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 НОЯБРЯ 1852 г.

Ты мне не сообщил, получил ли ты посланный тебе на прошлой неделе циркуляр Рейхенбаха?

Сегодня вечером будет обсуждаться заявление о кёльнском деле для английской прессы266. Вряд ли останется время предварительно прислать его тебе для просмотра. Но если ты тоже напишешь такое же заявление и оно поспеет сюда не позднее утра четверга, это будет очень хорошо.

Твой К. М.

Привет Веерту.

На митинге, устроенном Руге 9-го, Кошут - Мадзини не присутствовали, объявив себя больными. Зато они появились 10-го у «Друзей Италии»267. Ледрю даже не прислал извинения по поводу своего отсутствия.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 88

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 19 ноября 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

В прошлую среду* Союз здесь** по моему предложению распустил себя и объявил несвоевременным дальнейшее существование Союза также на континенте. Впрочем, на континенте он фактически уже не существует со времени ареста Бюргерса и Рёзера. Прилагаю заявление для английских газет как дополнение к нашему первому заявлению***; обработай его как следует в отношении английского языка. Немецкого оригинала у меня больше нет. Кроме того я пишу еще литографированную корреспонденцию с подробным изложением подлостей, совершенных полицией****, а для Америки


* - 17 ноября 1852 года. Ред.

** - Лондонский округ Союза коммунистов. Ред.

*** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Заключительное заявление по поводу недавнего процесса в Кёльне». «Заявление в редакции английских газет». Ред.

**** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

268


166
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 НОЯБРЯ 1852 г.

воззвание о пожертвованиях в пользу арестованных и их семей269. Кассиром является Фрейлиграт. Подписано всеми нашими.

Зато статья для «Tribune» целиком лежит на тебе*. Ты должен как можно скорее отослать обратно посылаемое тебе заявление или, вернее, улучшенный вариант его, так как для лондонской прессы нельзя терять больше ни одного дня.

Привет Веерту.

Твой К. Маркс


* См. настоящий том, стр. 164. Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в книге: Karl Marx/Friedrich Engels. «Briefwechsel». Bd. I, Moskau-Leningrad, 1935

Печатается по авторской копии в записной книжке 1860 г.

Перевод с немецкого На русском языке полностью публикуется впервые 89

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], суббота, 27 ноября 1852 г.

Дорогой Маркс!

На расходы по печатанию брошюры** я могу достать тебе, самое большее, 2-3 ф. ст. - в настоящий момент я сам без денег. Но выпустить 3 печатных листа - это потребует 10- 12 ф. ст., а с брошюровкой и т. п. еще больше. Если вещь не будет напечатана на континенте за счет или, по крайней мере, при участии какого-нибудь книгоиздателя, то из этого ничего не выйдет. В Пруссии и т. д., как только она попадет туда, она будет конфискована, и издатели нас надуют. Таким образом, нам придется считать, что мы принесли наши деньги в жертву этой истории, так как в смысле фунтов, шиллингов, пенсов и т. д. это наверняка ничего не даст. Теперь спрашивается, в состоянии ли мы в настоящее время затратить эту сумму; не лучше ли было бы сократить вещь до 1-11/2 печатного листа, чтобы расходы несколько больше соответствовали нашим возможностям? Декабрь и январь самые трудные для меня месяцы в году; раньше февраля я вряд ли смогу думать о дальнейших платежах на покрытие расходов. Если же мы 270


167
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 НОЯБРЯ 1852 г.

будем печатать в кредит, то типограф, в конце концов, задержит у себя экземпляры до уплаты ему денег, как это было у Вейдемейера271. И при всех обстоятельствах мы должны заранее посмотреть, каковы возможности распространения брошюры; пока я не вижу почти никаких.

Веерт приедет завтра в Лондон; 2 декабря он отплывает из Саутгемптона. Его экипировка обошлась ему очень дорого. Штрон тоже отправляется на этих днях в Лондон, а оттуда - на континент. При больших путевых расходах, вызываемых его делом (которое к тому же, как я слышал, ведется с чужим капиталом), из него тоже ничего нельзя будет выжать. Таким образом, мы все сидим на мели.

Я считаю, что если ты не имеешь верных путей для распространения этой вещи через издателей, то она даже не привлечет внимания и останется неизвестной, как вся издающаяся в эмиграции литература, в Германии же ее никто и не увидит. И это очень плохо, в некотором отношении даже хуже, чем если бы она совсем не появилась. Ибо это доказало бы публично, что наши возможности ограничиваются ничтожной немецкой прессой за границей и мы ничего не можем сделать. Позора, связанного с циркуляром Бюргерса272, мы могли бы еще избежать, занимая свою позицию загадочных литераторов, но и она может быть скомпрометирована подобным подтверждением нашего литературного бессилия. Прусское правительство будет радоваться, видя, что наши средства гласной пропаганды сведены к тем, которые имелись в распоряжении находившихся в эмиграции демагогов в 1831 г.273 и почти равнялись нулю. Печально, что это так, но я считаю, что лучше будет, если хоть мы сами не предадим это широкой огласке. Даже в Рейнскую провинцию, где должен был бы ожидаться наибольший сбыт, мы не сможем доставить ни одного экземпляра, не компрометируя сотни людей, с тех пор как тамошний суд присяжных установил новое преступление: переписку, имеющую характер государственной измены...*

Я пошлю тебе деньги 1 или 2 декабря; обдумай это дело еще раз, и если ты считаешь, что все же лучше печатать брошюру в таких условиях, чем не печатать ее вовсе, то постарайся устроить все, по крайней мере, так, чтобы мы не попали в затруднительное положенно с платежами, ибо, как я уже сказал, до февраля я не могу взять на себя никаких обязательств.

Веерт, может быть, уже писал тебе, что г-на Хр. Кольмана нельзя найти по указанному адресу - Нейе Кёнигсштрассе, 58


* В этом месте рукопись повреждена. Ред.


168
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 27 НОЯБРЯ 1852 г.

или 59, - да и вообще в Берлине, и что никто не знает книгоиздателя с такой фамилией.

Очевидно, нас все-таки хотели провести, Г-н Бандья теперь пока ничего не получит от меня обратно. В конце концов, оказалось, что «коммивояжер» Шульц и умерший полицейский чиновник* - одно и то же лицо»

Сердечные приветы твоей жене и детям. Недели через две с небольшим я буду в Лондоне.

Твой Ф. Э.


* Игра слов: Schulz - фамилия, «Polizeischulze» - «полицейский чиновник». Ред.

** Ф. Энгельс. «Недавний процесс в Кёльне». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 90

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, понедельник, 29 ноября 1852 г.

Дорогой Маркс!

Работа над прилагаемой статьей** затянулась до часу ночи, но завтра утром в 9 часов уходит еще одна почта, Я хочу проделать опыт и проверить, получишь ли ты статью вовремя к пароходу (во вторник вечером, с первой почтой в Ливерпуль); если нет, то тебе придется отослать ее пароходом, отправляющимся в пятницу.

Завтра я должен уехать из города; если возвращусь обратно достаточно рано, то пошлю тебе деньги.

Скоро ли я получу статью об Англии для «Tribune»? Теперь я опять могу работать.

Кобден в своих надеждах на министерский портфель был, по-видимому, в какой-то мере обманут Грехемом и Расселом; они, очевидно, хладнокровно отстранили его, иначе я не могу объяснить себе его ярость в пятницу. С 1844 г. парень не говорил столь зло. Он теперь снова разочарованный демагог, пока эта история будет длиться274. Вообще же хорошо, что тори получили большинство, теперь-то мы, наконец, познакомимся с бюджетом Дизраэли. Если бы у этого молодца было побольше знаний и ума и поменьше хитрости и мошеннических наклонностей, то не было бы ничего легче, как смастерить для


169
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ДЕКАБРЯ 1852 г.

фритредеров такой фритредерский бюджет, от которого у них в глазах потемнело бы. Пусть только эти молодцы продержатся до наступления кризиса! Мы определенно находимся в периоде возбуждения, хотя оно развивается еще очень piano, piano*. Но все равно, множество акционерных обществ, объявления которых занимают шесть страниц в сегодняшнем номере «Daily News» - по этой части газета надеется превзойти «Times», - и, кроме того, еще 50- 80 иностранных железнодорожных, золотопромышленных, пароходных и т. д. обществ не преминут оказать свое неизбежное действие. «Побольше бы» - эта страсть не проходит. К счастью, устранено единственное обстоятельство, которое могло преждевременно прервать перепроизводство в хлопчатобумажной промышленности: новый урожай значительно превысит 3 миллиона кип, такого урожая еще никогда не было, и цены на хлопок опять падают; итак, в сырье недостатка не будет. Если еще в будущем году будет плохой урожай зерновых, то мы будем свидетелями великолепной передряги. Без нее трудно сказать, наступят ли уже в будущем году какие-либо решающие события, принимая во внимание ненормальные условия: растущие, как грибы, австралийские и калифорнийские рынки, где каждый индивидуум потребляет приблизительно в 4 раза больше, чем где-либо в другом месте, так как там почти нет женщин и детей и в городах проматывают массу золота; новый рынок, который калькуттские торговые фирмы уже эксплуатируют в Бирме; расширение (и очень значительное) торговли Бомбея и Карачи с северо-восточными областями Индии и с соседними странами и т. д.

Твой Ф. Э.


* - тихо, тихо. Ред.

** Ф. Энгельс. «Недавний процесс в Кёльне». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 91

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 3 декабря 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Ты уже давно получил бы ответ на свое письмо (полученное вместе со статьей для Дана**), если бы я не был вдвойне 275


170
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ДЕКАБРЯ 1852 г.

занят и мне не мешали такие дела, как диктовка чистовика моей брошюры* и к тому же визиты Веерта, Штрона, Дамма и т. д.

По всей вероятности, брошюра будет напечатана в Швейцарии у Шабелица-младшего, который отделился от своего отца и основал собственное книгоиздательство. Кроме того, Клусс сможет напечатать эту вещь в Вашингтоне, если он сочтет, что покроет при этом издержки производства. Вещь должна быть напечатана, хотя бы для того, чтобы после начала революции она послужила официальным документом. Я сделал еще новые, очень интересные открытия о заговоре Шерваля и т. д., которые, надеюсь, ты прочтешь в напечатанном виде276.

Веерт явился в воскресенье вечером, нашел меня очень занятым и не в наилучшем настроении. Он спросил меня несколько надменным и гнусавым тоном, «что, собственно говоря, я намерен писать о кёльнском деле?». - Я спросил его, «что он намерен делать в Вест- Индии?» - и, спустя четверть часа, он исчез. Во вторник вечером он пришел опять и сказал мне, что он, собственно говоря, не собирался больше приходить, но уступил настояниям Фрейлиграта. В воскресенье я, видите ли, показался ему очень занятым и угрюмым. Я позволил себе обратить внимание г-на Веерта на то, что с тех пор как я его знаю, он почти всегда угрюм и недоволен, чего он не может сказать обо мне. После того как я устроил ему небольшую головомойку, он опять нашел верный тон и сделался прежним Веертом. Я нахожу, что он чертовски омещанился и слишком «всерьез» принимает свою карьеру. Штрон по крайней мере все тот же и не слишком тонкая натура.

Г-н Бандья получил от меня сегодня следующее письмо**: «Сегодня я получил письмо от Энгельса с сообщениями, вызывающими крайнее удивление***.

Энгельс не писал по указанному Вами адресу, так как он считает, что сам по себе ответ на письмо, отправленное не по прямому адресу, а через второго адресата до востребования, еще ничего не доказывает.

Но зато Энгельс поручил некоторым лицам в Берлине, связанным с ним деловыми отношениями, навести справки. И вот они сообщают ему после самых тщательных розысков: 1) никакой фирмы Кольман не существует, 2) по указанному адресу - Нейе Кёнигсштрассе, 58 или 59 - никакого К[ольмана] нет,


* К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

** См. настоящий том, стр. 468-469. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 167-168. Ред.


171
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ДЕКАБРЯ 1852 г.

3) вообще никакого Кольмана в Берлине найти нельзя.

Энгельс далее обращает мое внимание на то, что оба письма, подписанные фамилией Эйзерман, и письмо, подписанное фамилией Кольман, написаны одним и тем же почерком; что у всех трех писем одна и та же странная особенность - это простые записки без почтового штемпеля; что в двух первых письмах в качестве издателя прямо фигурирует Эйзерман, а в последнем - Кольман, и т. д. и что под различными предлогами, которые противоречат друг другу, дело затянулось на 7 месяцев.

Я спрашиваю Вас самого, как можно разумным образом объяснить все эти противоречия, неправдоподобные и загадочные обстоятельства в таком простом деле, как издание брошюры*, после того как Кольман оказался такой же мистификацией, как до этого не существующий издатель «Constitutionelle Zeitung» - Эйзерман?

Никаким «доверием» нельзя заставить исчезнуть факты, и уважающие себя люди вовсе не должны слепо доверять друг другу.

Признаюсь Вам, что, даже проявляя самую добрую волю, я все же вынужден считать эту историю, чем больше я ее рассматриваю со всех сторон, чертовски неясной, и что, если бы я не питал к Вам личной дружбы, то без колебаний согласился бы с выводом, сделанным Энгельсом в его письме: «Очевидно, нас все-таки хотели провести».

Ваш и т. д. Маркс Р. S. В заключение Энгельс обращает мое внимание также на то, что абсолютно ничего не было бы доказано и нисколько не подвинуло бы дела, даже если бы рукопись, о которой идет речь, опять появилась на несколько дней в Лондоне. Что бы это могло доказать, кроме существования и тождественности рукописи, чего никто не оспаривает?»

Завтра мы увидим, что ответит г-н Б[андья].

Медовые месяцы империи Бонапарта прелестны. Этот молодчик всегда жил в долг. Стоит только сделать ссудные кассы во Франции, по возможности, всеобщими и доступными всем классам французов, - и все поверят, что наступило тысячелетнее царство. Кроме того, специально личный банк для биржевых спекуляций и железнодорожных мошенничеств. Этот парень всегда остается верен себе. Делец-аферист и претендент на престол нисколько не исключают друг друга. Если он не начнет войну и притом как можно скорее, его погубят финансы. Хорошо, что


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.


172
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ДЕКАБРЯ 1852 г.

прудоновские планы спасения общества реализуются в той единственной форме, в которой они практически осуществимы,- в форме кредитных мошенничеств и более или менее прямого обмана.

Я очень радуюсь твоему предстоящему приезду сюда277.

Твой К. Маркс Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 92

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 14 декабря 1852 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Я все это время в аккомпанемент тебе страдал геморроем. На этот раз, поскольку, к счастью, болезнь протекала в легкой форме, дело обошлось без «коварных» осложнений. В случае необходимости ты должен прибегнуть к пиявкам. Это великое средство.

Деньги получил неделю тому назад.

Из следующей копии письма Шабелица-младшего ты увидишь, как обстоит дело с «Разоблачениями о кёльнском процессе коммунистов».

«Базель, 11 декабря 1852 г.

Дорогой Маркс!

Рукопись была доставлена мне позавчера в неповрежденном виде, а сегодня я уже читаю первый лист корректуры. Брошюра отлично набирается совершенно новым шрифтом и печатается in 16°. Мы позаботимся о том, чтобы провести корректуру наилучшим образом. Вся брошюра будет состоять из 70-80 печатных страниц, и я полагаю, что мы можем назначить цену в 10 зильбергрошей за экземпляр, так как во всяком случае часть тиража (весь тираж - 2000 экземпляров), вероятно, будет конфискована. Большую часть мы отправим в Рейнскую провинцию. Я убежден, что брошюра произведет огромное впечатление, так как это - шедевр. Нас было четверо, когда мы читали рукопись, в том числе двое весьма компетентных людей, которые могут судить об этой вещи» (считает ли Ш[абе-


173
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ДЕКАБРЯ 1852 г.

лиц] в числе этих «компетентных» и самого себя?), «и мы единодушны в своей хвалебной оценке. Нет сомнения, что прусскому правительству этой брошюрой воздвигнут «памятник».

С сердечным приветом партии Маркса Ваш Я. Шабелиц»

Последняя фраза связана с некоторыми моими опасениями насчет того, как бы Шабелица не остановило наше резкое обращение с партией Виллиха - Шаппера, к которой он в некоторой степени сам принадлежал.

Так как главное теперь - это держать дело в секрете, чтобы вещь не была немедленно конфискована на германской границе, то я здесь распространил повсюду слух, что брошюра о кёльнских событиях выходит в Америке.

Чтобы не затруднять тебя в твоем геморроидальном состоянии, я дал Пиперу перевести - как он сможет - предназначенную для Дана критику бюджета Дизраэли* и в прошлую пятницу послал ее в Америку.

Прости, что на этот раз не пишу больше, У меня адски болит голова.

Твой К. Маркс


* К. Маркс. «Парламент. - Голосование 26 ноября. - Бюджет Дизраэли». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


174

1853 год 93

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 11 января 1853 г.

Дорогой Маркс!

Я надеялся вчера, что еще смогу заехать к тебе по пути на вокзал, так как в связи с письмом, в котором выражалось некоторое недовольство по поводу моего затянувшегося отсутствия279 и накопившейся здесь работы, я вынужден был неожиданно собраться и поспешить в контору. Свои дела в Сити я позорно забросил и поэтому должен был улаживать их вчера в последний момент. Благодаря этому я задержался, - и мне не оставалось ничего другого, как recta via* отправиться в дорогу, если только я хотел явиться сегодня в контору вовремя, что было необходимо; впрочем, я все равно забежал бы к тебе лишь вечером, когда обычно собирается вся братия, а в этом случае я бы не устоял перед последствиями, то есть выпивками у Гёрингера, Циммермана, Вуда и в других ночных кабачках.

Письма Клусса и др., а также американские газеты и все прочее, лучше всего вложить в пакет и послать мне сюда через Пикфорда и К° или Чаплина, Хорна и К°, по адресу Э[рмена] и Э[нгельса], чтобы пересылку оплатила фирма.

Здесь я нашел письмо на довольно сносном английском языке от Мадье о его патенте, имеющем некоторое отношение к нашей отрасли промышленности. Хорошо ли или плохо это изобретение, но он опять носится со всякого рода грандиозными планами; все-таки постараюсь для него что-нибудь сделать. Если его изобретение подойдет, то он сможет на нем прилично заработать, так как сбыт почти неограничен. Если ты его уви-


* - прямо. Ред.

278


175
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 ЯНВАРЯ 1853 г.

дишь, скажи ему, что я на этих днях собирался ему писать, но все еще очень занят.

Я хотел бы, чтобы некоторые из наших парней действительно получили в Лондоне более или менее солидное занятие, так как распущенность усиливается, и если попадаешь в их руки, то можно ставить десять против одного, что будешь пьянствовать не меньше полутора суток подряд, и это дважды уже случалось со мной, к великому удивлению моей сестры*.

Весной или в начале лета я опять приеду в Лондон. Неужели вещь** от Шабелица еще не получена? Сердечный привет твоей жене и детям. Кланяюсь также компании кутил.

Твой Ф. Э.


* - Марии Бланк. Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» (см. настоящий том, стр. 172-173). Ред.

*** К. Маркс. «Выборы. - Финансовые осложнения. - Герцогиня Сатерленд и рабство». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 94

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 21 января 1853 г.

Дорогой Энгельс!

Если только у тебя есть хоть какая-нибудь возможность, переведи всю прилагаемую стряпню*** и пошли ее прямо из Манчестера (подписав моим именем) через Ливерпуль или Саутгемптон, в зависимости от рейса парохода, по адресу: А. Дана, одному из редакторов «New-York Tribune», Нью-Йорк.

Дело обстоит следующим образом: Так как я был здесь стеснен до крайности, то я выдал вексель на имя Грили на 20 ф. ст. за десять статей (включая прилагаемую) и написал ему, что переписчик еще не совсем закончил переписку статьи (которая должна быть поэтому


176
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 ЯНВАРЯ 1853 г.

датирована пятницей), и что она будет отослана ему во вторник. Я считал ему по 2 ф. ст. за статью - плата, которую Дана обещал (за корреспонденции) в своем письме от 16 декабря 1851 г.; но он до сих пор еще не сдержал своего обещания.

Этот еврейчик Бамбергер до сих пор не дал мне ни одного сантима, но обещал, и я из него постепенно выжму, по крайней мере, 15 ф. ст. под вексель (прежде чем вексель прибудет).

Так как я считал по 2 ф. ст., то прилагаемая статья должна быть отослана целиком. История с герцогиней Сатерленд произведет в Америке шум.

Кстати. Блинд уже дважды приставал ко мне по поводу книги Герцена280. Поэтому ты должен прислать мне ее обратно.

Два часа ночи. Не могу поэтому наклеить марку на письмо и должен отослать его неоплаченным.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwehsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 95

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 29 января 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Получил 3 ф. ст. и высланную обратно рукопись*.

Ты должен простить мне, что я так давно не писал. Это объясняется pressure from without**.

Виллих приблизительно две недели тому назад убрался в Америку в качестве агента Кинкеля.

Г-жа фон Брюнинг похоронена несколько дней тому назад. Благодаря неуклюжим маневрам парламентариев Рейхенбаха и Лёве и беспечности Имандта 1000 ф. ст. попали в руки гна Кинкеля, и притом получилось так, что деньги положены на его имя в Английский банк и Рейхенбах должен в мае передать ему депозитную квитанцию, если поручители не решат вопроса иначе281. Решение, которое теперь, конечно, не имеет


* Вероятно, имеется в виду рукопись статьи К. Маркса «Выборы. - Финансовые осложнения. - Герцогиня Сатерленд и рабство» (см. предыдущее письмо). Ред.

** - давлением извне, затруднительным положением. Ред.


177
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 ЯНВАРЯ 1853 г.

никакой цены. Г-н Бандья уже три недели в Париже. Либкнехт получил очень хорошее место у еврея Оппенхейма, Остальная компания, за исключением Имандта, еще шатается без дела.

Брошюра* у Шабелица была готова только 11 января. Получилось около шести печатных листов. Но, кажется, он ничего не хочет посылать в Лондон, пока благополучно не разошлет вещь во все пункты Германии и не получит оттуда подтверждения о получении.

Господа кёльнцы**, особенно Даниельс, продолжают с достоинством хранить молчание.

Так они отвечают на то, что мы ради них на четыре-пять недель забросили все дела.

Прилагаемая вырезка из «Republik der Arbeiter» (редактор Вейтлинг) покажет тебе, какие ядовитые выпады делает сей король портных и диктатор колонии «Коммуния» по поводу кёльнского процесса коммунистов и в адрес партии Маркса и Ko282.

Вчера я впервые рискнул сам написать статью для Дана по-английски***. Пипер играет роль корректора, и дело пойдет на лад, как только я достану приличную грамматику и начну смело писать.

Кстати две вещи: Во-первых, Блинд постоянно пристает ко мне из-за книги Герцена****.

Во-вторых, не забудь прислать в следующем письме заявление и денежный отчет Рейхенбаха. Дронке это нужно, чтобы начать новое сотрудничество.

Теперешнее состояние урожая озимых убеждает меня, что кризис непременно наступит.

Пока продовольствие, главный предмет потребления, было более или менее в изобилии и дешево, принимая, кроме того, во внимание Австралию и прочее, дело могло еще затягиваться. Но теперь этому наступит конец. Вообще, не странно ли, что, например, «Economist», восхваляя последнее постановление Английского банка об учетном проценте, пишет, что цель этого постановления - «предотвратить экспорт капитала»283. Мы отлично знаем, что под этим подразумевается. Но нельзя ли обеспокоить его фритредерскую совесть вопросом: разве ты хочешь предотвратить «экспорт капитала» также в форме хлопчатобумажных тканей, пряжи и т. д.? Почему же тогда ты против вывоза капитала в форме золота? Неужели фритредерская политическая экономия


* К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

** - обвиняемые по кёльнскому процессу члены Союза коммунистов. Ред.

*** К. Маркс. «Смертная казнь. - Памфлет г-на Кобдена. - Мероприятия Английского банка». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 176. Ред.


178
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 ЯНВАРЯ 1853 г.

кончает тем, что возвращается к чистому меркантилизму и усматривает nervus rerum* в отливе и приливе золота?

В Сити все поверили в войну после последней речи Бонапарта284. Я получил также письмо от старого Эбнера из Франкфурта, в котором он сообщает о страхе, вызванном свадебной речью Бонапарта среди марионеток в Германии, в частности среди дипломатов во Франкфурте-на-Майне. Какие идиоты наши соотечественники, я убедился, читая между прочим вчера «Frankfurter Journal», где в корреспонденции из Гейдельберга говорится, что в высоких сферах теперь, мол, уже, наверное, сожалеют о преследовании великого Гервинуса285, с тех пор как Бонапарт бросился в объятия «демократии» и мы накануне пропагандистской войны.

Я боюсь, что Крапюлинский** будет встречен немецкими крестьянами и мещанами как «спаситель и друг». Эта нелепая фигура, по-видимому, призвана совершенно извращать все традиционные позиции и партии и придавать им комический характер.

Какое влияние оказывает плохая осень на начинающуюся войну?

Напиши мне также о положении дел в промышленности, в частности с хлопком.

Газета Джонса*** снова на подъеме.

Брошюру Кобдена, как и конференцию мира в Манчестере, я считаю в настоящий момент чистейшей нелепостью286. Вот видите, говорит газета Пальмерстона «Morning Post», эти буржуазные выскочки совершенно не способны управлять страной, это умеет делать только аристократия. «Morning Herald» печатает адресованное редакции этой газеты письмо, написанное, как она утверждает, под диктовку самого Бонапарта, в котором последний говорит, что он прибудет в Англию только в том случае, если королева будет нуждаться в 200000 его героев порядка против грозно усиливающейся демократии. Эта демократия, - говорит «Herald», - это Вы, г-н Кобден, Вы и Ваша компания.

О «Times» я получил следующие вполне достоверные подробные сведения, которые, быть может, интересуют тебя.

Г-н Уолтер, член парламента от Ноттингема, - все еще конституционный король газеты, все еще ее главный акционер.


* - буквально: нерв вещей, в переносном смысле - суть дела, движущую силу всех вещей. Ред.

** Имеется в виду Наполеон III, названный здесь именем персонажа сатирического стихотворения Гейне «Два рыцаря». Ред.

*** - «People's Paper». Ред.


179
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 ФЕВРАЛЯ 1853 г.

Г-н Моубри Моррис - лорд казначейства «Times», ее финансовый и политический директор; это авантюрист и «безрассудный» малый. Г-н Делейн-младший (друг Дизраэли) - министр внутренних дел. Его отец - издатель «Morning Chronicle». Г-н Дейсент - министр иностранных дел. Кроме того, у «Times» имеется нечто вроде тайного совета. Наиболее выдающийся среди его членов - это г-н Лоу, член парламента от Киддерминстера, альбинос с красными глазами и белыми волосами, как говорят, очень талантлив и хорошо знает финансовые вопросы. Рядом с ним г-н Генри Рив, занимающий небольшой пост в статистическом департаменте министерства торговли, поклонник орлеанистских государственных деятелей.

Г-н Лампон пишет статьи о состоянии денежного рынка, но не имеет, однако, влияния на общее направление газеты.

Судя по письму Зерфи, в Париже господствует мнение, что в черногорской истории287 Бонапарт ведет какую-то интригу с султаном против Австрии и России.

Vale faveque*.

К. Маркс [Приписка на приложенной к письму иллюстрации из неизвестной книги]

Какому итальянскому городу принадлежит изображенная выше женщина?


* - Будь здоров и ко мне благосклонен. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 96

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 11 февраля 1853 г.

Дорогой Маркс!

Ну вот мы и узнали о великом предприятии гг. Кошута и Мадзини288. У нас здесь очень неполные сведения, но, по-моему, завтра или в понедельник мы услышим, что все уже кончилось. Милан - прекрасное место для уличных боев: мало прямых улиц, к тому же они не соединены между собой,


180
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 ФЕВРАЛЯ 1853 г.

почти повсюду узкие извилистые переулки с высокими, массивными каменными домами; каждый из них представляет сам по себе крепость со стенами, часто толщиной от 3 до 5 футов и более, которые едва ли удастся пробить; окна нижних этажей (почти повсюду) снабжены железными решетками, как в некоторых местах в Кёльне. Но что толку во всем этом, у них нет никаких шансов. После 1849 г. Радецкий распорядился снова восстановить укрепления старой цитадели, и если они закончены, для чего было достаточно времени, то Милан будет принадлежать австрийцам до тех пор, пока они обладают цитаделью, которую повстанцам без восстания в армии не взять. Отсутствие каких-либо дальнейших известий из Беллинцоны, откуда тессинцы издавна распространяли по всему миру массу лжи в пользу каждого итальянского движения289, является веским доводом против того, что восстание распространилось на окрестности.

Я считаю всю эту затею крайне несвоевременной, так как единственным основанием для нее, помимо тирании австрийцев вообще, является ведь только жалкая черногорская история290, где также, в конце концов, турецкий «порядок» должен одержать верх над черногорским гомеровским варварством. Итак, эти великие диктаторы, совсем как Зейлер, поддались на удочку обыкновенных дипломатических спектаклей и поверили во всемирноисторическую важность «восточного вопроса»! Ясно, что они при этом рассчитывают на какой-то приятный сюрприз со стороны Луи-Наполеона, но он, если только не произойдет чего-либо совершенно непредвиденного, преспокойно оставит их в беде и обойдется с ними, как с анархистами. Кроме того, можно предполагать, что, как и во всех заранее организуемых восстаниях, момент выступления определялся гораздо больше ничтожнейшими местными случайностями, чем подлинно решающими событиями.

Мадзини, по-видимому, по крайней мере находится на месте, иначе и не могло быть. Как ни глупы его напыщенные воззвания, но все же они могут иметь некоторый успех у склонных к высокопарности итальянцев. Но вот беспредельно деятельный муж Кошут! Этот человек абсолютно мертв после всей этой истории. В 1853 г. уже нельзя безнаказанно афишировать подобные смехотворные претензии. Как ни нелепа абстрактная страсть к восстаниям у Мадзини, но все же он стоит бесконечно выше бравого Кошута, который опять повторяет сыгранную им в Видине роль291 и из безопасного убежища впустую и на ветер декретирует освобождение отечества. Этот молодчик, действительно, трус и ничтожество.


181
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1853 г.

Теперь посмотрим, как поведут себя итальянские крестьяне. Даже в случае неслыханных и невероятных удач папаша Мадзини и его буржуа и дворяне могут пережить здесь очень неприятные вещи; и если австрийцам представится возможность натравить этих крестьян на дворянство, они безусловно сделают это.

Австрийцы, вероятно, еще имеют в Италии 120000 солдат; я не могу понять, как можно поднять против них восстание, если не произойдет восстания в самих войсках. А в восстание гонведов292 в Италии, даже по приказу Кошута, я не верю; для этого нужны более крупные события, а с помощью трех лет муштры в условиях мира австрийцы уже сумели сломить упорство многих из них, подвергнув порке не один гонведский зад.

Вся эта история кажется мне важной только как симптом; начинается реакция против гнета, установившегося после 1849 г., и начинается она, разумеется, в наиболее чувствительном месте. Эта история производит здесь большое впечатление, и филистеры начинают соглашаться с тем, что этот год не пройдет спокойно. Если теперь случится неурожай хлеба и хлопка, финансовые затруднения и все с этим связанное, то мы еще увидим!

Получил ли ты 3 ф. ст., которые я послал тебе на прошлой неделе - в четверг или в пятницу?

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 97

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 февраля 1853 г.

Дорогой Энгельс!

Был серьезно болен. «Коварные пруссаки» не давали мне ни лежать, ни сидеть, ни стоять*.

Этим объясняется мое долгое молчание, а также то, что я даже не подтвердил получение денег.


* - иронический намек на обострение геморроя. Ред.

293


182
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1853 г.

Ты видел, как Кошут дезавуировал приписываемую ему миланскую прокламацию при посредстве американского флибустьера, капитана Майн Рида294. А вчера Семере пишет мне из Парижа, что он определенно знает, что прокламация аутентична. Впрочем, это было ясно уже из ее содержания. «Leader» (промадзинистская газета) «считает нужным предупредить своих читателей, что это дело касается исключительно взаимоотношений гг. Кошута и Мадзини, из которых последний находится не в Англии»295.

Заявление Делла Рокко в «Daily News», направленное непосредственно против Агостини, но косвенно также и против Кошута, ты, наверное, уже сам прочитал296. Par nobile fratrum*, очевидно, распалась. Кошут не только труслив, но и лжив.

Ты был слишком высокого мнения о Мадзини, полагая, что он лично находился в Милане.

В такие критические моменты он уезжает из Англии, чтобы вызвать подозрение, будто он присутствовал на театре военных действий.

Как ни жалка миланская история в качестве финала вечных заговоров Мадзини, и хотя я глубоко убежден, что он лично себе сильно повредил, - я все же уверен, что это событие полезно для революционного движения в целом. А именно, вследствие той грубости, с какой [австрийцы]** извлекают выгоды из этого события. Если бы Радецкий последовал примеру Страссольдо, если бы он воздал хвалу миланским обывателям за их «добропорядочное поведение», изобразил бы всю историю как жалкий путч нескольких «негодяев» и в знак своего доверия для вида немного ослабил бы вожжи, то революционная партия была бы посрамлена перед всем миром. Но теперь, когда он вводит в полном смысле слова систему грабежа, он превращает Италию в тот «революционный кратер», которого никогда не создал бы Мадзини всеми чарами своей декламации.

И еще одно. Кто бы из нас поверил, что реакция после всех своих четырехлетних побед, военных приготовлений и хвастовства будет чувствовать себя столь бесконечно слабой, что она испустит настоящий вопль ужаса при первом же путче? Вера этих молодцов в революцию несокрушима. Они теперь вновь засвидетельствовали перед всем миром, что чувствуют себя непрочно. В то время как «эмиграция» на самом деле совершенно


* - Знатная парочка братьев (Гораций. «Сатиры», книга II, сатира третья). Ред.

** В этом месте рукопись повреждена. Ред.


183
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1853 г.

обанкротилась и не в состоянии увлечь ни одного человека, они устами всех своих правительственных газет растрезвонили по всему миру о ее могуществе и создали убеждение, что честные граждане опутаны со всех сторон сетью заговоров.

Ad vocem* Бандьи. Он сейчас находится в Париже. Теперь у меня в руках имеются доказательства, что сей благородный муж является агентом австрийского правительства. Своего возвращения во Францию он добился ценой принятия тайной должности во французском министерстве полиции. В то же самое время он является в Париже официальным агентом Кошута, желающего получить деньги от Бонапарта. Этот молодчик, впрочем, плетет в Париже сеть, в которую он сам попадется. Что касается нашей рукописи**, то он продал ее Грейфу, разъезжавшему под именем «Шульц». Впрочем, оба в свою очередь обманули правительство, заявив, будто они «сумели получить» этот «документ» из архива одного «тайного общества». Это их профессиональное выражение.

От Шабелица все еще нет никаких известий, кроме того, что эта вещь*** циркулирует в Германии. Он еще не решается послать что-либо сюда из боязни, что французская полиция вскроет пакет и донесет об этом прусской.

Я узнал из верного источника, что Ледрю - но это секрет (Наполеон, наверное, знает об этом так же хорошо, как и я) - недели через три-четыре собирается «нанести удар» в Париже. Один очевидец рассказал мне, что первые известия о миланском восстании вызвали в Париже большое возбуждение. Большие скопления народа на улицах и т. п. не для того, чтобы поднять восстание, а для того, чтобы посудачить о новостях. В общем здешние французы очень довольны тем, что г-н Мадзини оскандалился со своим «выступлением». Это реванш для них****.

Наше воззвание в шесть строк о поддержке кёльнцев появилось благодаря содействию Клусса во всех американских газетах, при этом в каждом случае давалось введение от имени соответствующего гимнастического общества297. Посмотрим. От наших дорогих приятелей в самом Кёльне все еще ни слуху, ни духу. Вот уж поистине осторожность! Один из них, бывший лейтенант Штеффен, фигурировавший на кёльнском процессе в качестве свидетеля защиты, приехал сюда и немедленно получил место учителя в заведении Фридлендера. Блинд пристает ко мне ежедневно по поводу «Герцена»; так же как и Дронке -


* - По поводу. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

*** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 34. Ред.


184
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1853 г.

по поводу рейхенбаховского заявления*. Для Дронке это важно, чтобы иметь возможность под чужим именем начать сотрудничать в кёльнской «Volkshalle».

Что ты скажешь по поводу деятельного участия попов государственной церкви в злополучном движении за десятичасовой рабочий день?298 Все та же старая игра. В субботу вышлю тебе пакет со всеми оставшимися у меня газетами и письмами Клусса.

Из всех подвигов маленького Джона Предельной точки** последний был самым классическим. Даже «Times» должна была признать, что Джонни «вызывает весьма мало энтузиазма»299.

Жена Гарни*** умерла. И г-жа фон Брюнинг также. С г-ном фон Брюнингом я в последнее время состоял в переписке, целиком посвященной Кинкелю и Виллиху****. Я тебе уже писал, что Виллих месяц тому назад отплыл в Америку.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 164, 177. Ред.

** - прозвище, данное радикалами Расселу, охарактеризовавшему парламентскую реформу 1832 г. как предел конституционного развития Англии. Ред.

*** - Мери Гарни. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 467. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 98

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 9 марта 1853 г.]

Дорогой Маркс!

Выслал тебе вчера половинку пятифунтового билета, вторую половинку одновременно выслал в конверте на имя Дронке. Я нахожусь в очень затруднительном положении. В феврале я должен был из-за уплаты долгов и т. п. потратить около 50 ф. ст., а в текущем месяце и в следующем должен выплатить еще примерно 30 фунтов стерлингов. Иначе выслал бы тебе больше. Реформа моих личных расходов становится неотложной, 300


185
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 МАРТА3 г.

и через неделю или две я съеду с этой квартиры и переселюсь в более дешевую, а также перейду к более легким напиткам, чтобы быть подготовленным к тому торжественному моменту, когда подводится баланс. В прошлом году я, слава богу, растратил половину прибыли моего старика* в здешнем деле. Когда приблизится приезд моего старика, мы переберемся в хорошую квартиру, начнем покупать тонкие сигары и вина и т, д., чтобы производить впечатление. Такова жизнь.

В глазах здешней публики, как немецкой, так и английской, мосье Кошут окончательно погубил себя своими заявлениями301, Мадзини также погубил себя благодаря самому восстанию, а также вследствие гнусной манеры начинать выступление с убийства одиночных солдат, что вызывает особенное отвращение у англичан. Трудно представить что-либо более трусливое и подлое, чем эти два письма Кошута. И при этом еще постоянная претензия: «Я прямой, честный человек». Впрочем, эти господа должны быть осторожны. Если окажутся хоть какие-нибудь улики, то этот милейший Абердин ни на минуту не постесняется их посадить и предать суду, - а я нисколько не уверен, что их при этом оправдают.

«Министерство всех талантов»302 на поверку оказывается чистейшей дребеденью. Джонни** еще более вялый, чем когда-либо раньше, великий Гладстон - самодовольный умник вроде Мевиссена, Абердин - типичный придворный, весь во власти дипломатическиторийских реминисценций, Сидни Герберт, этот апостол Иоанн покойного мессии, Пиля, - совершенно неспособный военный министр; словом, хорошая компания. И при этом все они чувствуют себя не на своем месте, исключая разве старого циника Пальмерстона, который везде как дома и, как доказывают мадзиниевские дебаты в обеих палатах303, настроен так бунтарски, как никогда. Ведь со времени греческих дебатов, билля о милиции и дебатов по поводу адреса304 он - de facto*** лидер палаты общин. Занятие этого поста pro forma**** бедным Джонни является лишь горькой иронией; но когда Джонни в этом качестве должен еще получать особое жалованье, это уже полное бесстыдство; разумеется, каждая новая должность является поживой для обеих партий. С любопытством жду бюджета г-на Гладстона; его высказывания относительно бюджетных предположений и по поводу предложения Юма о тарифе305 заставляют думать, что он все оставит более


* - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.

** - Рассел. Ред.

*** - фактически. Ред.

**** - для вида, формально. Ред.


186
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 МАРТА 1853 г.

или менее по-старому. Это, очевидно, и будет единственным результатом образования патриотического коалиционного министерства. Между тем факты подкупа в период последних выборов на редкость пикантны и так или иначе сделают необходимым проведение во время следующей сессии чего-то вроде билля о реформе. Если к тому времени торговля ухудшится и континент зашевелится, то мы еще переживем много интересного.

Сейчас у меня дома книга Уркарта306, того сумасшедшего депутата парламента, который считает Пальмерстона платным агентом России. Дело объясняется очень просто. Человек этот - шотландец кельтского происхождения, получивший саксонско-шотландское образование; по направлению он романтик, по образованию - фритредер. Он поехал в Грецию в качестве филэллина, но, повоевав три года с турками, уехал в Турцию и стал поклонником этих самых турок. Он в восторге от ислама, и его лозунгом является: если бы я не был кальвинистом, я мог бы быть только мусульманином. Турки, в особенности турки периода расцвета Османской империи, являются во всем без исключения самой совершенной нацией в мире. Турецкий язык самый совершенный и благозвучный на свете. Вся эта глупая болтовня о варварстве, жестокости, смешном варварском высокомерии проистекает исключительно от невежества европейцев во всем, что касается Турции, и из клеветнических измышлений пристрастных греческих драгоманов. Если с каким-нибудь европейцем плохо обошлись в Турции, то лишь по его собственной вине; турки ненавидят не религию и не характер франков*, а лишь их узкие штаны. Настоятельно рекомендуется подражание турецкой архитектуре, этикету и т. п. Автор сам неоднократно получал от турок пинки, но затем он убедился, что сам же был в этом виноват. Соприкосновение с европейцами, попытки цивилизации только дезорганизовывали турок и расслабляли их. Турецкая конституция в своем «чистом виде» - самая прекрасная из всех существующих и чуть ли не выше английской. У турок имеется самоуправление, основанное на тысячелетних обычаях и коране. Султан не только не «деспот», но его власть более ограничена, чем власть всемилостивейшей королевы**. Свобода вероисповедания существует только в Турции. В этом раю нет и не может быть классовых различий, классовой борьбы, политических партий, так как во внутренней политике все придерживаются одного мнения.


* - то есть западноевропейцев (франки - распространенное на Ближнем Востоке название жителей Западной Европы). Ред.

** - Виктории. Ред.


187
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 МАРТА 1853 г.

Нигде нет меньшей централизации, чем в Турции. Одним словом - только турки джентльмены и только в Турции существует свобода.

Против этой-то счастливой страны русский царь* интригует при помощи греческих попов, а Англия все время дает царю водить себя за нос. Англия должна поддержать Турцию и т. д. и т. д. - словом, все старые и плоские общие места. В целом эта книга очень забавна. Но самое интересное заключается в том, что на этом зиждется вся политика английских либералов, враждебных Пальмерстону. Так, например, все статьи в «Daily News» по поводу турецкой мерзости являются чистейшим пересказом Уркарта, который в качестве фритредера пользуется безусловным доверием, хотя он и упрекает англичан в том, что они своим ввозом губят фоссалийскую промышленность. Но у шотландского горца не каждое лыко в строку.

Весьма полезно, что «Times», хоть и в русских интересах, выступила, наконец, против старой филистерской ерунды о целостности Турции. Глупая «Daily News», в своей буржуазной ограниченности не видящая дальше своего носа, вопит об измене и не может придумать ничего лучшего, как именно эту старую дипломатическую пакость307. Если эта история еще немного протянется, то все же эти господа вынуждены будут скоро прибегнуть к другим аргументам и прийти к выводу, что только континентальная революция может положить конец всей этой дряни. С течением времени и самые заядлые филистеры должны будут понять, что без революции ни один вопрос не может быть разрешен.

Австро-прусская таможенная история308 - единственный прогресс, достигнутый в Германии. Et encore!** Этот договор настолько загроможден всякими оговорками, и такое множество основных пунктов предоставлено решению будущих комиссий, в то время как действительное понижение пошлин очень незначительно, что из всего этого вряд ли что-нибудь может выйти. Когда разразится великий промышленный кризис, то весь этот торговый договор исчезнет в общем крахе.

Здесь у нас только то и происходит, что крадут, разбиваются на железных дорогах и взлетают на воздух. Здешние филистеры потрясены необычайными происшествиями последней недели. К счастью, хлопок идет на понижение, так что на бирже ничего не происходит, и публика имеет возможность целиком отдаться обсуждению этих великих происшествий.

Прядильные


* - Николай I. Ред.

** - Да и к тому же! Ред.


188
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 МАРТА 1853 г.

и большинство ткацких фабрик работают еще полным ходом, но в производстве грубого коленкора (domestics) наступил полнейший застой, и, начиная с понедельника, все фабрики этой отрасли будут работать только по три дня в неделю.

Привет твоей жене и детям.

Дронке получил рейхенбаховскую историю*.

Твой Ф. Э.

Насчет Герцена** на этих днях улажу. При этом есть затруднение, которое мешает мне теперь написать моему зятю***.


* См. настоящий том, стр. 164. Ред.

** Речь идет о книге Герцена «О развитии революционных идей в России». Ред.

*** - Бланку. Ред.

**** - Генрих Маркс, отец Маркса. Ред.

***** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1,1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 99

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 марта 1853 г.

Дорогой Энгельс!

5 ф. ст. получил.

На этой неделе чуть было не околел. Схватил воспаление печени или нечто весьма близкое к этому. Это у нас в роду. Старик мой**** от этого и умер. За все четыре года, что я в Англии, ни разу не было приступа, и болезнь, казалось, совершенно исчезла. Но теперь кризис преодолен и даже - что лучше всего - без помощи врача. Но я еще немного слаб.

Вчера получил следующее «приятное» послание из Базеля: «Базель, 7 марта 1853 г., 9 ч. утра Дорогой Маркс!

Только что узнал, что вся партия «Разоблачений»*****, в количестве 2000 экземпляров, пролежала полтора месяца в деревне по ту сторону


189
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАРТА 1853 г.

границы и вчера была задержана при попытке отправить ее дальше. Что произойдет теперь, не знаю. Прежде всего баденское правительство сделает представление Федеральному совету309, затем, вероятно, меня арестуют или, по крайней мере, привлекут к судебной ответственности и т. д. В том или другом случае - грандиознейший скандал. Вот вкратце все, что я могу Вам сообщить. Дальнейшие известия, если я сам не буду иметь возможности писать, получите через третье лицо. Если будете мне писать, напишите на конверте: Мадемуазель Бреннер-Гениар, магазин мод, Базель, а внутри на запечатанном конверте, предназначенном для меня, просто «для Жака». Рукопись о государственном перевороте* я спрячу в надежном месте. До свидания. Надеюсь вскоре сообщить больше того, что знаю сейчас. Пришлите мне надежный адрес. Ваш адрес и адрес Бамбергера, наверное, уже известны.

Ваш Жак**».

Ну, qu'en pensez-vous, mon cher maitre «renard»?*** Думаешь ли ты, что «швейцарец»**** продал меня прусскому правительству за наличные? Полтора месяца в деревне на той стороне границы, подчеркнутая боязливость, ни слова об экземплярах, оставшихся в Швейцарии, сюда не прислано ни одного экземпляра, несмотря на все мои настояния!

Неправда ли, при таких обстоятельствах пропадает всякая охота писать. Поистине работать все время pour le roi de Prusse!*****

Что предпринять? Ведь «швейцарец» не должен так легко отделаться.

Что касается Дана, то он принял к оплате мой вексель. «Славный» Бамбергер дал мне первоначально под него 5 ф. ст., затем заставил меня две недели подряд бегать в Сити и обратно и заплатил остальное только на этой неделе, после того как моя хозяйка стала «выть» (буквально) целыми днями. За это время отослал в «Tribune» еще семь статей. Завтра пошлю еще одну310. Я бы теперь как-нибудь выкарабкался, если бы не этот проклятый консолидированный долг у меня на шее. Но я бы и с этим разделался в значительной степени, если бы этот негодный швейцарец снова не поверг меня в состояние бедствия.

Мне поэтому необходимо послать Дана длинную статью на тему haute politique******, чтобы расположить его к себе. Стало быть, опять выплывает проклятый восточный вопрос, в котором какой-то несчастный янки, живущий здесь, пытается конкурировать со мной в «Tribune»311. Но этот вопрос - прежде всего


* К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

** - Шабелиц. Ред.

*** - что Вы скажете на это, дорогой мэтр «Лис»? Ред.

**** Игра слов: «suisse» - «швейцарец», а также «швейцарский наемник». Ред.

***** - буквально: «в пользу короля Пруссии», в переносном смысле «впустую», «даром». Ред.

****** - высокой политики. Ред.


190
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАРТА 1853 г.

военного и географического характера, а, значит, не моего ведомства. Тебе, стало быть, придется еще раз пожертвовать собой. Что должно стать с Турецкой империей - для меня сплошная тарабарщина. Не могу поэтому высказать общей точки зрения.

Для газетной статьи - в которой, впрочем, следовало бы самый вопрос обойти, прикрывшись военно-географически-исторической драпировкой, - мне кажутся необходимыми только следующие основные пункты, вытекающие непосредственно из черногорского вопроса312: 1. Несмотря на все крючкотворство и все газетное политиканство, восточный вопрос никогда не станет поводом для европейской войны. Его все время будут пытаться замять дипломатическим путем, пока всеобщая свалка не положит конец также и этой волоките.

2. Посягательства России в отношении Турции. Аппетиты Австрии. Амбиция Франции.

Интересы Англии. Торговое и военное значение этого яблока раздора.

3. В случае всеобщей свалки Турция заставит Англию стать на сторону революции, ибо здесь для Англии неизбежно столкновение с Россией.

4. Неизбежный распад мусульманской империи. Тем или иным путем она попадет под влияние европейской цивилизации.

В настоящий момент следовало бы еще специально остановиться на черногорской истории и на той жалкой роли, которую сейчас официально играет Англия. Султан уступил только потому, что Франция и Англия не обещали своей помощи. В этом вопросе обе страны под маской «entente cordiale» наперебой кокетничали со Священным союзом313. Указать еще на то, что господствующая в Англии олигархия должна пасть уже только потому, что она стала не способной играть свою старую роль во внешней политике, то есть обеспечивать английской нации главенствующее положение по отношению к континенту.

Все это очень убого, но мне необходимы одна или две статьи по этому вопросу, чтобы уничтожить моего конкурента.

Твой К. М.

Твой перевод моей статьи о герцогине Сатерленд* превосходен. Мне кажется, что я сам недурно писал бы по-английски,


* К. Маркс. «Выборы. - Финансовые осложнения. - Герцогиня Сатерленд и рабство». Ред.


191
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАРТА 1853 г.

если бы у меня был Флюгель314, грамматика и лучший корректор, чем мистер Пипер.

Пишу сегодня опять на континент. Если мне удастся раздобыть - поскольку с Шабелицем теперь ничего не выходит - по крайней мере столько денег, чтобы моя жена могла спокойно дождаться, пока мой второй вексель на Дана, который я думаю на этот раз довести до 30 ф. ст., будет принят и вернется назад, то я, может быть, в апреле прикачу к тебе на несколько дней; я смогу тогда восстановить свои силы и спокойно потолковать с тобой о создавшейся сейчас обстановке, которая, по моему мнению, скоро должна будет привести к землетрясению.

«Morning Post» утверждает, что в Ланкашире фабриканты занимают рабочих теперь только сокращенное время, что процветание идет к концу и т. д. Как обстоит дело с этим?

Твой К. М.

Дронке до сих пор - а сейчас уже половина двенадцатого - не принес еще вторую половинку*. Юноша, очевидно, еще нежится в постели.

Эти парни просто тряпки. При их лени, неспособности к сопротивлению и отсутствии выдержки при каждом pressure from without** рассчитывать на них - дело пропащее. Мы непременно должны обновить состав нашей партии. Клусс хорош. Рейнхардт в Париже усерден. Лассаль, несмотря на все свои «но», тверд и энергичен. Пипер мог бы пригодиться, если бы у него было меньше ребяческого тщеславия и больше последовательности. Имандт и Либкнехт упорны и каждый из них в своем роде полезен. Но все это - не партия. Бывший лейтенант Штеффен, бывший свидетель на кёльнском процессе, а сейчас учитель в одном заведении под Лондоном, кажется мне дельным человеком. Лупус*** день ото дня все больше стареет и становится все более капризным. Дронке был и остается «милым бездельником».


* - пятифунтового билета (см. настоящий том, стр. 184). Ред.

** - давлении извне, затруднительном положении. Ред.

*** - Вильгельм Вольф. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


192
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 МАРТА 1853 г.

100

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 11 марта 1853 г.]

Дорогой Маркс!

Статьи ты получишь через несколько дней; я вижу, что я вовремя принялся за Уркарта*. К сожалению, слишком поздно, чтобы успеть к завтрашнему пароходу, так как я едва ли управлюсь в конторе раньше 8 часов, а мне все же нужна еще некоторая подготовка. Что папаша Дана платит теперь по 2 ф. ст. и быстро оплачивает векселя, это чудесно; благодаря этому мы, наконец, станем на ноги. Я, впрочем, никогда бы не поверил, что ты за такое короткое время сумеешь отправить уже семь английских статей; когда ты приедешь сюда, чему я очень рад, ты за неделю добьешься больших успехов в английском языке, чем у мистера Пипера за полтора месяца.

Что касается мосье Жака**, то весьма возможно, что малыш хочет повторить проделку гна Йенни (на которого он очень похож) с баденским правительством, а именно продать часть издания*** немецким правительствам, чтобы тем выгоднее распорядиться второй частью. Я не считаю его настолько дурным, чтобы он был способен продать все. Страх базельского издателя, официального владельца фирмы, может быть, и не является наигранным: базельское правительство не любит шутить и сохраняет добрососедские отношения с Баденом. Прежде всего настаивай на том, чтобы он тебе без малейшего промедления выслал, по крайней мере, несколько экземпляров в пакете через экспедиционную контору, то есть по железной дороге, адресовав их прямо в Лондон или, если угодно, мне через Э[рмена] и Э[нгельса] в Манчестер. Никому и в голову не придет вскрыть такой пакет, но если бы даже это случилось, то эта история все равно теперь уже открылась. Подозрительно то, что он до сих пор не хотел выпустить из рук ни одного экземпляра. Неужели он не знает ни одного базельского фабриканта, отправляющего в Лондон ленты и т. п., куда он мог бы запаковать экземпляры?


* См. настоящий том, стр. 186-187. Ред.

** - Шабелица (см. настоящий том, стр. 188-189). Ред.

*** Речь идет о работе К. Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.


193
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 МАРТА 1853 г.

В ланкаширской истории газеты «Morning Post» нет ничего, кроме того, что я тебе вчера писал*. Оба крупнейших в Англии фабриканта тонкой пряжи, Хонтсуорт и Марри, ответили вчера на наш запрос по поводу цен, что бесполезно указывать нам цены, так как они уже обеспечены заказами на длительный срок и не могут принять ни одного нового заказа. Эти двое имеют вместе на ходу около 150000-200000 веретен на мюль-машинах. На рынке грубой пряжи № 6/16, изготовляемой на ватерных машинах, дела, наоборот, идут очень вяло именно из-за истории с коленкором, который не находит сбыта не только здесь, но и в Америке и в Германии.

Конкурирующего с нами янки** мы должны уничтожить, прикидываясь всезнайками.

Просмотрю еще несколько книг о Турции, в «Атенеуме»315 их множество.

О том, что наши друзья опускаются, не особенно приятно слышать. «Лучшие» в решительный момент опять опомнятся, но неприятно, если эти граждане примут участие в будущих боях, ничему не научившись и нисколько не поумнев после прошлых сражений. Лассаль, наряду с Клуссом, намного дельнее их всех, особенно это проявится с того момента, когда владения графа Гацфельдта будут окончательно присоединены к государственным имуществам316. У него есть свои причуды, но зато есть и дух партийности и честолюбие, а его мелкие побочные страстишки и личные истории, которыми он всегда будет увлекаться, прикрываясь общественными предлогами, уже известны. Что касается привлечения новых людей, то я думаю, что когда мы вернемся в Германию, то найдем там довольно много талантливых молодых людей, которые за этот промежуток времени не без успеха вкусили от запретного плода. Если бы у нас была возможность вести в продолжение двух-трех лет, подобно тому, как мы это делали перед 1848 г., солидную научную пропаганду с помощью всякого рода книг, то наши дела были бы значительно лучше. Но это не удалось, а теперь уже гроза надвигается. Тебе следовало бы закончить твою «Политическую экономию»317, тогда мы могли бы впоследствии, как только у нас будет газета, печатать ее еженедельными выпусками, и чего не поймет populus***, то могли бы разъяснить discipuli****, пусть не так уж хорошо, но во всяком случае не без пользы. Это дало бы тогда всем нашим восстановленным к тому времени организациям основу для дискуссии.


* См. настоящий том, стр. 187-188, 191. Ред.

** - Пульского (см. настоящий том, стр. 189). Ред.

*** - народ. Ред.

**** - ученики. Ред.


194
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 МАРТА 1853 г.

Лучшим доказательством твоего прочного положения в «Tribune» служит то, что Дана безропотно платит по 2 ф. ст. за статью. В том, что мы являемся единственной из всех партий европейской революции, которая освещает свои дела перед англо-американской публикой, есть своя хорошая сторона. О других янки абсолютно ничего не знают, так как все разглагольствование Кошута имело только один смысл: деньги и вмешательство в пользу великого человека - Кошута. По следующему векселю мосье Бамбергер даст, конечно, больший аванс, так как первый был очень аккуратно оплачен.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Enguls Gesamtausgabe, Dritle Abieitung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и. Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 101

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон, 22-23 марта 1853 г.] 22 марта 1853 г.

Дорогой Энгельс!

Твоя статья о Турции* превосходна. Отослал ее.

Не знаю, читал ли ты в одном из последних номеров «Economist» следующую заметку о «значении Турции».

«В то время как наша торговля с Австрией я Россией либо стоит на одном уровне, либо даже идет на убыль, торговля с Турцией быстро увеличивается. Мы не в состоянии определить, какая часть нашего экспорта попадает в Австрию через Германию, но полагаем, что она невелика. Наша непосредственная торговля с Австрией совершенно незначительна. Экспорт наших изделий в адриатические порты Австрии (единственные, которые у псе имеются) до 1846 г. не регистрировался отдельно от экспорта в Италию в целом, а в этом году он достигал 721981 фунта стерлингов. В 1850 г. он упал до 607755, а в 1851 г. возрос до 812942 фунтов стерлингов. Наш среднегодовой экспорт в Россию достигал в 1840-1841 гг. 1605000, в 1846-1847 гг. 1785000, а в 1850- 1851 гг. - 1372000 фунтов стерлингов.


* См. раздел о Турции в совместной статье Маркса и Энгельса «Британская политика. - Дизраэли. - Эмигранты. - Мадзиии в Лондоне. - Турция». Ред.


195
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22-23 МАРТА 1853 г.

Наш экспорт в турецкие владения, включая Египет, Сирию, Палестину, Молдавию и Валахию, рос следующим образом: 1840 г. ........................ 1 440592 ф. ст. 1846 г. .......................2 707 571 ф. ст.

1841 »......................... 1 885 840 » » 1847 ».........................3 530 589 » » 1842 »......................... 2 068 842 » » 1848 ».........................3 626 241 » » 1843 »......................... 2 548 321 » » 1849 ».........................3 569 023 » » 1844 »......................... 3 271 333 » » 1850 ».........................3 762 480 » » 1845 »......................... 3 134 759 » » 1851 ».........................3 548 959 » »

Таким образом, наш экспорт в Турцию втрое превышает наш экспорт в Россию и почти вдвое наш экспорт в Россию и Австрию, вместе взятые».

Так пишет «Economist»318.

В самом английском министерстве идет, по-видимому, большая склока по турецкому вопросу, ибо пальмерстоновская газета «Morning Post» тянет совсем другую песню, чем «Times».

Дизраэли благополучно смещен с поста лидера «великой консервативной партии», его место занял сэр Джон Пакингтон, фигура в общем довольно плачевная. За время с 1828 г. партия тори впервые имеет «лидером» человека столь же ограниченного, как и ее основная масса.

Ты, конечно, заметил, что при последнем голосовании билля о церковном резервном фонде, голосовании, при котором достойный Рассел собственнолично предложил опустить третью статью из трех им же самим предложенных статей, министерство одержало победу лишь с помощью голосов консервативного меньшинства319. Это для него плохой признак.

Мадзини уже несколько дней здесь, но пока еще инкогнито.

Насколько «милейший Абердин»320 не прочь придраться к эмигрантам, ты можешь видеть из того, что на прошлой неделе полиция произвела нечто вроде переписи эмигрантов. По 2- 3 сыщика в штатском обходили площадь за площадью и улицу за улицей и записывали сведения, собранные преимущественно у соседей или же содержателей пивных. В некоторых случаях, например в доме Пульского - этот подлец сам сейчас находится в Америке, - они под предлогом, будто здесь совершена кража и т. п., вторгались в жилища самих эмигрантов и рылись в их бумагах.

Достопочтенный Бартелеми отделался двумя месяцами тюремного заключения321. Этот наглый субъект велел передать Ледрю-Роллену, что застрелит его как собаку. Ледрю ответил ему, что никогда по будет стреляться с таким человеком. Б[артелеми] в свою очередь заявил, что если он захочет заставить человека стреляться, то он знает, как это сделать -


196
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22-23 МАРТА 1853 г.

публичная пощечина, плевок в лицо и тому подобные испытанные средства. В ответ на это Ледрю велел ему передать, что в таком случае Бартелеми познакомится с его палкой и с английским судом. Этот Бартелеми решительно хочет стать Ринальдо Ринальдини эмиграции.

Тоже своего рода честолюбие.

Папаша Виллих прибыл в Нью-Йорк. Друг Вейтлинг устроил ему банкет на триста персон, на котором Виллих появился украшенный внушительной красной лентой и произнес длинную речь на тему о том, что хлеб дороже свободы, после чего Вейтлинг преподнес ему саблю. Затем Вейтлинг выступил и стал доказывать, что первым коммунистом был Иисус Христос и что его преемником является не кто иной, как знаменитый Вильгельм Вейтлинг.

От Шабелица пришло письмо, которое я прилагаю. Из него видно, во-первых, что он хотя и не совершил политического предательства, но поступил до бесконечности глупо. Вовторых, что он, по крайней мере в коммерческом смысле, хотел и все еще хочет меня надуть.

Он должен был первоначально, в соответствии с договором, отпечатать только 2000 экземпляров*. Из его письма следует, что он напечатал больше. На сколько? Он и теперь еще не говорит этого. Одновременно Дронке получил ответ от д-ра Феддерсена, которому он писал об этом деле. Он подтверждает содержание письма Ш[абелица], но в то же время пишет, что, по его мнению, судебному следствию против Шабелица не будет дано дальнейшего хода.

Спрашивается, как теперь быть? Прусское правительство хочет совершенно замять это дело, дошло даже до того, что министр иностранных дел** отдал приказ о конфискации какойто «Теории коммунизма», будто бы изданной мной в Базеле. Хотят, следовательно, даже название скрыть от публики. Что делать?

Ш[абелиц] послал мне два экземпляра, один непосредственно мне, другой - на имя Фрейлиграта; мне придется заплатить за оба 15 шиллингов. Хорошенький доход! До сих пор мне еще не удалось вырвать экземпляры у этой шайки. К среде (завтра) надеюсь один из них получить и отослать тебе вместе с пакетом, который уже давно приготовлен для тебя.

Зерфи - здесь. Он бежал из Парижа во время облавы на иностранных корреспондентов.

Он полагает, что друг Бандья (между прочим, дела его, по-видимому, плохи, и он опять


* Речь идет о работе Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

** По-видимому, имеется в виду Мантёйфель. Ред.


197
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22-23 МАРТА 1853 г.

в мае собирается сюда) выдал его как автора некоторых помещенных в «Kolnische Zeitung» статей, компрометирующих «белокурую государыню»*. Зерфи болтун, но о венгерских делах судит более самостоятельно и здраво, нежели все другие венгерские эмигранты, с которыми мне приходилось говорить, Это, может быть, объясняется тем, что он по своему происхождению не мадьяр, а «шваб», и не только шваб, но даже сын ганноверского еврея. Его фамилия, вероятно, Церф и в мадьяризированной форме превратилась в Зерфи.

Наши люди в Германии - это жалкие мокрые курицы. Эти парни не сумели прислать сюда ни строчки. Ведь читали же они в газетах, что появилась брошюра об их деле. Но они даже не справляются ни о чем. Они не способны ни реагировать, ни воодушевляться. Это просто бабы - voila tout!**

Вряд ли ты в Манчестере мог прочесть забавное сообщение «Nation». Ангел Монтихо страдает в высшей степени неделикатной болезнью: она испытывает жгучую потребность пускать ветры и не в состоянии справиться с этим даже в обществе. Сначала она применяла в качестве средства против этого верховую езду. Но с тех пор, как Бонапарт запретил ей это, она дает себе «волю». Это только небольшой шум, легкий шепоток, почти ничто, но у французов, как известно, весьма тонкий нюх.

Не слышно ничего в Манчестере о Веерте?

Твой К. М.

23 марта В ответ на наше воззвание, состоящее из нескольких строк и подписанное всеми нами***, вчера в адрес кассира Фрейлиграта прибыло от Вашингтонского гимнастического общества 20 ф. ст. 17 шилл. для кёльнцев.

Шиммельпфенниг получил в наследство от г-жи Брюнинг 1000 фунтов стерлингов.


* - Евгению Монтихо, жену Наполеона III. Ред.

** - вот и все! Ред.

*** См. настоящий том, стр. 165-166. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского


198
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 АПРЕЛЯ 1853 г.

102

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], воскресенье, 10 апреля [1853 г.]

Дорогой Маркс!

Возвращаю при сем письмо Клусса. Дело, очевидно, придется оставить в покое до тех пор, пока мы не будем иметь весь документ Гирша полностью вместе с его первым заявлением, оставшимся у Вейдемейера (есть ли у тебя о нем более подробные сведения?)323. История с Бандьей неприятна. Впрочем, в конце концов, лучше разделаться с ней теперь, чем потом.

Как ты мне писал, у тебя ведь теперь имеются исчерпывающие улики против Бандьи. К тому же сейчас здесь Зерфи, который может подтвердить историю с Грейфом*. Так как мы теперь знаем, о чем будет речь, то у нас есть время как следует подготовить наш ответ. Я разыщу письма Б[андьи] и мнимого Кольмана**. Брошюру*** же, по-моему, можно напечатать в Америке.

В показаниях Гирша некоторые факты изложены совершенно верно, например, история с твоим письмом из Манчестера324. Но при этом он, конечно, многое замалчивает или перевирает. Так, например, он забывает рассказать, что он, очевидно не без намерения, поехал вслед за тобой в Манчестер и там, вместе с еще одним бездельником, встретил нас как-то в воскресенье на Бери-Нью-род и громко крикнул, проходя мимо: «Добрый день, Маркс!» Ты помнишь, как мы тогда не могли сообразить, кто бы это мог быть. А это был наш милейший Гирш. Замалчивает он также историю с письмом г-жи Даниельс и с обыском325.

Прямо смешно, сколько теперь появилось куперовских шпионов: Шеню, Шерваль, Гирш326. Гирш подтверждает, что Б[андья] никогда не мог сообщить о тебе ничего, кроме частных сплетен, а это уже хорошо.

Необходимо разузнать о лицах, названных в показаниях Гирша: Ланцкоронский - это, очевидно, тот самый «граф Л.», на которого ты указал как на русского агента в своей статье о Кошуте - Бонапарте****. Что касается Бандьи, то нас пол-


* См. настоящий том, стр. 161-163. Ред.

** См. настоящий том, стр. 158, 170-171. Ред.

*** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

**** К. Маркс. «Действия Мадзиии и Кошута. - Союз с Луи-Наполеоном. - Пальмерстон». Ред.

322


199
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 АПРЕЛЯ 1853 г.

ностью оправдывает отношение к нему Кошута и Семере, и поскольку у него находилась рукопись Семере*, то почему же он не мог получить и нашу. Очень хорошо, что мы сохраняли всегда все, что попадало к нам в руки.

Кстати. Дронке недавно отчаянно ругался по поводу того, что не мог получить от меня сразу же заявление Рейхенбаха**. а теперь я нахожу его в пачке американских газет, в которых оно перепечатано по крайней мере раз десять. Разве этот лентяй сам не мог его отыскать для себя?

Вернемся к Гиршу. Не думаю, чтобы покамест, то есть до того времени, пока мы полностью не ознакомимся с документом, можно было бы предпринять что-либо публично; придется ограничиться подготовительными шагами, между прочим также и расследованием, откуда этот документ взялся, где теперь Гирш и чем он сейчас занимается; в крайнем случае потребуется очная ставка с этим молодцом для того, чтобы выжать из него еще одно письменное показание. Историю с Флёри по поводу кражи327 я также немедленно расследую; к сожалению, мой осведомитель, который знает его лично, сейчас заболел. Добудь мне только нужные приметы и т. п.

Присланные мне американские газеты я большей частью сегодня уже перелистал. Кое-что там весьма занятно, но когда получаешь сразу такую огромную кипу, то это очень утомительно и действует одуряюще. Зато очень хороши письма Клусса. Насколько я понял, «Разоблачения» уже попали в «Neu-England-Zeitung»328. Как досадно, что Вейдемейер не поместил их и в «Criminal-Zeitung». Пусть он, по крайней мере, хоть теперь даст основное содержание.

Намекни ему об этом прямо, без обиняков, в письме со следующим пароходом, а то он сам не догадается.

Пачку номеров «Democrat» (нью-йоркской), в которой Вейдемейер печатает свои статьи, я еще не читал; это я оставлю на сегодняшний вечер.

Между нами говоря, для меня теперь не подлежит сомнению, что мосье Бандья выдал адрес Котеса***. Хорошо, что никто об этом не знает.

Если история с Гиршем и Бандьей еще больше запутается, то нам с тобой предстоит новая работа, когда ты приедешь


* Речь идет о рукописи работы Семере «Граф Людвиг Баттяни, Артур Гёргей, Людвиг Кошут». Ред.

** См. настоящий том, стр. 164. Ред.

*** См. настоящий тим, стр. 151. Ред.


200
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 АПРЕЛЯ 1853 г.

сюда. Как обстоит дело с твоей поездкой? Я все же надеюсь увидеть тебя здесь, и не позже как в мае.

Мое письмо от пятницы329 с 3 ф. ст. ты, наверное, уже получил. Сердечный привет твоей жене.

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 103

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 апреля 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

С Пипером дело действительно обстоит так330. Здесь опять Бандья, а также Штибер и Гольдхейм. Прилагаемую карандашную записку верни мне немедленно обратно*. Что ты скажешь на это?

Теперь я снова могу выставить вексель на сумму в 30 ф. ст. на Нью-Йорк. Бамбергер не идет на это, но у меня имеются другие виды. Если из этого что-нибудь выйдет, приеду к тебе с 1 по 7 мая, при условии, что я тебя не стесню.

Если время тебе позволит, ты меня очень обрадуешь, прислав до пятницы статью о Швейцарии. Ты об этом писал уже бесконечное число раз, между тем как я не знаю лиц и пр. Но статья эта должна быть без продолжения. Одной статьи о Швейцарии совершенно достаточно, принимая во внимание размеры этой страны.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 202. Ред.

Впервые напечатано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I. Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


201
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 АПРЕЛЯ 1853 г.

104

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 26 апреля 1853 г.

Дорогой Фредерик!

Боюсь, что из задуманной поездки ничего не выйдет. Бамбергер не может учесть мне вексель, а Фридлендер, который почти обещал мне это сделать, теперь решительно отказывается. Я написал об этом Штрону331, но считаю это простой формальностью и сделал это для очистки совести и ради моей жены, ничуть не веря в положительный результат.

В связи с одной корреспонденцией (той самой, где содержится первая статья о турецких делах)*, в которой я сообщал «Tribune» о том, что Мадзини находится здесь - его друзья теперь снова отрицают это, но я полагаю, что по его распоряжению, - «Tribune» печатает небольшую передовицу по поводу счастливого избавления М[адзини] и при этом делает следующее замечание: «В связи с этим мы считаем нужным воздать должное замечательным способностям нашего корреспондента, доставившего нам это интересное сообщение. Г-н Маркс имеет свои собственные весьма определенные взгляды, которые мы в известной части далеко не разделяем, но тот, кто не читает его статей, лишает себя одного из наиболее поучительных источников информации по великим проблемам современной европейской политики»332.

Как видишь, мое положение там очень прочно. Получил, кроме того, очень интересное письмо от Клусса с двумя номерами признаний Гирша (публикация еще не закончена)333. Не посылаю тебе всего этого, ибо все еще не теряю надежду, что счастливый случай даст мне возможность приехать самому и привезти все это с собой. Если я приеду, то извещу тебя, разумеется, заранее. Когда приезжает твой старик**, с которым мне не хотелось бы столкнуться?

Если бы Дана, - о чем я его просил уже три раза, - указал мне здесь банк, то я, по крайней мере, был бы избавлен от самого худшего.

Ad vocem*** Гирша: я сначала был того же мнения, что и ты****, но дело все же обстоит иначе. Штибер и Гольдхейм


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Британская политика. - Дизраэли. - Эмигранты. - Мадзини в Лондоне. - Турция». Ред.

** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

*** - По поводу. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 198-199. Ред.


202
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 АПРЕЛЯ 1853 г.

здесь безусловно для «установления связи» между «пороховым заговором» Кошута и Берлином334. Тот же субъект, который прислал мне анонимную записку, в тот же самый день написал Шертнеру и Гёрингеру дословно следующее: «Лондон, 21 апреля 1853 г.

Извещение Недавно сюда прибыли полицейский советник Штибер и еврей Гольдхейм, полицейский лейтенант, оба из Берлина.

Приметы Штибера: еврея Гольдхейма: Средний рост (около 5 футов) Около 6 футов Волосы: черные, короткие Черные, короткие Усы: такие же Такие же Цвет лица: желтый, поблекший Желтое, одутловатое лицо Носит узкие темные брюки, про- Носит черные брюки, просторный сторный синий сюртук, мягкую светло-желтый сюртук, черную шляпу и очки. шляпу.

N. В.* Оба постоянно ходят вместе, и их сопровождают: Гирш, торговый служащий из Гамбурга, и Херинг, почтовый экспедитор из родного города Виллиха. Штибер и Гольдхейм сегодня совещались с Бандьей.

Ш[тибер] и Г[ольдхейм] регулярно каждый день между 11 и 3 часами посещают прусское посольство».

Полагаю, что автором сего документа является Анри де Ласпе, друг и земляк О. Дица, тот самый обиженный полицейский, который во время твоего приезда сюда непременно хотел [встретиться] с нами для дальнейших разоблачений. Ты видишь теперь, как «Гирш» старается. Все это как нельзя более некстати для Виллиха - Кинкеля. Farewell**.

Твой К. М.

Что касается фунта***, то я каждому дам 10 шилл., так как Пипер, насколько мне известно, имеет шансы получить свои деньги без процесса. Бедняга дьявольски страдает от сифилиса, к тому же он очень стеснен материально и слишком легкомыслен для того, чтобы держать себя в руках.


* - Nota bene - Заметь себе. Ред.

** - Прощай. Ред.

*** Речь идет о помощи Дронке и Пиперу. Ред.

Впервые напечатано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I. Stuttgart, 1913

Печатается no pyкonucu Перевод с немецкого и английского


203
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 АПРЕЛЯ 1853 г.

105

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 26 апреля 1853 г.

Дорогой Маркс!

Прилагаю статью336 и фунт стерлингов. Кто бы из обоих претендентов* ни пострадал, утешь его: на будущей неделе получит и он.

Чем скорее ты сам приедешь, тем лучше. Спальня в моем доме уже готова.

Во Франции в торговле, по-видимому, уже наблюдается спад. Особенно сильно сократился прямой импорт хлопка из Америки. Американский экспорт составлял с 1 сентября по 6 апреля каждого года: 1853 г. 1852 г. 1851 г. 1850 г.

В Англию ......................1 100 000 930 000 757 000 592 000

Во Францию ....................257 000 302 000 246 000 192 000

Во все другие страны ......204 000 189 000 163 000 105 000

Так что Франция является единственной страной, которая, несмотря на колоссальный американский урожай, получила в нынешнем: году меньше хлопка, чем в прошлом году, и лишь немногим больше, чем в мрачном в политическом отношении 1851 г., когда «порядок и общество едва не поглотила пучина социализма». Импорт 1852 г. свидетельствует о кратковременном магическом эффекте государственного переворота, а 1853 г. показывает оборотную сторону той же медали. Некоторая часть по-прежнему переправлялась из Ливерпуля в Гавр, но она не так велика, как раньше. Да и другие отрасли промышленности во Франции, по-видимому, далеки от процветания. На этот раз дело как будто действительно серьезно, и причина, по-видимому, состоит именно в вытеснении на внешних рынках французских товаров местными изделиями. Высылка колоссального количества рабочих в 1851-1852 гг. начинает сказываться; я убежден, что она особенно содействовала усовершенствованию и расширению английских и американских предприятий, производящих «парижские товары», изделия из бронзы и т. п. В наше время выбрасывать за границу пролетариев во имя порядка становится в тысячу раз менее безнаказанным делом, чем прежде. Даже в период полного мира французская промышленность


* Речь идет о Дронке и Пипере. Ред.

335


204
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 АПРЕЛЯ 1853 г.

должна была бы дьявольски пострадать от этого непрерывного использования «заговоров» в качестве средства управления и от непрекращающегося изгнания пролетариев из страны; англичане и янки отлично умеют при этом использовать наиболее пригодную часть из них!

Итак, когда ты приезжаешь?

Твой Ф. Э.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 106

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 апреля 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Только что был с Фрейлигратом у Герстенберга. Есть шансы, что к пятнице, если даже вексель не будет учтен, я все же получу под него аванс. С Штроном, разумеется, ничего не вышло. Таким образом, все еще возможно - и я очень этого хочу, - что я к тебе приеду.

Будь так добр и сообщи срочно следующие сведения, интересующие маленького Бамбергера (этот парень может не сегодня-завтра пригодиться): о мадаполаме для итальянского рынка о набивном коленкоре » - - - » о фирмах, производящих соломенные изделия » - - - » солидные фирмы для закупки в Манчестере Статью и 1 ф. ст. для Пипера и Др[онке] получил.

Теперь достоверно знаю, что мои сведения о пребывании Мадзини в Лондоне* были точны.

Гирш был позавчера у русского консула и в тот же день - в доме Флёри вместе с Штибером и Гольдхеймом.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 182. Ред.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 337


205
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 АПРЕЛЯ 1853 г.

107

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], среда, [27 апреля 1853 г.]

Дорогой Маркс!

Если ты не можешь сделать ничего лучшего с векселем, то пришли мне его срочно (до ухода американской почты в пятницу). Я могу инкассировать его через одного янки и дать тебе по нему, в виде аванса, фунтов 10 на то время, пока будут получены остальные; иными словами, до 1 мая ты не сможешь получить денег, но 2 мая эти 10 ф. ст. будут у тебя наверняка. Напиши, можешь ли ты при таких обстоятельствах приехать, и, если возможно, приезжай; ты тогда сможешь сам послать деньги своей жене.

Во всяком случае предупреди меня, чтобы при твоем прибытии я был на месте.

Старая библиотека П. Эрмена опять в нашем распоряжении.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 108

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 апреля 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Сегодня снова был с Фрейлигратом у Герстенберга. Он дал мне «запечатанное» рекомендательное письмо к Шпильману на Ломбард-стрит. - Отказ. Герстенберг, как один из главных кинкелевцев, отнесся, конечно, к этому делу недостаточно серьезно.

Посылаю теперь этот вексель тебе; вместе со статьей, которую отправляю завтра*, это даст 32 фунта стерлингов.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Дело о ракетах. - Швейцарское восстание» и Ф. Энгельс. «Политическое положение Швейцарской республики». Ред.


206
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 АПРЕЛЯ 1853 г.

Бамбергер хочет одолжить мне 2 ф. ст. для того, чтобы я несколько шиллингов мог оставить жене, а на остальные поехать к тебе. Выезжаю в субботу утром338. Завтра невозможно.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 109

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], пятница, 20 мая 1853 г.

Дорогой Маркс!

При сем новейшее из Америки. У меня есть еще несколько экземпляров «Criminal- Zeitung» с заявлениями: твоим* и Вейдемейера339. Вышлю их в начале будущей недели, для того чтобы вы могли их использовать. Один экземпляр оставлю здесь для Дронке и для архива.

Пусть Фрейлиграт будет настолько любезен и сообщит Вейдемейеру или Льевру о получении прилагаемых 25 ф. ст.340, так как я сегодня уже не успею написать Вейдемейеру. Каким образом эти парни умудрились обменять 125 долларов всего на 25 ф. ст., мне не совсем ясно. По последнему нью-йоркскому курсу фунта стерлингов на 4 мая 54 пенса = 1093/4 цента, так что если считать даже по 110 центов, то 125 долл. = 25 ф. 11 шилл. 4 пенсам. Мы, значит, потеряли при обмене по 3/2 пенса на каждом долларе.

Мой старик** написал мне наконец. Все так, как я ожидал: дескать, ради бога, не устраивай только скандала, подожди, пока я приеду, и тогда я проведу тебя на биржу. Дело идет слишком хорошо, чтобы стоило затевать большую склоку. Ну, что ж, если папаша ничего не имеет против, то по мне пусть будет так. Мне-то какое дело до всей этой дряни.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс. «Добровольные признания Гирша». Ред.

** - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


207
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 МАЯ 1853 г.

110

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 21 мая 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Вексель на 25 ф. ст. еще сегодня будет отправлен Фрейлиграту, который тотчас же подтвердит его получение Льевру*.

Прилагаю адрес Вольфа**, который все еще ворчит. Я только теперь, впрочем, когда многое было откровенно высказано, убедился, что Дронке за мой счет играл очень жалкую и лживую роль болтуна и сплетника. Во всяком случае, это единственная деятельность, на которую способен этот тщеславный мнимый Бланки в миниатюре. Постоянно сплетничая, он так изолгался, что и сам не знает, что он сказал и что хотел сказать.

Ради бога, не посылай мне больше ни одного экземпляра заявлений В[ейдемейера] и моего***. У меня уже здесь лежит по 14 экземпляров того и другого, полученных мной позавчера. Было бы важнее, если бы Вейдемейер прислал хоть два или три экземпляра «гиршевских» разоблачений****. Например, один экземпляр очень пригодился бы Шабелицу в Швейцарии в случае, если дело дойдет до процесса. Неизбежная вейдемейеровская опечатка, согласно которой Бандья создает «подобное» вместо «замечательного», - великолепна*****.

В общем, ничего нового. Отослал ли ты Блинду, которого я еще не видел, его Герцена?******

«People's Paper» идет в гору и на ближайшее время материально обеспечена. Джонс созывает массовые митинги на 19 июня в Блэкстон-Эджс, Скэркот-Муре, Маунт-Сорреле, Ноттингем-Форесте341.


* См. предыдущее письмо. Ред.

** - Вильгельма Вольфа. Ред.

*** К. Маркс. «Добровольные признания Гирша». Ред.

**** Речь идет о статье Гирша «Жертвы шпионажа». Ред.

***** По-немецки слова «подобный» («ahnlich») и «замечательный» «ruhmlich») близки по написанию. Ред.

****** Речь идет о книге Герцена «О развитии революционных идей в России» (см. настоящий том, стр. 170). Ред.


208
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 МАЯ 1853 г.

Кстати! Пиперу я мог дать только 10 шилл., так как благодаря неверному расписанию Штрона я прозевал «парламентский поезд» и должен был ехать вторым классом342.

Напиши мне скорее.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 111

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 26 мая 1853 г.]

Дорогой Маркс!

Бомба, значит, наконец, разорвется, как ты можешь видеть из прилагаемой корректуры и письма Вейдемейера343. Надо признать, что манера Виллиха, с помощью которой он пытается выйти сухим из воды, изумительна. Тебя, конечно, очень позабавят его неуклюжие увертки и корявый тяжеловесный стиль. Парня задело за живое. Отец Шрамм, видимо, сильно досадил ему в Цинциннати; это во всяком случае было полезно. Ясно одно: в результате этого заявления наш рыцарь будет еще больше посрамлен.

Итак, потому, что «New-Yorker CriminaI-Zeitung»!!!!!! поместила нападки на Виллиха, посему благородный муж видит себя вынужденным нарушить свое героическое молчание.

«Im hochsten Fall»! У Виллиха тела падают не вниз, а вверх*. Прощай, сила тяжести! Этот субъект совершенно рехнулся. И опять эта история с убийством из-за угла! Мы еще увидим, как отец Шрамм вылезет с заявлением344.

Чтобы успокоить тебя, сообщаю, что «Neu-England-Zeitung» известила меня сегодня о высылке 420 экземпляров «Разоблачений»** на мой адрес. Я их, следовательно, получу либо завтра, либо, если пакет был выслан не с последним пароходом, самое позднее через неделю.

Эти господа имеют наглость приглашать меня в сотрудники при помощи полуанонимного


* Игра слов; «Im hochsten Fall» - «в крайнем случае», буквально означает: «в самом верхнем падении». Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.


209
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 26 МАЯ 1853 г.

письма за подписью: «Контора «Neu-England-Zeitung»». Этого еще недоставало!

Во всяком случае хорошо, что мы теперь имеем в лице «Reform»345 орган, в котором на худой конец можно помещать кое-какие полемические вещи против Виллиха и компании.

Кельнер все больше втягивается в эту перепалку.

Опечатка Вейдемейера не должна тебя удивлять. Ты ведь знаешь, что он вместо «замечательного» всегда делает «подобное»*.

Малыш** приедет сюда в будущее воскресенье. Любопытно, как он проявил себя в качестве приказчика в Брадфорде. Во всяком случае добряк Бакап заставляет его, по-видимому, основательно трудиться.

Вчера я прочел книгу об арабских надписях, о которой я тебе говорил346. Она не лишена интереса, хотя и противно, что в каждой строке проглядывает поп и апологет библии. Своим величайшим триумфом автор считает то, что ему удалось обнаружить у Гиббона несколько ошибок в древней географии, из чего он делает вывод, что и гиббоновская теология тоже никуда не годится. Книга называется «Историческая география Аравии, составленная преподобным Чарлзом Форстером». Наиболее интересные выводы из нее следующие: 1) Приводимая в Книге бытия генеалогия, выдаваемая за генеалогию Ноя, Авраама и т. д., является довольно точным перечислением бедуинских племен того времени по степени родства их диалектов и т. д. До настоящего времени бедуинские племена называют себя, как известно, Бени Салед, Бени Юсуф и т. д., то есть сыновья такого-то и такого-то. Подобные названия, обязанные своим происхождением древнепатриархальному способу существования, приводят в конце концов к такого рода генеалогии. Перечисление колен в Книге бытия подтверждается в большей или меньшей степени древними географами, а новейшие путешественники свидетельствуют, что эти старинные имена, хотя и измененные в соответствии с местными диалектами, продолжают по большей части существовать и теперь. Из этого вытекает, что сами евреи являются таким же мелким бедуинским племенем, как и все остальные, но пришли в столкновение с другими бедуинами в силу местных условий, земледелия и т. д.

2) По поводу великого арабского нашествия, о котором мы говорили раньше, выясняется, что бедуины, подобно


* См. настоящий том, стр. 207. Ред.

** - Дронке. Ред.


210
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 26 МАЯ 1853 г.

монголам, периодически совершали нашествия, что Ассирийское и Вавилонское царства были основаны бедуинскими племенами на том же самом месте, где впоследствии возник Багдадский халифат. Основатели Вавилонского царства, халдеи, продолжают еще и теперь существовать в той же местности под тем же самым именем Бени Халед. Быстрое возникновение громадных городов Ниневии и Вавилона происходило точно так же, как и создание, всего лишь триста лет тому назад, таких же гигантских городов Агры, Дели, Лахора, Муттана в Ост-Индии в результате вторжения афганцев или татар. Таким образом, мусульманское нашествие в значительной степени утрачивает характер чего-то особенного.

3) Там, где арабы жили оседло, на юго-западе, - они были, видимо, таким же цивилизованным народом, как египтяне, ассирийцы и т. д.; это доказывают их архитектурные сооружения. Это также многое объясняет в мусульманском нашествии. Что же касается религиозного надувательства, то из древних южноарабских надписей, в которых все еще преобладает старинная, национально-арабская традиция монотеизма (как у американских индейцев), причем еврейский монотеизм является лишь небольшой частицей ее, - из этих старинных надписей, по-видимому, следует, что религиозная революция Мухаммеда, как и всякое религиозное движение, была формально реакцией, мнимым возвратом к старому, к простому.

Теперь мне совершенно ясно, что еврейское так называемое священное писание есть не что иное, как запись древнеарабских религиозных и племенных традиций, видоизмененных благодаря раннему отделению евреев от своих соседей - родственных им, но оставшихся кочевыми племен. То обстоятельство, что Палестина с арабской стороны окружена пустыней, страной бедуинов, объясняет самостоятельность изложения. Но древне-арабские надписи, традиции и коран, а также и та легкость, с которой распутываются все родословные и т. д., - все это доказывает, что основное содержание было арабским или, вернее, общесемитическим, так же, как у нас с «Эддой»347 и германским героическим эпосом.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликоеано в книге: «Der Briefwechel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


211
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 ИЮНЯ 1853 г.

112

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 31 мая 1853 г.

Дорогой Маркс!

Вексель на имя Дана оплачен, завтра получаем деньги, которые тебе немедленно и вышлем; сегодня Чарлз* дважды пытался поймать этого парня, но неудачно. На курсе придется немного потерять, но, по-моему, меньше, чем при обмене в Лондоне.

Пакет с брошюрами** также прибыл, завтра отправляю его тебе, 8-10 экземпляров оставлю здесь. Он довольно тяжелый и стоил 1 ф. ст. 16 шилл., которые нужно накинуть на продажную цену. Одна пошлина составила 18 шилл., так что во всяком случае хорошо, что пакет был послан yа мой адрес.

Малыш был здесь в субботу; он, кажется, ведет себя лучше, чем можно было ожидать.

Б[акап] сказал Штрону, что он Дронке очень доволен и что Дронке быстро входит в дело. Я опять читал ему проповедь об аккуратности. В общем же условия работы в конторе Бакапа настолько благоприятны для него, как этого только можно желать. Он уже ведет книги, и если хорошо будет держаться 3-4 месяца, то он обеспечен. Штрон опять уехал на континент.

Он уехал в субботу. Хорошо, что он первые две недели был там.

Из Америки на этой неделе не получил ничего нового.

Твой Ф. Э.


* - Рёзген. Ред.

** Речь идет о напечатанной в Бостоне брошюре Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 113

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 1 июня 1853 г.]

Дорогой Маркс!

Прилагаю половинку билета в 20 ф. ст. - Р/Е 90138. Вторую половинку вышлю следующей почтой, ибо у меня нет второго адреса.


212
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 ИЮНЯ 1853 г.

Парень, который инкассировал вексель, уехал на несколько дней, и мы поэтому не можем получить денег. Но для того, чтобы тебе не пришлось ждать, я раздобыл эти 20 фунтов стерлингов. Расчет по векселю произойдет, стало быть, в начале будущей недели.

Проклятый пес* вычел у нас еще около 18 ф. ст. за сигары и вино, которые были взяты у него частично Чарлзом** для перепродажи, а частично мной для потребления. Так что приходится при этом еще уплачивать долги.

В старом номере «Tribune» от начала апреля я прочитал вчера твою статью о «Times» и эмигрантах (с цитатой из Данте)***. Прими мои поздравления. Английский язык не просто хорош, он прямо блестящ. Кое-где не совсем удачно вставлено несколько ходячих словечек, но зато это все, что можно сказать плохого о твоей статье. Пипера там почти не видно, и я не могу понять, зачем он тебе еще нужен.

Твой Ф. Э.


* - Готфрид Эрмен. Ред.

** - Рёзгеном. Ред.

*** К. Маркс. «Кошут и Мадзини. - Происки прусского правительства. Торговый договор между Россией и Пруссией. - «Times» и эмигранты». Ред.

**** - библиотеку Британского музея. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 114

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 июня 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фридрих!

Первую половинку билета в 20 ф. ст. получил. Пишу тебе до ухода в Музей****, стало быть очень рано.

Прилагаемое заявление великого Виллиха в «Neu-England-Zeitung» я бы тебе давно уже переслал, если бы не исходил из того, что Вейдемейер тебе сам послал эту вещь348. План этого второго заявления вполне подлинный - настоящий Виллих. Люди пишут «статьи», а он - «факты», и нужно было быть с ним «в личных отношениях», чтобы клевета потеряла свою остроту. Это маленький партизанский маневр. Он отвечает


213
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ИЮНЯ 1853 г.

не за своего собственного Гирша*. Он предпочитает разъяснить своей публике «мотивы», почему Маркс не опровергает его Гирша. Теперь он нашел почву, на которой может проявлять некоторую виртуозность. И вот благородный муж «неохотно» предает факты «гласности». Разумеется, ему было приятнее нашептывать их на ушко под секретом филистерам у пивной стойки и распространять их в течение трех лет «контрабандным путем» по обоим полушариям, juvante Kinkelio**. Затем другой маневр - держать публику в напряженном состоянии. Он замалчивает факты, которые припирают его к стенке. Зато он заостряет внимание на фактах, которые должны уничтожить «критических писателей». При этом сей благородный муж держится «величественно», как это подобает «государственному деятелю». Уж если он отвечает, то не грубым «агентам» Маркса, а этим «ловким» писакам. В заключение он дает понять публике, что его противники так дерзко выступили только потому, что они поверили его «решению» удалиться, и этот играющий столь важную роль муж возвещает теперь с барабанным боем, что он «изменил» свое решение.

Все это не так плохо для бывшего лейтенанта. Что же касается стиля заявления № 2, то как бы он ни был плох, он все же апокрифичен. Видно, кто-то другой приложил к этому руку, вероятно мадам Аннеке. Во всяком случае г-н Виллих теперь собирается издать необходимое дополнение к брошюре Теллеринга349. А раз вся эта пакость будет преподнесена публике, то придется идти до конца. Если Вейдемейер, Клусс и К° будут действовать умело, то они должны уже сейчас испортить Виллиху всю музыку и лишить сюрприз, который он готовит публике, всякого интереса и новизны. Посмотрим.

Твоя похвала моему «юному» английскому языку*** подействовала на меня весьма ободряюще. Мне не хватает, во-первых, уверенности в грамматике, а во-вторых, легкости в применении тех вспомогательных оборотов, без которых немыслимо живо писать. Г-жа «Tribune » поместила по поводу моей второй статьи о гладстоновском бюджете**** в самом начале номера заметку, в которой обращает внимание публики на «мастерское освещение» и заявляет, что не встречала где-либо «более искусной критики» и «не надеется, что подобное может


* Игра слов: Hirsch - фамилия, «Hirsch» - «олень», здесь означает «лисья хитрость» (намек на маневр Виллиха, содействовавшего опубликованию фальсификаторской статьи Гирша «Жертвы шпионажа»; см. настоящий том, стр. 494-495). Ред.

** - помогая Кинкелю. Ред.

*** См. предыдущее письмо. Ред.

**** К. Маркс. «Беспорядки в Константинополе. - Столоверчение в Германии. - Бюджет». Ред.


214
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ИЮНЯ 1853 г.

появиться»350. Это отлично. Но со следующей статьей «Tribune» меня опять срамит, помещая за моей подписью мою совершенно незначительную начальную часть* (в данном случае она и должна была быть незначительной) и присваивая себе твоего «швейцарца»351. Я напишу Дана, что мне очень «лестно», что он иногда помещает мои статьи в качестве передовых, по пусть тогда они, пожалуйста, не ставят моей подписи под незначительными заметками. Послал этим ослам теперь среди прочего две статьи о «Китае» в связи с Англией352. Если время тебе позволяет и у тебя есть желание написать о чем-нибудь - о Швейцарии, Востоке, Франции, Англии, о хлопке или о Дании, - то пиши время от времени, ибо я теперь хочу сильно приналечь на кошелек этих господ, для того чтобы возместить убыток от потерянных трех недель. Если ты время от времени будешь мне присылать что-нибудь - de omnibus rebus**, то я это всегда смогу пристроить, ибо, как ты знаешь, я у этих парней прислуга за все, да и всегда нетрудно любую тему связать так или иначе с темой дня. ..... .. .....***.

Твое письмо о евреях и арабах**** я прочел с большим интересом. Между прочим: 1) У всех восточных племен можно проследить с самого начала истории общее соотношение между оседлостью одной части их и продолжающимся кочевничеством другой части. 2) Во времена Мухаммеда торговый путь из Европы в Азию сильно изменился, и города Аравии, принимавшие ранее большое участие в торговле с Индией и т. д., находились в торговом отношении в упадке; это, конечно, также дало толчок. 3) Что же касается религии, то это можно свести к общему вопросу, на который легко ответить: почему история Востока принимает вид истории религий?

По вопросу об образовании восточных городов нет ничего более блестящего, наглядного и яркого, чем книга старого Франсуа Бернье (он девять лет был врачом у Аурангзеба): «Путешествия, содержащие описание государства Великого Могола и т. д.»353. Он также очень хорошо описывает состояние военного дела, организацию снабжения продовольствием этих громадных армий и т. д. Он говорит об этом между прочим: «Главное ядро составляет кавалерия, пехота не так многочисленна, как говорят, если не смешивать с настоящими воинами всех тех слуг и торговцев, которые следуют за армией. Если же считать всех, то, пожалуй,


* Имеется в виду раздел: «Дело о ракетах» в статье Маркса и Энгельса «Дело о ракетах. - Швейцарское восстание». Ред.

** - de omnibus rebus et quibusdam aliis - о всякой всячине. Ред.

*** - Все во всем. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 209-210. Ред.


215
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ИЮНЯ 1853 г.

правильно насчитывать двести и триста тысяч в одной только армии, двигающейся за государем; иногда в ней бывает и больше людей, например в тех случаях, когда рассчитывают, что государь надолго покидает столицу.

Все это, однако, не удивит того, кому знакомо невероятное множество палаток, кухонь, одежды, всякого скарба и часто даже женщин, а следовательно и слонов, верблюдов, быков, лошадей, носильщиков, поставщиков фуража и продовольствия, торговцев всякого сорта и слуг, которые тянутся за этими армиями; все это не покажется странным тем, кто знаком с положением и своеобразным управлением страны, кому известно, что государь является единственным собственником всех земель в государстве, откуда неизбежно вытекает, что целые столицы, как Дели или Агра, живут почти исключительно за счет войска и поэтому вынуждены следовать за государем, когда тот отправляется на некоторое время в поход. Города эти отнюдь не похожи на Париж, в сущности говоря, это военные лагери, только несколько более благоустроенные и удобнее расположенные, чем лагери, разбитые в открытом поле».

По поводу похода Великого Могола в Кашмир с армией в 400000 человек и т. д. он говорит следующее: «Трудно понять, чем и как можно прокормить в походе такую огромную армию, такое громадное количество людей и животных. Чтобы понять это, достаточно представить себе, что индийцы, как оно и есть на самом деле, очень умеренны и непритязательны в пище и что из всей этой огромной массы всадников едва ли десятая или даже двадцатая часть ест в походе мясо. Они довольствуются своим кичри - смесью вареного риса с овощами, политого топленым маслом. Далее надо иметь в виду, что верблюды очень выносливы в работе и легко переносят голод и жажду; им надо немного пищи и едят они все, что угодно. На стоянках погонщики верблюдов пускают их пастись поблизости, и они едят там все, что найдут. Кроме того, купцы, которые содержат лавки в Дели, обязаны содержать их также и в походе, точно так же и мелкие торговцы и т. д... Наконец, что касается фуража, то все эти бедняки разбредаются по окружающим деревням, чтобы купить там что-нибудь и заработать на этом. Самое обычное и основное их занятие состоит в том, что они чем-то вроде скребка срезают чахлую траву с целых полей, обмывают или отряхивают ее и приносят затем на продажу в армию...»

Бернье совершенно правильно видит, что в основе всех явлений на Востоке (он имеет в виду Турцию, Персию, Индостан) лежит отсутствие частной собственности на землю. Вот настоящий ключ даже к восточному небу.

С Борхардтом, очевидно, ничего не выйдет. Я все же думаю, что этот тип согласится добыть Лупусу* рекомендации к лондонским купцам от Штейнталя и т. д. Это ты можешь заставить его сделать, а для Лупуса это было бы очень важно.

Что ты скажешь по поводу провала «финансового проекта по сокращению государственного долга» гудибрасца Родольфо-Гладстона?354


* - Вильгельму Вольфу. Ред.


216
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ИЮНЯ 1853 г.

«Journal des Debats» третьего дня выболтала истинный секрет наглости России. Континент, утверждает газета, либо должен подвергнуться риску потерять свою независимость вследствие русской опасности, либо пойти на войну, а это означает «социальную революцию». Жалкая «Debats» забывает только, что Россия в такой же мере страшится революции, как и г-н Бертен, и что весь фокус заключается теперь в том, кто лучше всех разыграет из себя «храброго». Но Англия и Франция - официальные - сейчас до того жалки, что если Николай будет твердо стоять на своем, он сможет добиться всего.

Vale faveque*.

К. М.

Лассалю написали, и он, наверное, согласится взять несколько сот экземпляров** для продажи в Германии. Вопрос только в том, как это переправить к нему? Когда я был в Манчестере, Чарлз*** сказал, что это можно было бы, пожалуй, сделать, запаковав их вместе с товарами. Спроси его еще раз об этом.

Р. S. С отправкой письма запоздал, и поэтому могу также подтвердить тебе получение пакета с книгами и второй половинки кредитного билета.


* - Будь здоров и ко мне благосклонен. Ред.

** - брошюры Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» (бостонское издание). Ред.

*** - Рёзген. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 115

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 6 июня 1853 г., вечером Дорогой Маркс!

Хотел тебе написать сегодня с первой почтой, но конторские дела задержали меня до 8 часов. Оба заявления в «Criminal-Zeitung», как Вейдемейера, так и Клусса, направленные против Виллиха, ты, наверное, уже получил прямо из Америки356, 355


217
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮНЯ 1853 г.

а если нет, то напиши мне сейчас же. Папаша Вейдемейер по обыкновению слишком пространен, лишь иногда попадает в точку, да и то сейчас же притупляет острие своим стилем и с редкой невозмутимостью обнаруживает присущий ему недостаток вдохновения. Несмотря на это, он сделал все, что в его силах, чтобы представить в истинном свете историю с «собратом по оружию» Хенце и инспирированную кем-то со стороны манеру письма Гирша.

Его топорный стиль и невозмутимость, которая сходит там за беспристрастность, будут импонировать филистерской публике, и в общем и целом его произведением можно быть довольным. Зато заявление Клусса мне чрезвычайно нравится. В каждой строке чувствуется здесь homme superieur*, так сказать физически осознавший свое превосходство благодаря «личному соприкосновению» с Виллихом. По легкости стиля это одна из лучших вещей Клусса; в ней нет ни единой шероховатости, ни следа скованности или тяжеловесности. Как хорошо он умеет прикидываться простачком с добродушной миной на лице, давая, однако, при каждом удобном случае понять, что за этой внешностью скрывается сущий дьявол. Как великолепно это его выражение насчет «такого мошенничества, как революционная агентура», за счет которой он, по уверению Виллиха, будто бы живет. «Рыцарственный» был, наверное, очень удивлен, увидев, что «грубый» агент является парнем, который умеет, действовать так ловко и так искусно и, по существу наступая, держаться при этом так благородно и без претензий и гораздо тоньше и проворнее, чем он сам, применять его собственные уловки в борьбе. Только у Виллиха вряд ли окажется столько вкуса, чтобы уразуметь все это. Но я надеюсь, что гнев и необходимость поразмыслить сделают его понятливее.

Что придется до дна исчерпать эту грязь, это ясно. Чем решительнее за это приняться, тем лучше. Впрочем, ты увидишь, что это вовсе не так ужасно. Рыцарственный обещал во много раз больше, чем он может выполнить. Мы услышим о покушениях на убийство и т. д., шраммовская история будет невероятно приукрашена**, будет изображено нечто фантастическое, и при этом нам не останется ничего другого, как удивляться, потому что мы абсолютно не в состоянии будем себе объяснить, о чем, собственно, говорит этот человек; на худой же конец он расскажет, как однажды вечером Маркс и Энгельс пришли пьяные на Грейт- Уиндмилл-стрит357 (vide


* - выдающийся человек. Ред.

** См. настоящий том, стр. 208. Ред.


218
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮНЯ 1853 г.

Kinkel in Cincinnati coram Huzelio*). Если дойдет до этого, то я сообщу американской публике, падкой на скандальные истории, о чем обычно шли пересуды в роте безансонцев358, когда отсутствовали Виллих и formosus pastor** Коридон-Рау359. В конце концов, что может сказать о нас такое животное? Ты увидишь, что все это окажется таким же ничтожным, как теллеринговская пачкотня.

Борхардта я на днях опять увижу. Если можно получить рекомендации, то я вырву их у него***. Однако я не думаю, чтобы Штейнталь и пр. имели такого рода связи в Лондоне. Ведь это почти не относится к сфере их деловых интересов. Кроме того, этот субъект, чтобы не слишком осрамиться. будет стараться затянуть здешнюю историю. Если бы речь юла не о Лупусе****, то мне было бы глубоко наплевать на этого субъекта. Я его не выношу, этого святошу, этого хвастливого, надутого, изолгавшегося шарлатана.

Если Лассаль даст тебе в Дюссельдорфе хороший нейтральный адрес, то можешь прислать мне сто экземпляров*****. Мы устроим так, что в здешних конторах их заделают в тюки с пряжей. Но их нельзя адресовать самому Л[ассалю], так как пакеты идут в тюках в Гладбах, Эльберфельд и т. п. и оттуда, как пакеты, подлежащие отправке почтой, пойдут в Дюссельдорф по почте. А здешним фирмам мы не можем дать для отправки пакет на имя Лассаля или г-жи Гацфельдт, ибо: 1) в каждой из них имеется, по крайней мере, один житель Рейнской области, который знает все сплетни; 2) если здесь и сойдет, то получатели тюка поймут, в чем дело; 3) наконец, в лучшем случае сама почта просмотрит пакеты, прежде чем она их вручит по назначению. В Кёльне у нас имеется хороший адрес, но мы, к сожалению, недостаточно хорошо знаем людей, являющихся здесь главными закупщиками для кёльнской фирмы, и не можем поэтому навязать им контрабанду. Поэтому мы здесь говорили этим людям, что в пакетах находятся подарки для дам.

Отсюда ты видишь, что у меня с Чарлзом****** опять установились сносные отношения.

Как только мне представился подходящий случай, дело очень скоро наладилось. Тем не менее,


* - смотри Кинкель в Цинциннати в присутствии Хуцеля (см. настоящий том, стр. 80-81). Ред.

** - прекрасный пастух. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 215. Ред.

**** - Вильгельме Вольфе. Ред.

***** К. Маркс. «Разоблачения о кельнском процессе коммунистов» (бостонское издание). Ред.

****** - Рёзгеном. Ред.

Третья страница письма Энгельса Марксу 6 июня 1853 года


221
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮНЯ 1853 г.

как ты понимаешь, этот дурак все еще испытывает известное удовольствие от того, что благодаря зависти г-на Г[отфрида] Э[рмена] к моему старику* ему оказывается хотя бы некоторое паршивенькое предпочтение передо мной, Habeat sibi**. Он, во всяком случае, заметил, что если бы я захотел, то в течение 48 часов стал бы опять хозяином положения, и этого достаточно.

Отсутствие частной собственности на землю действительно является ключом к пониманию всего Востока360. В этом основа всей его политической и религиозной истории. Но почему восточные народы не пришли к частной собственности на землю, даже к феодальной собственности? Мне кажется, что это объясняется главным образом климатом и характером почвы, в особенности же великой полосой пустынь, которая тянется от Сахары через Аравию, Персию, Индию и Татарию361 вплоть до наиболее возвышенной части азиатского плоскогорья. Первое условие земледелия здесь - это искусственное орошение, а оно является делом либо общин, либо провинций, либо центрального правительства. Правительства на Востоке всегда имели только три ведомства: финансов (ограбление своей страны), войны (ограбление своей страны и чужих стран) и общественных работ (забота о воспроизводстве).

Британское правительство в Индии организовало № 1 и № 2, придав им более филистерский вид, а № 3 совсем забросило, в результате чего индийское земледелие гибнет. Свободная конкуренция там совершенно оскандалилась. Плодородие земли достигалось искусственным способом, и оно немедленно исчезало, когда оросительная система приходила в упадок; этим объясняется тот непонятный иначе факт, что целые области,прежде прекрасно возделанные, теперь заброшены и пустынны (Пальмира, Петра, развалины в Йемене и ряд местностей в Египте, Персии и Индостане). Этим объясняется и тот факт, что достаточно бывало одной опустошительной войны, чтобы обезлюдить страну и уничтожить ее цивилизацию на сотни лет. К этому же разряду явлений относится, по моему мнению, и уничтожение южноарабской торговли в период, предшествующий Мухаммеду, которое ты совершенно справедливо считаешь одним из важнейших моментов мусульманской революции***. Я недостаточно хорошо знаком с историей торговли шести первых столетий христианской эры, чтобы быть в состоянии судить, насколько именно общие, мировые


* - Фридриху Энгельсу-старшему, отцу Энгельса. Ред.

** - Пусть себе. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 214. Ред.


222
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮНЯ 1853 г.

материальные условия заставили предпочесть торговый путь через Персию к Черному морю и через Персидский залив в Сирию и Малую Азию торговому пути через Красное море. Но во всяком случае немалую роль играло то, что в упорядоченном персидском царстве Сасанидов караваны ходили сравнительно безопасно, в то время как Йемен с 200 до 600 г. почти постоянно находился в порабощении у абиссинцев, которые завоевывали и грабили страну.

Города Южной Аравии, находившиеся еще в римские времена в цветущем состоянии, в VII в, представляли собой пустынные груды развалин. Соседние бедуины за эти 500 лет создали чисто мифические, сказочные легенды об их происхождении (см. коран и арабского историка Новаири), а алфавит, которым были сделаны надписи в этих городах, был почти совершенно неизвестен, хотя другого не было, так что фактически всякая письменность была забыта. Подобные явления дают повод заключить, что наряду с вытеснением, вызванным общими торговыми условиями, произошло и прямое насильственное разрушение, которое можно объяснить только вторжением эфиопов. Изгнание абиссинцев произошло за 40 лет до Мухаммеда; это было первым актом пробуждающегося арабского национального чувства, которое помимо того подогревалось нашествиями с севера персов, доходивших почти до Мекки. К изучению истории самого Мухаммеда я приступлю только на днях. Пока что мне представляется, что эта история носит характер бедуинской реакции против оседлых, но все больше приходивших в упадок городских феллахов, которые были сильно расколоты и в религиозном отношении и религия которых представляла собой смесь культа природы с разлагающимся иудейством и христианством.

Отрывки из старого Бернье* действительно прекрасны. Как приятно снова прочесть что-нибудь, написанное старым, трезвым, здравомыслящим французом, который всегда попадает в самую точку, не подавая и вида, что он это замечает.

Раз я уже все равно на несколько недель застрял в этом восточном хламе, то я воспользовался случаем, чтобы заняться персидским языком. От арабского языка меня отпугивает, с одной стороны, мое прирожденное отвращение к семитским языкам, а с другой стороны - невозможность достигнуть без большой потери времени сколько-нибудь заметных успехов в языке, который так богат, насчитывает 4000 корней и охватывает в своем развитии 2000- 3000 лет. Зато персидский -


* См. настоящий том, стр. 214-215. Ред.


223
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ИЮНЯ 1853 г.

не язык, а настоящая игрушка. Если бы не этот проклятый арабский алфавит, в котором то и дело по шесть букв подряд выглядят одинаково и в котором нет гласных, то я бы взялся изучить всю грамматику в течение 48 часов. Это в утешение Пиперу, если бы он возымел желание проделать вслед за мной сию неостроумную штуку. Я для изучения персидского языка положил себе срок максимум в три недели. Если он рискнет двумя месяцами, то наверняка побьет меня. Для Вейтлинга это несчастье, что он не знает персидского языка: он нашел бы в нем в совершенно готовом виде свой универсальный язык, ибо это, насколько мне известно, единственный язык, в котором нет конфликта между мне и меня, так как дательный и винительный падежи в нем всегда одинаковы362.

Впрочем, довольно приятно читать старого непутевого Хафиза в оригинале, который звучит совсем неплохо, и старый сэр Уильям Джонс охотно пользуется персидскими скабрезностями для примеров в своей грамматике, переводя их затем в своих «Комментариях к азиатской поэзии» греческими стихами, ибо они и по-латыни кажутся еще слишком неприличными. Эти «Комментарии» (Джонс. Сочинения, том II, «Об эротической поэзии») тебя, наверное, очень позабавят. Зато персидская проза убийственна. Например, «Рауцат-уз-Сафа» благородного Мирхонда, излагающего персидский героический эпос очень образным, но совершенно бессмысленным языком. Об Александре Великом он рассказывает следующее: имя Искандер значит на языке ионийцев Акшид рус (так же как имя Искандер является искажением имени Александр), то есть «филусуф», что происходит от «фила» - любовь и «суфа» - мудрость, так что Искандер обозначает: друг мудрости, - Об одном государе, отрекшемся от престола, он пишет: «Он ударил в барабан отставки палочкой ухода от дел», как это придется сделать и папаше Виллиху, если он еще больше увлечется литературной борьбой.

Того же Виллиха постигнет участь короля Афрасиаба Туранского, которого покинули его войска и про которого Мирхонд пишет: «Он кусал себе ногти ужаса зубами отчаяния, пока из пальцев стыда не брызнула кровь убитого сознания».

Завтра напишу еще.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


224
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ИЮНЯ 1853 г.

116

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 9 июня 1853 г.

Дорогой Маркс!

Для того, чтобы Пипер видел, что его не забывают, сообщи ему следующее. Во вчерашнем номере «Manchester Guardian» есть объявление о том, что требуется клерк для ведения корреспонденции и бухгалтерии; не исключено, что можно добиться 180 ф. ст. в год, как я слышал. Предложение исходит от здешнего еврея Лео Шустера. П[ипер] должен написать письмо по следующему адресу: почтовый ящик В 47, Почтамт, Манчестер, а во внутреннем конверте: Господину и т. д.

Письмо лучше всего писать по-французски, так как требуется знание французского и немецкого языков. Пусть он напишет, что надеется справиться с этой работой, что он из Ганновера, в таком-то возрасте, и что в последнее время он работал в Лондоне у такого-то, у которого можно навести справки о его личных и деловых качествах. Корреспонденцию он может вести по-немецки, по-французски и по-английски, в случае надобности и по-итальянски.

Бухгалтерией (если об этом будет речь) он занимался меньше; он должен указать, что лишился места из-за того, что должность занял сын компаньона, и т. д., затем - какого рода была эта фирма, а также, что он быстро освоит любую отрасль манчестерской торговли. Все это без лишних фраз изложить как можно проще.

«Честь имею подписаться» или так: «Ваш покорный слуга и т. д.»

Больше ничего. Если им заинтересуются, то его пригласят в торговый дом Шустера в Лондоне; а там он должен будет показать себя с лучшей стороны. Но он должен непременно завтра написать первой же почтой.

Прилагаю сальдо от 32 фунтов стерлингов - 1 ф. ст. 18 шилл. и 6 пенсов, за накладные расходы вычтено только 18 пенсов, но зато вычтены все долги мои и Чарлза*.

Ты, по всей вероятности, позавчера уже получил вексель из Америки.

Может ли П[ипер] сослаться на Ротшильда - вам там виднее. Возможно, что если к нему обратятся, это не повредит, так как уже при первой беседе обнаружится, что П[ипер]


* - Рёзгена. Ред.


225
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1853 г.

неопытный клерк, как только его спросят, где он прежде работал. Но он должен знать, что скажет Р[отшильд], и, может быть, ему стоит даже предварительно повидать его.

Твой Ф. Э.

Копия объявления*

Транспортной конторе требуется бухгалтер и клерк для ведения корреспонденции. Знание немецкого и французского языков обязательно. Адрес: почтовый ящик В 47, Почтамт, Манчестер.

Ссылка на меня не принесет совершенно никакой пользы, [следовательно повредит].

П[ипер], разумеется, не должен говорить Ш[устеру], что он знает, кем [было] дано объявление, он должен ссылаться на это объявление только как на повод для [предложения] своих [услуг].


* Приписка сделана карандашом; слова, печатаемые ниже в квадратных скобках (кроме имен), в оригинале почти не различимы. Ред.

** См. настоящий том, стр. 206. Ред.

*** - Рёзгеном. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 117

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 июня 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Фредерик!

Только сегодня собрался (мешали всякие дела и домашние заботы) ответить тебе на твои два последних письма и подтвердить получение американских денег (переданных Фрейлиграту)**, а также остатка суммы, причитающейся из Америки от «Tribune». Если вы с Чарлзом*** вынуждены были вступать в такого рода сделки с «посредником», то ты из-за меня основательно сам себя наказал. Но так как деньги по векселю ссудил не этот субъект, а ты, то вы могли бы вексель отослать в Америку и без него. По крайней мере, мне так кажется.

363


226
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1853 г.

Пиперу я твоего сообщения не передал по следующим мотивам: за последние 8-10 дней он все больше и больше превращался в развалину, так что мне пришлось, наконец, серьезно поговорить с ним о состоянии его здоровья. И тут выяснилось, что ему становится все хуже и хуже благодаря «лечению» какого-то английского шарлатана. Я тут же потребовал, чтобы он отправился со мной в госпиталь св. Варфоломея - лондонскую клинику, в которой бесплатно лечат самые лучшие и известные врачи. Он послушался. Какой-то старый Гиппократ, осмотрев corpus delicti* и осведомившись о прошлом лечении, сказал ему: «Вы были глупцом», и заявил, что через три месяца с ним будет «кончено», если он хоть на волосок отступит от его предписаний. Новый способ лечения немедленно доказал свое превосходство, и через две недели наш парень будет в полном порядке. Случай был слишком серьезный для того, чтобы отвлекать его от лечения. Впрочем, Фрейлиграт имеет для него в виду какое-то место. Если из этого ничего не выйдет, я тебе напишу.

Румпф, наш весельчак-портной, находится сейчас в сумасшедшем доме. Месяцев пять тому назад этот несчастный, желая разом избавиться от всех тяжелых житейских забот, женился на старухе, стал держаться преувеличенно солидно, бросил пить и начал работать, как лошадь. Неделю тому назад он опять запил; дня два тому назад он позвал меня к себе и заявил мне, что нашел средство осчастливить весь мир и что я должен стать его министром и т. п. Со вчерашнего дня он в психиатрической больнице. Жаль парня.

Руге объявляет в «Leader» - эта газета, кстати сказать, стала совершенно обывательской, - что он будет читать в Лондоне лекции о немецкой философии. Одновременно он, конечно, всячески рекламирует себя, например сообщая: «Что касается стиля, то германский народ имеет кроме него только одного человека - Лессинга». В том же номере «Leader» русский Герцен помещает объявление о выпуске собрания своих сочинений, указывая, что он в сотрудничестве с польским комитетом собирается основать в Лондоне русско-польскую типографию с целью пропаганды364.

Из одного из прилагаемых писем Клусса ты можешь видеть, какого рода тот главный удар, которым мне угрожает Виллих. Дело касается тех 20 ф. ст., которые я взял взаймы у Эмигрантского комитета365 в тот момент, когда у меня описали имущество за то, что моя квартирная хозяйка в Челси не заплатила своему


* - вещественные доказательства. Ред.


227
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1853 г.

домовладельцу, хотя я ей уплатил сполна; эти деньги я своевременно вернул до последнего фартинга. Ты должен мне написать, какой тактики мне держаться. Если славный Виллих собирается этим меня сразить, то это значит, что он слишком большой «простак».

Американский экономист Кэри выпустил новую книгу: «Рабство у нас и за границей».

Под «рабством» он понимает здесь все формы порабощения, наемное рабство и т. д. Он прислал мне свою книгу и несколько раз цитировал меня (по «Tribune») то как «нового английского писателя», то как «корреспондента «New-York Tribune»»366. Я уже говорил тебе, что во всех своих прежних работах он изображал экономические основы буржуазного общества как «гармонию» и все зло выводил из излишнего вмешательства государства. Государство было его bete noire*. Теперь он поет другую песню. Все зло происходит от централизующего влияния крупной промышленности. А в этом централизующем влиянии виновата Англия, которая превращается в мастерскую мира и отбрасывает все остальные страны назад к грубому и оторванному от мануфактуры земледелию. За грехи же Англии несет ответственность теория Рикардо - Мальтуса и, в особенности, теория земельной ренты Рикардо. Необходимым следствием как теории Рикардо, так и промышленной централизации явится коммунизм.

Чтобы избежать всего этого, чтобы противопоставить централизации локализацию и повсеместный союз рассеянных по всей стране фабрик с земледелием, этот ярый сторонник свободы торговли рекомендует в конце концов покровительственные пошлины. Желая избежать результатов, которые влечет за собой буржуазная промышленность и ответственность за которые он возлагает на Англию, он как истинный янки ищет выход в том, чтобы искусственно ускорить это развитие в самой Америке. Вообще же его вражда против Англии приводит его к сисмондистскому восхвалению мелкобуржуазных порядков в Швейцарии, Германии и Китае и т. д., и это делает тот самый человек, который в свое время постоянно высмеивал Францию за ее сходство с Китаем. Единственно действительно интересное в книге - это сравнение прежнего английского рабства негров на Ямайке и т. д. с рабством негров в Соединенных Штатах. Кэри доказывает, что основная масса негров на Ямайке и т. д. всегда состояла из вновь ввозимых варваров, потому что при том обращении, которое практиковалось англичанами, не только не сохранялась прежняя численность негритянского


* - пугалом. Ред.


228
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1853 г.

населения, но и постоянно погибало 2/3 ежегодно ввозимых новых негров. Между тем в Америке негры нынешнего поколения - уже местного происхождения; все они в большей или меньшей степени янкизированы, говорят по-английски и т. д. и потому становятся способными к эмансипации.

«Tribune», разумеется, расхваливает книгу Кэри изо всех сил. Общим у обоих является то, что, выступая под видом сисмондистски-филантропически-социалистического антииндустриализма, они защищают интересы протекционистской, то есть промышленной, буржуазии Америки. В этом также состоит весь секрет, объясняющий, почему «Tribune», несмотря на все свои «измы» и социалистическую болтовню, может быть «ведущей газетой» в Соединенных Штатах.

Твоя статья о Швейцарии* была, конечно, прямым ударом по «передовицам» «Tribune» (против централизации и т. д.) и ее Кэри. Я продолжал эту скрытую войну в первой статье об Индии**, изобразив в ней уничтожение Англией местной промышленности как революционный акт. Это им очень не понравится. Вообще же говоря, все хозяйничанье бриттов в Индии - свинство и остается таковым по сей день.

Застойный характер этой части Азии, несмотря на все бесплодные движения, происходящие на политической поверхности, вполне объясняется двумя взаимно усиливающими друг друга обстоятельствами: 1) общественные работы - дело центрального правительства; 2) наряду с тем, что существует это правительство, все государство, если не считать немногих крупных городов, состоит из множества сельских общин, каждая из которых имеет свою совершенно самостоятельную организацию и представляет собой особый замкнутый мирок. В одном парламентском отчете эти сельские общины описаны следующим образом: «Село в географическом отношении представляет собой пространство в несколько сот или тысяч акров возделанной и пустующей земли; в политическом отношении оно похоже на корпорацию или городскую общину.

В самом деле, каждое село представляет собой и, по-видимому, всегда представляло отдельную общину или республику. Должностные лица: 1) патель, гоуд, мандил и т. д., как он называется на различных языках, - это староста, который, как правило, осуществляет надзор за делами села, улаживает споры между его обитателями, обладает полицейскими функциями и исполняет обязанность сборщика налогов внутри села... 2) Карнам, шамбо, или путвари, - ведет учет, 3) тальяри, или стулвар, и 4) тоти - должны охранять село и урожай. 5) Нергунти распределяет воду из потоков или водохранилищ равномерно по всем полям. 6) Джоши,


* Ф Энгельс. «Политическое положение Швейцарской республики». Ред.

** К. Маркс. «Британское владычество в Индии». Ред.


229
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1853 г.

или астролог, определяет время посева и жатвы, сообщает о благоприятных и неблагоприятных днях и часах для всех земледельческих работ. 7) Кузнец и 8) плотник выделывают грубые земледельческие орудия и строят еще более грубое жилище крестьянина. 9) Гончар изготовляет всю домашнюю утварь в деревне. 10) Человек, занимающийся стиркой, содержит в чистоте несложную одежду... 11) Цирюльник, 12) серебряных дел мастер, который часто соединяет в своем лице также и поэта и школьного учителя села. Затем брахман, ведающий делами культа. Под этой примитивной формой общинного управления население жило с незапамятных времен.

Границы сел редко изменялись, и, хотя самые села иногда несли тяжелый ущерб и даже подвергались опустошению в результате войны, голода и болезней, - то же название, те же границы, те же интересы и даже те же семьи продолжали существовать из века в век. Жители этих сел нисколько не беспокоились по поводу гибели и разделов целых монархий; пока их село остается целым и невредимым, их мало интересует, под власть какой державы оно подпало и какому государю оно подчинено, ибо их внутренняя хозяйственная жизнь остается неизменной»367.

Должность пателя обычно наследственна. В некоторых из этих общин земли всего села обрабатываются сообща, но в большинстве случаев каждый владелец обрабатывает свой собственный участок. Внутри общины существует рабство и кастовое деление. Пустующие земли используются как общие пастбища. Жены и дочери занимаются домашним ткачеством и прядением. Эти идиллические республики, которые заботятся лишь о том, чтобы ревностно охранять границы своего села от соседнего, все еще существуют в почти нетронутом виде в северозападных провинциях Индии, только недавно захваченных англичанами. Мне кажется, что трудно представить себе более солидную основу для азиатского деспотизма и застоя.

И хотя англичане сильно ирландизировали страну, все же разрушение этих стереотипных первобытных форм являлось conditio sine qua non* европеизации. Сборщик податей один не мог справиться с этой задачей. Необходимо было уничтожение древней промышленности, чтобы лишить эти сельские общины их самодовлеющего характера.

На Бали - остров у восточного берега Явы - вместе с индусской религией сохранилась еще в полной мере и эта индусская организация. Следы ее, как и вообще индусского влияния, можно обнаружить на всей Яве. Что касается вопроса о собственности, то среди английских авторов, занимающихся Индией, в этом пункте серьезное разногласие. В разобщенных горных местностях к югу от Кришны собственность на землю, по-видимому, существует. На Яве же, как говорит в своей «Истории Явы» сэр Стамфорд Рафлс, бывший английский губернатор Явы, абсолютным собственником всей земли в стране, «которая


* - непременным условием. Ред.


230
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1853 г.

дает сколько-нибудь значительную земельную ренту», является государь. Во всяком случае, во всей Азии «отсутствие собственности на землю» как принцип впервые, по-видимому, было установлено мусульманами.

По поводу вышеупомянутых сельских общин следует еще заметить, что они фигурируют уже у Ману368, и вся организация согласно Ману строится так: 10 общин подчинены высшему сборщику, потом 100, потом 1000.

Напиши мне поскорее.

Твой К. М.

Впервые полностью опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritie Abteilung, Bd. 1, 1929 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXI, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 118

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 29 июня 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Я внезапно подвергся нападению только что вышедшей замуж сестры* и ее мужа**, отплывающего отсюда на мыс Доброй Надежды в качестве оптового торговца. Это, а также составление корреспонденции для «Tribune»369 и необходимость уладить кое-какие дрязги в Америке отняли у меня много времени. Надеюсь, что молодожены завтра уедут. Как я слышал от Имандта, твою мать*** ожидают в Лондоне; делаю отсюда вывод, что ты тоже скоро заявишься сюда.

Прилагаю указания Лассаля относительно посылки экземпляров**** в Германию. Моя жена возьмет на себя пересылку в Манчестер. Я надеюсь, что вы уж устроите это дело в Манчестере. Не видел ли ты Джонса, который бродит где-то поблизости от вас и как будто организовал в Галифаксе гигантский митинг?370


* - Луизы Маркс. Ред.

** - Юты. Ред.

*** - Элизу Франциску Энгельс. Ред.

**** Речь идет о работе Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» (бостонское издание). Ред.


231
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 ИЮЛЯ 1853 г.

К моему удивлению, получил в прошлую среду чрезвычайно раздраженное письмо от Клусса, в котором он мне сообщает, что ему кто-то написал, будто Пипер в письме к Шлегеру изобразил его и Арнольда «второстепенными агентами», а себя человеком, доставляющим сведения «из первоисточника» и т. д. и т. д. К счастью, во всем этом нет ни слова правды; это только попытка партии Виллиха, Аннеке, Вейтлинга и К° посеять раздор в наших собственных рядах и в особенности нейтрализовать «весьма неприятного Клусса». Нужные разъяснения были, конечно, немедленно посланы за океан. Не могу сейчас найти первого письма Клусса, прилагаю зато второе.

Уезжая в Манчестер371, я занял 2 ф. ст. у еврейчика Бамбергера. Теперь этот субъект шлет мне грубые письма с требованием возврата, даже с угрозами. Но мы еще посмотрим. До пятницы мне предстоит выставить вексель на сумму в 20 ф. ст. на Нью-Йорк. Но, спрашивается, как это сделать?

Прилагаемое при сем является nec plus ultra* гейнценовской кровожадной трусости и отвращения к «обычным приемам ведения войны»372.

Насчет «швейцарской» статьи я ошибся**. Дана разделил присланное мною на две части***, но напечатал обе за моей подписью.

Об остальном - в следующем письме. Сию минуту пожаловали уважаемые сестрица и зять. Сестра моя очень полная особа, и при прохождении через экватор ей придется здорово попотеть.

Твой К. М.


* - верхом, крайней степенью. Ред.

** См. настоящий том, стр. 214. Ред.

*** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Дело о ракетах. - Швейцарское восстание». Ф. Энгельс. «Политическое положение Швейцарской республики». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. I. Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 119

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 8 июля 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Эти строки тебе передаст д-р Якоби, один из участников «кёльнского процесса коммунистов».


232
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 ИЮЛЯ 1853 г.

Не знаю: или ты болен, или сердит, или перегружен, или еще что-либо случилось, из-за чего ты не подаешь никаких признаков жизни.

Учел вчера вексель в 24 ф. ст. на имя А. Дана у Шпильмана на Ломбард-стрит. Он заплатит мне через 5 недель, как только вексель вернется. Пока же мне опять предстоит пережить весьма тяжелый период, тем более, что нужно вновь перезакладывать некоторые ценные вещи в ломбарде, чтобы они не пропали. А это, разумеется, невозможно сделать в такой момент, когда не хватает денег на самое необходимое. Впрочем, я теперь уже привык ко всей этой гадости и ко всему тому, что с ней связано.

Ты мне во всяком случае должен написать, отчего ты не пишешь. Надеюсь, что ты по крайней мере не болен.

Твой К. М. [На обороте письма]

Фридриху Энгельсу. 48, Great Ducie Street, Манчестер Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd, I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 120

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, суббота, 9 июля [1853 г.]

Дорогой Маркс!

В 4 часа ночи меня будит моя старая экономка и объявляет, что приехал джентльмен, который желает меня видеть. Поспешно вылезаю и нахожу у дверей рядом с кэбом маленького человечка с огромным сундуком и саквояжем, который заявляет мне, что его зовут Якоби и что его послали ко мне ты и Пипер. Маркс и Пипер! - подумал я. Что это за Якоби, черт бы его драл; побочный сын кёнигсбергского*, что ли? Наконец, человечек вытаскивает из кармана твое письмо**, по-видимому крайне озадаченный тем, что я его, не знакомого мне, не принял


* - Иоганна Якоби. Ред.

** См. предыдущее письмо. Ред.


233
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ИЮЛЯ 1853 г.

тотчас же с распростертыми объятиями. И тогда меня осенило, как это и подтвердило твое письмо, что это тот подсудимый на процессе коммунистов, Якоби, которого я никак не ожидал увидеть, ибо был уверен, что он давно надежно упрятан в прусской тюремной камере.

Что было делать! Я втащил его к себе вместе со всем его скарбом, поболтал с ним полусонный еще с полчаса и уложил его спать на мой диван, ибо дом наш битком набит людьми. К счастью, мой старик* до завтра уехал из города, а сегодня утром я взял нашего партийного мученика за шиворот, нанял ему квартиру и запретил являться ко мне до тех пор, пока с отъездом моего старика запрет не будет снят.

Воинственно-вестфальское поведение сего мужа, его бестолковость - пробыв целую неделю в Лондоне, выбрать для приезда ко мне как раз такой поезд, который прибывает среди ночи, и под предлогом незнакомства с обстоятельствами вторгаться в дом и поставить всех на ноги, - все это так же мало расположило меня в пользу этого человека, как и заданный им с самого начала нескромный вопрос: в каких я отношениях с моим стариком? Дальнейшие разговоры с ним несколько подняли его в моих глазах, но не очень. Он хочет явиться к Борхардту с письмами от тебя и Кинкеля (это почти так же хорошо, как Маркс и Пипер), а к маленькому Хекшеру он собирается запросто ворваться без всяких рекомендаций, надеясь, что тот немедленно откроет ему все тайны своей профессии и, обрадовавшись новому «научному» знакомству, уступит своему новоявленному конкуренту половину своей практики, и т. д., все в том же духе. Идиотская мысль обратиться к Кинкелю скорее повредит ему, чем поможет. К[инкель] даст ему письмо к Шанк, но не к господину, а к госпоже Шанк, что является бесстыдством и прямым, грубым нарушением английского этикета. И затем, если г-н Кинкель, который за свои скоморошьи выступления о немецкой литературе получал наличные деньги и кормежку, если, стало быть, мосье Готфрид думает, что он может как равный к равным посылать этим купцам рекомендации (кроме свидетельств о бедности), то он жестоко ошибается. Кроме того, как мне кажется, мосье Якоби вообще не из тех, кто мог бы здесь устроиться.

Как только мой отец уедет, я тебе пришлю немного денег. До этого я ничего не могу взять, ибо рискую каждый день тем, что он заглянет в мои счета. А это может вызвать неприятные объяснения, которые я предпочитаю улаживать письменно.


* - Фридрих Энгельс-старший, отец Энгельса. Ред.


234
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ИЮЛЯ 1853 г.

Твоя идея, что я не пишу оттого, что «сердит», меня очень рассмешила. Собственно, на что мне сердиться?

Кланяйся жене и детям и постарайся справиться со всей этой мерзостью до тех пор, пока у меня опять не будут развязаны руки. Надеюсь, что это будет не позже, чем через неделю.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 121

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 июля 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Позавчера получил письмо от Лассаля, который не знает, что думать, подозревает, что письма перехватывают и т. д. Было бы хорошо, если бы ты мне дал знать, отослан ли пакет ему или нет*. Лассаль единственный, кто еще отваживается переписываться с Лондоном, и надо постараться, чтобы у него не пропала охота это делать. Прошу тебя поэтому сообщить мне, как обстоит дело с пакетом. Период отправки последнего важен для меня еще и потому, что от этого зависит наступление периода получения доходов от брошюры**.

Жена моя получила с последней почтой очень дружественное и непринужденное письмо от А. Дана, в котором он сообщает ей, что не может указать банка в Лондоне. Во всяком случае, выставляемые мною векселя будут оплачиваться немедленно. Он пишет далее, что мои статьи «высоко оцениваются владельцами «Tribune» и публикой» и что он не ограничивает меня в отношении количества посылаемых корреспонденций.

Во время дебатов о «налоге на объявления» - недели две тому назад - г-н Брайт произнес хвалебную речь по адресу «New-York Tribune» и дал анализ одного из ее номеров, в кото-


* См. настоящий том, стр. 230. Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» (бостонское издание). Ред.


235
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 АВГУСТА 1853 г.

ром как раз была моя статья о бюджете*. Относительно нее он сказал: «Из Великобритании был получен подробный разбор бюджета, внесенного достопочтенным джентльменом**. Этот бюджет в некоторых своих частях одобряется, а в других - не одобряется, а что касается положений манчестерской школы, то они совершенно не одобряются»373.

Что касается Якоби, то пусть тебя не пугает беспомощность и незнание света со стороны 23-летнего юноши из Минденского округа, просидевшего два года за решеткой. Он знающий парень. Я читал его докторскую диссертацию374 и был ею «весьма удовлетворен».

Твой К. М.

Джонс организовал весьма значительные митинги, обратившие на себя внимание даже буржуазных газет375.


* К. Маркс. «Беспорядки в Константинополе. - Столоверчение в Германии. Бюджет». Ред.

** - Гладстоном. Ред.

*** - Вильгельм Вольф. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. I, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 122

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 августа 1853 г.

28, Deanstreet, Soho Дорогой Энгельс!

Лупус***, по всей вероятности, получит хорошее место в Ливерпуле. Если это случится, то он поедет через Манчестер. Затруднение заключается в том, что он получит жалованье лишь по истечении квартала. Он надеется, впрочем, что вы с Штроном вместе окажете ему в этом случае некоторую поддержку. Кстати, вернулся ли уже Штрон?

Этот склочник Дронке всем на свете посылает письма, составленные, разумеется, в весьма напыщенном тоне. Так, например, Имандту он написал, «что он принял меры для переселения Лупуса в Америку». Между нами, я подозреваю, что наш маленький приказчик, желая легким способом набить себе


236
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 АВГУСТА 1853 г.

цену, дал понять Лупусу, что этим делом занялся теперь он вместо тебя. По крайней мере, мне кажется, что со стороны Вольфа наблюдается некоторое недовольство Манчестером.

Что Дронке - воплощенная сплетня, в этом можешь не сомневаться. Experto crede etc*.

Пиперу ты должен весьма срочно выслать, по крайней мере, такую сумму, чтобы он мог купить себе брюки и сюртук. Если он будет продолжать ходить таким оборванным, как сейчас, то он не сможет использовать даже самых благоприятных возможностей, кот